Мартовские решения Комитета по Интерпретациям

Разъяснения и Интерпретации к МСФО
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 25 марта 2021



По материалам: IFRS

Традиционно стараемся держать вас в курсе решений, принятых по ходу очередного заседания Комитета по Интерпретациям МСФО. Напомним, на его рассмотрение присылают специфические вопросы, вызвавшие затруднения с применением тех или иных требований международных стандартов финансовой отчетности на практике. Эксперты разбирают ситуацию, расписывают логику своих рассуждений и принимают решение о необходимости доработки стандартов с учетом вскрытой проблемы. В большинстве случаев речь идет просто о плохом понимании требований МСФО у составителей отчетности, и никакой доработки не требуется, но так бывает не всегда.

Сегодня на повестке дня всего две, зато интересные на наш субъективный взгляд темы. По первым двум Комитет по Интерпретациям принял предварительные решения, поскольку темы новые:

  • Невозвращаемый НДС по арендным платежам (IFRS 16 “Аренда”)
  • Особенности учета варрантов, классифицируемых при первоначальном признании в качестве финансовых обязательств (IAS 32 “Финансовые инструменты: представление информации”)

Еще под одной теме было принято окончательное решение, поскольку подробный разбор уже был проведен в прошлом году:

  • Расходы на конфигурацию или отладку в соглашениях по облачным вычислениям (IAS 38 “Нематериальные активы”)

Невозвращаемый НДС по арендным платежам

Итак, в рассматриваемой ситуации на арендные платежи идет начисление невозвращаемого налога на добавленную стоимость. Арендатор работает в юрисдикции, налоговое законодательство которой предполагает взимание НДС с товаров и услуг. Если бы речь шла о торговых отношениях, продавец просто включал бы НДС в выставленный покупателю счет. В случае с арендой, по аналогии, НДС начисляется в момент, когда арендодатель формально требует с арендатора выплаты причитающихся арендных платежей согласно договору.

Действующие в стране законы требуют, чтобы продавец собрал с покупателя (а арендодатель – с арендатора) НДС и передал эту сумму государству. При этом в общем случае законодательство все же подразумевает возможность возврата НДС с приобретенных товаров или услуг и даже с аренды.

Арендное соглашение формально оговаривает для арендатора обязанность осуществлять арендные платежи в пользу арендодателя, которые включают НДС в полном соответствии с действующим налоговым законодательством. Однако, в силу неких особенностей, арендатор может получить возмещение лишь части начисленного налога на добавленную стоимость. То есть оставшуюся часть уплаченного НДС в этой ситуации следует отнести к невозвращаемому НДС. Ключевой вопрос тут следующий: применяя IFRS 16, нужно ли относить к арендным платежам ту часть НДС, которая возврату не подлежит?

Прежде чем ответить на поставленный вопрос, Комитет по Интерпретациям провел опрос, который дал ему весьма ограниченные сведения касательно существенности величины невозвращаемого НДС относительно общей величины арендных платежей, равно как и расхождений в практике учета арендаторами этой составляющей. По этой причине вывод пока что один: на данный момент не получено достаточно весомых эмпирических свидетельств в пользу актуальности поднятого вопроса и его распространенности на практике, и по этой причине (согласно установленным внутренним критериям) тема пока что не была включена в рабочий план Комитета по Интерпретациям для дальнейшего разбора.

Особенности учета варрантов, классифицируемых при первоначальном признании в качестве финансовых обязательств

Еще один вопрос, поступивший на рассмотрение Комитета по Интерпретациям, касается применения IAS 32 в отношении реклассификации варрантов. Варрант – это финансовый инструмент, наделяющий своего владельца правом на приобретение определенной ценной бумаги по оговоренной цене в течение определенного времени. В описанной ситуации держатель имеет право купить фиксированное количество акций эмитента по цене исполнения, которая будет зафиксирована в определенный момент в будущем.

Таким образом, на момент первоначального признания будущая фиксированная цена еще не определена, и организация, выпустившая данный варрант, обращается к параграфу 16 МСФО 32 (оговаривающему отличие долговых обязательств от капитала) и классифицирует производный финансовый инструмент в качестве финансового обязательства. Чтобы он был классифицирован частью капитала, необходимо чтобы эмитент его исполнил, обменяв фиксированную величину наличных средств или других финансовых активов на фиксированное же число собственных инструментов капитала – см. п.16(b)((ii)), критерий “fixed-for-fixed”.

Вопрос: следует ли организации, выпустившей варрант, реклассифицировать его как инструмент капитала после фиксирования цены исполнения в определенный момент в будущем, уже после первоначального признания, поскольку на более позднюю дату условие “fixed-for-fixed” уже будет соблюдено?

Комитет по Интерпретациям отмечает, что в стандарте, вообще говоря, не содержится требований по реклассификации финансовых обязательств и инструментов капитала после первоначального признания, если не происходит изменения договорных условий. Здесь этого также нет, просто условия специфические. Кроме того, можно предположить, что аналогичные вопросы еще последуют в схожих обстоятельствах. Как тут лучше поступить?

Лучше всего оставить все на рассмотрение Совета по МСФО, который проблемный вопрос реклассификации рассматривает в рамках своего довольно масштабного проекта “Финансовые инструменты с характеристиками капитала” (сокращенно “FICE”). Он пока еще не завершен. На февральской встрече члены IASB после долгого перерыва вернулись к обсуждению отдельных затрагиваемых им вопросов и, скорее всего, продолжат работу в самое ближайшее время.

Что касается самой описанной ситуации, то Комитет по Интерпретациям посчитал ее слишком узкой и специфической, чтобы работать с ней отдельно, поскольку это не будет оправдано с точки зрения трудозатрат. Поэтому остается разве что подождать более широких обсуждений той же самой темы в рамках проекта “FICE”.

Расходы на конфигурацию или отладку в соглашениях по облачным вычислениям

В декабре прошлого года решение описанной ситуации уже было предложено, но предварительный характер предложенных решений подразумевает для всех возможность высказаться. Комментаторы за прошедшее время успели отметить сохраняющуюся ограниченность применения требований стандарта МСФО (IAS) 38 “Нематериальные активы” в цифровой сфере. С этим поспорить трудно, и это признает сам IASB, которому Комитет по Интерпретациям порекомендует принять во внимание высказанное респондентами замечание в ходе грядущих консультаций по долгосрочной программе работы на следующие пять лет.

Что касается прошлогоднего решения описанной ситуации (на основе тех требований, с которыми пока что приходится работать), то оно окончательное и официально получит этот статус после формального одобрения на апрельской встрече Совета по МСФО.

Следующее заседание членов Комитета по Интерпретациям намечено уже на апрель. С его решениями мы также обязательно ознакомим наших читателей.

Теги: Комитет по Интерпретациям  МСФО  международные стандарты финансовой отчетности  невозвращаемый НДС  налог на добавленную стоимость  арендные платежи  IFRS 16  варранты  финансовые обязательства  IAS 32  FICE  финансовые инструменты  IAS 38  нематериальные