Готовы ли мы к следующему кризису?

Обзор МСФО
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 12 декабря 2018

Фото: https://ifrs.org

Мнение главы Совета по международным стандартам финансовой отчетности Ханса Хугерворста

Ежегодную конференцию по последним наработкам Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC) и Совета по надзору за учетом в публичных компаниях (PCAOB), которую традиционно в декабре проводит Американский Институт сертифицированных бухгалтеров (AICPA), посетил в этот раз глава Совета по МСФО Ханс Хугерворст (Hans Hoogevorst). В своем выступлении он рассказал об ответных действиях своей организации на последний финансовый кризис 2008-2009 гг., обсудил сегодняшние риски для мировой финансовой системы и задал ключевой вопрос – были ли с тех пор усвоены важнейшие уроки?

Время летит быстро. Этот год знаменует собой десятую годовщину крупнейшего глобального кризиса в современной финансовой истории. По поводу круглой даты было опубликовано немало воспоминаний, и многие авторы задавались вопросом – а что было сделано для того, чтобы предотвратить повторение той ситуации?

Американская экономика сегодня находится на подъеме, поэтому многим может быть даже непонятно. “Кризис? Нет, не слышали”. По этой причине полезным будет кое-что напомнить, что Ханс Хугерворст охотно делает, прибегая к помощи слайдов.

Источник: https://ifrs.org

На первом из них показана динамика роста величины мирового долга в триллионах долларов с разбиением по секторам. Суммарный долг потребителей, банков, корпоративного сектора и правительств на момент, когда разразился кризис, составлял 269% мирового ВВП. И никогда прежде в истории мировой долг не был настолько большим! Многие экономисты сходятся во мнении, что эта нагрузка в значительной мере обусловила финансовый кризис. Но вот что интересно: обычно после завершения кризиса избыточный долг снижается, но не в этот раз. Как видно по данным на текущий год, его размер составляет уже 318% ВВП, практически на 50% больше, чем исторический рекорд 2008 года!

Одной из основных причин является увеличение размера госдолга, и это особенно актуально для Соединенных Штатов, где его величина превышает 100% ВВП. Однако долг корпоративного сектора также увеличился, особенно “мусорной” категории.

Источник: https://ifrs.org

А этот слайд с говорящим названием “Процентные ставки - вниз, долг - вверх” наглядно иллюстрирует, какую роль в увеличении долга сыграла денежная политика центральных банков, которая сделала заимствования очень дешевыми. Чего тогда удивляться, что рынки реагировали, бесконтрольно накапливая их? Кто-то может сказать, что мировая экономика загнала себя в классическую долговую ловушку: долг высокий, потому что процентные ставки низкие, и одновременно процентные ставки низкие, потому что долг высокий. Можно обслужить очень большой размер долга с низкими ставками, поэтому трудно вернуться к “нормальности”.

Центральные банки очень осторожны сегодня с повышением ставок, опасаясь инцидентов. Ханс Хугерворст предрекает, что если все продолжится в том же духе, инцидентов в любом случае не избежать. Очень маловероятно, что удастся выплатить такой огромный объем долга “по старинке”. Поэтому вопрос о том, готовы ли мы к следующему кризису, очень даже обоснованный.

На этой “оптимистичной” ноте глава Совета по МСФО перешел к более близкой для себя теме – а именно, насколько готовы к кризису стандарты финансовой отчетности. Известно, что и IASB, и Американский Совет по стандартам финансовой отчетности (FASB) оба немедленно реагировали на кризис, заменив учетную модель понесенных потерь моделью ожидаемых потерь. По ходу кризиса стало особенно очевидно, что модель понесенных потерь дает банкам слишком много свободы, позволяя откладывать признание неизбежного уменьшения стоимости на слишком долгий срок. Оговоренная в IFRS 9 новая модель ожидаемых потерь несколько отличается от модели текущих ожидаемых потерь у FASB (“CECL” – от “ current expected credit loss”), однако и та, и другая обеспечивают более быстрое признание по сравнению с тем, как это было в 2008 году.

Хотя именно этого хотели страны G20, многие участники рынка сегодня обеспокоены, не усугубит ли новый подход в IFRS 9 процикличность. Известно, что экономические ожидания могут быть излишне пессимистичными в ходе рецессии, поэтому эти эксперты утверждают, что IFRS 9 может привести к излишней реакции. Необходимость признавать окончательные потери по кредиту в момент, когда по нему существенно возрастает риск, способна ухудшить положение в нижней точке экономического цикла.

Хотя логика в основе этих опасений Хансу Хугерворсту понятна, он не считает их обоснованными. Во-первых, сам факт того, что IFRS 9 ведет к намного более быстрому признанию кредитных потерь, оказывает превентивную функцию. По его мнению, модель ожидаемых потерь уже привела к улучшению кредитного качества в мировой банковской системе.

Во-вторых, если кредитные потери признаются вовремя, это ограничивает неосторожную корпоративную политику в отношении вознаграждений и распределения дивидендов. Ведь вызывает изумление, как безрассудные поглощения и распределения дивидендов спокойно продолжались по ходу уже первой фазы кризиса. Теперь это уже история.

И наконец, быстрое признание кредитных потерь ведет к своевременной “чистке” банковских балансов, а это, в свою очередь, способствует более быстрому восстановлению кредитования в пользу финансово здоровых организаций. Ведь пролонгированное сохранение на балансе видимости долгов только удлиняло рецессию в отдельных странах мира.

Тем не менее, нельзя отрицать того факта, что более быстрое признание по модели ожидаемых потерь означает и более быстрый удар по банковскому капиталу, поэтому так важно обеспечить адекватный уровень капитализации к следующему кризису.

Источник: https://ifrs.org

Нет сомнений, что капитализация мировой банковской системы существенно возросла за прошедшее с кризиса время. На слайде показано, что нормативный капитал вырос с 13% до 20%, но поскольку его расчет – дело, характеризующееся своими нюансами, Ханс Хугерворст предлагает взглянуть на нескорректированное бухгалтерское значение капитала. Нижняя светло-зеленая линия – это отношение базового капитала первого уровня к общим активам, и оно увеличилось с 2.5% в 2007 году до чуть более 5% в 2017. Хотя это, по сути, удвоение, начиналось оно с экстремально низкого уровня. Если вспомнить взрывной рост долга вне банковской системы, только время покажет, оказалось ли усиление банковского капитала достаточным. А тот факт, что многие банковские регуляторы испытывают нервозность по поводу IFRS 9, говорит о том, что далеко не везде так.

Влияние IFRS 17 на финансовую стабильность

По причине долгосрочной природы страховых обязательств, страховая индустрия менее уязвима перед неожиданными кризисами ликвидности по сравнению с банками. Тем не менее, с учетом их обширных владений финансовыми активами, у страховых компаний также нет иммунитета перед системными рисками. Более того, бизнес-модели страховых компаний уже сейчас находятся под давлением в условиях низких процентных ставок.

В своем отчете по мировой финансовой стабильности за 2017 год Международный валютный фонд предупредил, что в погоне за доходностью страховщики взяли на себя дополнительный кредитный риск и риск ликвидности. Отмечается, что доля облигаций низкой категории качества во владении у страховых компаний существенно выросла. МВФ также указал на то, что отрасль “страдает от нечетких и неоднородных финансовых раскрытий и недостатков в режимах учета и регулирования”. Это как раз та причина, почему IASB выпустил IFRS 17, новый стандарт по договорам страхования. Ханс Хугерворст уверен, что он несет с собой очень важное добавление к финансовой стабильности в страховой индустрии.

Во-первых, страховые обязательства, включая стоимость опционов и гарантий, будут надлежащим образом измеряться и регулярно обновляться, что обеспечит гораздо лучшую информацию. Накопленные неустойчивые позиции по капиталу станут очевидными гораздо быстрее. Американский FASB внес аналогичные изменения в свои стандарты, заменив там измерения по исторической стоимости измерениями по приведенной стоимости.

Во-вторых, IFRS 17 положил конец признанию прибыли наперед. Выручка будет признаваться только вместе с оказанием услуги. Очевидно, это намного более осторожный подход по сравнению с тем, что можно встретить в некоторых странах мира, где прибыли по долгосрочным контрактам можно признавать наперед.

Более того, IFRS 17 приведет к улучшенной информации о трендах прибыльности, поскольку не позволит неограниченно усреднять страховые контракты разных выпусков. Сегодняшние стандарты пока дают слишком много свободы страховым компаниям, позволяя им мешать прибыльность договоров страхования от разных выпусков. Более старые, прибыльные договора можно “смешать” с менее прибыльными новыми договорами для сглаживания итогов в отчете о доходах. Более того, старые договоры могут даже поспособствовать сегодняшней выручке, хотя срок их действия давно истек!

Очевидно, что такая практика сильно затрудняет инвесторам оценку поведения выручки у компаний, а также создает простор для безответственного распределения дивидендов в ситуации, когда результаты у страховых компаний ухудшаются. Вместо этого IFRS 17 потребует от страховщиков четко различать различные выпуски страховых контрактов, и если прибыли начнут снижаться, это будет намного заметнее.

Гудвилл

Финальную часть своего выступления глава Совета по МСФО решил посвятить, по его собственному определению, самому неоднозначному вопросу во всех учетных стандартах – гудвиллу. Эту тему IASB активно обсуждал по ходу исследования практики применения IFRS 3, стандарта по объединению бизнеса, эквивалентного FAS 141(R). То исследование четко продемонстрировало, как обесценение практически неизбежно оказывается “слишком маленьким и признанным слишком поздно”. Разработчики международных стандартов показали, как приобретенный гудвилл оказывается “затененным” внутренне сгенерированным гудвиллом у компании-приобретателя, ведь большинство приобретателей успели вырастить у себя нематериальные активы вроде технологических ноу-хау или отношений с клиентами. Гудвилл до приобретения в прежней части бизнеса не признается на балансе, но при этом все равно содержит реальную стоимость.

И вот оказывается, что даже если сделка приобретения проходит просто ужасно, стоимость объединенного бизнеса все равно может оставаться выше его стоимости по балансу, если ее поддерживает внутренне сгенерированный гудвилл прежнего бизнеса. На практике компания должна будет “промотать” весь этот излишек, пока станет заментным обесценение приобретенного гудвилла. Поскольку излишек может быть очень значительным, исследование четко продемонстрировало, что при таком подходе результаты теста на обесценение практически неизбежно покажут себя “слишком поздно и в слишком малом объеме”.

Если принимать во внимание тот факт, что IFRS 3 полностью основан на обесценении как способе подтвердить, что гудвилл реально существует, ситуация очень далека от идеальной. Высок риск, что гудвилл просто продолжит накапливаться с течением времени, когда экономическая ситуация этого уже не оправдывает. 

Источник: https://ifrs.org

На слайде показано, как происходило накапливание гудвилла после финансового кризиса. Ханс Хугерворст при этом не считает, что сегодняшний учет гудвилла сам по себе несет значительный риск провоцирования нового кризиса. Прежде всего, регуляторы обычно не учитывают гудвилл в своих требованиях к капиталу, поэтому хотя бы нормативный капитал нельзя завысить с его помощью. Однако все равно нехорошо, когда балансы способны дать слишком оптимистичное представление о финансовом здоровье компании.

Источник: https://ifrs.org

На этом слайде приведен пример баланса одной компании, которая недавно обанкротилась. Без гудвилла ее чистые активы имели бы отрицательное значение. Хотя по-настоящему опытные инвесторы должны уметь смотреть “свозь” цифры, кто-то может и не уметь. Кроме того, многие обеспокоены, что в случае нового финансового кризиса огромные суммы гудвилла мгновенно обесценятся, только добавив суматохи на рынках капитала.

Ввиду всего вышесказанного Совет по МСФО решил опубликовать дискуссионный документ, в котором предложит стейкхолдерам на рассмотрение несколько новых подходов к гудвиллу. Одна из тех вещей, которые он собирается изучить – это есть ли возможности для улучшения раскрытий, чтобы инвесторы смогли точнее судить, насколько на самом деле успешным было приобретение. Совет также может рассмотреть раскрытия, показывающие, как будет выглядеть баланс компаний без гудвилла – это станет “звоночком” для тех инвесторов, которые не всегда внимательно отслеживают реальную успешность приобретения.

Более того, IASB также принял решение запустить консультации относительно возможности возврата к амортизации гудвилла. Изначально они не планировали даже обсуждать это, поэтому, по признанию Ханса Хугерворста, это большой шаг вперед. Тем не менее, пока что слишком рано утверждать, что дискуссионный документ приведет к возврату амортизации. В конце концов, есть много причин, почему предшественники в руководстве IASB решили от нее отказаться в 2004 году. Информативная ценность амортизации в действительности небольшая, потому что очень трудно объективно оценить продолжительность периода, в течение которого она должна начисляться. Гудвилл – это актив с неограниченным сроком полезного использования, и в отдельных случаях его стоимость может даже не убывать с течением времени.

Совет по МСФО также предвидит, что многие инвесторы амортизацию будут просто игнорировать, немедленно добавляя ее назад в свои расчеты. А кроме того, как и с любыми значительными перестановками в требованиях к учету, такое решение нуждается в анализе с точки зрения потенциальных выгод vs. издержек, поскольку сразу нельзя будет утверждать, что амортизация устранит тот самый “излишек”. И наконец, еще один важный фактор: нужно поддерживать конвергенцию МСФО и US GAAP.

Неважно, каким будет итог всего этого, однако в любом случае дискуссионный документ полезен в том плане, что заставит стейкхолдеров помнить о текущих недостатках подхода на основе обесценения. Возможно, что лучшей альтернативы вообще нет, но и в этом случае надо просто принять все недостатки IFRS 3 как должное. И если дискуссионный документ просто приведет к тому, что все будут лучше осознавать возможные недостатки сегодняшнего варианта учета гудвилла, это само по себе станет достижением.

В заключение Ханс Хугерворст отметил, что только что обрисовал на самом-то деле колоссальные риски для мировой экономики сегодня. По его признанию, лично он не уверен, готова ли мировая финансовая система в целом к следующему финансовому кризису. Зато в чем он уверен точно, так это в том, что последние улучшения в стандартах финансовой отчетности способны обеспечить больше прозрачности, которая поможет инвесторам и регуляторам идентифицировать риски намного раньше. Это самый лучший вклад в финансовую стабильность, которую способен принести финансовый учет, поэтому IFRS 9 и IFRS 17 действительно можно считать огромными наработками в этом отношении.

По материалам: IFRS

Теги: Совет по МСФО  Ханс Хугерворст  Hans Hoogevorst  финансовый кризис  мировая финансовая система  глобальный кризис  мировой долг  модель понесенных потерь  модель ожидаемых потерь  IFRS 9  IFRS 17  IFRS 3  гудвил  обесценение гудвилла  амортизация гудвиила