Возможен ли аудит отчетности компании, которой уже оказывают услуги - например, налогового консалтинга?

Аналитические статьи, рейтинги
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 20 марта 2017

Источник: INFOR.PL

Мнение Витольда Модзелевского (Witold Modzelewski), профессора Варшавского Университета (Институт налоговых исследований)

Приверженцы либеральных взглядов и левое крыло (само собой, также либеральное) в полной мере уже опробовали патологичную систему, в которой организация, являясь якобы независимым аудитором, изучила и оценивала – якобы объективно – финансовую отчетность компании, которую одновременно консультировала, дополнительно зарабатывая намного больше на этом консалтинге. Это является точной копией ситуации, где выносящий приговор судья был и далее являлся бы одновременно адвокатом подзащитного либо консультантом противоположной стороны процесса. В либеральных стандартах положение вещей этого рода было нормальным, но ведь мы уже (надеюсь, надолго) попрощались с правительством либералов.

В праве должен, наконец, появиться четкий и безусловный запрет, что организация, которая хочет оказывать услуги аудита финансовой отчетности, не может каким-либо образом консультировать аудируемую организацию, ни в процессе аудита, ни в перспективе предыдущих лет – по крайней мере, пяти. Также уже после оказания этой услуги должен действовать запрет на консалтинговые услуги прошедшей аудит организации. Как долго? Лучше всего также пять лет. Касается это, в частности, налогового консалтинга.

Этот запрет обязан быть исключительно строгим, потому что в течение многих лет тут далеко не все было гладко. Прекрасно знаем, как налогоплательщикам подсовывали “оптимизирующие наработки”, единственной целью которых были финансовые либо вообще мнимые транзакции, которые подтверждались аудитором только с целью уклонения от налогообложения либо удлинения сроков оборачиваемости. Делали ли это так называемые “налоговые консультанты”? Думаю, что все-таки нет, поскольку в Польше эта деятельность общественного значения и регулируется положением, требующим от ее представителей честности, легальности и этичности. Но разве такие ограничения распространяются только на организации, уполномоченные к проверке финансовой отчетности, которые также оказывают консалтинговые услуги? Конечно же нет, и вообще тут не так много официальных ограничений, распространяющихся на виды деятельности общественного значения (адвокаты, юридические либо налоговые консультанты и т.д.).

Но присмотримся ближе к этой “патологии”. Так называемые современные и международные способы уклонения от налогообложения строятся на фиктивности множества сложных “транзакций”, полностью ненужных с экономической точки зрения. Их единственным смыслом является снижение или вообще уклонение от налогов. С позиции “транзакции” это имеет мнимый (фиктивный?) характер, либо же проводящая их организации существует только на бумаге.

Все отталкиваются от положения в англосаксонском праве, что, мол, это может быть фикцией, но “вы ничего не докажете”. Чтобы ничего не раскрывалось, оказывающий эти услуги обычно связан коммерческой тайной. Если одновременно “независимый” аудитор, изучая финансовую отчетность, подтвердит, что эта фикция является полноценным бизнесом, кто ж к ним подкопается? Так обычно и действуют международные аудиторско-консалтинговые группы, которые сами себя скромно называют “всемирно известными”.

Этого рода деятельность провоцирует также существенные юридические сомнения: если аудитор знает, что пребывает в ситуации конфликта интересов, так как его компания как консультант влияет существенным образом на аудируемую организацию, в частности, предлагая и внедряя рискованные по своей сути налоговые операции, то не должен ли он тут же прекратить аудит, не желая далее осуществлять запрещенную деятельность? Или, может быть, он должен проинформировать следственные органы о подозрении совершения преступления, ведь он знает либо может подозревать, что налоговая оптимизация связана с, по меньшей мере, сомнительными транзакциями? Проводил ли кто-то исследования для Сейма по этой теме? Ведь если бы какой-нибудь, например, налоговый консультант не только представлял профессию, но также и сам занимался делами, где существует конфликт интересов, то не только вылетел бы со свистом из профессии, но мог бы хотя бы юридически об этом рассказать.

Известно, что представители рынка международных аудиторско-консалтинговых компаний принадлежат нашим “проверенным друзьям” – следовательно, могут паразитировать на посткоммунистических антиподах и делать, что захотят. Самые скандальные вещи творятся вокруг Казначейства либо с его участием. Тут иностранные аудиторские компании ежедневно “консультируют” за астрономические комиссии своих клиентов, с которых, по их мнению, нужно одновременно спрашивать результаты бухгалтерских операций, причем даже несущественных. Почему органы надзора не изучают эти случаи, про которые ежедневно рассказывают сотрудники этих организаций? Ведь в частных компаниях никто из тех, у кого есть голова на плечах, не признался бы в такой халатности и выкидывании денег на ветер.

Одно очевидно: положительные перемены в экономике касаются не только улучшения справедливости, но и рынка аудита финансовой отчетности. Или ты аудитор, или ты консультант, действующий в интересах клиента. Время покончить с патологией, которую столь яро защищают представители этого бизнеса. Я не представляю себе, чтобы “Закон и справедливость” (Prawo i Sprawiedliwość - PiS , правящая ныне в Польше политическая партия консервативного толка – GAAP.RU) одобрила существующее положение вещей.

Теги: аудит отчетности  налоговый консалтинг  независимый аудитор  аудит финансовой отчетности  консалтинговые услуги  мнимые транзакции  уклонения от налогообложения  налоговые консультанты  уклонение от налогов  международные аудиторско-консалтинговые группы