Перенос МСФО 17: “расслабиться нельзя действовать”

IFRS 4 / IFRS 17 Договоры страхования

Автор:
Источник: SAS Россия/СНГ
Опубликовано: 6 июня 2020

Перенос срока МСФО 17 на 2023 год не стал громом среди ясного неба. Признаем честно, многие этого ожидали, последние месяцы уж точно. Поэтому внесенная Советом по МСФО (IASB) в середине марта этого года ясность позволит теперь страховщикам и пенсионным фондам заниматься проектом в гораздо менее интенсивном режиме, чем это было бы в случае выбора 1 января 2022 года как даты первого обязательного применения нового стандарта. А может, кто-то решит вообще отложить некоторые этапы проекта на потом. Это первое, что приходит в голову, когда слышишь про перенос сроков МСФО 17. Но давайте разберемся, так ли это и где, перефразируя знаменитую крылатую фразу, на самом деле нужно поставить запятую.

Мы давно работаем со страховыми компаниями и помогаем в переходе на новые стандарты. И сейчас, накопив большой международный опыт в проектах по МСФО 17, мы можем выделить 4 группы рисков, и их сегодня необходимо оценить каждой компании, которой придется в скором времени составлять отчетность по МСФО 17:

  • риск сроков,
  • риск роста стоимости,
  • риск доступности внешних ресурсов,
  • и риск отсроченного получения выгоды от новой отчетности.

Поговорим о каждом из них подробнее.

Риск сроков

Он самый сложный и многогранный – предлагаем уделить ему особое внимание. По опыту, проекты по МСФО 17 идут в мире по 2-3 года. Речь о проекте от начала и до конца, включая подготовку внутри компании, выбор методолога и ПО, разработку методологии и ее автоматизацию. Пока сложно оценить реальный эффект от переноса сроков МСФО 17 еще на год в совокупности с введенным режимом самоизоляции. Страховой и пенсионный рынки России достаточно сложно переходили на удаленную работу, оказавшись в основном неготовыми к такому сценарию как технически (нехватка ноутбуков у сотрудников, сложность с доступом к внутренним информационным ресурсам компаний, отсутствие настроенных VPN-соединений на необходимое количество сотрудников), так и организационно. Даже если у компаний имеются задокументированные планы обеспечения непрерывности бизнеса, они могут оказаться чисто формальным документом, не продуманным на случай возникновения чрезвычайной ситуации. И даже в тех компаниях, где такие документы составляют часть реально работающей системы риск-менеджмента, сценарий пандемии может не быть проработан в силу традиционно низкой оценки такого операционного риска. И уж тем более на случай пандемии, борьба с которой приводит к самоизоляции на недели и месяцы.

В обосновании предложения о переносе срока обязательного применения стандарта на 2023 год в документах IASB (органа, утверждающего стандарты МСФО) была информация о том, что помимо мнения страховщиков, которые находятся на финальной стадии проекта перехода на МСФО 17, о том, что перенос нужен только на 1 год, среди этой же категории продвинувшихся с проектом перехода на МСФО 17 страховщиков было мнение, что даже им благоприятен будет перенос срока на 2 года.

С учетом того, на какой стадии проекта сейчас находятся российские компании, а всего лишь несколько из них реально начали технологическую фазу, можно представить, что уровень понимания сложности данного проекта в России пока еще крайне низкий. В то время как в Европе, Америке и Азии крупные страховые группы обсуждают с выбранными методологом и вендором завершающие детали, например, по каким видам договоров перестрахования потребуется настроить автоматический off-set для убыточных групп договоров страхования, а по каким стандарт не позволяет такого сделать, российские страховщики и пенсионные фонды в массе своей только приступают к разработке методологии. Очень немногие успели пройти этап методологического gap-анализа, а некоторые еще только пришли к необходимости открыть проект внутри компании.

Не стоит забывать и про МСФО 9. На рынке есть мнение, что для страховщиков применение этого стандарта не так трудоемко, как для банков. Но сложность в том, что те компании, которые выбрали вариант перехода на МСФО 9 с отсрочкой, должны будут перейти на МСФО 9 в те же сроки, что и на МСФО 17, по сути делая два проекта в сфере финансов одновременно, что обязательно скажется на загруженности профильных кадров в финансовом блоке страховых компаний.

Также есть подводные камни. Следует разумно оценить сроки процесса внутреннего согласования и выделения бюджетов на проект внутри компании. Проекты по МСФО 17 требуют значительного бюджета. Как идет процесс вынесения заявки на бюджет для такого проекта? С какой периодичностью вносятся изменения в бюджет компании? Кто является согласующим органом на ожидаемую сумму стоимости всех составляющих такого проекта? Нужно ли согласование сразу на всю сумму или согласование происходит поэтапно? По опыту от момента начала проработки до даты возможного подписания договора в рамках подобного проекта может пройти 4-6 месяцев и даже больше. Поэтому интенсивную проработку и детальное планирование проекта нужно вести уже сейчас, чтобы в конце 2020 – начале 2021 перейти к практической реализации.

Также не стоит забывать, что проект по МСФО 17 затрагивает много систем и процессов, которые наверняка потребуют доработок, связанных с новыми требованиями МСФО 17. Следовательно, эти доработки также нужно как можно раньше выявить, чтобы успеть их забюджетировать, запланировать и реализовать.

Проект перехода на МСФО 17 это не только методология, ПО и его внедрение. Это еще и данные, на базе которых компании придется считать новые показатели, причем баланс придется составлять на две предшествующие отчетные даты для сравнимости показателей. Отдельную сложность представляет баланс на транзитную дату, для составления которого компании могут потребоваться данные за многие предыдущие годы, если речь о договорах пенсионных фондов или многолетних договорах страхования, например, по жизни. Поэтому неправильно ограничивать список задач по доработке систем только перспективными доработками, которые позволят получать нужные данные с 1 января 2023 года. Данные потребуются гораздо раньше, а их наличие или отсутствие должно учитываться при разработке методологии перехода, а также при выборе средств для автоматизации расчетов на транзитную дату.

Риск роста стоимости

Он связан с несколькими аспектами. Во-первых, многие производители программного обеспечения для МСФО 17 имеют прайс-листы, привязанные к иностранной валюте. Пересчет может быть как по текущему курсу, так и по фиксированному раз в год (квартал или месяц) курсу. Текущая нестабильность рубля на фоне всех происходящих событий несет высокий риск для тех, кто собирается откладывать покупку ПО на следующий год. Мало кто из аналитиков верит в возврат в 2021 году курса рубля к уровню начала 2020 года (около 62 руб. за 1 USD, около 69 руб. за 1 EUR). Поэтому в случае, когда стоимость ПО привязана к валютному курсу на начало года, имеет смысл воспользоваться сейчас этой ситуацией и сэкономить на грядущем повышении, законтрактовавшись в 2020 году, а не в начале 2021 года.

Во-вторых, есть риск индексации стоимости работ. В свете того толчка к переходу на онлайн, который сейчас бизнес получил во всем мире, причем не только одномоменто, пока действуют режимы самоизоляции, но и как тренд в посткоронавирусном мире, высококвалифицированные IT-специалисты в ближайшие годы могут быть одной из немногих профессиональных сфер, где будет продолжаться стабильный рост зарплат, что приведет, как минимум, к стандартной индексации стоимости работ на 5-10%.

В 2020 год многие компании-вендоры входили с хорошими финансовыми показателями. Что позволило с начала года предлагать имеющимся и потенциальным клиентам особые условия по платежам, нацеленные не на максимизацию выручки за год, а на выстраивание долгосрочных партнерских отношений. С учетом сложностей, которые ожидают бизнес почти всех отраслей в 2020 году, на следующий год есть риск, что вендоры будут пересматривать эту стратегию.

Еще один аспект, который влияет на стоимость проекта, но редко когда оценивается в деньгах, это задержки по срокам. Чем сильнее растягивается внутренняя проработка проекта, тем дороже он становится для компании с точки зрения внутренних расходов, поскольку люди меняются, с ними нужно по несколько раз проводить встречи на одни и те же темы. Попробуйте посчитать стоимость 1 часа совещания с участием всех специалистов и руководителей компании, связанных с таким сложным проектом, как МСФО 17. А таких рабочих совещаний потребуются десятки... Сколько скрытых расходов компания понесет, если их придется проводить по второму и третьему кругу после возобновления проекта?

Риск доступности ресурсов

Это один из тех рисков, который уже реализовался в ряде европейских стран, где к реализации проекта перехода на МСФО 17 приступили одновременно многие страховщики. Причем, там это происходило дисциплинированно и заранее, как свойственно менталитету тех стран.

Квалифицированные ресурсы, как в сфере методологии, так и в сфере автоматизации, достаточно быстро оказались разобраны, поэтому начались задержки в сроках проектов у тех, кто не успел вовремя законтрактоваться. В условиях, когда впереди у рынка было более 3-х лет, страховщики получили хотя и не критичные последствия, но ощутимые неудобства и повод понервничать.

Сейчас до «запуска» осталось как раз столько времени, чтобы сделать переход на МСФО 17 плавно: без перманентного аврального режима, перегрузки команды внутри компании, высокого риска срыва сроков и снижения качества отчетности на выходе. Однако, при этом наблюдается дефицит ресурсов, разбирающихся в тонкостях МСФО 17, с опытом внедрения МСФО 9 и других смежных тем. Именно это может привести к реализации проекта в самом негативном «пожарном» варианте, когда компании в 2021 году наконец-то решат стартовать проект.

Как застраховаться от этого риска? Первыми забирать самые профессиональные ресурсы на рынке. Это под силу и страховщикам, и негосударственным пенсионным фондам.

Риск отсроченного получения выгоды от новой отчетности

Если планировать проект так, чтобы получить отчетность по МСФО 17 непосредственно к регуляторному сроку первой отчетности в 2023 году, то внутри компании может не успеть развиться необходимая квалификация у финансистов, актуариев и менеджмента, чтобы правильно трактовать полученные результаты и, тем более, использовать их в процессах управления.

В итоге может существенно увеличиться срок параллельного составления и использования управленческой отчетности на старых, понятных всем принципах МСФО 4, а это дополнительная стоимость ресурсов на ведение параллельной отчетности. Отсутствие возможности сделать качественную ретроспективную оценку предшествующих периодов и проанализировать их в сравнении с отчетностью по текущему стандарту, МСФО 4, приведет к увеличению переходного периода для компании в части понимания результатов. Отсрочится время принятия управленческих решений на базе более богатой информацией, но пока менее понятной менеджменту новой отчетности по МСФО 17.

Расчеты для отчетности по МСФО 17 усложняются настолько, что несмотря на заявленную цель на увеличение прозрачности отчетности страховщиков и пенсионных фондов, результаты не являются интуитивно понятными, и пользователям отчетности потребуется время и практика для того, чтобы весь проделанный спектр расчетов нашел бы отражение в решениях руководства.

Помимо этого, необходимые методологические доработки для отчетности по МСФО 17 могут выявляться на более поздних этапах, что может привести к непонятным искажениям в отчетности.

В ситуации, когда Совет по МСФО выравнивает для всех страховщиков сроки внедрения стандарта, более раннее его применение позволит оказаться в выигрышной ситуации с точки зрения инвестиционной привлекательности и принятия решений акционерами.

Выводы, к которым придет каждая компания, оценивая риски такого сложного проекта, как МСФО 17, конечно, будут индивидуальны в каждом случае. Но со своей стороны, чтобы минимизировать риски рынков в целом и через несколько лет увидеть страховщиков и пенсионные фонды успешно составляющими и использующими выгоды от новой отчетности по МСФО 17, мы хотим посоветовать такую расстановку знаков: расслабиться нельзя, нужно действовать. Причем уже в этом году.

Автор:

Теги: МСФО 17  Совет по МСФО  IASB  рост стоимости  удаленная работа  МСФО  МСФО 9  индексация стоимости  доступность ресурсов  отсроченное получение выгоды