Трансформация института аудита в условиях применения цифровых технологий

Аналитические статьи, рейтинги

Автор:
Источник: Журнал “Аудит” №12-2019
Опубликовано: 9 января 2020

Информационные цифровые технологии все в большей степени определяют реалии окружающей действительности, что определяет траекторию изменений и для такой сферы профессиональной деятельности как аудит. В статье рассматриваются некоторые ключевые тенденции, определяющие развитие аудиторской деятельности в ближайшем будущем. Показано, что важными трендами развития аудита выступают его интеграция в тотальную цифровую среду, работа с большими данными, переход к технологиям непрерывного аудита.

Кризисные явления в мировой экономике подчеркнули степень, с которой мировые хозяйственные и финансовые системы оказываются глобально взаимозависимыми и взаимосвязанными. Эта взаимосвязанность приносит большее процветание, но она также влечет за собой и высокую концентрацию системных рисков [1]. Одним из следствий этого стал кризис доверия к стандартам раскрытия информации в корпоративной отчетности и достоверности ее представления. Исторически одним из ключевых институтов, обеспечивающих доверие у учетной информации, выступает аудит.

По своей внутренней природе аудит представляет собой институализировано оформленную технологию верификации и оценки различных показателей бухгалтерской (финансовой) отчетности. По резу3льтатам его проведения внешние пользователи получают подтверждение того, что изучаемая ими бухгалтерская (финансовая) отчетность достоверна, соответствует стандартам ее подготовки и верно отражает финансовое положение отчитывающегося лица, что особенно важно для инвесторов и кредиторов, как правило, не обладающих возможностью инсайдерского доступа к бухгалтерским регистрам и внутренней отчетности партнеров.

Поэтому во всех дискуссиях и обсуждениях проблем кризиса неизбежно ставится вопрос о месте и роли аудиторов в обеспечении снижения системных и информационных рисков, об их правовой, финансовой, и даже шире – этической и социальной ответственности. Характерно и то, что повышенный интерес к этим вопросам происходит на фоне беспрецедентного глобального пересмотра регулятивных настроений. Так, когда стираются ранее казавшиеся различия между внешним регулированием, саморегулированием, управленческим контролем, внешним и внутреннем аудитом и т. д.

Вряд ли можно найти быстрый и однозначный ответ на указанные вопросы. Но несомненно то, что в условиях глобальной институциональной турбулентности, повышенной динамики социальных и технологических изменений аудит претерпевает серьезные, если не сказать, революционные изменения. Механика, благодаря которой запускаются драйверы таких изменений, отчасти определяется внутренней логикой развития института аудита. Как и любой институт, он трансформируется, с одной стороны, исходя из общественных закономерностей, а с другой – по собственным внутренним законам. Но отчасти, эта механика носит внешний, в какой-то мере вынужденный характер. В частности, можно видеть, что на аудит, как и на любую другую область человеческой деятельности все в более значительной мере оказывают воздействие разнообразные императивы инновационного технологического роста и развития.

Следует отметить, что тема будущего аудиторской деятельности сегодня все более и более рассматривается именно в связи с новыми технологиями. Она является предметом многочисленных дискуссий, исследований, обсуждений как в профессиональном сообществе, так и академической среде на международном уровне. Например, технологическому будущему аудита было посвящено недавнее совместное глобальное исследование Grant Thornton и ACCA, проведенное в таких резко отличающихся друг от друга странах и регионах как Китай, Европейский союз, Сингапур, Южная Африка, ОАЭ, Великобритания и т.д.

Одним из главных результатов этого исследования является вывод о том, что в условиях, когда благодаря информационным инновационным технологиям резко изменяются скорость и объемы передаваемой информации, рынки и корпоративные управленческие системы вынуждены реагировать как можно более быстро, а во многих случаях и в реальном режиме времени, традиционный аудит, который проводится в отношении отчетности, содержащей историческую информацию, перестает отвечать требованиям времени. И потому наступило время искать новые решения [1].

К сожалению, отечественные исследователи не уделяют пока должное внимание этому аспекту. Оценивая перспективы развития аудита, они упускают из виду, что ключевой проблемой, главным вызовом, с которым столкнулась аудиторская профессия (впрочем, как и бухгалтерский учет), сегодня является то, что современная бизнес-среда развивается гораздо быстрее, чем технологии аудита [2, 159с.]. В условиях возросшей скорости коммуникаций учетная информация, подвергаемая аудиту, быстро утрачивает свою актуальность, оказывается гораздо менее актуальной и релевантной, чем иная информация. При этом, количество каналов получения этой новой актуальной информации бизнесом сегодня значительно увеличилось [3, 193-207; 810 – 825с.]

Например, рыночные или корпоративные новости достаточно оперативно размещаются на корпоративных сайтах или в новостных сообщениях, они легко доступны для каждого. Инвесторы могут дифференцировать и быстро менять свои решения, пользуясь информацией о качестве продукции или выпуске новых продуктовых линеек. Вся эта информация зачастую лежит вне бухгалтерских учетных систем, а ее главным достоинством выступает то, что она быстро генерируется, распространяется почти мгновенно после возникновения инициирующего ее события, легко доступна для онлайн обработки и т. д.

В новой реальности у аудиторов не остается альтернативы тому, чтобы начать работать с технологиями, связанными со сбором, обработкой, консолидацией и анализом новых форм данных и больших объемов информации. Вышеупомянутое исследование АССА идентифицировало основные драйверы, которые будут определять в ближайшее время глобальную потребность в бухгалтерах и аудиторах за следующее десятилетие. Это новые технологии глобальных коммуникаций, умные машины и новый медиа-контент. Новые модели финансирования могут потребовать новых услуг обеспечения. Акцент аудита также будет смещаться с пассивного взаимодействия с бизнесом в качестве независимой инстанции, подтверждающей отчетность, к активной функции оценки эффективности управления. Пока это смотрится непривычно, но опыт показывает, что в современном мире зачастую реальные изменения опережают человеческую способность воспринимать их как данность.

Для правильной оценки основных тенденций, определяющих будущее аудита, следует понимать, что в основе его современного методологического аппарата лежит риск-ориентированная концепция. Обычно ее соотносят с рисками, сопровождающими проведение аудиторской проверки, но это справедливо лишь отчасти. Ключевым пунктом, на котором основывается риск-ориентированный подход к аудиту является возможность дифференцированного подхода к исходным данным. Благодаря техникам расчета существенности и определения параметров аудиторской выборки, современный аудит стал в значительной мере опираться на алгоритмические и информационно-поисковые процедуры сбора и обработки информации, аналитические методы работы с данными, то есть именно те области, в которых сегодня появляются новые инновационные технологические решения.

Среди различных инновационных направлений, можно выделить три основные, каждое из которых, способно изменить «лицо» современного аудита: тотальное оцифровывание окружающей жизни, возможность работы с большими данными, ведение учета и формирование отчетности практически в реальном режиме времени. Рассмотрим эти направления подробнее.

Тотальное оцифровывание окружающей жизни. Оцифровывание (дижитализация) представляет собой логическое продолжение темы автоматизации. Оцифровывание постепенно, но неотвратимо глубоко меняет экономику окружающей жизни, которая оказывается все более связанной и интегрированной. Многочисленные персональные устройства и встроенные датчики формируют комплексную сетевую среду, получающую название «интернета вещей» [4, 307-323с.]. Интегрированность и взаимосвязанность в числе прочего предполагают встроенность функций контроля и оценки эффективности в сетевой функционал. Аудит таких систем будет проводится не столько на основе отчетности об их работе, сколько на основе анализа протоколов работы, формирование которых происходит постоянно в автоматизированном режиме. Соответственно, фокус аудита смещается от проверки последующей отчетной информации (например, в форме финансовой и не финансовой отчетности) к оценке и мониторингу параметров работы аудируемых систем с акцентом на проведение превентивных процедур раннего выявления возможных отклонений и рисков. Следует отметить, что встроенные интеллектуальные превентивные средства контроля и отслеживания основных бизнес-процессов уже существуют. Так, они все более широко используются в корпоративных информационных системах и персональных устройствах, с которыми работают аудиторы. Такой полностью автоматизированный сбор данных открывает новые перспективы для совершенствования методов контроля и работы с данными, связанные, прежде всего, со скоростью и точностью сбора информации, а также с глубиной используемой аналитики и полнотой доступа к любым разрезам имеющихся информационных массивов.

Большие данные. Наиболее полно и последовательно развитие методов работы с информацией в аудите реализуется в условиях обращения к большим данным, которые можно определить, как информационные активы, имеющие большой объем, обеспечивающие высокую скорость обработки и передачи и/или разнообразие их представления, для обработки которых используются высокотехнологичные экономически эффективные, инновационные методы, обеспечивающие лучшее понимание для принятия решений и автоматизацию процессов. По своей природе они представляют собой «высокоскоростные потоки данных в больших объемах» [5, 400с.]. В основе работы с ними лежат сложные специализированные алгоритмы улучшенных методов формирования аналитики, многомерные статистические модели и специальное программное обеспечение.

Учет и отчетность в реальном режиме времени. Использование мощных компьютерных систем, продвинутых алгоритмов обработки информации и высокоскоростных коммуникационных систем, характерных для работы с большими данными существенно обогащает и расширяет возможности представления самой разнообразной информации в корпоративной отчетности, которая в последнее время все большей степени строится на основе сложного симбиоза финансовой и нефинансовой информации.

В основе этой отчетности лежат не простые учетные данные, а используется сложное, комплексное соединение различного рода информации, как количественной, так и качественной, что позволяет внешним пользователям измерять и управлять не только конкретные результаты деятельности, но и общие характеристики процессов создания бизнесом добавленной стоимости.

На фундаменте рассмотренных выше инновационных направлений в последнее время начал активно развиваться новое направление и в аудиторской деятельности – непрерывный аудит. Из названия видно, что такой аудит уже не строится на кропотливых трудоемких, выполняемых вручную или частично автоматизированных операциях выборки и сбора данных. Напротив, в его основе лежит прямое обращение к процедурам непрерывного прямого наблюдения за всеми процессами аудируемой системы, в том числе в виде оцифрованной учетной информации.

Характерные для традиционной технологии аудита ретроориентированные технологии ограниченной выборки, прямой документальной оценки фактов хозяйственной жизни, трудоемких оценок текущей стоимости на данный момент времени заменяются здесь новыми формами измерения и подтверждения. Аудиторские процедуры здесь становятся в значительной степени независимыми от людей, принимают характер перспективной ориентированности на прогнозную информацию, направленными не столько на выявление нарушений и отклонений, сколько на профилактические меры их раннего предупреждения. Фокус аудиторской проверки перемещается от исторических проверок на основе ранее заархивированной или представленной в отчетах информации к созданию интегрированной контрольной среды, в которой наряду с набором стандартных учетных данных используются прогнозы, сведения об отклонениях и все та же превентивная аналитика, реализуемые в режиме реального времени.

В новых условиях аудит начинает рассматриваться как активная, прогностически- ориентированная функция управления, при выполнении которой аудитор больше полагается на модели, а не атомарные данные, направленные на исследование отклонений в реальном режиме времени или достаточно близко к этому.

Переход к непрерывному аудиту предполагает обращение к многомерным моделям непрерывной обработки данных, которые превосходят возможности человеческого интеллекта. Поэтому здесь все больше находят применение современные системы интеллектуальной поддержки принятия управленческих решений, связанные с применением технологий искусственного интеллекта. К ним в частности обращается такой гигант аудиторско-консалтингового бизнеса как KPMG, представители которой объявили недавно о своем активном сотрудничестве с искусственным интеллектом Watson, разработанном в IBM. Посредством такого сотрудничества KPMG надеется получить серьезное конкурентное преимущество на рынке аудиторских услуг, за счет использования вычислительных мощностей и когнитивных аналитических возможностей системы Watson [6].

Аналогично действует Deloitte, которая для обеспечения более эффективного процесса аудита использует систему искусственного интеллекта Кира. Последняя позволяет в течение короткого срока анализировать сотни тысяч документов, обеспечивая быструю обработку полученных результатов и их оценку в соответствии с установленными критериями. Такой подход резко сокращает не только время аудиторских процедур, но и повышает точность и достоверность формируемых аудиторами выводов [7].

Таким образом, развитие современных информационных цифровых технологий все в большей степени влияет на аудит, меняя не только используемые в нем методы и инструментальные средства, но и саму концепцию аудиторской деятельности. Трансформация технологий работы с данными принципиально меняет наше понимание содержания учетной и управленческой информации, которые пока еще традиционно остаются главным предметом аудита. Интересно то, что ключ к пониманию природы происходящих изменений лежит за пределами теории аудита и для правильного их понимания необходимы серьезные междисциплинарные исследования.

Но уже сегодня очевидно, что рассмотренные выше примеры далеко не последние элементы более общей картины трансформации аудита. Наиболее серьезные системные вызовы, связанные с появлением информационных технологий, которые еще предстоит осмыслить и принять аудиторскому сообществу, связаны с появлением новых рисков и проблемных областей, в которых аудит может быть востребован.

Среди них стоит обратить внимание на следующие. Наращивание масштабов сбора данных и возможностей средств их хранения до момента, когда любые данные перестают быть историческими, а обрабатываются сложными динамическими алгоритмами, в реальном режиме времени. Полная автоматизация ввода и генерации новых данных, не только о стоимостных, но и пространственных и временных характеристиках объемов учета, посредством RFID и GPS устройств, фактически удаляет человека-оператора из системы учета. Растущее число точек межсистемного соединения и каналов информационного взаимодействия между различными хранилищами данных обеспечивает все более тесную интеграцию между физическими и виртуальными мирами, что неизбежно перемещает и аудит в виртуально ориентированную среду. Проблемы и вопросы конфиденциальности и безопасности также претерпят существенную трансформацию, поскольку в интегрированных информационных средах сложно становится отделять частную, закрытую, и открытую, публично раскрываемую, информацию.

На сегодняшний день указанные проблемные области мало изучены, а их осмысление происходит в рамках классической теории аудита, актуальной для индустриальной эпохи. Очевидно, в условиях цифровой экономики ряд концептуальных положений этой теории должен быть пересмотрен. Параллельно меняется и практика аудита, причем методы и процедуры аудиторских проверок завтрашнего дня формируются здесь и сейчас, на наших глазах. И хотя четкого понимания того, какими они будут на самом деле, пока еще не выработано, траектория, на основе которой они появятся, уже существует. Будущего не надо бояться, его надо создавать.


Литература:

  1. https://www.accaglobal.com/content/dam/ACCA_Global/Technical/audit/ea-future-of-audit.pdf
  2. См., например, Булыга Р.П. Инновационные направления и процедуры аудита и контроля. – М.: ЮНИТИ ДАНА, 2018. – 159 с.
  3. Eilifsen A., Knechel R., Wallage, P. Application of the business risk audit model: A field study // Accounting Horizons, 2001, 15(3), p. 193-207; Humphrey C., Loft A., Woods M. The global audit profession and the international financial architecture: Understanding regulatory relationships at a time of financial crisis//Accounting, Organizations & Society. 2009. 31(6/7). p. 810-825
  4. Kopetz H. Internet of things. In Real-Time Systems. – New York, NY: Springer, 2011. - p. 307-323
  5. Гурвиц Дж., Ньюджент А., Халпер Ф., Кауфман М. Просто о больших данных. Пер. с англ. – М.: Эксмо (Библиотека Сбербанка, т. 58) 2016. – 400 с
  6. IBM. News Release. 2016 [Internet]. – URL: https://www-03.ibm.com/press/us/en/pressrelease/49274.wss
  7. Kira. Deloitte [Internet]. – URL: https://info.kirasystems.com/ partners/deloitte-alliance/


Автор:

Теги: аудит  институт аудита  цифровые технологии  аудиторская деятельность  развитие аудита  большие данные  непрерывный аудит  цифровизация  бухгалтерская отчетность  финансовая отчетность  оцифровывание  искусственный интеллект  аудиторские процедуры  теория