Монополист аудиторского саморегулирования

Аналитические статьи, рейтинги
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 14 июня 2019


Недавно у нас вышла новость по итогам последнего заседания Рабочего органа Совета по аудиторской деятельности при Минфине России. Заседание это состоялось через пять дней после встречи представителей органов управления Аудиторской ассоциации “Содружество” (ААС) и Российского союза аудиторов (РСА), на которой стороны предварительно согласились провести реорганизацию и сформировать одну-единственную СРО аудиторов вместо двух.

Судя по тому, что пишет пресс-служба Минфина об итогах заседания Совета по аудиторской деятельности, ее участники остались довольны таким исходом, отмечая, что скоро можно будет говорить об образовании единого профессионального института аудиторов в России. Мы поинтересовались у экспертов, не кажется ли им, что затягивание принятия обновленного закона “Об аудиторской деятельности” – и, соответственно, изменения очень неудобных и трудновыполнимых количественных критериев к членству - отчасти было сделано сознательно, как будто регуляторы хотели монополизации рынка аудита. Также попросили высказать свои прогнозы насчет того, как ситуация изменится после слияния ААС и РСА.


Михаил Брюханов, к.э.н., АССА, партнер БКГ “Информаудитсервис”:

Все мы помним то время, когда СРО не было вообще, потом когда было 5 СРО. Теперь станет 1 СРО. Конечно, это переход от саморегулирования к регулированию отрасли. Вопрос - кем и зачем? По сути слово “само” существовать перестает, а аудиторы, в отличии от лизинговых компаний, не смогли отстоять независимость своей профессии.

Как это скажется на профессии, сказать сложно. Сегодня профессия аудитора - одна из наиболее кризисных на рынке. Публичных компаний становится все меньше, в прошлом мечты об IPO для размещения облигаций. Требования к качеству отчетности и раскрытию существенно меньше. Государству как основному пользователю отчетности аудиторское заключение нужно лишь для расширения ответственности и перечня виновных лиц, в случае если что-то стряслось с аудируемым лицом, либо как источник новой информации при выемках, обысках и запросах.

Стоимость членства в СРО довольно высока - существенно выше, чем, например, членство в АССА. По-прежнему существует “обязаловка” в виде повышения квалификации в сертифицированных СРО центрах. Конечно, нигде в мире такого нет. Допустим, если человек написал в текущем году кандидатскую диссертацию, то это явно куда больше часов повышения квалификации, чем курсы, но законом такие опции не предусмотрены.

При проведении ВККР СРО все больше ориентируются не на поиск ошибок и улучшение качества контроля, а на то, чтобы не разойтись оценками с Росказначейством, поскольку, когда будут саму СРО проверять, опять же накажут за необъективность. СРО фактически пытается быть неким зонтиком для аудиторов, пытаясь разъяснить и как-то утвердить некие стандарты, защищающие аудиторов от регуляторного пресса.

Это, конечно, совсем не регулирование. Система подготовки новых аудиторов так и не отлажена, фактически отсутствуют публичные инструменты для подготовки к экзамену: нет системных учебных пособий, тестов. Каждый экзамен все “как заново” и отчасти секретно.

Аудиторов становится все меньше, как и аудиторских организаций. Настолько мало и слабо сообщество, что и на 2 СРО пассионарности не хватает. Создание единой СРО – это заморозка стволовых клеток на будущее: вроде и есть инструмент саморегулирования, но он не востребован. Сохраним как есть - может когда-нибудь потребуется. Когда-нибудь, пока на российском ландшафте не исчезнет последний аудитор.


Ирина Екимовских, директор АГ “Капитал” и АЦ “Основа Капитал”, эксперт в области налогов и финансов, сопредседатель “Деловая Россия-Урал”, член Общественного совета Минфина СО, эксперт при Министерстве экономики:

Механизм саморегулирования действует во многих отраслях, например в строительстве, оценочной деятельности, у арбитражных управляющих. Есть набор профессиональных объединений – СРО, которые с той или иной степенью успешности решают поставленные задачи.

Сейчас неоправданно жесткие критерии по численности СРО. Это заставляет укрупняться действующие СРО. Соответственно, в аудите будет иная модель, чем в других отраслях.

Ограничение выбора – это всегда плохо. Если будет только одна СРО аудиторов, то это уже чем-то напоминает лицензирование, которое было ранее. Только при лицензировании финансовая нагрузка была меньше. А если будет одно СРО, финансовая нагрузка может увеличиться. Например, сейчас неоправданно дорогая процедура сдачи на единый аттестат аудитора, и процент сдачи около 2%. Это очень мало, из-за этого нет достаточного притока “свежей крови” в аудиторскую профессию.

Одно СРО – это однозначно понижение уровня конкуренции. С точки зрения “Большой четверки” выгода будет заключаться в том, что при одном СРО однозначно будут расти затраты аудиторов (это не только членские взносы, но и, скажем, оплата контроля качества, который периодически в отношении аудиторских организаций проводит СРО), и, соответственно, ряд “малых” аудиторских компаний финансово не сможет существовать. Но они и не являются конкурентами “Большой четверки”. С другой стороны, если предположить, что “Большая четверка” как-то влияет на СРО, как один из ее членов, то, безусловно, в ситуации с одним СРО это влияние усилится.


Максим Гладких-Родионов, генеральный директор аудиторской компании “Уверенность”:

Не могу сказать, что подобный исход явился результатом некоего хитроумного замысла чиновников, но то, что создание одного и единственного СРО аудиторов, в общем, удовлетворяет не только Минфин, но и руководство самих нынешних саморегулируемых организаций - очевидно. Полное отсутствие конкуренции позволит делать с аудиторами все, что угодно. Можно предположить, что это вызовет дальнейшее сокращение числа аудиторских компаний и аудиторов-физических лиц.

Что же касается пресловутой “Большой четверки”, то положение этих компаний и сейчас очень и очень неплохо. Однако не приходится сомневаться, что в новой СРО аудиторов ключевые посты займут как раз их представители. Таким образом, идея саморегулирования окажется полностью выхолощена, а сама новая и единственная СРО станет просто инструментом для дальнейшего ограничения конкуренции в аудите.


Егор Чурин, генеральный директор ООО “Инвест-аудит”, председатель комиссии по обязательному аудиту Уральского отделения СРО РСА:

Скорее всего, слияние двух СРО аудиторов в одну – это не только задумка регулятора, но и объективная реальность, которая сегодня возникла на рынке, в т.ч. по причине непринятия закона, который никак не влиял на развитие аудита и численность аудиторов. РСА и ААС просто необходимо прийти к общему знаменателю для объединения.

Безусловно, текущему регулятору Минфину и, возможно, будущему регулятору Центробанку это выгодно. Ведь гораздо легче иметь дело с одной СРО, а не с несколькими. Самое главное, чтобы объединение двух СРО произошло с минимальными рисками для аудиторов и пользователей отчетности.

Конечно, существуют и более интересные варианты для самих аудиторов: несколько СРО, которые могут быть разбиты по отраслевому признаку, географии и т.д. Однако общий вектор выстраивания вертикали, концентрации рынка - понятен, поэтому все тенденции налицо.


Теги: Совет по аудиторской деятельности  Минфин  Аудиторская ассоциация “Содружество”  ААС  Российский союз аудиторов  РСА  СРО аудиторов  аудиторская деятельность  СРО  саморегулирование  профессия аудитора  аудиторское заключение  повышение квалификации  ВККР