Обратный факторинг, обратная аренда и другие интересные ситуации в системе МСФО

Разъяснения и Интерпретации к МСФО
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 29 июня 2020


По материалам: IFRS

16 июня Комитет по Интерпретациям МСФО (IFRIC) провел очередное заседание (надо полагать, в режиме видеоконференции), на котором рассмотрел и принял решения по ряду интересных ситуаций, где учет по МСФО вызвал у составителей отчетности некоторые затруднения. Мы расскажем, каким Комитету по Интерпретациям представляется учет следующих вопросов согласно требованиям МСФО:

  • Обратный факторинг как схема финансирования каналов поставок – IAS 1 “Представление финансовой отчетности”
  • Продажа и обратная аренда с переменными арендными платежами - IFRS 16 “Аренда”
  • Отложенные налоги в связи с инвестициями в дочернее предприятие - IAS 12 “Налоги на прибыль”
  • Платежи в связи с трансфером игрока (футбольного клуба) - IAS 38 “Нематериальные активы”

В предпоследний раз Комитет по Интерпретациям публиковал свои разъяснения в начале апреля.

Обратный факторинг

Первое принятое решение - предварительное, а все предварительные решения традиционно выделяются отдельно. В этот раз оно такое одно, и оно пока что негативное – проще говоря, рассмотренная ситуация не требует доработки действующих стандартов МСФО, пока что. Однако на следующей встрече (уже известно, что она состоится 15 или 16 сентября) Комитет по Интерпретациям еще вернется к этому вопросу, а пока вcе желающие могут присоединиться к обсуждению и даже прокомментировать логику его рассуждений.

Итак, в чем была проблема, и в чем ее решение? Комитету на рассмотрение прислали ситуацию обратного факторинга, интересуясь, как именно организации следует раскрывать в отчетности связанные с ним обязательства (обязательства по оплате товаров или услуг, получаемых в рамках таких соглашений), и какую информацию необходимо отражать в раскрытиях.

Что такое обратный факторинг? Это соглашение, при котором компания-фактор (в роли которой обычно выступает банк) соглашается оплатить задолженность организации за товары/услуги перед поставщиком этих товаров или услуг, а организация соглашается осуществить выплаты в пользу банка на более позднюю дату по сравнению с датой оплаты товаров или услуг поставщика.

Как это можно отразить в отчетности? Стандарт МСФО (IAS) 1 содержит исчерпывающие требования по представлению обязательств. Его параграф 54(k) оговаривает отдельное от других финансовых обязательств отражение торговой и прочей кредиторской задолженности”, что логично, поскольку по своему характеру или функции они действительно существенно отличаются (см. п.29, где это говорится прямым текстом).

Параграф 11(а) стандарта МСФО (IAS) 37 “Резервы, условные обязательства и условные активы” дает определение торговой кредиторской задолженности (это “обязательство оплатить товары или услуги, которые были приняты или поставлены и за которые выставлен счет или которые официально согласованы с поставщиком”). При этом в п.70 IAS 1 также сказано, что “некоторые краткосрочные обязательства, такие, как торговая кредиторская задолженность и некоторые начисления затрат по оплате труда и прочих операционных затрат, составляют часть оборотного капитала, используемого в течение обычного операционного цикла предприятия”.

Какой вывод на основе всего этого следует? По мнению Комитета по Интерпретациям, организация должна отразить торговую кредиторскую задолженность как финансовое обязательство только в том случае, если для нее оно: 1) означает обязательство осуществить выплаты за товары или услуги, 2) согласовано с поставщиком, т.е. поставщик формально выставляет счет, и 3) является частью оборотного капитала, используемого в течение обычного операционного цикла.

В параграфе 57 сказано, что порядок и формат представления статей стандартом не оговаривается, зато в нем содержится общий принцип: “статьи включаются в отчет в том случае, если величина, характер и функция отдельной статьи или совокупности аналогичных статей таковы, что уместны для понимания финансового положения предприятия”. А то, что там перечислено чуть выше в п. 54, в т.ч. в 54(k) (“торговая и прочая кредиторская задолженность”) - это просто примеры статей, которые уже имеют свою специфику в плане характера и функции, достаточную для их отдельного отражения.

То есть для того, чтобы в ситуации обратного факторинга грамотно представить информацию в отчетности согласно требованиям МСФО 1, организация должна раскрыть:

  • прочие счета к оплате вместе с торговой кредиторской задолженностью - только в том случае, если эти прочие платежи имеют схожую природу или функции (например, также являются частью оборотного капитала организации);
  • обязательства, являющиеся частью соглашения обратного факторинга - отдельно, если размер, природа или функция этих обязательств требуют отдельного представления в целях понимания финансового положения организации. Чтобы сделать однозначный вывод на этот счет, придется смотреть на величину, природу и сроки погашения этих обязательств (подробнее см. пп.55 и 58 МСФО 1).

Насколько известно Комитету по Интерпретациям на основе его собственного богатого опыта, осуществляя такой анализ в целях установить, требуется ли отдельное представление обязательств в рамках соглашений обратного факторинга, многие организации принимают в расчет и такие факторы:

  • обеспечивает ли соглашение обратного факторинга дополнительную безопасность организации, которой не было бы без такого соглашения;
  • отличаются ли условия обязательств в рамках соглашения обратного факторинга от условий прочих платежных обязательств, которые не являются частью этого соглашения.

Списание финансового обязательства. Решения на этот счет организации принимают, отталкиваясь от требований по списанию в стандарте МСФО (IFRS) 9 “Финансовые инструменты”. Организация списывает торговую кредиторскую задолженность и при этом одновременно признает новое финансовое обязательство перед банком (а это и есть суть соглашения обратного факторинга) согласно требованиям к представлению нового обязательства в отчете о финансовом состоянии.

Что отразить в отчете о движении денежных средств? Параграф 6 МСФО (IAS) 7 содержит, среди прочего, определения:

  • Операционной деятельности (как “основной приносящей доход деятельности организации и прочей деятельности, отличной от инвестиционной или финансовой деятельности”), и
  • Финансовой деятельности (как “деятельности, которая приводит к изменениям в размере и составе внесенного капитала и заемных средств организации”).

Если речь идет об обратном факторинге, первый вопрос - как классифицировать денежные потоки в рамках таких соглашений? Как денежные потоки от операционной или же от финансовой деятельности? По мнению Комитета по Интерпретациям, дать ответ на этот принципиальный вопрос поможет анализ характера обязательств в рамках соглашений. Если, например, организация рассматривает связанные обязательства как часть торговой деятельности, а сами платежи - частью оборотного капитала, используемого в течение обычного операционного цикла предприятия, то денежные выплаты на погашение обязательств будут, безусловно, отражаться в категории денежных потоков по операционной деятельности. И напротив, если организация не относит эти обязательства к торговым, поскольку они на самом деле отражают собой факт получения заемных средств от банковской организации, то денежные выплаты на погашение такого обязательства будут в отчете о движении денежных средств отражаться в категории денежных потоков по финансовой деятельности.

Если речь идет о финансовых, а также инвестиционных транзакциях, не требующих использования денежных средств или их эквивалентов, то они должны исключаться из отчета - гласит параграф 43. Следовательно, если денежные притоки либо оттоки возникают в рамках соглашения обратного факторинга, они показываются в отчете о движении денежных средств, если же нет - организация делает раскрытия по транзакции где-то еще в своей отчетности, где раскрывается любая другая информация об инвестиционной или финансовой деятельности.

Примечания к отчетности. Следующий параграф 44А МСФО 7 требует от организаций “раскрывать информацию, позволяющую пользователям финансовой отчетности оценить изменения в обязательствах, обусловленных финансовой деятельностью, включая как изменения, обусловленные денежными потоками, так и изменения, не обусловленные ими”. По мнению Комитета, такие раскрытия по обязательствам в рамках соглашений обратного факторинга необходимы, если обусловленными ими денежные потоки классифицируются как денежные потоки по финансовой деятельности.

Стандарт МСФО (IFRS) 7 “Финансовые инструменты: раскрытие информации” определяет риск ликвидности как “риск того, что у предприятия возникнут сложности при выполнении обязательств, связанных с финансовыми обязательствами, расчет по которым производится денежными средствами или иными финансовыми активами”.

По наблюдениям Комитета по Интерпретациям, этот вид риска часто возникает в соглашениях обратного факторинга по двум причинам:

  1. Организации концентрируют значительную часть своих обязательств в рамках одного финансового института (“банка-фактора”), а не среди разнообразной группы поставщиков (никто ведь не говорил, что поставщик был один). Кроме того, от того же самого “банка-фактора” организация может получить другие источники финансирования, и если с исполнением обязательств у нее возникнут сложности, такая высокая концентрация обязательно повысит риск единовременной выплаты значительной суммы в пользу одной стороны.
  2. Многие поставщики могут в схемах обратного факторинга “привыкнуть” к ранним платежам за реализуемые товары или услуги, и даже в определенной мере начать от них зависеть. Если вдруг организация прекращает эту схему финансирования, поставщики сразу после этого вполне могут потребовать сохранить прежние сроки по выплатам или хотя бы сделать их сопоставимо короткими, а это прямое влияние на способность организации исполнять свои обязательства. Особенно если она и так испытывает финансовые сложности.

Параграфы 33-35 IFRS 7 требуют от составителей отчетности раскрывать детали по рискам, возникающим в связи с финансовыми инструментами, и среди этих рисков риск ликвидности, конечно, тоже есть. Требуется показать цели управления рисками, политику, процессы, сводные количественные данные по риску на конец отчетного периода и любые дополнительные данные, если уже раскрытые данные на конец отчетного периода не могут дать представления о действительной подверженности организации данному риску (п.35).

Раскрывать ли дополнительную информацию о влиянии соглашений обратного факторинга на финансовое состояние, финансовые результаты и денежные потоки в примечаниях к отчетности - это вопрос профессионального суждения. По мнению IFRIC, суждение вообще часто требуется в таких соглашениях - например, при определении того, как представлять обязательства и денежные потоки. Если такие суждения оказали существенное влияние на признанные в финансовой отчетности величины, то их следует раскрыть сами по себе (п.122 стандарта IAS 1). Суждения о существенности требуют как качественной, так и количественной оценки.

Подытоживая. Пока что Комитет по Интерпретациям не видит существенных оснований для доработки требований МСФО, поскольку принципов действующих МСФО достаточно. Однако некоторые члены Комитета отметили, что узконаправленные корректировки все же не помещают в случае соглашений обратного факторинга для уточнения требований к раскрытию информации о суммах, выплачиваемых поставщикам. На прошедшем на днях заседании от IFRIC пока не требовалось принимать на этот счет окончательного решения, однако можем предположить, что это будет сделано в сентябре.

Следующие три решения по трем различным ситуациям – окончательные, поэтому нам остается только ознакомить читателей с логикой рассуждений.

Соглашения с продажей и обратной арендой с переменными платежами

Ситуация следующая. Некая организация (“продавец”, он же арендатор) заключает с контрагентом соглашение о продаже и обратной аренде, в рамках которого передает другой стороне (“покупателю”, который также является арендодателем) некое основное средство и тут же берет его в аренду на пять лет. Передача объекта ОС подпадает под действие МСФО (IFRS) 15 “Выручка по договорам с покупателями” и может учитываться как продажа. Выплаченное покупателем-арендодателем вознаграждение является справедливой стоимостью данного объекта ОС на дату проведения транзакции. Арендные платежи, осуществляемые на рыночных условиях, включают переменную составляющую, которая рассчитывается как процент от доходов продавца-арендатора, полученных с помощью основного средства в течение пяти лет действие аренды. При этом, по мнению продавца-арендатора, эти переменные платежи не являются по существу фиксированными платежами в соответствии с определением параграфа В42 МСФО (IFRS) 16 “Аренда”.

Продавец-арендатор измеряет право пользования актива в этом соглашении обратной аренды – как следствие этого, на дату проведения транзакции определяет величину прибылей или убытков. Вопрос в том, как это сделать правильно.

По мнению Комитета по Интерпретациям, требования на этот случай сдержатся в п.100 МСФО 16. Он гласит буквально следующее: “Если передача актива продавцом-арендатором удовлетворяет требованиям МСФО (IFRS) 15 для учета в качестве продажи актива: (a) продавец-арендатор должен оценивать актив в форме права пользования, который обусловлен обратной арендой, как часть предыдущей балансовой стоимости актива, которая связана с правом пользования, сохраняемым продавцом-арендатором. Соответственно, продавец-арендатор должен признавать лишь ту сумму прибыли или убытка, которая относится к правам, переданным покупателю-арендодателю…”.

Следовательно, для того чтобы измерить сохранившееся право пользования активом в соглашении обратной аренды, продавец-арендатор определяет долю переданного покупателю-арендодателю основного средства, которая относится на это право пользования. Это можно сделать, сопоставляя на дату транзакции право пользования, которое у него есть по соглашению обратной аренды, с правами, относящимися на весь объект основного средства. Метода для этого в МСФО 16 нет, однако на основе описания проведенной транзакции можно предположить, что продавец-арендатор мог бы определить искомую долю, сопоставляя, например, приведенную стоимость ожидаемых платежей по аренде (включая переменную часть) со справедливой стоимостью ОС на дату транзакции.

Вследствие проведенного только что измерения права пользования актива продавец-арендатор признает на дату транзакции прибыли или убытки по соглашению об обратной аренде на дату проведения транзакции. Поскольку право пользования актива не переоценивается в результате транзакции (оно было измерено как доля от прежней балансовой стоимости ОС в отчетности продавца-арендатора), признанные прибыли или убытки будут зависеть только лишь от прав, переданных покупателю-арендодателю. Раскрытие этих прибылей или убытков осуществляется в соответствии с параграфом 53(i) МСФО 16.

Кроме того, продавец-арендатор также признает обязательство на дату транзакции, даже если все платежи по обратной аренде переменные и не зависят ни от какой ставки или биржевого индекса. Первоначальное измерение обязательства зависит от того, как проводилось измерение права пользования актива, а затем и прибылей/убытков по соглашению о продаже с обратной арендой. Для этого следует ориентироваться на уже упомянутый параграф 100(а).

Иллюстративный пример

Предположим, перед нами все так же ситуация. Срок действия обратной аренды - 5 лет, а акт первоначальной передачи основного средства подпадает под учет по МСФО 15, то есть это продажа основного средства. В финансовой отчетности продавца-арендатора балансовая стоимость ОС на дату транзакции составляет 1,000,000 у.е., но покупатель-арендодатель заплатил за данный объект ОС его справедливую стоимость на дату транзакции - 1,800,000 у.е. Все платежи по аренде переменные и осуществляются на рыночных условиях. Они рассчитаны как процент от доходов продавца-арендатора от использования ОС в течение пяти лет действия аренды. На дату транзакции приведенная стоимость ожидаемых платежей составляет 450,000 у.е. Первоначальные прямые расходы в этой ситуации не рассматриваются.

Продавец-арендатор определил, что рассчитать долю от основного средства, которая относится на сохранившееся у него право пользования, можно на основе этих приведенных платежей по обратной аренде. Тогда она составит 25%, получаемые делением 450,000 у.е. на 1,800,000 у.е. (справедливую стоимость ОС). Следовательно, доля ОС, которая относится на право пользования, переданное покупателю-арендодателю вследствие продажи актива, составляет 75%: (1,800,000 у.е. - 450,000 у.е.) / 1,800,000 у.е.

Таким образом, применяя параграф 100(а), продавец-арендатор

  1. Сначала измеряет сохранившееся у него право пользования актива - 250,000 у.е. как 25% от 1,000,000 у.е. (балансовой стоимости этого ОС);
  2. Затем признает на дату транзакции доход в 600,000 у.е., который связан с правами, переданными покупателю-арендодателю вследствие продажи актива. Эта величина рассчитана как 800,000 у.е. (чистый доход на продаже актива, 1,800,000 у.е. - 1,000,000 у.е.) х 75% (доля ОС, относящаяся на переданное покупателю-арендатору право пользования).

Параграф 100(а) не предполагает измерения нулевого права пользования актива на дату транзакции, поскольку нуль не будет отражать долю прежней балансовой стоимости основного средства, которая относятся на сохранившееся у продавца-арендатора право пользования.

Вот какие бухгалтерские записи сделает продавец-арендатор по данной транзакции:

Dr Наличность

1,800,000

 

Dr Право пользования

   250,000

 

Cr Основное средство

 

1,000,000

Cr Обязательство

 

   450,000

Cr Доход по переданным правам

 

   600,000


Очевидно, принципов МСФО 16 более чем достаточно для учета этой ситуации, поэтому никакой доработки стандарта тут не требуется – считает IFRIC.

Отложенные налоги в связи с инвестициями в дочернее предприятие

Комитету по Интерпретациям задали вопрос, как в консолидированной отчетности учитывать отложенные налоги в связи с инвестициями в дочернее предприятие, если выполняются следующие условия:

  • Нераспределенные прибыли дочернего предприятия порождают налогооблагаемые временные разницы, связанные с инвестициями организации (материнской компании, она же составитель отчетности) в свое дочернее предприятие.
  • Организация считает, что условия параграфа 39 МСФО (IAS) 12 “Налоги на прибыль” для исключения из требований о признании отложенного налогового обязательства в ее случае не действуют, поскольку она ожидает от дочернего предприятия распределения прибылей в обозримом будущем.
  • И сама организация, и ее дочернее предприятие ведут свою деятельность в юрисдикции, где прибыли облагаются налогами только в случае своего распределения - иначе говоря, в случае с нераспределенными прибылями ставка налога нулевая. Если же они распределяются, платится ставка в 20% - но лишь на ту часть прибылей, по которой налог еще не был уплачен (налогообложение осуществляется только один раз).

Вопрос - признавать ли организации отложенное налоговое обязательство по налогооблагаемой временной разнице, связанной с инвестициями в дочернее предприятие?

Упомянутый параграф 39 МСФО 12 требует от организации признавать отложенное налоговое обязательство по всем налогооблагаемым временным разницам, связанным с инвестициями в дочерние предприятия, за исключением одновременного выполнения следующих двух условий:

  • материнское предприятие, инвестор, участник совместного предприятия или участник совместной операции способен контролировать сроки восстановления временной разницы; и
  • существует вероятность того, что в обозримом будущем временная разница не будет восстановлена.

В описании ситуации налогооблагаемая временная разница в связи с инвестициями в дочернее предприятие присутствует, а исключение в п.39, в самом деле, не используется, потому что дочернее предприятие в обозримом будущем распределит свои пока что нераспределенные прибыли. Так что организация совершенно верно, на взгляд Комитета по Интерпретациям, признает отложенное налоговое обязательство по налогооблагаемой временной разнице.

Параграф 51 МСФО 12 требует от организаций отражать при оценке отложенных налоговых активов и обязательств “налоговые последствия, которые возникли бы в зависимости от способа, с помощью которого предприятие предполагает на конец отчетного периода возместить или погасить балансовую стоимость этих активов и обязательств”. В описанной ситуации организация ожидает возместить балансовую стоимость своих инвестиций в дочернее предприятие через распределения прибылей дочерним предприятием, которые будут облагаться по налоговой ставке 20%. Применяя данный параграф, организация должна использовать именно эту ставку налога для измерения отложенного налогового обязательства, связанного с инвестициями в дочернее предприятие.

По мнению IFRIC, с учетом описанных условий применять параграф 52А МСФО 12 организации не следует. Он используется лишь в контексте дивидендов, выплачиваемых самой отчитывающейся организацией. Более того, параграф 52А также не применяется для измерения текущих или отложенных налоговых активов или обязательств, отражающих собой налоговые последствия распределения прибылей.  

Итоговый вывод тот же: принципов МСФО 12 более чем достаточно, чтобы разобраться с учетом в данной ситуации, доработки стандартов не требуется.

И еще одна нечасто встречающаяся ситуация

Учет трансферов в мире спорта

Ситуация следующая:

  • Отчитывающаяся организация представляет собой футбольный клуб, и она передает одного из своих игроков другому клубу (назовем его “Получателем”). Когда организация сама еще только получила этого игрока, она его зарегистрировала через электронную систему трансферов, а это означает, что игроку запрещено играть за другие клубы. Это также подразумевает наличие договора у игрока с клубом, который запрещает ему покидать клуб иначе как на условиях взаимного соглашения. И регистрация в электронной системе, и договор о трудоустройстве в этой ситуации вместе именуются “регистрационными правами”.
  • Организация признала расходы на получение регистрационных прав как нематериальный актив, применяя МСФО (IAS) 38. “Актив” используется клубом в рамках стандартной деятельности: игрок принимает участие в матчах, развивается таким образом - а затем, потенциально, передается другому клубу.
  • Организация и второй клуб (“Получатель”) заключают соглашение о трансфере, в рамках которого организации выплачивается вознаграждение за трансфер. Эти платежи станут для нее компенсацией за то, что она отпускает своего игрока до истечения срока договора. Электронная запись в системе регистрации трансферов “Получателю” не передается вместе с игроком, однако с юридической точки зрения это не проблема, потому что запись исчезает сама собой при новой регистрации игрока вторым клубом, который таким образом приобретает себе уже свои регистрационные права на данного игрока.

Организация (первый клуб) списывает с баланса нематериальный актив сразу после регистрации “Получателем" своего игрока в электронной системе.

Вопрос здесь следующий: признавать ли платеж по трансферу как выручку согласно требованиям МСФО (IFRS) 15 “Выручка по договорам с покупателями”, или же вместо этого признавать прибыли или убытки в результате списания нематериального актива, ориентируясь на МСФО 38 “Нематериальные активы”?  

В описанной ситуации организация признавала регистрационные права в соответствии с МСФО 38 - значит, и при списании этих прав должна ориентироваться на требования по списанию в МСФО 38. Его параграф 113 гласит, что “прибыль или убыток, возникающие в результате прекращения признания нематериального актива, определяются как разница между чистыми поступлениями от выбытия, если таковые имеют место, и балансовой стоимостью данного актива <...> Прибыли не должны классифицироваться как выручка”.

Таким образом, организация в этой ситуации, в самом деле, отражает в отчете о прибылях и убытках (но только не как выручку!) разницу между чистыми поступлениями от выбытия актива и балансовой стоимостью регистрационных прав.

А что значит “поступления от выбытия актива” - можно ли считать их платежами за игрока в рамках трансфера? Платежи по трансферу возникают из соглашения о трансфере, в котором для организации оговорено обязательство освободить игрока от трудового соглашения. То есть организации в любом случае придется предпринять какие-то усилия для погашения регистрационных прав. Следовательно, платежи за трансфер служат компенсацией организации за ее усилия по погашению регистрационных прав, посему могут считаться частью чистых поступлений от выбытия актива.

По мнению IFRIC, в описанной ситуации организация признает полученные платежи по трансферу как часть прибылей или убытков вследствие списания регистрационных прав, осуществляемого согласно п.113 МСФО 38. Поскольку регистрационные права были признаны как нематериальный актив, организация не должна здесь признавать платежи по трансферу как выручку, применяя МСФО 15.  

В стандарте МСФО (IAS) 7 “Отчет о движении денежных средств” поступления от продажи нематериальных активов являются примером денежных потоков, возникающих от инвестиционной деятельности (п.16), поэтому организации в отчете о движении денежных средств нужно отражать денежные потоки именно в этой – инвестиционной - категории.

Теги: обратный факторинг  обратная аренда  Комитет по Интерпретациям МСФО  IFRIC  IAS 1  представление финансовой отчетности  IFRS 16  отложенные налоги  IAS 12  налоги на прибыль  IAS 38  нематериальные активы  МСФО 1  МСФО 16  МСФО 15  МСФО 37  IAS 37  торгов