Представители IASB делятся подробностями ноябрьской встречи

Обзор МСФО
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 27 ноября 2017

Источник: IFRS

В этом месяце традиционный видеоотчет по итогам прошедшего заседания представляют два новых члена Совета по МСФО – Ник Андерсон (Nick Anderson) и Энн Тарка (Ann Tarca). Помимо них новостями поделятся председатель IASB Ханс Хугерворст и директор направления образования Мэтт Тиллинг. Вчетвером они будут в этот раз обсуждать следующие темы:

  • Основные формы отчетности
  • Расширенная корпоративная отчетность
  • Сегментная отчетность
  • Динамическое управление рисками

-(M.T.) Добро пожаловать на вебкаст от Фонда МСФО, посвященный ноябрьской встрече Совета по международным стандартам финансовой отчетности. Встреча прошла в Лондоне 14 ноября 2017 г. Меня зовут Мэтт Тиллинг, я директор направления образования здесь, в Фонде МСФО. Как обычно, со мной здесь председатель Совета Ханс Хугерворст. И в этом месяцев у нас два новых “голоса” за столом – члены Совета Энн Тарка и Ник Андерсон. Оба – новые “приобретения” IASB в этом году; Энн – представительница академических кругов, а Ник – инвесторского сообщества. Их мы еще услышим по ходу вебинара. Но сначала – Ханс, прежде чем мы углубимся в обсуждения Совета, не хотелось бы Вам поделиться краткими итогами других ключевых событий, произошедших за последний месяц?

- (H.H.) Да, безусловно, пришлось много поездить. Совсем недавно в Бразилии, в Сан-Паулу, у нас прошла встреча с попечителями Фонда МСФО. Попечители, как известно – наш орган надзора, с ними мы встречаемся трижды в году, чтобы обсудить прогресс, стратегические приоритеты. Также попечители играют очень важную роль в осуществлении мониторинга наших организационных процессов касательно разработки стандартов (дабы убедиться, что мы выполняем все их требования).

Когда мы там были, мы воспользовались возможностью выступить на двух мероприятиях. Первое – это конференция, организованная с местным разработчиком стандартов. Там я, кстати, рассказал о международных требованиях к отчетности, которых требует бразильский разработчик. А в Сан-Паулу я прилетел прямо из Канады, где у нас была конференция по МСФО. До встречи с попечителями я принял участие во встрече с нашими друзьями из FASB (которые также были там) и с представителями канадского разработчика. Мы ввели наших канадских коллег в курс разработки стандартов. Канада – очень важная для нас страна. В свое время они приняли отважное решение перейти на МСФО, несмотря на то, что их экономика очень тесно связана с американской экономикой, и многие компании в то время еще использовали US GAAP. Поэтому мы стараемся поддерживать с канадцами тесный контакт.

-(M.T.) Ник, есть еще один вопрос, который нужно рассмотреть, прежде чем переходить к обсуждениям Совета. Прошло уже шесть месяцев, с тех пор как мы представили новый стандарт по страховым контрактам, IFRS 17. Очевидно, это очень важный для инвесторов стандарт, и нам интересно, что Вы от них слышали…

- (N.A.) Да, по теме IFRS 17 прошло много образовательных мероприятий, и ключевые части нового стандарта подробно объяснялись инвесторам. Начинал эту инициативу бывший член Совета Стивен Купер, и для меня честь продолжать ее дальше. К сегодняшнему дню у нас прошло уже более 50 встреч, на которых мы общались с более чем 300 инвесторами из Северной Америки, Европы, Южной Африки и Азиатско-Тихоокеанского региона. В дополнение, мы только что сформулировали в статье на нашем сайте ключевые вопросы, которые инвесторы продолжают задавать по этому стандарту, вместе с нашими ответами на них. Подобный контакт мы будем поддерживать в течение ближайших месяцев.

-(M.T.) Ханс, давайте теперь перейдем к самим обсуждениям Совета в этом месяце. Они начались с основных форм отчетности – это центральная часть всей работы по теме улучшения раскрытий в финансовой отчетности, не так ли?

- (H.H.) Да, безусловно, проект по основным формам отчетности является одним из самых важных направлений работы под “вывеской” улучшения раскрытий. Он посвящен тому, какую информацию раскрывать на лицевой стороне отчета о доходах. Как я уже говорил ранее, сейчас МСФО не содержат никаких требований к формату того же отчета о доходах: мы определяем выручку, и мы определяем прибыли и убытки, но при этом - не так много из того, что находится посередине. Это одна из причин, почему появились показатели non-GAAP”, и почему они становятся все популярнее. Инвесторам и составителям отчетности нужно дезагрегирование, они желают видеть промежуточные количественные результаты, а мы их не даем, и это одна из причин такой популярности non-GAAP”.

У нас нет намерений полностью искоренить показатели non-GAAP” : они нужны для представления компанией специфической для той или иной отрасли информации. Однако мы полагаем, что нам действительно нужно “отвоевать” здесь часть территории. Вот почему это такая важная работа.

-(M.T.) Энн, я знаю, что Вы также очень интересуетесь данной темой. Не могли бы Вы подвести итог обсуждениям Совета в этом месяце?

-(А.T.) Да, Мэтт. Мы продолжили обсуждения с сентябрьской встречи Совета – касательно добавления дополнительного (промежуточного) итога в отчет о доходах. Полагаем, что здесь мы добились значительного успеха. Среди прочего, мы продолжаем обсуждать промежуточные итоги “в стиле EBIT” – т.е. это будет выручка до выплаты процентов и налогов или ее эквивалент. Что-то, что даст нам промежуточный итог, который относительно легко сравнивать в качестве меры результатов деятельности различных компаний.

Конечно, проблема с EBIT для нас в том, что здесь представляет собой “I” как проценты. Ответ может быть не таким простым, как кажется. На заседании мы согласовали ключевые принципы (из чего должна состоять “I”), а также обсудили возможность добавления инвестиционной категории: это добавит отчету о доходах дополнительной структуры. Инвестиционная категория будет располагаться над EBIT и включать в себя доходы и расходы, относящиеся на элементы, которые генерируют доход в основном независимо от других источников дохода компании. Примером таких элементов могут быть неконсолидированные инвестиции в капитал других компаний. Если такие элементы выделить в отдельную категорию, мы думаем, что это улучшит представление и сопоставимость информации в глазах инвесторов.

-(M.T.) У вас также было довольно активное обсуждение того, должна ли доля прибылей и убытков со стороны всех ассоциированных и совместных организаций включаться в инвестиционную категорию?

-(А.T.) Да, это так. У членов Совета сложилось весьма смешанное мнение на этот счет. Некоторым из них хотелось бы видеть ассоциированные и совместные организации в одном месте – в инвестиционной категории - и, похоже, что именно об этом просят инвесторы. Однако другие члены Совета уверены в том, что определенные категории ассоциированных и совместных организаций играют важную роль в операционной деятельности компаний (мы можем думать о них как о “внутригрупповых ассоциированных и совместных организациях”). Возможно, их нужно отражать несколько выше в отчете о доходах, выше инвестиционной категории.

-(M.T.) То есть на будущих заседаниях Совета это все еще будет обсуждаться?

-(А.T.) Да, Мэтт, предстоит еще много работы.

-(M.T.) Ханс, Совет также обсуждал расширенную корпоративную отчетность. Это не очень активная тема, в последний раз Совет затрагивал ее в марте этого года. Что произошло с тех пор?

- (H.H.) В марте Совет попросил членов технической рабочей группы провести исследование в дополнение к тому, которое касалось представления текущей ситуации с расширенной корпоративной отчетностью. Расширенная корпоративная отчетность включает в себя, в частности, интегрированную отчетность, отчетность устойчивого развития, отчетность по социальной ответственности, экологическую отчетность. В значительной части такая отчетность затрагивает общество в целом, а не только сообщество инвесторов и кредиторов, которому, в основном, мы уделяем внимание. Мы предполагаем, что другие организации – например, Global Reporting Initiative (GRI) – лучше подготовлены к тому, чтобы соответствовать более разнообразным требованиям других категорий стейкхолдеров, в большей степени связаным с целями общественной политики.

В то же самое время мы осознаем, что есть огромный пласт более широкой финансовой информации, актуальной для инвесторов и кредиторов, которая, однако, не попадает сегодня в финансовую отчетность. Например, многие компании считают своим долгом информировать инвесторов о нематериальных составляющих, таких как бизнес-модели, стратегии, влияние экономического окружения, их технологический потенциал, вся ориентированная в будущее информация. Всю эту информацию может быть весьма непросто отразить в отчетности, и на нее не распространяются наши стандарты, поскольку мы тоже думаем, что ее слишком сложно измерить и признать. Но, тем не менее, для инвесторов это все равно очень актуальная информация. Многие компании считают нужным информировать инвесторов на этот счет: обычно они делают это в расширенном годовом отчете. Вопрос заключается в том, нужно ли более адекватное руководство относительно того, как это делать.

В 2010 году мы уже предприняли по этому направлению попытку: мы разработали практическое руководство по менеджерским комментариям, которое в каком-то роде является и руководством к тому, как нужно писать годовые отчеты в сочетании с финансовой отчетностью. С 2010 года было много наработок. В интегрированной отчетности приобрела особую популярность отчетность устойчивого развития. Некоторые из этих факторов устойчивости, безусловно, оказывают влияние на стоимость компании. К примеру, для добывающей компании или автопроизводителя экологические вопросы являются очень важными, будучи составной частью бизнес-модели и создания стоимости. Таким образом, это приобретает все большую актуальность, но при этом так и не было отражено в том руководстве по менеджерским комментариям, которое мы написали в 2010 году. Полагаем, нужно его обновить, и именно это мы решили на последней встрече Совета – мы возьмем руководство по менеджерским комментариям и обновим его с учетом последних мировых наработок в отчетности.

-(M.T.) Сегментная отчетность была еще одной темой плана в этом месяце. Прошло уже немало времени с тех пор, как она обсуждалась в последний раз. Ханс, не могли бы Вы рассказать, что там по этому проекту?

- (H.H.) Да, здесь речь идет о IFRS 8 – стандарте с названием “Операционные сегменты”. Это один из относительно новых стандартов. Сегодня, как правило, 2-3 года спустя мы проводим анализ практики применения стандартов: это мы делаем для того, чтобы посмотреть, работают ли они как надо, имеются ли ненужные последствия или проблемы с применением. IFRS 8 стал первым стандартом, в отношение которого мы провели изучение практики использования. Общий отклик оказался положительным, но вместе с тем были обнаружены отдельные области, где не помешают улучшения. В марте этого года мы выставили на общественное обсуждение предварительный вариант улучшений. На заседании Совета в этот раз мы обсуждали поступающие комментарии.

-(M.T.) Ник, и сейчас, когда эти комментарии изучили – что вы выяснили?

- (N.A.) Члены рабочих группы представили обзор писем с комментариями и прочего отклика, полученного на предварительный вариант, вместе со списком направлений дальнейшей работы, которые определили на основе данного отклика. Принимать решения от Совета в этот раз не требовалось. Целью заседания было убедиться, что у Совета имеется достаточно информации, чтобы определить направления работы на следующие заседания.

-(M.T.) А каков же был отклик, который мы получили на наши предложения?

- (N.A.) Не ошибусь, если скажу, что отклик на предложения в документе оказался смешанным. Инвесторы в целом поддержали изменения, но они также попросили Совет потребовать больше раскрытий по сегментам. С другой стороны, компании, национальные разработчики стандартов и аудиторские компании просят нас о дополнительных прояснениях некоторых предложений. Кто-то прямо спрашивал, перевесят ли преимущества этих изменений связанные с ними издержки. Так что мы продолжим эти обсуждения в будущем.

-(M.T.) Последняя тема, которую мы рассмотрим, особенно непростая. Я полагаю, нам нужно дать краткий обзор проекту по динамическому управлению риском. В прошлом он также именовался микрохеджированием.

-(А.T.) Стандарт по финансовым инструментам, IFRS 9, вводит некоторые улучшенные требования к учету и раскрытиям, чтобы позволить компаниям лучшим образом отражать управление рисками в своей финансовой отчетности. Однако эти улучшения не покрывают ситуаций, в которых компании управляют рисками динамически. Что я имею в виду под этим? Это ситуация, когда хеджируемая позиция по риску меняется часто и в соответствии с изменениями дериватива. В рамках данного проекта мы говорим о динамическом управлении риском. Совет раздумывает над моделью, которая позволит инвесторам понимать динамическое управление рисками в компаниях и оценивать результативность применяемых компаниями стратегий в отношении рисков.

-(M.T.) После завершения образовательных сессий по теме динамического управления рисками в прошлом месяце, что Совет предпринял по данному направлению в этом месяце?

-(А.T.) Сегодня Совет приступил к обсуждению возможных подходов к учету. В частности, мы рассмотрели две возможные модели. Первая модель “вдохновляется” учетом хеджирования денежных потоков, а вторая модель отталкивается от учета хеджирования справедливой стоимости. По ходу заседания Совет выразил предпочтение первой модели и попросил членов рабочей группы разработать более детальный проектный план. Так что, я думаю, к этой теме мы еще сможем вернуться по ходу будущих вебкастов.

Теги: Совет по МСФО  IASB  основные формы отчетности  расширенная корпоративная отчетность  сегментная отчетность  динамическое управление рисками  Фонд МСФО  Совет по международным стандартам финансовой отчетности  МСФО  US GAAP  страховые контракты  IFRS 17