Российский внутренний аудит: 15 лет больших свершений

Внутренний аудит и внутренний контроль
Источник: НП “Институт внутренних аудиторов”
Опубликовано: 10 июня 2016

В рамках этого обширного интервью директор российского Института внутренних аудиторов Алексей Михайлович Сонин подробно рассказывает о профессии внутреннего аудита в российских реалиях: с чего все начиналось, к чему мы пришли, и какой путь еще предстоит пройти, чтобы российская профессия внутреннего аудитора начала, наконец, соответствовать наилучшим мировым стандартам.

 

Алексей Михайлович Сонин Директор российского Института внутренних аудиторов (НП “ИВА”). Дипломированный внутренний аудитор (CIA) Дипломированный специалист по расследованию мошенничеств (CFE). Независимый консультант по вопросам внутреннего контроля и внутреннего аудита.


- Алексей Михайлович, Институту внутренних аудиторов в конце 2015 года уже исполнилось 15 лет. Вы лично являетесь его основателем в России, и все заслуги института – это также и Ваши заслуги. Расскажите, пожалуйста, об основных достижениях Института за это время.

Да, действительно, время пролетело очень быстро, и в ноябре 2015 года мы отметили пятнадцатилетие Института внутренних аудиторов (ИВА). Институт внутренних аудиторов является одной из крупнейших и наиболее успешных профессиональных ассоциаций в России. Численность ИВА составляет около 4000 человек, притом что членство в Институте является сугубо добровольным.

За прошедшие годы сделано немало. Среди главных достижений я бы выделил три. Первое: внутренний аудит стал востребованным. И востребованным на самом высоком уровне корпоративной иерархии - уровне советов директоров и высшего исполнительного руководства. При этом восприятие внутреннего аудитора как “аудитора-инквизитора” осталось в прошлом. Внутренний аудит трансформировался из функции контрольно-ревизионной в функцию контрольно-аналитическую. Профессия внутреннего аудитора получила признание и на законодательном уровне. В 2015 году был утвержден профессиональный стандарт “Внутренний аудитор”. А профессия внутреннего аудитора внесена в справочник Министерства труда и социальной защиты “Справочник востребованных на рынке труда, новых и перспективных профессий, в том числе требующих среднего профессионального образования”.

Во-вторых, Институт внутренних аудиторов стал тем источником знаний и опыта, которого так не хватало российским внутренним аудиторам, и мы верим, что именно деятельность Института способствовала формированию критической массы профессионалов, которые смогли вывести внутренний аудит в своих компаниях на качественно новый уровень. В рамках этой деятельности Институт предлагал и предлагает большое число возможностей для профессионального развития и роста. Назову лишь некоторые. Прежде всего, это ежемесячные встречи и круглые столы, на которых представители ведущих компаний делятся своим опытом и знаниями в области внутреннего аудита. Это ежегодная Национальная конференция “Внутренний аудит в России”, которая в этом году проводилась уже в 8-й раз, а также ежегодная региональная конференция ИВА, ставшие главными общественными событиями года для профессии. Это различные обучающие мероприятия в форме мастер-классов, тренингов, семинаров. С 2000 года проводится экзамен на получение профессиональной квалификации Дипломированный внутренний аудитор (Certified Internal Auditor, CIA). Диплом CIA является одним из наиболее ценимых в мире профессиональных дипломов.

И третье: за прошедшие годы Институт завоевал статус экспертной организации не только в вопросах внутреннего аудита, но и в областях внутреннего контроля и управления рисками. Так, например, Институт принимал самое активное участие в работе над принятым в 2014 году Кодексом корпоративного управления, а также методическими рекомендациями Росимущества по вопросам внутреннего аудита, внутреннего контроля, деятельности комитетов по аудиту и ревизионных комиссий акционерных обществ.

Сейчас профессиональная жизнь всех внутренних аудиторов России связана с Институтом, и трудно представить, что до 2000 года его не было.


- Как возникла идея организовать Институт в России и систематизировать деятельность внутренних аудиторов путем внедрения международных стандартов внутреннего аудита и ознакомления членов Института и всех желающих с лучшими практиками?

У истоков Института стояли 5 человек – людей, увлеченных внутренним аудитом и готовых уделять свое личное время и энергию делу становления и развития профессии. Хотя тогда, конечно же, еще очень рано было говорить о внутреннем аудите как о профессии. Сейчас такие люди – а я называю их подвижниками - большая редкость. Немногие, к сожалению, готовы выкладываться ради эфемерного общественного блага. К сожалению, в течение 3-4 лет четверо из отцов-основателей отошли от активного участия в делах Института по тем или иным причинам. Но к тому моменту появилась новая плеяда соратников, многие из которых до сей поры активно вовлечены в дела Института и/или оказывают ему посильную поддержку.

Сама идея возникла нетривиально. У крупнейшей международной компании, в которой я в ту пору трудился в отделе внутреннего контроля (по сути, это был именно отдел внутреннего аудита, но с более привычным для российского уха названием), были очень тесные отношения с Institute of Internal Auditors - глобальной организацией, объединяющей внутренних аудиторов во всем мире. И наш европейский руководитель в 1999 году предложил нам подумать над организацией в России филиала глобального Института, а для начала организовать некую ячейку внутренних аудиторов в России, чтобы присмотреться и оценить спрос на такое объединение внутренних аудиторов. Мы созвонились с несколькими крупными международными компаниями, работающими в России, и вышли на их внутренних аудиторов с нашим предложением. Нашли очень быстро отклик и начали встречаться в неформальной атмосфере. Компания, в которой я работал, предоставляла помещения для ежемесячных встреч (которые проводились, конечно же, в нерабочее время). Поначалу на встречи собиралось 15-20 человек, но это был хороший результат в те времена. А название родилось как-то само по себе – Клуб внутренних аудиторов. И нас еще долгие годы так называли, уже после создания российского Института внутренних аудиторов. В начале 2000 года мы провели общероссийскую конференцию по внутреннему аудиту, на которую, к нашему удивлению и восторгу, пришло около 150 человек. И тогда мы поняли, что начатое дело надо продолжать. И осенью 2000 г. зарегистрировали профессиональную ассоциацию внутренних аудиторов – Некоммерческое партнерство “Институт внутренних аудиторов”.

А как изменилась деятельность Института за это время?

Институт поступательно развивался и трансформировался из клубного формата в формат устойчивой организации, управляемой по всем канонам хорошего корпоративного управления. Высшим органом управления является Общее собрание, которое собирается один раз в год. В Институте сформирован наблюдательный орган – Совет – члены которого являются хорошо известными и уважаемыми в профессиональном сообществе людьми. Есть у нас и ревизионная комиссия. За эти годы Институт вырос с 35 человек при формировании до 4000 человек на сегодняшний день. На определенном этапе нам понадобился свой офис, постоянный штат сотрудников. У Института есть своя миссия, стратегические цели и планы развития, разработанные в соответствии с этими целями. Безусловно, сегодня мы способны решать задачи совсем другого уровня, чем 10-15 лет назад.

Как изменилась роль внутреннего аудитора за это время?

Внутренний аудит постепенно трансформировался из в большей степени полицейской функции в функцию контрольно-аналитическую. От выполнения исключительно ревизионных функций — проверки целевого характера использования средств, выполнения предписаний руководства, соблюдения внутренних регламентов, нормативов и т. п. - внутренний аудит перешел к поиску возможностей повышения эффективности деятельности как компании в целом, так и эффективности в рамках отдельных бизнес-процессов. Сегодня внутренний аудит уделяет все большее внимания анализу причин существующих проблем, прежде всего носящих системный характер. Ведь внутренний аудит призван не лентяев и воров ловить, а указывать на недостатки систем и процессов, которые делают возможным неэффективное использование средств компании. Для высшего руководства компании важно, чтобы в компании была выстроена эффективная система управления и контроля, чтобы компания достигала поставленных целей наиболее эффективным образом, своевременно выявляла риски и предпринимала соответствующие действия. Именно такую уверенность и может дать высшему руководству внутренний аудит.

- Внутренний аудитор в 2016 году – это кто? Какова его роль в организации, и какими компетенциями он должен обязательно обладать?

Роль современного внутреннего аудита – содействовать высшему руководству организации в достижении ее целей наиболее эффективным образом. Как мы говорили, внутренний аудит фокусируется на рисках и поиске возможностей более эффективного достижения поставленных целей и решения стоящих задач, а не на выявлении ошибок, злоупотреблений и определении виновных лиц. Но у внутреннего аудита остается еще одна важная задача: убедить руководство компании в обоснованности выводов и разумности и оправданности сделанных рекомендаций. А руководство далеко не всегда готов прислушиваться к внутреннему аудиту в силу целого ряда причин, на которых я не буду сейчас останавливаться. Соответственно, на первый план, наряду с традиционно востребованными аналитическими навыками, выходят хорошие коммуникативные навыки (умение слушать, слышать и быть услышанным), навыки написания аудиторских отчетов, навыки управления конфликтами и т.п. Это еще раз подтвердило недавнее исследование состояния и перспектив развития внутреннего аудита в российских компаниях, которое Институт внутренних аудиторов провел при поддержке компании EY. С его результатами можно ознакомиться на нашем сайте. Безусловно, внутренний аудитор должен разбираться в специфике деятельности организации, знать отрасль, в которой работает организация, особенности бизнес-процессов организации. Также очень важно уметь оценивать ситуацию с точки зрения перспективы.

- Роль внутреннего аудитора в кризис: нужен ли он при жестком сокращении бюджетов в организациях?

Внутренний аудит является частью организации и переносит все тяготы непростого времени вместе с организацией. Если до кризиса организация считала, что ей внутренний аудит необходим, то нет никаких оснований менять точку зрения в кризисный период. А роль внутреннего аудита не меняется: помогать руководству организации уверенно держать курс в неспокойных, а для кого-то - штормовых водах. Более того, именно внутренний аудит может посмотреть на ситуацию незамыленным глазом и подсказать, что следует делать по-новому. Иногда это достаточно очевидные вещи, которые, тем не менее, могут не придти в голову руководству из-за перегруженности рутинными вопросами и глубокого погружения в проблемы. И именно внутренний аудитор, в силу специфики своей работы владеющей информацией об очень многих аспектах деятельности компании и комплексно мыслящий, может помочь руководству увидеть за деревьями лес и принять правильное решение.


- Как объяснить собственникам, что внутренний аудит увеличивает капитализацию организаций?

Капитализацию компании увеличивают любые действия, способствующие повышению ее эффективности. Но на капитализацию все же влияют, прежде всего, действия высшего руководства компании, включая совет директоров. Внутренний аудит помогает совету директоров и высшему исполнительному руководству принимать правильные решения, а потом подтверждает, что принятые решения претворяются в жизнь. Таким образом, многое зависит от готовности руководства организации выслушивать мнение внутреннего аудита и действовать соответствующим образом. Замечу, что эта готовность не возникает сама по себе. Внутренний аудит должен своими делами завоевать доверие совета директоров и добиться готовности менеджмента к сотрудничеству.

В каких организациях Вы рекомендуете организовать подразделение внутреннего аудита, есть какие-то дополнительные общие принципы, на Ваш взгляд?Достаточно ли требований законодательства, или целесообразно было бы расширить список организаций, как, например, во внешнем аудите?

На мой взгляд, подразделение внутреннего аудита следует формировать, во-первых, в публичных компаниях (защита интересов широкого круга акционеров), во-вторых, в компаниях финансового сектора (играет роль специфика деятельности), и в-третьих, в органах государственной власти и управления (извечный больной вопрос эффективности и, что, наверное, более важно - результативности их деятельности). В других организациях решение о создании подразделения внутреннего аудита я бы оставил на усмотрение собственников.

Наиболее полно на сегодняшний день вопросы внутреннего контроля и внутреннего аудита получили отражение в рекомендациях Кодекса корпоративного управления, который был одобрен Центральным Банком и правительством Российской Федерации и рекомендован к применению акционерными обществами, ценные бумаги которых допущены к организованным торгам, а также в утвержденных Росимуществом Методических рекомендаций по организации работы внутреннего аудита в акционерных обществах с участием Российской Федерации, которые также носят рекомендательный характер.

В последнее время уделяется внимание вопросам организации внутреннего контроля и внутреннего аудита в органах государственной власти и управления как на федеральном, так и на муниципальном уровне. Предлагаемые определения и подходы в некоторых случаях противоречивы и не учитывают мировой и российский опыт. Но в целом вопросы организации внутреннего контроля применительно к системе государственного управления в Российской Федерации также пока не получили должного развития.

В то же время, на мой взгляд, нормативных актов Банка России, методических рекомендаций Росимущества, Кодекса корпоративного управления, правил листинга фондовых бирж недостаточно для законодательного регулирования внутреннего аудита. Необходимо внесение соответствующих изменений в Закон “Об акционерных обществах”. Только базовые вещи – о необходимости внутреннего аудита в публичных компаниях, об обеспечении независимости внутреннего аудита и о его подотчетности, об использовании профессиональных стандартов деятельности. Жизнь за 20 с лишним лет сильно ушла вперед, а соответствующий раздел закона “Об акционерных обществах” остался практически неизменным: в соответствии с законом контроль за деятельностью акционерного общества заключается в деятельности ревизионной комиссии акционерного общества. Даже не стоит говорить, что на практике в вопросах контроля уже давно все работает по-другому.

- На Ваш взгляд, не дублируются ли функции внутреннего аудита и ревизионных комиссий, наличие которых требуется по 208-ФЗ?

Функционал ревизионных комиссий и внутреннего аудита определяет акционерное общество. Как мы уже говорили, в законе “Об акционерных обществах” вопросы контроля за финансово-хозяйственной деятельностью общества рассматриваются в узком контексте – как деятельность ревизионных комиссий, избираемых общим собранием акционеров в соответствии с уставом общества.

На мой взгляд, в этом вопросе мы “зависли” между прошлым и будущим. Прошлое – это фактически двухуровневая система контроля, включающая общее собрание акционеров и избираемую общим собранием ревизионную комиссию общества. Деятельность ревизионных комиссий в некоторых случаях весьма успешна, но в большинстве акционерных обществ все же мало эффективна. Этому есть несколько причин - я их только перечислю, но не стану здесь на них подробно останавливаться: проблема независимости от менеджмента (слишком часто в ревизионные комиссии избираются работники организации), отсутствие возможности оперативно влиять на ситуацию (ревизионные комиссии подотчетны только общему собранию, которое не будешь же собирать даже один раз в квартал), недостаток времени членов ревизионных комиссий (как правило, работа в ревизионной комиссии – это некая “нагрузка” в дополнение к другим обязанностям или даже к работе в другой организации).

Будущее - это система контроля, которая базируется на деятельности совета директоров как представителя акционеров, в том числе и в вопросах контроля над всем, что делается в акционерном обществе. И у совета директоров есть все возможности оперативно влиять на ситуацию. В свою очередь, совет директоров должен иметь другой источник информации, помимо менеджмента, о происходящем в компании. Именно таким источником и может стать внутренний аудит. То есть выстраивается трехуровневая, но при этом более действенная с точки зрения структуры система контроля: общее собрание - совет директоров - внутренний аудит. А ревизионная комиссия по закону не может быть подотчетна совету директоров.

Меня всегда удивляет мнение тех, кто говорит, что ревизионная комиссия важна, потому что она может проверять и совет директоров. Позвольте, но ведь и совет директоров, и ревизионную комиссию избирают акционеры. Получается что одни доверенные люди - члены ревизионной комиссии - проверяют других доверенных людей, членов совета директоров. А кто тогда проверит проверяющих, т.е. ревизионную комиссию? Так доходим до полного абсурда. Проблема здесь, конечно, в неэффективности работы многих советов директоров, и именно ее и нужно решать. Укрепление ревизионных комиссий при неэффективности совета директоров является паллиативным решением, способным загнать болезнь в хроническую стадию.

- Сейчас Министерством труда приняты профессиональные стандарты не только внутреннего аудитора, но и специалиста по внутреннему контролю и специалиста по управлению рисками. Как Вы видите разграничение полномочий между ними? Не пересекаются ли их функции? Можно ли их функционал передать внутреннему аудитору и сконцентрировать в одном подразделении?

В иностранных организациях внутренний контроль не является отдельной функцией. Осуществление внутреннего контроля – это процесс, которым занимается менеджмент. Это часть повседневных функций каждого менеджера. Поэтому мне не совсем понятно выделение неотъемлемой части управленческой функции в отдельную профессию. Ну давайте тогда выделим в отдельные профессии профессию специалиста по планированию, специалиста по организации, специалиста по мотивации, специалиста по координированию. Это все – классические компоненты управления и функции любого менеджера (управленца). И функция контроля не должна являться исключением. А иначе наши менеджеры вообще разучатся управлять. Поэтому выделение неотъемлемой функции управления в самостоятельную деятельность отдельных работников (или целых подразделений) может сослужить плохую услугу менеджменту. Контроля от этого станет меньше, а не больше.

Функционал по построению системы контроля или осуществлению контроля нельзя передавать внутреннему аудиту, поскольку одна из задач внутреннего аудита - дать независимую оценку надежности и эффективности этой самой системы контроля. Нельзя объективно оценивать то, за что ты несешь ответственность. Другое дело, что пока система контроля не отстроена, поле деятельности для внутреннего аудита сильно сужается, поскольку отсутствует объект оценки, или же очевидна неэффективность объекта оценки. Здесь на первый план выходит выстраивание/совершенствование системы контроля. Но опять-таки это – одна из задач менеджмента.

Что касается управления рисками, здесь вопрос сложнее. В мире есть профессия риск-менеджера, в компаниях есть подразделения по управлению рисками. Внутренний аудит достаточно часто вовлечен в построение этой системы и в некоторых случаях даже является локомотивом в вопросе построения системы управления рисками (СУР). Но важно не пересекать черту – определять, какие риски приемлемы, а какие - нет, принимать решения по рискам должен менеджмент. Внутренний аудит может содействовать в построении СУР, оказывать методологическую поддержку. Но важно здесь “не засидеться”, поскольку ответственность за СУР несет менеджмент. Разделение полномочий между внутренними аудиторами и специалистами по управлению рисками вполне очевидно. Риск-менеджеры занимаются построением и поддержанием системы управления рисками, готовят отчетность по рискам; внутренние аудиторы оценивают надежность и эффективность систем и процессов, в том числе системы управления рисками.


- Какие учебные заведения готовят сейчас внутренних аудиторов, внутренних контролеров и специалистов по управлению рисками?

Сейчас нет программ подготовки таких специалистов на уровне федеральных государственных образовательных стандартов и образовательных программ ВУЗов. Это вопрос будущего, ближайшего будущего. Работа в этом направлении уже ведется, в том числе в рамках Ассоциации участников финансового рынка “Совет по развитию профессиональных квалификаций”, в работе которой Институт внутренних аудиторов принимает активное участие.

Интерес к профессии внутреннего аудитора со стороны ВУЗов начинает расти. Безусловно, импульсом явилось принятие летом 2015 года профессионального стандарта “Внутренний аудитор”. Но к вопросу разработки образовательных программ по профессиональным стандартам надо подходить очень взвешенно. Излишняя спешка в этом вопросе может привести к последствиям неблагоприятным для развития соответствующих профессий.

- Где есть специальные кафедры?

Если говорить о профессии внутреннего аудитора, нам не известно о существовании таких кафедр в ВУЗах. Это не означает, что отсутствует интерес к профессии. Это говорит о том, что мы находимся в начале длинного и непростого пути, результатом которого должно стать удовлетворение существующего спроса со стороны работодателей на высококвалифицированные кадры во внутреннем аудите.

Кто готовит аудиторов информационных систем? Внутренний аудитор и аудитор информационных систем – это один и тот же специалист или это разные специальности?

Есть одна профессия – внутренний аудитор. В рамках этой профессии возможны специализации по роду выполняемых задач, одна из которых – внутренний аудит информационных систем. Но трудовые функции и трудовые действия будут одними и теми же независимо от специализации. Недаром в определении профессии, данном в профессиональном стандарте “Внутренний аудитор”, говорится о внутреннем аудите в том числе и информационных систем. Другое дело, что стать высококлассным внутренним аудитором информационных систем без специальной подготовки именно в области информационных систем/информационных технологий, на мой взгляд, малореально. Как мы уже говорили, нам не известно о вузовских программах подготовки внутренних аудиторов, в том числе внутренних аудиторов в области информационных систем.

- Как Вы считаете, в связи с введением профессиональных стандартов, нужно ли государственное регулирование внутреннего аудита по аналогии с внешним аудитом? Нужен ли Закон о внутреннем аудите? Нужна ли национальная сертификация? Нужны ли национальные стандарты внутреннего аудита?

На мой взгляд, в государственном регулировании внутреннего аудита аналогично регулированию внешнего аудита нет необходимости по той простой причине, что внутренний аудит действует, прежде всего, в интересах внутренних сторон организации – советов директоров и исполнительного руководства. В отличие от аудита внешнего, основными пользователями результатов работы которого являются внешние стороны. Соответственно, специального закона о внутреннем аудите не нужно. В то же время, понятие внутреннего аудита и основные принципы его функционирования следует ввести в законодательство на уровне Закона “Об акционерных обществах” - мы об этом уже говорили.

Что касается профессиональных стандартов деятельности, существуют общепризнанные в мире Международные профессиональные стандарты внутреннего аудита. Международные подходы во внутреннем аудите тем и хороши, что они работают на всех континентах. Есть в России своя специфика, но она не столь существенная, чтобы создавать национальные стандарты внутреннего аудита. Мы не один раз на наших встречах и круглых столах обсуждали вопрос, нужны ли в России свои собственные, российские стандарты внутреннего аудита. Да, есть точка зрения, что все стандарты нероссийского происхождения – это плохо и в России неприменимо. Но сторонники этого подхода не дают ответ на вопрос, какие именно положения Международных профессиональных стандартов внутреннего аудита неприменимы в России. И чего в этих Стандартах не хватает. В конце концов, есть пример со стандартами аудиторской деятельности, когда мы долгие годы шли по пути развития федеральных правил (стандартов) аудиторской деятельности, но в результате все равно пришли к признанию в России международных стандартов аудита.

Касательно национальной сертификации внутренних аудиторов. Есть признанная в мире сертификация Дипломированный внутренний аудитор (Certified Internal Auditor, CIA). Экзамены на получение квалификации CIA принимаются в России на русском языке. И через некоторое время будет сертификация на соответствие квалификации профессиональному стандарту “Внутренний аудитор”. На мой взгляд, этих двух сертификаций вполне достаточно. Сложно предположить, какие дополнительные выгоды может дать обладателю какая-то другая сертификация во внутреннем аудите, как бы красиво ее не назвали.

- Как Вы считаете, не получится ли так, что государство истратит деньги на национальные стандарты, а потом утвердит международные стандарты, как это получилось со стандартами аудита?

Если говорить о профессиональном стандарте “Внутренний аудитор”, государство на его разработку не потратило ни копейки, поскольку Институт внутренних аудиторов с партнерами разрабатывал профстандарт в инициативном порядке на свои собственные средства. Если говорить о профессиональных стандартах деятельности внутреннего аудита, то, как я уже говорил, мы не видим преимуществ в разработке национальных стандартов. В случае отсутствия преимуществ любые затраты на разработку новшеств приводят к неэффективной трате средств. Что наше государство, к сожалению, неоднократно подтверждало, наступая на одни и те же грабли. Не хотелось бы, чтобы в этот раз подопытным кроликом стал внутренний аудит.

- Подразумевает ли профессиональный стандарт обязательное повышение квалификации по данным специальностям?

Любой профессиональный стандарт подразумевает повышение квалификации. Но если говорить об обязательности повышения квалификации, то ее подразумевают только обязательные профессиональные стандарты. Профессиональный стандарт “Внутренний аудитор” к таковым не относится. Кстати, сейчас на рынке уже появилось большое число компаний, заявляющих об обязательности прохождения обучения в соответствии с профессиональными стандартами. Предложил бы рассматривать такие заявления как не очень корректный маркетинговый ход.

- Где должны проходить повышение квалификации внутренние аудиторы?

Ни сам профессиональный стандарт, ни соответствующее законодательство не содержит требований касательно мест повышения квалификации. Здесь работодателям и работникам предоставлена свобода выбора. Мы надеемся, что повышать квалификацию специалисты будут в давно известных и хорошо себя зарекомендовавших центрах обучения или соответствующих профессиональных ассоциациях. Например, Институт внутренних аудиторов предлагает различные форматы повышения квалификации – тренинги, семинары, круглые столы, конференции.

- Должно ли повышение квалификации быть ежегодным? Какое количество часов повышения квалификации необходимо пройти внутренним аудиторам?

Ни сам профессиональный стандарт, ни соответствующее законодательство не содержит требований касательно количества часов повышения квалификации. В соответствии с мировой практикой 40 часов в год является достаточным для поддержания квалификации внутреннего аудитора на должном уровне.

- Что Вы думаете о создании СРО для внутренних аудиторов по аналогии с аудиторами? Нужен ли национальный реестр сертифицированных специалистов?

Мы не видим необходимости в законодательном регулировании профессии внутреннего аудитора по причинам, о которых я уже говорил. Саморегулирование – вещь полезная. Но в отсутствии государственного регулирования профессии - не всегда осуществимая. Вы по вполне очевидным причинам не можете прийти по своей инициативе в качестве СРО внутренних аудиторов к работодателю и проверить качество работы его внутреннего аудитора и соблюдение им профессиональных стандартов. Вы не можете собирать с внутренних аудиторов и/или работодателей средства в компенсационный фонд, из которого работодателю будут выплачивать убытки в случае некачественно проведенного внутреннего аудита. Ну и т.д. И механизм саморегулирования просто теряет смысл.

- Ну и в заключение, скажите пожалуйста, какой будет внутренний аудитор будущего?

Это будет профессионал, хорошо разбирающийся в деятельности своей организации (бизнесе своей компании), умеющий слушать и слышать собеседника, способный убедить, владеющий навыками работы с автоматизированными средствами обработки и анализа больших массивов данных. И это будет человек, радеющий за дело и желающий изменить свою организацию к лучшему.

- Какие Ваши личные планы на будущее? Какие планы Института внутренних аудиторов? Как Вы считаете, в чем секрет успеха? В чем секрет Вашего успеха?

Наверное, у каждого есть свой “рецепт” успеха. Мне кажется, надо любить и верить в то, чем занимаешься, настойчиво идти вперед, невзирая на трудности и извлекая при этом уроки из неудач, надо держать слово и выполнять взятые обязательства. И, конечно, нужно уметь объединять вокруг себя единомышленников – никто, за очень редким исключением, не может добиться успеха в одиночку.

Спасибо, Алексей, за Вашу работу, за профессионализм и за Ваше неравнодушие и любовь к специальности, за то, что Вы постоянно стимулируете нас профессионально двигаться вперед и вперед.

Теги: Институт внутренних аудиторов  ИВА  внутренний аудит  Алексей Сонин  внутренний аудитор  профессия внутреннего аудитора  профессиональное развитие  “Внутренний аудит в России”  Дипломированный внутренний аудитор  Certified Internal Auditor  CIA  внутренни