Право собственника на демонтированные детали

Корпоративное право

Автор:
Источник: Журнал “Финансовые и бухгалтерские консультации (электронный журнал)” №9-2018
Опубликовано: 20 сентября 2018

В договорах аренды движимого и недвижимого имущества стороны обычно распределяют обязанности по его текущему и капитальному ремонту. Однако не всегда стороны согласовывают условия, регулирующие права на демонтированные во время проведенного ремонта элементы. Если речь идет о не имеющих ценности остатках, отходах (к примеру, снятые обои, плитка, испорченное колесо) обычно вопросов и споров не возникает. Но вот что делать с теми демонтированными элементами, которые представляют ценность и (или) могут быть использованы в последующем, кому принадлежат такие демонтированные детали, если в договоре аренды не содержится указание об этом? Если арендодатель не требует возврата деталей, может ли арендатор оставить их себе? На примере ремонта железнодорожных вагонов попробуем разобраться и дать ответы на возникающие вопросы.

Приведем условную ситуацию: общество (далее — Арендатор) арендует грузовые железнодорожные вагоны. В процессе их эксплуатации возникает необходимость в осуществлении текущего ремонта, а также капитального и деповского ремонта, под которым понимается приведение в технически исправное состояние вагонов в целом с заменой агрегатов, узлов, деталей. Согласно условиям заключенных договоров текущий ремонт осуществляется Арендатором, капитальный (деповский) ремонт может осуществляться как Арендатором, так и Арендодателем. По завершении ремонта у Арендатора остаются демонтированные узлы и детали (УиД), возврата которых Арендодатель не требует. По завершении срока аренды вагоны возвращаются Арендодателю в исправном состоянии с новыми (замененными) УиД.

Правовое обоснование

1. По договору аренды арендодатель обязуется предоставить арендатору имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование.

В аренду могут быть переданы вещи, которые не теряют своих натуральных свойств в процессе их использования (непотребляемые вещи).

В договоре аренды должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить имущество, подлежащее передаче арендатору в качестве объекта аренды. При отсутствии этих данных в договоре условие об объекте, подлежащем передаче в аренду, считается не согласованным сторонами, а соответствующий договор не считается заключенным.

В статье 607 Гражданского кодекса РФ не указывается, насколько самостоятельным должен быть объект аренды. Однако судебная практика свидетельствует о том, что конструктивные элементы вещи, которые сами по себе не могут функционировать, не могут являться объектами аренды (см., к примеру, информационное письмо Президиума ВАС РФ от 11.01.2002 № 66).

В Определении от 19.08.2008 № 9691/08 по делу № А40-40561/07-59-318 ВАС РФ указал буквально следующее: из представленных документов следует и судами установлено, что договор аренды заключен в нарушение ст. 607 ГК РФ, поскольку предметом аренды может быть самостоятельная индивидуально-обособленная вещь, при аренде которой используются ее индивидуальные потребительские свойства.

В данной ситуации все элементы комплектно-распределительных устройств, выступающих предметом аренды, являются технологически взаимосвязанными и самостоятельное функционирование их невозможно.

Следовательно, переданное в аренду имущество в целях передачи (распределения) электрической энергии не отвечает признакам самостоятельной вещи, поскольку масляные выключатели являются конструктивным элементом комплектно-распределительных устройств (КРУ/КРУН/КРУЭ), и поэтому не могут использоваться (как самостоятельный объект) отдельно от иного оборудования подстанции, и в частности, отдельно от иных технологических систем, входящих в комплектно-распорядительные устройства. В рассматриваемой ситуации, объектами аренды являются индивидуально-обособленные вещи — вагоны.

Согласно ст. 133 ГК РФ вещь, раздел которой в натуре невозможен без разрушения, повреждения вещи или изменения ее назначения и которая выступает в обороте как единый объект вещных прав, является неделимой вещью и в том случае, если она имеет составные части. Замена одних составных частей неделимой вещи другими составными частями не влечет за собой возникновения иной вещи, если при этом существенные свойства вещи сохраняются. По своим характеристикам все части вагона, в том числе узлы и детали являются конструктивно и технологически неразрывно связанными элементами (составными частями) единой вещи, их самостоятельное функционирование и извлечение потребительских свойств — невозможно.

Таким образом, в рассматриваемой ситуации объектами аренды являются индивидуально определенные неделимые вещи — вагоны, замена составных частей которых (установка новых УиД) в силу приведенных положений закона не влечет за собой возникновение новой вещи или нескольких различных вещей. В связи с этим правом собственности на отремонтированные вагоны (в том числе на все составные их части) обладает Арендодатель.

Согласно ст. 622 ГК РФ при прекращении договора аренды арендатор обязан вернуть арендодателю имущество в том состоянии, в котором он его получил, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором. Возвращая вагоны с замененными УиД, Арендатор выполняет свою обязанность, установленную названной статьей ГК РФ, при этом перехода права собственности на УиД не происходит ввиду того, что при установке (монтаже) УиД они прекращают существовать как самостоятельные вещи и становятся составной частью неделимой вещи — вагона.

2. Согласно ст. 616 ГК РФ Арендатор обязан поддерживать имущество в исправном состоянии, производить за свой счет текущий ремонт и нести расходы на содержание имущества, если иное не установлено законом или договором аренды. Арендодатель обязан производить за свой счет капитальный ремонт переданного в аренду имущества, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором аренды.

Таким образом, действующие законодательство позволяет сторонам договора аренды самостоятельно распределить обязанности по осуществлению как текущего, так и капительного ремонта имущества.

При этом в нормативных актах не содержится требований о возврате арендодателю имущества, оставшегося после ремонта. В силу свободы договора и отсутствия каких-либо специальных указаний в законе Арендатор и Арендодатель также вправе самостоятельно определить судьбу демонтированных в ходе ремонта УиД.
Отметим, что если:

  • в договоре аренды не содержится каких-либо положений касающихся судьбы демонтированных УиД и
  • демонтированные УиД после проведения ремонта продолжают находиться во владении Арендатора и он распоряжается ими по своему усмотрению, данные отношения не могут быть однозначно квалифицированы как сделка по отчуждению имущества, поскольку для совершения подобной сделки в силу ст. 153, 154 ГК РФ необходимо прямое волеизъявление сторон (Арендодателя и Арендатора на передачу и на принятие УиД соответственно), что в рассматриваемом случае отсутствует. Тем более такая ситуация не может рассматриваться как безвозмездное отчуждение имущества, поскольку гражданское законодательство исходит из презумпции возмездности договора (п. 3 ст. 423 ГК РФ [1]), а Арендодатель (в отсутствие подобных положений в договоре) не выражал намерение одарить Арендатора. В связи с этим полагаем, что риски связанные с квалификацией отношений арендатора и арендодателя как мнимых или притворных сделок и применения к ним последствий каких-либо иных сделок (купли-продажи, дарения имущества) минимальны, о чем свидетельствует отсутствие и споров по данному поводу.

Согласно ст. 236 ГК РФ гражданин или юридическое лицо может отказаться от права собственности на принадлежащее ему имущество, объявив об этом либо совершив другие действия, определенно свидетельствующие о его устранении от владения, пользования и распоряжения имуществом без намерения сохранить какие-либо права на это имущество. Как усматривается из данной статьи каких-либо ограничений для отказа от права собственности не установлено.

Таким образом, Арендодатель, не желающий принимать демонтированные УиД, вправе отказаться от права собственности на них в любое время, свершив действия, явно свидетельствующие о таком отказе. Во избежание споров (а как свидетельствует судебная практика, споры встречаются [2]) отказ от права собственности целесообразно зафиксировать документально.

В свою очередь, согласно ст. 226 ГК РФ Арендатор может обратить в свою собственность демонтированные и находящиеся во владении Арендатора УиД как брошенные собственником движимые вещи.

Однако следует учитывать ограничения, предусмотренные ст. 226 ГК РФ. Так, обратить в свою собственность можно вещь:

  • стоимость которой явно ниже суммы, соответствующей пятикратному минимальному размеру оплаты труда,

либо

  • брошенные лом металлов, бракованную продукцию, топляк от сплава, отвалы и сливы, образуемые при добыче полезных ископаемых, отходы производства и другие отходы.

Другие брошенные вещи поступают в собственность лица, вступившего во владение ими, если по заявлению этого лица они признаны судом бесхозяйными.

По нашему мнению, демонтированные УиД могут быть отнесены к лому или браку [3], так как их замена вызвана в большинстве случаев как раз непригодностью к дальнейшей эксплуатации.

Судебная практика свидетельствует о возможности такого подхода. В частности, арбитражный суд, рассматривая спор, связанный с ремонтными работами вагонов (Постановление Одиннадцатого ААС от 11 октября 2017 г. по делу № А55-27042/2016), не поставил под сомнение следующее условие договора: неремонтнопригодные узлы и детали, образованные на территории депо подрядчика и не указанные в приложении № 11 к договору, не подлежат возврату заказчику. Заказчик отказывается в пользу подрядчика от указанных неремонтнопригодных узлов и деталей, которые переходят в собственность подрядчика на основании ст. 226 ГК РФ.

В ситуации, когда брошенные УиД не могут быть отнесены к лому, отходам или браку, следует руководствоваться установленным в ст. 226 ГК РФ правилом о возможности приобретения УиД в собственность, если их стоимость ниже суммы, соответствующей пятикратному минимальному размеру оплаты труда, или по решению суда.

Для удовлетворения требований необходимо, как указывают суды, представить доказательства, что бесхозная вещь не имеет собственника или собственник ее неизвестен, либо отказался от вещи, а также, что лицо, обратившееся с требованием о передаче бесхозяйных вещей, приступило к использованию данных вещей или совершило иные действия, свидетельствующие об обращении вещей в собственность (см. к примеру, Постановления Арбитражного суда Поволжского округа от 07.12.2017 № Ф06-27085/2017 по делу № А55-4434/2017, Арбитражного суда Московского округа от 22.03.2018 № Ф05-2696/2018 по делу № А40-34243/2017).

Кроме того, в силу ст. 225 ГК РФ право собственности на УиД как на бесхозяйные движимые вещи может быть приобретено арендатором в силу приобретательной давности (ст. 234 ГК РФ) — т.е. по истечении 5 лет добросовестного, открытого и непрерывного владения [4]. При этом до приобретения права собственности на имущество в силу приобретательной давности лицо, владеющее имуществом как своим собственным, имеет право на защиту своего владения против третьих лиц, не являющихся собственниками имущества, а также не имеющих прав на владение им в силу иного предусмотренного законом или договором основания. Как разъяснено в Постановлении Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29.04.2010 № 10/22 — давностный владелец имеет право на защиту своего владения применительно к правилам ст. 301, 304 ГК РФ.

Таким образом, Арендатор, владеющий УиД как своим собственным имуществом до приобретения права собственности на него (по решению суда или в силу приобретательной давности), имеет право на защиту от посягательств третьих лиц, в частности по искам об истребовании имущества [5].

Отметим, что если УиД находятся во владении Арендатора, но при этом Арендодатель не отказался от права собственности на них, существует риск предъявления к Арендатору претензий о возврате УиД или стоимости УиД как неосновательного обогащения. Так, арбитражный суд взыскал сумму неосновательного обогащения, составляющую стоимость металлолома в виде фрикционных клиньев тележек вагонов (деталей оставленных во владении арендатора после ремонта) указав следующее: подлежат отклонению доводы заявителя кассационной жалобы о том, что неисправные клинья, оставшиеся после ремонта вагонов, исходя из обычаев делового оборота (ст. 5 ГК РФ), отсутствия в договоре условий о их возврате заказчику, положений ст. 226 ГК РФ, являются собственностью исполнителя. Так, ответчиком не представлено доказательств, что при ремонте вагонов замена деталей, с учетом возмещения стоимости замененной детали и независимо от ее веса, остается у исполнителя. Положения ст. 226 ГК РФ связаны с возможностью лица обратить в свою собственность движимые вещи, брошенные собственником или иным образом оставленные им с целью отказа от права собственности на них (брошенные вещи). Соответствующих доказательств в деле не представлено [6].

Для нивелирования данного риска отказ от права собственности на ненужные Арендодателю УиД целесообразно зафиксировать документально, в частности, закрепив данное условие в договоре аренды.

Согласно ст. 136 ГК РФ плоды, продукция, доходы, полученные в результате использования вещи, независимо от того, кто использует такую вещь, принадлежат собственнику вещи, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами, договором или не вытекает из существа отношений. В соответствии со ст. 606 ГК РФ плоды, продукция и доходы, полученные арендатором в результате использования арендованного имущества в соответствии с договором, являются его собственностью.

Гражданское законодательство не раскрывает значение понятия «доходы», в связи с чем можно воспользоваться разъяснениями, данными в нормативных актах иных сфер законодательства. Так, налоговое законодательство под доходами признает экономическую выгоду в денежной или натуральной форме, учитываемую в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить (ст. 41 НК РФ). Законодательство о бухгалтерском учете доходами организации признает увеличение экономических выгод в результате поступления активов (денежных средств, иного имущества) и (или) погашения обязательств, приводящее к увеличению капитала этой организации (ПБУ 9/99 [7]).

С учетом изложенного, под доходами, обозначенными в ст. 136 и 606 ГК РФ можно понимать поступления в виде денег или других материальных благ, которые появляются в результате использования арендованного имущества в качестве объекта правовых отношений.

Данный подход теоретически позволяет в качестве доходов рассматривать демонтированные УиД и на этом основании (ст. 606 ГК РФ) признавать право собственности на них за Арендатором.

Однако отметим, что автором не обнаружено судебной практики по гражданско-правовым и налоговым спорам, свидетельствующей о верности или неверности такого подхода, отсутствуют и какие-либо разъяснения или рекомендации относительно возможности признания права собственности арендатора по ст. 606 ГК РФ на демонтированные УиД.

Отсутствие практики и разъяснений свидетельствует, по нашему мнению, о том, что под использованием арендованного имущества в свете ст. 606 ГК РФ понимается прежде всего эксплуатация имущества по его прямому назначению (в рассматриваемом случае — использование вагонов для перевозки) и извлечение соответствующих доходов от такой эксплуатации, но не от ремонта арендованного имущества.

Более того, приведенная судебная практика в некоторой степени позволяет сделать вывод, что участники гражданских отношений и суды признают демонтированные в ходе ремонта УиД собственностью арендодателя и удовлетворяют иски о взыскании неосновательного обогащения с арендатора.

Учитывая сказанное, полагаем, что в рассматриваемой ситуации вариант приобретения арендатором права собственности на брошенное (бесхозное) имущество (демонтированные УиД) является наиболее приемлемым при условии зафиксированного документально отказа от прав на это имущество со стороны Арендодателя. С учетом правил о защите давностного владельца каких-либо рисков для Арендатора добросовестно, открыто владеющего брошенными Арендодателем УиД, нет. Переквалификацию отношений, возникших в связи с отказом Арендодателя от права собственности на УиД и владением УиД арендатором (к примеру, в сделку по безвозмездному отчуждению имущества), считаем маловероятной.
Можно рассмотреть еще один вариант оформления отношений по передаче УиД Арендатору.

Как уже отмечалось, ст. 616 ГК РФ возлагает обязанность по проведению капитального ремонта на арендодателя, если иное распределение стороны не согласовали в договоре.

Если капитальный ремонт по условиям договора проводит арендатор, стоимость ремонта может быть по договоренности сторон учтена при расчете арендной платы либо возмещена арендодателем (см. Постановление ФАС Уральского округа от 03.08.2009 № Ф09-5495/09-С6 по делу № А50-1358/2008).

Возмещение расходов в рамках арендных отношений (что следует из ст. 421, 614 ГК РФ) может быть произведено как в денежной, так и в натуральной формах — путем передачи арендатору демонтированных УиД. Следует учесть, что при подобных операциях происходит переход права собственности на демонтированные УиД от Арендодателя к Арендатору.

Таким образом, анализ норм законодательства и судебной практики позволяет сделать следующие выводы.

В рассматриваемой ситуации объектами аренды являются индивидуально определенные неделимые вещи — вагоны, замена составных частей которых (установка новых УиД) не влечет за собой возникновение новой вещи или нескольких различных вещей. В связи с этим правом собственности на отремонтированные вагоны (в том числе на все составные их части) обладает Арендодатель.

Возвращая вагоны с замененными УиД, Арендатор выполняет обязанность, установленную ГК РФ и договором, при этом перехода права собственности на УиД не происходит ввиду того, что при установке (монтаже) УиД они прекращают существовать как самостоятельные вещи и становятся составной частью неделимой вещи — вагона.

Арендодатель, не желающий принимать демонтированные УиД, вправе отказаться от права собственности на них в любое время, свершив действия, явно свидетельствующие о таком отказе. В свою очередь, согласно ст. 226 ГК РФ Арендатор может обратить в свою собственность демонтированные и находящиеся в его владении УиД как брошенные собственником движимые вещи.


В рассматриваемой ситуации вариант приобретения арендатором права собственности на брошенное (бесхозное) имущество (демонтированные УиД) является наиболее приемлемым при условии зафиксированного документально отказа от прав на это имущество со стороны Арендодателя.

__________________________________________________

[1] ВАС РФ в п. 3 Обзора (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 № 104), а также в Постановлениях Президиума ВАС РФ от 25.04.2006 № 13952/05 по делу № А24-554,555/03-11, от 04.12.2012 № 8989/12 по делу № А28-5775/2011-223/12 дал следующие разъяснения: из содержания ст. 572 ГК РФ следует, что безвозмездность передачи имущества является признаком договора дарения, но не единственным. Обязательным квалифицирующим признаком договора дарения является вытекающее из соглашения сторон очевидное намерение дарителя передать имущество в качестве дара.

Таким образом, дарение имущества предполагает наличие волеизъявления дарителя, намеревающегося безвозмездно передать принадлежащее ему имущество иному лицу именно в качестве дара (с намерением облагодетельствовать одаряемого), а не по какому-либо другому основанию, вытекающему из экономических отношений сторон сделки.

[2] Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 07.09.2010 по делу № А46-1314/2010, Постановление ФАС Дальневосточного округа от 28.08.2007 № Ф03-А73/07-1/2933 по делу № А73-485/2007-32

[3] Данный вывод требует подтверждения соответствующих технических специалистов, ввиду отсутствия у юридического консультанта специальных технических познаний

[4] Постановление ФАС Дальневосточного округа от 29.11.2005 № Ф03-А73/05-1/3666: «Поскольку спорное имущество не имеет собственника, оно является бесхозяйным в силу п. 1 ст. 225 ГК РФ, как правильно установлено судом. Вместе с тем вывод суда о том, что на него вправе претендовать только государство в лице его исполнительных органов, неправильный, так как спорное имущество не относится к недвижимому имуществу».

[5] Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 20.04.2004 № А78-3711/03-С1-23/124-Ф02-1176/04-С2.

[6] Постановление ФАС Дальневосточного округа от 28.08.2007 № Ф03-А73/07-1/2933 по делу № А73-485/2007-32.

[7] Положение по бухгалтерскому учету «Доходы организации» ПБУ 9/99 утверждено приказом Минфина России от 6 мая 1999 г. № 32н.

Автор:

Теги: договора аренды  демонтированные детали  капитальный ремонт  недвижимое имущество  движимое имущество  текущий ремонт  право собственника  ПБУ 9/99