Внедрение Solvency II: перемены в регуляции и последствия для рынка

Управленческий учет в контексте стратеги...

Автор:
Источник: SAS Россия/СНГ
Опубликовано: 3 июля 2019

Переход к риск-ориентированному управлению деятельностью компаний – это ключевой тренд в развитии современной финансовой системы. Мировой финансовый кризис 2007-2008 годов показал серьезную уязвимость прежних подходов: они не позволяли быстро выявлять дисбалансы в бизнес-процессах компаний. Относительно слабый надзор и недостаточная отлаженность процессов мониторинга внутренних рисков стали причиной развития кризиса в банковском и страховом секторах. В результате, в 2009-2011 годах были приняты концепции Базель III и Solvency II, назначение которых –– регламентировать процессы управления рисками в банках и страховых компаниях – и за счет этого повысить устойчивость соответствующих сегментов рынка.

Банковский сектор зарегулирован намного сильнее страхового, внимание к нему более пристальное. Страховой же сектор традиционно развивается с определенным отставанием. Но постепенно, по мере роста, обусловленного целым набором факторов, таких как экономический рост, развитие банковской сферы и повышение финансовой грамотности населения, – происходит расширение и укрупнение страхового сектора, доказательством чему, с свою очередь, является пересмотр концепции пруденциального регулирования и надзора. Россия в этом смысле не исключение.

Зачем потребовалось новое регулирование?

До 2009 года, когда в качестве Директивы ЕС была принята концепция Solvency II, долгие 36 лет применялись принципы Solvency I. Она предполагала применение только стандартных формул для оценки нормативов капитала, который рассчитывался как доля от технических резервов без корректировки на рыночный риск. В зависимости от юрисдикции, оценка активов могла основываться на балансовой стоимости, а обязательств – на сумме, определенной в момент реализации полиса и не учитывающей рыночную стоимость денег. Очевидно, что данный подход не мог в полной мере отражать действительное положение дел в компаниях, и по мере сближения и углубления взаимозависимостей между секторами экономики и формирования единого рынка ЕС становилось очевидно, что требуются перемены. Глобальное внедрение концепции Solvency II уже оказывает значительное влияние на страховой рынок Евросоюза, а в скором будущем – и России.

Новая концепция предполагает регулирование с акцентом на учет рисков, присущих не всему рынку в целом, а специфичных для конкретных компаний (так называемый риск-ориентированный подход к регулированию страхового сектора). Если ранее страховая компания в смысле совокупности принимаемых рисков воспринималась, как некоторая закрытая сущность, несущая один большой риск нехватки активов для покрытия обязательств, то сейчас риски диверсифицированы и определены в рамках основных аспектов деятельности – андеррайтинг, инвестиционная деятельность, анализ надежности клиентов и контрагентов.

Текущий режим регулирования российского рынка аналогичен европейскому законодательству до введения Solvency II и пока предполагает упрощенный регуляторный режим.

Положение дел на российском рынке

По состоянию на ноябрь 2018 года в России функционировало 285 субъектов страхового дела (далее - ССД), включая 208 страховых компаний (к ССД относятся также компании взаимного страхования, страховые брокеры и страховые актуарии) [2]. За последние годы на страховом рынке наблюдалось стабильное сокращение числа участников, вызванное, в основном, нарушениями законодательства, в то же время основные показатели деятельности демонстрировали стабильный, пусть и небольшой, рост. Так, за три квартала 2018 года собрали почти 1 трлн страховых премий, большую долю из которых (свыше 80%) принесло добровольное страхование. В добровольном страховании абсолютный лидер – страхование жизни. Совокупная прибыль страхового сектора за 3 квартала 2018 года составила порядка 169 млрд рублей (+57% роста 12 месяцев), при этом размер собственных средств составлял 677 млрд рублей (+13%).

Российский страховой рынок в большой степени концентрирован – на 20 крупнейших компаний приходится порядка 80% собранных страховых премий и 77% активов страхового сектора. В инвестиционном портфеле страховых компаний, как правило, преобладают облигации и государственные ценные бумаги. Вложения в последние за год выросли почти в два раза, что объясняется их положительной динамикой, а также увеличением взносов по инвестиционному страхованию жизни, основу портфеля для которого составляют взносы в госбумаги.

В рамках текущего регуляторного режима страховые организации составляют годовую и промежуточную бухгалтерскую (финансовую) отчетность (БФО) в соответствии с отраслевыми стандартами бухгалтерского учета (ОСБУ). Состав форм и примечаний к отчетности строго определен ОСБУ, которые основаны на МСФО. Помимо этого, предусмотрены ежегодная актуарная оценка деятельности и аудит годовой БФО и консолидированной финансовой отчетности. Аналогично банкам, у страховых компаний имеются надзорные формы отчетности, требуемые к представлению в Банк России. В части пруденциальных нормативов, текущим законодательством установлено требование фактического и нормативного размеров маржи платежеспособности и их соотношения (фактический не может быть меньше нормативного).

Таким образом, страховой рынок России представляется активно развивающимся с прослеживаемой тенденцией к консолидации. Текущий регуляторный режим не является риск-ориентированным и не обладает существенными возможностями для оценки специфических отраслевых рисков, присущих страховому бизнесу.

Подход ЦБ к введению Solvency II

В рамках российской финансовой системы страховой сектор является важным элементом, и задача повышения его финансовой стабильности приобретает высокую значимость. Помимо системообразующей мотивации, Банк России подчеркивает необходимость повысить доверие населения к страховой индустрии, а также повысить прозрачность и инвестиционную привлекательность отрасли. Установление качественно новых требований к внутренним процедурам оценки риска и раскрытию информации – один из механизмов достижения этих целей. Еще одним важным аспектом является необходимость приведения российского страхового законодательства в соответствие с ведущими мировыми практиками. Это должно решить сразу несколько задач: в частности, снизить репутационные риски и обеспечить согласованность рисковой и управленческой отчетности на консолидированном уровне в случае наличия у страховых компаний зарубежных филиалов.

Целевая концепция регулирования страхового сектора, предполагаемая к выстраиванию по примеру европейской Solvency II, предполагает подход на основе трех компонент, аналогичный требованиям Базельского комитета по банковскому надзору.

Первая компонента – определение количественных требований к капиталу – призвана способствовать точной риск-ориентированной оценке достаточности собственных средств страховой компании на основе определения значимых рисков и связей между ними. Об основных требованиях в рамках Первой компоненты будет рассказано ниже.

Вторая компонента носит в большей степени надзорный характер и ориентирована на выстраивание системы корпоративного управления в компании на уровне, достаточном для регулятора, чтобы сделать заключение о наличии прозрачных и согласованных внутренних систем оценки рисков и их управления, систем внутреннего аудита и внутреннего контроля, актуарных функций. Выстраивание процессов в рамках второй компоненты требует решения большого числа технологических, методологических, организационных и нормативно-правовых вопросов.

Наконец, Третья компонента предполагает требования в отношении регуляторной и управленческой отчетности (как публичной, так и конфиденциальной), в том числе касательно ее периодичности и формата.

При этом Банк России заявляет о своем намерении по внедрению риск-ориентированного подхода к регулированию страхового сектора в следующей последовательности: Вторая компонента, Первая компонента, Третья компонента.

По замыслу Solvency II, как и в соответствии с намерениями Банка России, внедрение Второй компоненты в первую очередь приведет к отладке внутренних процессов страховых компаний, таких как управление рисками, установка лимитов рисков, система внутреннего аудита, процессы делегирования обязанностей в области риск-менеджмента, процессы и стандарты формирования отчетности. В рамках внедрения Второй компоненты, в частности, предполагается подготовка нормативных актов с требованиями к системе управлениями рисками и капиталом, а также к системе внутреннего контроля. Все это позволит сформировать фундамент для реализации Первой компоненты, а именно непосредственным расчетам, оценке и анализу текущего финансового состояния страховой компании. Предусматривается, что указанное будет возможно, благодаря выбору оптимальной методологии и отладке системы корпоративного управления в соответствии с требованиями Директивы Solvency II, адаптированной Банком России к условиям российского рынка.

Управление ожидаемыми рисками становится обязательным

В рамках Первой компоненты Директива Solvency II вводит принцип разделения собственных средств страховых компаний в зависимости от уровня покрытия риска: минимальное требование к капиталу (Minimum Capital Requirement - MCR) и требование к капиталу для обеспечения платежеспособности (Solvency Capital Requirement - SCR). По аналогии с Базелем II, Solvency II обязывает страховые непрерывно поддерживать минимальный размер капитала, предполагающий сохранение платежеспособности компании на протяжении одного года на уровне значимости 85%. В свою очередь, SCR представляет собой такую величину средств, обладание которой позволит страховой удовлетворить требования держателей полисов с вероятностью 99,5%. При этом, нарушение обоих требований приведет к немедленному вмешательству регулятора: «пробитие» MCR грозит отзывом лицензии на ведение страховой деятельности, тогда как несоответствие уровню SCR повлечет введение особого надзорного режима для данной страховой и установление ограничений на использование свободных собственных средств.


Упоминание уровней значимости говорит о необходимости применения стохастических методов лишь на первый взгляд. В действительности, на первом этапе Solvency II предлагает заменить эти вычисления на стандартизированные формулы расчета. Для этого и MCR, и SCR декомпозируются на более удобные в оценке составные элементы.

В сравнении с SCR, расчет минимальных требований к капиталу достаточно прост: его величина должна находиться в интервале от 25% до 45% величины SCR и равна максимуму из:
  • абсолютного нижнего предела величины капитала, который зависит от сегмента страхования и законодательно закреплен в концепции;
  • линейной комбинации чистых страховых премий за предыдущие 12 месяцев, технических резервов и подверженного риску капитала, рассчитанных в отдельности для life и non-life страхования за вычетом перестрахования.

В свою очередь, SCR имеет более комплексную структуру, состоящей из трех элементов:

  • покрытия базовых рисков (Basic Solvency Capital Requirement – BSCR) – рисков, свззанных непосредственно со страховой и инвестиционной деятельностью;
  • покрытия операционного риска, не учтенного в BSCR;
  • уменьшающей поправки, отражающей потенциальный эффект сокращения непредвиденных убытков за счет страховых резервов и отложенных налоговых обязательств.

Данная структура призвана избежать двойной учет рисков и исправить один из главных недостатков Solvency I – отсутствие адаптации требований к капиталу под риски, специфичные для конкретной страховой, что, очевидно, делает ее чрезвычайно уязвимой, например, в случае наступления событий, приводящих к резким изменениям трендов поведенческих характеристик клиентов, а также к снижениям показателей финансовых рынков. Так, Solvency II предлагает выделять 6 основных типов риска: 3 андеррайтинговых (life, non-life и медицинское страхование), кредитный, рыночный и риск нематериальных активов. Методология расчета величины каждого из этих рисков детально проработана в концепции и, в общем виде, подразумевает комбинирование величин ожидаемых и полученных премий, технических резервов, а также множества региональных коэффициентов. Тем не менее, все параметры, используемые в вычислениях, оценены для реалий страхового рынка ЕС. В связи с этим Банк России проводит Количественные исследования для более точной калибровки стандартных значений. Ожидается, что окончательный вид формул для расчета рисков будет опубликован регулятором в 2021 году.


Отдельный акцент необходимо сделать на анализе рыночного и кредитного рисков. В отличие от андеррайтинговых рисков, масштаб которых соизмерим для разных стран, эти риски оказываются повышенными в условиях развивающегося российского финансового рынка. Более того, они представляют особый интерес как аспекты, количественная оценка которых, с одной стороны, требует использование достаточно сложного математического аппарата, а с другой – является областью, в которой финансовый рынок обладает достаточной экспертизой для успешного применения собственных методик.

С учетом того, что в перспективе страховые организации получат возможность использования собственных, более продвинутых моделей оценки, наиболее высокий потенциал для передачи опыта имеется у кредитных организаций. Так, в настоящий момент крупнейшие банки России постепенно внедряют подход к оценке требований капитала по Базелю II на основе внутренних кредитных рейтингов контрагентов, используя, таким образом, технологии, которые могут быть применены и в страховании. Более того, с 1 января 2018 года Минфин России ввел в действие стандарт МСФО 9 «Финансовые инструменты», предусматривающий переход на модель ожидаемых кредитных убытков, что также дает более точную оценку риска, чем стандартная формула.

Будущее внедрение Первой компоненты повлечет, таким образом, значительные изменения в вычислительных процессах, свойственных российским страховым компаниям, а также настройку совершенно новых процессов.

Совершенствование внутренних процессов

Требования к страховым компаниям в части внутренних процессов и систем управления рисками явно и неявно сформулированы в части Второй компоненты концепции Solvency II. В первую очередь, необходимо отметить, что риск-ориентированный подход к управлению компанией – это подход предсказательный, на перспективу. Принцип выделения значимых рисков и покрытия их капиталом означает доскональное понимание собственного бизнеса и рыночной конъюнктуры, а также способность к гибким изменениям. Вместе с тем, текущие внутренние процессы страховых компаний ориентированы на упрощенный регуляторный режим, а значит менее функциональны.

Ориентация на оценку ключевых рисков определяется совершенствованием и автоматизацией полного цикла бизнес-процессов деятельности, от ценообразования (в том числе оценки андеррайтинговых рисков) до анализа портфеля инвестиций и кредитного рейтинга контрагентов. Совершенствование обусловлено внедрением качественно нового подхода к оценке рисков, в том числе выделением значимых, а также необходимостью интеграции этого процесса в общую логику функционирования компании, в том числе в части процессов подготовки данных, стратегического планирования, формирования отчетности, внутреннего аудита, что на практике может означать и настройку ряда определенных процессов с нуля. Необходимость автоматизации обосновывается общей сложностью подходов Solvency II, большим требуемым объемом данных и существенным математическим аппаратом, а также соображениями о важности быстродействия системы выполнения расчетов, что нереализуемо без соответствующего уровня технического оснащения.

С учетом сказанного выше, особое значение принимает вопрос выбора технологической платформы для решения задачи автоматизации внутренних процессов в соответствии с концепцией Solvency II. Расчеты величины рисков по стандартизированному подходу в рамках Первой компоненты, сами по себе непростые и громоздкие, дополняются прогнозированием финансовых и балансовых статей и стресс-тестированием в рамках Второй компоненты и формированием преднастроенных отчетов необходимого уровня детализации в соответствии с Третьей компонентой. Решать такую задачу необходимо комплексно, с учетом вероятного усиления пруденциального режима, а также возможности использовать внутренние модели для оценки достаточности собственных средств, внедрение которых может потребовать более высокого уровня автоматизации, нежели чем стандартизированный подход.

Именно технологическая платформа будет являться своего рода «местом встречи» рисковой, актуарной и андеррайтинговой функций в страховой компании, способствуя, таким образом, успешному выполнению стратегических задач и соответствию самым высоким требованиям регулятора.

__________________________________________

1. https://data.oecd.org/insurance/insurance-spending.htm#indicator-chart

2. Обзор ключевых показателей деятельности страховщиков за III квартал 2018 года (размещен на сайте Банка России www.cbr.ru)

Автор:

Теги: Solvency II  риск-ориентированное управление  бизнес-процессы компаний  финансовый кризис  страховой сектор  Базель III  управление рисками  страховые компании  пруденциальное регулирование  нормативы капитала  риск-ориентированный подход  субъекты страхо