Новое за июль от Совета по МСФО

Обзор МСФО
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 31 июля 2018

Фото: https://www.ifrs.org

Как обычно в конце каждого месяца, руководство Совета по МСФО подводит его итоги. Председатель IASB Ханс Хугерворст (Hans Hoogervorst) и вице-председатель Сью Ллойд (Sue Lloyd) вместе с неизменным ведущим подобных видеопрезентаций директором образования Мэттом Тиллингом (Matt Tilling) делятся основными темами, прозвучавшими на последнем заседании, а также другими новостями из области МСФО. В этот раз Ханс Хугерворст расскажет о проекте обесценения гудвилла – основного внимания в этот раз удостоились различия в учете внутреннего гудвилла и того, который приобретается в процессе объединения бизнеса. Сью Ллойд кратко коснется принципиально новой темы, которая привлекла внимание IASB – а именно, учета транзакций с криптовалютами компаниями на МСФО – и продолжит тему тарифного регулирования. Кроме того, недавние рекомендации Совету по стороны Комитета по Интерпретациям могут потенциально привести к узконаправленным поправкам к IAS 37 “Оценочные обязательства, условные обязательства и условные активы” – так что об этом в том числе, как и о многом другом читайте в нашей традиционной “расшифровке” видеоподкаста от IFRS Foundation.

- (M.T.) Добро пожаловать на подкаст Фонда МСФО, посвященный июльскому заседанию Совета по международным стандартам финансовой отчетности. Встреча состоялась в Лондоне 17-18 июля. Меня зовут Мэтт Тиллинг, я директор образовательного направления в Фонде МСФО. Сегодня со мной председатель IASB Ханс Хугерворст и вице-председатель Сью Ллойд, чтобы обсудить последнюю встречу и другие наработки… Ханс, это стало по-настоящему исторической встречей, не так ли?

- (H.H.) Да, все верно. Это была последняя встреча Совета на Кэннон Стрит, на которой располагался офис IASB в течение 17 лет. Это место стало свидетелем многих часов обсуждений в Совете. Нам немного жаль уезжать, но мы перебираемся в очень хорошее новое место на Кэнэри-Уорф, в офис, который в большей степени отвечает потребностям разработчиков стандартов, и следующая встреча в сентябре пройдет уже именно там.

- (M.T.) Начнем с темы гудвилла и обесценения – на встрече в этом месяце был принят ряд важных решений.

- (H.H.) Да, это все является частью нашего анализа практики применения действующего стандарта, который мы проводим очень тщательно. У нас прошло очень много обсуждений, и мы продолжаем следовать основным целям в рамках продолжающейся работы над проектом. Прежде всего, было решено, что мы не станем отказываться от разграничения в учете внутреннего сгенерированных нематериальных активов и нематериальных активов, полученных в ходе объединения бизнеса. Мы решили при этом, что следующим нашим шагом, скорее всего, станет публикация дискуссионного документа, в котором в первую очередь будут рассматриваться способы улучшения раскрытий, дабы инвесторы смогли лучше оценивать эффективность инвестиций в объединение бизнеса. Кроме того, мы также рассмотрим некоторые способы улучшения раскрытия стоимости в использовании (value in use), которая необходима для оценки обесценения.

По ходу обсуждений и анализа материалов от разработчиков стало очевидно, что учет обесценения – очень затратное мероприятие, а также то, что оно к тому же относительно неэффективно, не в последнюю очередь из-за эффекта “экранирования” со стороны внутренне сгенерированного гудвилла от уже существующих активов, ведь в ходе оценки обесценения вы учитываете не только гудвилл от приобретенных активов, но и внутренне сгенерированный от уже имеющихся. Из этого следует, что оценка обесценения неизбежно всегда опаздывает. Об этой проблеме мы знали всегда, но в последнее время стало особенно очевидно, что это также очень большая проблема. В дискуссионном документе мы взглянем на возможные способы сделать процесс проще и эффективнее.

Есть несколько способов сделать учет гудвилла проще – например, мы не хотим требовать немедленного списания гудвилла при первоначальном признании, поскольку не считаем, что это даст инвесторам много полезной информации. Однако мы при этом продолжим изучать способы возврата к амортизации, и если все так и будет, мы также посмотрим на возможные способы освобождения от ежегодного тестирования гудвилла на обесценение, чтобы сделать эту задачу менее обременительной и затратной для компаний. Я подчеркиваю, что все это будет обсуждаться в контексте дискуссионного документа, так что мы еще очень далеки от принятия конкретных решений, и вполне может по итогу оказаться, что возврат амортизации принесет так мало пользы, что мы решим оставить все как есть.

- (M.T.) Сью, Совет также потратил много времени на обсуждение тарифного регулирования, и в частности - разрабатываемой сегодня модели учета.

- (S.L.) Верно, и особый акцент в этом месяце был сделан на ситуациях, когда присутствует существенная компонента финансирования, и как определять ставку дисконтирования, когда присутствует существенная компонента финансирования. Совет решил, что если соглашение в рамках правил регулирования не содержит прямого указания относительно компенсации временной стоимости денег, организациям нужно использовать профессиональное суждение для определения того, есть или нет существенная компонента финансирования, принимая во внимание все факты и обстоятельства. Если компания решает, что компонента финансирования не является существенной, то дисконтирования будущих денежных потоков не потребуется. Однако если она решит, что компонента финансирования существенна, ей необходимо использовать то, что мы называем “обоснованной ставкой” (reasonable rate) для дисконтирования будущих денежных потоков и немедленного признания потерь или поступлений.

Совет решил, что если компонента финансирования прямо оговорена в соглашении, то эту ставку необходимо использовать для дисконтирования будущих денежных потоков, и так будет во всех случаях, если нет очевидных свидетельств, что оговоренная ставка не ведет к завышенной либо недостаточной компенсации. Если же так и есть, то организации нужно будет признавать излишек или недостаток компенсации в соответствующем периоде.

- (M.T.) Ханс, довольно продолжительная сессия была посвящена “Инициативе по раскрытиям”, и ключевая ее часть касалась в этот раз скорее написания стандартов, а не технических вопросов – иными словами, используемого языка. И хотя это может смотреться отклонением от темы, также очевидно, что это очень важно для работы, которую мы здесь делаем.

- (H.H.) Довольно часто недооценивается тот факт, что члены Совета и разработчики должны не только быть хорошими техническими специалистами, но и быть способными перевести эти технические знания в стандарты учета, пригодные для понимания компаниями из разных стран, с разными языками и культурными особенностями. И вместе со всей этой понятливостью стандарты должны еще и выполняться. Это требует очень четкого и определенного языка. Время от времени для нас полезно оценивать то, как мы пишем свои стандарты, так что этот момент в наших обсуждениях стал значительным.

Совет решил, что особенно в тех ситуациях, когда мы описываем цели раскрытий, мы должны использовать исключительно указательные формулировки, чтобы заставить компании следовать целям раскрытий в стандартах. Таким образом, цели раскрытий должны быть очень четкими. При этом, говоря о специфических составляющих раскрытий, которые могут отличаться у разных компаний, мы будем использовать в меньшей степени указательные формулировки.

Мы решили предпринять определенные шаги для повышения последовательности формулировок в отношении требований к раскрытиям – например, избегая ситуаций, когда один и тот же термин используется в разных стандартах в разных значениях, а если избежать разных значений одного и того же термина никак нельзя, то нужно будет подумать о дополнительных руководствах и разъяснениях. Также мы подумаем о том, чтобы четко оговорить подразумеваемое месторасположение элемента, оговоренного в требованиях к раскрытиям в стандартах МСФО, то есть имеем ли мы в виду саму отчетность или примечания к ней, а это пока что не всегда понятно.

Также мы решили, что при написании требований к раскрытиям в будущем Совет будет прислушиваться к рекомендациям его собственной рабочей группы по Таксономии для определения связи с требованиями к раскрытиям в действующих стандартах. Таким способом мы надеемся избежать дублирования требований к раскрытиям в разных стандартах.

И последнее, но не менее важное: Совет решил выбрать два стандарта для тестирования возможностей улучшения требований к раскрытиям с использованием этого нового подхода к написанию. Для этого мы выбрали IAS 19 “Вознаграждения работникам” и IFRS 13 “Измерение справедливой стоимости”, то есть относительно старый стандарт и относительно новый стандарт. Наши стейкхолдеры такой выбор поддержали – они сказали, что оба хорошо подходят для улучшения требований к раскрытиям. Так что, мы думаем, это хороший выбор для тестирования некоторых идей, которые мы хотим попробовать.

- (M.T.) Сью, Совет также обсудил работу Комитета по Интерпретациям, который Вы возглавляете. Там сейчас много чего происходит, не так ли?

- (S.L.) Всегда так. Совет получил отчеты по майской и июньской встречам, поэтому я просто отмечу пару вещей, которые мы рассмотрели отдельно. Одной из таких важных вещей являются рекомендации Комитета по Интерпретациям по узконаправленным изменениям к IAS 37 “Оценочные обязательства, условные обязательства и условные активы”. В частности, предложенные изменения касаются того, какие расходы необходимо принимать в расчет при оценке организациями того, является ли договор обременительным. Совет согласился с рекомендациями Комитета в том плане, что для проведения этой оценки расходы на исполнение договора, которые оговариваются стандартом, должны включать расходы, прямо относящиеся к этому договору. Значение этой фразы “прямо относящиеся к договору” очень важно для определения того, что такое обременительный договор. Так что для обеспечения ясности в отношении того, что подразумевает данный термин, Совет согласился с рекомендациями Комитета, что необходимо включить некоторые примеры в предварительные вариант изменений, дабы проиллюстрировать, какие типы расходов нужно рассматривать как прямо относящиеся к договору.

Совет при этом согласен с тем, что мы не должны предлагать никаких новых требований к раскрытиям по обременительным договорам, а что касается перехода, то Совет согласен предложить компаниям возможность применять новые требования в отношении контрактов, которые существуют на начало того годового отчетного периода, когда компания впервые их применяет.

Еще одной связанной с Комитетом темой являются транзакции с товарными активами и криптовалютами. Обсуждения вращались вокруг сегодняшнего распространения транзакций с товарными активами и криптовалютами в компаниях, которые следуют нашим стандартам, и возможной работы над ограниченными наработками в стандартах, которую нам, вероятно, придется провести. В отношении товарных активов Совет решил на следующем заседании обсудить целесообразность узконаправленного проекта, который будет посвящен исключительно транзакциям с товарными кредитами. Члены рабочей группы до того времени посмотрят, можно ли вообще говорить о таких сфокусированных изменениях.

Что касается темы крипто, то здесь Совет попросил Комитет по Интерпретациям о дополнительной аналитической работе, чтобы понять, как компании могут сегодня применять действующие стандарты для учета своих криптовалютных активов и для учета транзакций с первоначальным размещением токенов (ICO). Комитет вместе с разработчиками проведет дополнительный анализ, а Совет затем решит на следующих встречах, что именно необходимо сделать по теме криптовалют.

- (M.T.) Ханс, прежде чем мы завершим, полагаю, стоит отметить еще пару событий, произошедших в течение месяца. Первое – это то, что в июле мы объявили состав рабочей группы по менеджерским отчетам.

- (H.H.) Все так. Ранее Совет уже объявлял о том, что собирается обновить практическое руководство по менеджерским отчетам, что является важной составной частью нашей рабочей инициативы по улучшению раскрытий. И мы в самом деле сформировали консультативную группу специалистов из составителей отчетности, инвесторов и органов регулирования. Эта группа людей будет оказывать нам помощь на основе своего опыта, вносить свой вклад в нашу работу. Думаю, нам удалось обеспечить хорошее сочетание подготовки и опыта членов, так что это, несомненно, будет нам полезным. Это то, что мы всегда делаем в случае с новыми проектами, дабы быть уверенными, что у нас есть вся информация, которая необходима.

- (M.T.) Вторая новость, представляющая собой большое значение для Фонда – это назначение нового председателя совета попечителей.

- (H.H.) Да, попечители присматривают за работой IASB, это группа из 22 человек из разных стран мира с разным опытом. Они отвечают за надзор за Советом, назначение членов Совета, обеспечение следования Советом всем процедурам при разработке стандартов. Также они определяют общую стратегию для Фонда.

С 2011 года совет попечителей возглавлял Мишель Прада. К сожалению, срок его полномочий истек, он проделал фантастическую работу в роли председателя попечителей. Мне повезло так тесно работать с ним. Но мы при этом очень рады отличному преемнику в лице Эркки Лииканена, бывшего руководителя финского ЦБ, хотя это и не единственное его достижение – он также много занимался политической деятельностью и был комиссаром ЕС. Таким образом, у него очень обширный опыт, он знает много людей, важных для нашей работы, и мы рады будем работать с ним в будущем.

Теги: Совет по МСФО  МСФО  IASB  обесценение гудвилла  тарифное регулирование  Комитет по Интерпретациям  IAS 37  гудвилл и обесценение  объединение бизнеса  учет обесценения  учет гудвилла  тестирование гудвилла на обесценение  требования к раскрытиям  компоне