Итоги февральской деятельности Совета по МСФО

Обзор МСФО
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 3 марта 2019

Источник: IFRS


Вице-председатель Совета по международным стандартам финансовой отчетности Сью Ллойд (Sue Lloyd) вместе с членом Совета Даррэлом Скоттом (Darrel Scott) и неизменным ведущим таких ежемесячных подкастов Мэттом Тиллингом (Matt Tilling) делятся деталями прошедшей встречи попечителей Фонда МСФО в Куала-Лумпуре, дальнейших обсуждений возможных изменений в IFRS 17 “Договоры страхования” (отдельный подкаст по этой теме уже освещался нашим изданием в прошлом месяце); обсуждают неопределенность, связанную с грядущей реформой системы ставок межбанковского финансирования (IBOR) и грядущий пересмотр стандарта для малых и средних предприятий, “IFRS for SMEs”.

- (M.T.) Добро пожаловать на подкаст Фонда МСФО, посвященный февральской встрече Совета по международным стандартам финансовой отчетности, которая прошла в Лондоне 7-8 февраля 2019 г. Меня зовут Мэтт Тиллинг, я член технического состава разработчиков в IASB. Сегодня со мной вице-председатель Сью Ллойд и член Совета Даррэл Скотт, чтобы обсудить последнюю встречу Совета и другие события… Сью, прошла всего одна неделя между окончанием январского заседания и началом февральского, в которую Вы умудрились втиснуть встречу попечителей в Куала-Лумпуре – не могли бы Вы рассказать нам об этом?

- (S.L.) Конечно. Попечители присматривают за деятельностью Совета и встречаются три раза в году. Некоторые члены Совета, включая Ханса (Хугерворста, председателя IASB – GAAP.RU), меня самой, членов технического и операционного состава посещают эти встречи, в результате чего приходится ездить в разные страны по всему миру.

Эта встреча была знаковой, так как оказалась первой, которая прошла под председательством Эркки Лииканена, нового председателя попечителей с октября прошлого года. Параллельно с этой встречей мы также работали с национальным разработчиком стандартов (MASB) над организацией встречи со стейкхолдерами, пока мы находимся там. Это стало прекрасной возможностью организовать встречу со стейкхолдерами из Малайзии и азиатского региона в целом. Событие тем более примечательное, поскольку почетным гостем на нем был министр финансов Малайзии, выступивший с главной речью на встрече со стейкхолдерами.

- (M.T.) Даррэл, тема страхования снова забрала значительную часть программы обсуждений на встрече в этом месяце. Было четыре основные темы для обсуждений Советом – можете рассказать нам о них?

- (D.S.) Конечно, Мэтт. Это был уже четвертый раз, когда мы как Совет собираемся вместе для обсуждения изменений в IFRS 17. Изменений, напомним, требует документ, который был представлен в октябре прошлого года: он выделяет сложности с внедрением стандарта и замечания, которые довели до нашего сведения стейкхолдеры в ходе публичных консультаций.

Первая тема, которую мы обсудили в этом месяце, касается охвата IFRS 17. Некоторые компании заключают договоры о предоставлении займа, в рамках которых долг “прощается” в случае наступления некоторого события. Традиционным примером является ипотека, где выплата оставшейся части снимается в случае смерти заемщика. Такие договоры также будут относиться к категории страховых и учитываться по IFRS 17 в том его виде, в котором он написан сейчас.

Однако по ходу обсуждений в этом месяце мы пришли к выводу, что IFRS 9 также обеспечит правильный учет этих инструментов – и что компаниям, возможно, даже легче будет учитывать эти инструменты способом, аналогичным тем, которые они применяют для схожих инструментов. Поэтому мы решили изменить охват IFRS 17 для контрактов, в которых единственный страховой элемент охватывает выполнение обязательства, создаваемого самим этим контрактом.

Компании, которые выпускают такие договоры, смогут по выбору учитывать свои портфели или по IFRS 17, или по IFRS 9 (при условии, конечно, что это решение будет одобрено). И чтобы прояснить одно недоразумение, которое возникло как раз накануне нашей встречи: хотя мы обсуждали договоры займа, мы не обсуждали на этой встрече кредитные карты (разработчики решили, что представят нашему вниманию рабочий документ для обсуждения несколько позднее).

Оставшиеся три темы, которые мы обговорили, касались переходных положений. Переход – имеется в виду то, как компании переключаются с прежнего стандарта МСФО на новый стандарт МСФО. Точка отчета с любым стандартом МСФО – это переподготовка компанией всей отчетности по действующим ныне договорам в соответствии с новым стандартом, как если бы она всегда следовала ему. Однако отсутствие четкой исторической информации делает это непростым делом, поэтому мы в таких случаях разрешаем или требуем альтернативные варианты того, чтобы сделать изменения более легкими в плане проверки. То, что мы обсуждали в основном по ходу данной встречи, вращалось вокруг того, как ввести в действия эти более простые корректировки. Совет обсуждал это довольно долго, но, за некоторыми небольшими исключениями, лишь подтвердил то, что и так было в стандарте. Так что он не станет вносить изменений для процесса перехода.

Обсуждение было весьма пространным и изобилующим некоторыми довольно интересными деталями, поэтому тем из вас, кто интересуется этой темой особо, могу порекомендовать послушать отдельный подкаст по теме страхования на нашем сайте, а если интерес действительно большой – всегда есть возможность прослушать запись самого заседания Совета.

- (M.T.) Совет ведь пока еще не закончил обсуждение IFRS 17, не так ли? Что будет происходить далее?

- (D.S.) Хотя к сегодняшнему дню мы уже проработали большинство тем, которые были выделены в октябре, несколько еще осталось, и они будут обсуждаться по ходу мартовской встречи, а в апреле, вероятно, “подчистим хвосты”. Мы все еще рассчитываем опубликовать предварительный вариант изменений где-то в конце июня в этом году.

- (M.T.) Сью, еще одной большой темой обсуждений этого месяца стала реформа IBOR и ее влияние на финансовую отчетность, которой мы уже коснулись по ходу предыдущего подкаста. Однако в этом месяце Совет перешел к специфическим обсуждениям.

- (S.L.) Правильно, и все, интересующиеся истоками данного проекта, могут посмотреть наши обсуждения на встрече Совета в декабре прошлого года. По ходу обсуждений в этом месяце мы перешли к специфическим вопросам. Для примера, Совет принял решение выпустить предложения по изменению отчетности хеджирования, как в новом стандарте IFRS 9, так и в старом стандарте по финансовым инструментам, IAS 39.

Полагаю, будет полезным вкратце поговорить о том, какова будет общая цель этих изменений, которые Совет одобрил к публикации. То, что в основном занимает Совет сегодня – это помощь компаниям в период неопределенности. Мы пытаемся понять точно, какие именно процентные ставки заменят собой IBOR в результате реформы. Наша основная задача – не допустить, чтобы компании, у которых раньше были задействованы хорошие, эффективные стратегии хеджирования, были вынуждены прекратить хеджирование только лишь из-за неопределенности относительно будущих денежных потоков, которые придут на смену основанным на IBOR потокам. Мы надеемся, что в конечном итоге потоки все-таки будут такими, чтобы обеспечивать эффективное хеджирование, поэтому нам придется непросто только лишь в течение переходного периода.

На что мы здесь смотрим? Фундаментальных принципов отчетности хеджирования мы не трогаем, поэтому в целом вся отчетность хеджирования по-прежнему основывается на высоком уровне определенности. Однако в перспективе может появиться сильная экономическая зависимость между элементами, которые хеджируются, и производными инструментами, которые используются для хеджирования этих элементов. Совет пришел к выводу, что нам необходимо предложить изменения, способные не допустить неопределенности в связи с заменой основанных на IBOR величин, которая сама по себе провоцирует нарушения в отчетности хеджирования.

Основная идея в том, что мы предложим ограниченные по времени действия корректировки – исключение, если угодно, которое может действовать либо до момента полной ясности с будущими соглашениями хеджирования после замены IBOR, либо до момента завершения соглашений хеджирования по другим причинам. Разработчики согласились прояснить некоторые моменты, в частности, что означает неопределенность соглашений хеджирования. Также мы собираемся предложить предварительный вариант требований по раскрытию информации о том, в какой мере компании собираются пользоваться этим новым исключением из требований.

На самом деле это все - еще только первая фаза проекта IBOR.Мы уже решили, что будет и вторая фаза, по ходу которой будем смотреть, какие еще потребуются изменения, в частности, в IFRS 9, после того как появится определенность относительно новых денежных потоков после завершения реформы IBOR. Помимо того, что это заставит нас подумать над прочими изменениями в отчетности хеджирования, вторая фаза обещает быть более целостной. Для примера, мы будем смотреть на то, какими могут быть последствия модификации контрактных денежных потоков, какие инструменты необходимо будет списывать, и т.д.

- (M.T.) Даррэл, переходя к теме, которая мне близка… Совет начал работу над запланированным на 2019 год полноценным пересмотром стандарта “IFRS for SMEs”?

- (D.S.) Да, и мне радостно, что мы наконец-то запустили пересмотр стандарта “IFRS for SMEs”, поскольку прошло уже 7 лет с момента предыдущего полноценного его пересмотра в 2012 году, а сам измененный стандарт вступил в силу два года спустя после этого. Можно подумать, что прошло очень много времени, однако это объясняется общим мнением IASB, что стандарту “IFRS for SMEs” нужна стабильная платформа, поскольку его используют малые компании.

Для тех, кто еще не в теме: “IFRS for SMEs” – это на самом деле набор стандартов, предназначенных для компаний без публичной отчетности. Следовательно, они не могут использоваться биржевыми компаниями, банками и другими организациями с публичной отчетностью. Но эта целевая группа позволяет нам делать стандарт более коротким: в нем всего около 250 страниц, и при этом он полностью самодостаточный.

На прошедшем заседании мы согласовали первый шаг в рамках реализации данного проекта, который будет представлять собой выпуск обращения к компаниям за информацией где-то во второй половине 2019 года. В этом обращении мы поинтересуемся у стейкхолдеров их опытом работы со стандартом, а также тем, нужно ли нам включать в “IFRS for SMEs” какие-либо изменения, которые были за последние годы внесены в полный набор МСФО. Эти ответы помогут Совету сформулировать потенциальные изменения в стандарте, которые в дальнейшем можно будет рассмотреть. Отклик поможет нам с разработкой предварительного варианта изменений в “IFRS for SMEs”. В течение следующей пары месяцев Совет будет обсуждать конкретные вопросы, которые можно будет включить в обращение за информацией.

- (M.T.) Сью, Совет в этом месяце также обсудил несколько тем, относящихся к “Основным формам отчетности” – не могли бы Вы дать нам краткий обзор этих обсуждений?

- (S.L.) Да, в этом месяце были достаточно детальные обсуждения по этой теме, и мы довольны, что уже удалось продвинуться так далеко. В основном все обсуждения вращались вокруг двух типов компаний: компаний условного типа “A”, которые обеспечивают финансирование своим клиентам в качестве основного направления деятельности, и компаний условного типа “B”, которые в рамках основного направления своей деятельности инвестируют в активы, приносящие доход сами по себе и независимо от других имеющихся в наличии источников. К типу “А” можно отнести, например, банки, страховые компании, а к типу “B” – например, инвестиционные фонды.

Что мы здесь обсуждали? Прежде всего, мы смотрели на отчет о финансовых результатах: Совет смотрел на то, как нужно классифицировать доходы и расходы представителям каждого из этих двух типов компаний. В частности, мы проанализировали классификацию дохода и расходов от финансовой деятельности, и нужно ли полностью либо частично включать это в состав нового показателя операционной прибыли в отчете о доходах, или же нужно это включать в состав обновленной финансовой части отчета о доходах.

Далее у нас были обсуждения отчета о движении денежных средств, куда мы предлагаем более целенаправленные корректировки по сравнению с корректировками в отчете о доходах. Опять-таки, мы смотрим на эти два типа компаний, и нужно ли им классифицировать определенные денежные потоки в отчете о движении денежных средств. В основном обсуждения вращались вокруг признания и представления (расположения) процентных доходов у компаний “A” и “B”. Тема довольно интересная и со своей спецификой; в рабочих документа у Совета очень много любопытных деталей, поэтому тем, кто к ней небезразличен, рекомендую ознакомиться с этими документами и результатами принятых решений.

Если говорить о компаниях в целом в контексте отчетов о движении денежных средств, то по ним мы решили, что все компании должны будут классифицировать денежные потоки по выплаченным дивидендам в качестве денежных потоков от финансовой деятельности, а денежные потоки, полученные от ассоциированных и совместных предприятий, и оцененные по методу долевого участия – всегда в качестве денежных потоков от инвестиционной деятельности. Эти два последних решения стали ответом на замечания инвесторов, которые жаловались на чрезмерную свободу в расположении компаниями элементов своей отчетности, что должно облегчить жизнь пользователям.

- (M.T.) Произошло ли что-то еще интересное по ходу февральской встречи Совета, Сью?

- (S.L.) Довольно интересной, хоть и краткой по продолжительности оказалась сессия, в ходе которой нам рассказали о текущих обсуждениях рабочей группой практического руководства по менеджерским отчетам. Эта консультативная группа уже встречалась в январе, а создана она была осенью прошлого года. Ее поставили во главе всего проекта разработки будущего нового руководства по менеджерским отчетам, и на прошлом заседании нам рассказали о промежуточных итогах работы по состоянию на данный момент. Я думаю, довольно скоро мы опубликуем на своем сайте результаты этой дискуссии.

Теги: Совет по МСФО  МСФО  “IFRS for SMEs”  IFRS 17  договоры страхования  Сью Ллойд  Sue Lloyd  Даррэл Скотт  Darrel Scott  IBOR  малые и средние предприятия  Фонд МСФО  IASB  Совет по международным стандартам финансовой отчетности  IFRS 9  финансовая отчетнос