“Темная сторона” бухгалтерского опыта для финдиректоров

Аналитические статьи, рейтинги
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 25 октября 2018

По материалам: CFO


Насколько важно для CFO и других высших руководящих должностей публичных компаний обладать знаниями в финансовом учете? Или стоит поставить вопрос иначе – насколько важно не обладать?

Такая постановка вопроса до сих пор не встречалась и представляет интерес с точки зрения теории финансовых мошенничеств. На пороге нового тысячелетия финансовый директор одного крупного банка сказал, что “дни, когда финансовый директор выступал в роли “счетовода”, окончательно остались в прошлом”. В те времена этой фразой он, должно быть, озвучил прогрессивную на то момент точку зрения, однако с тех пор, после череды корпоративных скандалов и глобальной экономической рецессии, мнение просто обязано было измениться.

Сегодня регуляторы и представители академических кругов все чаще смотрят на контроль “сверху” как важную составляющую этой общей способности компаний предотвращать расхождения в финансовой отчетности. В самом деле, за это не могут отвечать одни лишь аудиторы (см. “Аудит аудитора” от 3 окт. 2018). Реагируя на новое мышление, Американский Совет по надзору за учетом в публичных компаниях (PCAOB), созданный в США после краха Enron и других крупных корпоративных скандалов, теперь указывает нехватку бухгалтерского опыта у представителей высшего руководства компаний среди основных факторов риска для возникновения расхождений в отчетности.

Взглянуть на вопрос с другой стороны пытаются авторы статьи, которая вышла в прошлом году в декабрьском выпуске журнала “The Accounting Review” и называлась “Do Auditors Recognize the Potential Dark Side of Executives’ Accounting Competence?” (“Осознают ли аудиторы потенциальную “темную сторону” бухгалтерского опыта управленцев?”). Один из печальных выводов, к которому приходят авторы публикации – нет, пока не осознают.

Вопрос можно сформулировать иначе: создает ли наличие опыта в бухгалтерии риск компрометации отчетности? Если ответ на этот вопрос положительный, это имеет очень большое значение для директоров компаний и (в первую очередь) внешних аудиторов, проверяющих достоверность финансовой отчетности своих клиентов.

Для исследования авторы работы – Энн Албрехт (Anne Albrecht) из Техасского христианского университета, Элейн Молдин (Elaine Mauldin) из Университета Миссури и Натан Ньютон (Nathan Newton) из Государственного университета Флориды изучили опыт финансовых директоров (CFO) и исполнительных директоров (CEO) более чем 3000 публичных компаний. Выяснилось, что прошлый опыт работы их в качестве партнеров аудиторских компаний действительно существенно повышает вероятность расхождений в отчетности. Этот предыдущий их опыт, пишут авторы, “обеспечивает расширенные знания аудиторских процедур и тактики обсуждений. В результате исполнительные лица способны использовать свою увеличенную способность для припрятывания расхождений или для избегания корректировок в текущем периоде, если внешние аудиторы расхождения обнаруживают”. В конечном итоге переподготовка отчетности все равно случается, и расхождения выплывают на поверхность – просто несколько позже.

Таким образом, знание финансового учета высшим руководством компаний – это палка о двух концах. Оно способно как улучшить качество отчетности, так и ухудшить его – при условии, что руководство выбирает “темную сторону силы”. “Мы не можем предполагать, что бухгалтерский опыт сам по себе ведет к расхождениям, потому что бухгалтерский опыт обеспечивает способность к подготовке надежных финансовых отчетов, и у нас нет причин ждать большей или, напротив, меньшей целостности от руководства с бухгалтерскими знаниями по сравнению с теми, кто ими не обладает Вместо этого <…> бухгалтерские знания просто пересекаются с другими составляющими риска мошенничества, повышая риск существенных расхождений”.

Что такое эти “составляющие риска мошенничества”? Здесь профессоры трех американских университетов фокусируются в основном на вознаграждении исполнительных лиц, поскольку стандарты аудита отдельно оговаривают его как составляющую процедур оценки риска, а предварительные исследования наталкивают на заключение, что основанные на вознаграждении схемы мотивации, как правило, провоцируют расхождения в отчетности. И в самом деле, данное исследование подтверждает, что бухгалтерский опыт среди топ-менеджеров на таких мотивационных схемах, приносящих им существенно больше среднего, очень значительно повышает риск недостоверной финансовой отчетности.

Если опыт аудиторско-бухгалтерской работы отсутствует, оплата топ-менеджеров выше медианного значения (брался 75-й перцентиль) только лишь на 4% повышала вероятность расхождений в отчетности по сравнению с компаниями, где вознаграждение у “топов” было относительно низким (25-й перцентиль). А вот если такой опыт присутствует, то высокое вознаграждение управленцев аж на 30% повышала вероятность расхождений в отчетности по сравнению с низкооплачиваемыми руководящими должностями. Этот феномен исследователи называют “обратной стороной медали” характеристик, которые до сих пор считались преимуществом для менеджеров руководящего звена.

Усугубляет проблему очевидное неосознавание данного факта внешними аудиторами. Да, обыкновенно они просят более высокие комиссии за свои услуги в случае аудита компаний с высокими окладами топ-менеджеров, но почему-то эта надбавка ниже в тех случаях, когда менеджеры компаний-клиентов имеют опыт в сфере бухгалтерского учета. Как будто аудиторы “доверяют” во втором случае руководству компаний, хотя должны, по логике авторов исследования, делать прямо противоположное.

Эту взаимосвязь авторы также рассмотрели и пришли к выводу, что аудиторские комиссии не коррелируют с повышенным риском, порождаемым опасным сочетанием бухгалтерского опыта топ-менеджеров на хорошо оплачиваемых мотивационных схемах. Свои выводы они сделали на основе данных 3 252 публичных компаний на протяжении 10-летнего периода. Каждый год в среднем у 12% компаний один или больше топ-менеджеров ранее работал партнером или управляющим в аудиторской компании. Примерно 61% из них на момент исследования занимали должности финдиректоров, а 9% - исполнительных директоров. И около 10% финансовых отчетов компаний обнаружились с ошибками, которые впоследствии были скорректированы с последующей переподготовкой.

Измеряя вознаграждение исполнительных лиц, исследователи оценили, что ожидаемое вознаграждение зависит от многих факторов, в том числе размера компании, сложности ведения бизнеса и финансовых результатов, а также продолжительности работы менеджеров и, само собой, их личных характеристик как управляющих. На основе всех этих факторов можно вывести среднее, “ожидаемое” вознаграждение, а вот то, насколько фактическое вознаграждение превышает эту оценку, и называется “излишним вознаграждением” (впрочем, в отдельных случаях наблюдалась и обратная ситуация, когда менеджерам “недоплачивали”).

Сам по себе аудиторский опыт работы еще не означает большей вероятности обнаружить в отчетности расхождения, но если речь идет об “излишнем вознаграждении”, здесь шансы значительно взрастают, и компании с высокооплачиваемыми должностями с существенно большей вероятностью впоследствии это проявят. Интересная информация к размышлению всех, кого это может касаться.

Теги: бухгалтерский опыт  финансовый учет  расхождения в отчетности  существенные расхождения  переподготовка отчетности  качество отчетности  недостоверная отчетность