Отчетность не по стандартам: ситуация на грани кризиса?

Анализ финансовых отчетов
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 30 сентября 2019


Автор оригинального материалам: Дрю Бернштайн (Drew Bernstein), со-управляющий партнер Marcum Bernstein & Pinchuk

По материалам: CFO

Неконтролируемое использование показателей, рассчитываемых не в соответствии с требованиями стандартов, похоже, создало кризис отчетности для инвесторов и аналитиков. Совет по МСФО, как известно, пытается решить эту проблему, формально оговорив в МСФО дополнительные показатели прибыли - такие как операционная прибыль и прибыль до финансирования и налогов. О них в очередной раз публично поведал глава этой организации Ханс Хугерворст на летней конференции в Лондоне. Но даже он уверен, что запрещать дополнительные показатели “non-GAAP”, на которые столь часто ориентируются инвесторы, недопустимо. И речь там идет только лишь об МСФО, в то время как дополнительные показатели не менее распространены в US GAAP и других мировых системах стандартов. Таким образом, они останутся с нами еще неизвестно как долго.

Кто-то в шутку окрестил эти показатели “цифрами, которыми оперируют менеджеры, когда аудиторов нет поблизости”. Чаще используют такие характеристики как “скорректированные” или “ключевые” (показатели прибыли), но их основная задача неизменно та же: дать инвесторам более точное представление о реальной деятельности компании до вычитания из них видов расходов, которых требуют общепризнанные стандарты отчетности (“GAAP”). Так в идеале, по крайней мере. Аудиту “нестандартные” показатели не подлежат и раскрываются, как правило, в предварительных прогнозах прибыли и других формах презентации финансовых результатов для инвесторов кроме непосредственно годовой отчетности.

Когда-то давно “non-GAAP” применялись с одной целью: изолировать влияние на отчетность существенных одноразовых событий вроде крупной реструктуризации бизнеса или приобретения, но впоследствии получили гораздо большее распространение и среди технологических компаний “новой экономики”, и среди приверженцев традиционных бизнес-моделей. Прошлогоднее исследование долгосрочных трендов показателей “non-GAAP” Audit Analytics выявило, что 97% компаний биржевого индекса S&P 500 применяли их в 2017 году - колоссальный скачок с 59% в 1996 году! В то же время среднее число использующихся показателей на протяжении этих двух десятилетий скакнуло с 2,35 до 7,45. Это привело к очень большим расхождениям между показателями прибыли в официальной отчетности и теми, что находят отражение в различных пресс-релизах и аналитических заключениях.

С массовым переходом быстрорастущих “единорогов” (так называют компании с рыночной капитализацией свыше 1 миллиарда долларов) в публичный статус со все еще огромными убытками по данным официальной отчетности использование не оговоренных стандартами показателей стало искусством выборочного украшательства реального положения вещей на финансовом фронте. Для примера, недавний отчет Uber по итогам второго квартала этого года содержит аж 15 различных финансовых метрик с подчас вызывающими недоумение названиями вроде “скорректированной чистой прибыли по ключевой платформе” или “прочих источников прибыли или убытков по сегментам”. Разумеется, их снабдили многостраничными определениями и описаниями расчетов, но разобраться во всем этом может быть непросто.

Еще один пример – очень ожидаемое публичное размещение WeWork, американской технологической компании в отрасли недвижимости, которая оперировала вообще чем-то экзотическим с названием “общественно-скорректированной EBITDA” (community-adjusted EBITDA), описывая свои результаты в проспекте эмиссии облигаций весной этого года. При расчете показателя компания вычитала не только проценты, налоги и амортизацию, но также и базовые корпоративные расходы на маркетинг, администрирование, развитие и дизайн. В более поздней отчетности уже после IPO WeWork, правда, от этого отказалась, но вместо него предложила нечто не менее странное вроде “маржи поступлений за исключением арендных неденежных расходов, рассчитанных линейным методом” (“contribution margin excluding non-cash GAAP straight-line lease cost”). Отдает чуть меньше “экономикой нового времени”, но все равно от традиционализма бесконечно далеко.

И вот возникает резонный вопрос: а что вообще теперь значат такие понятия как “выручка” и “прибыльный бизнес” в этом контексте? Та же Uber – действительно ли компания потеряла вызывающие беспокойство $5,2 млрд. выручки во втором квартале этого года (это если смотреть на показатели по официальным стандартам), или же она выбрала блестящие результаты в $220 млн. в плюсе по статье “скорректированной чистой прибыли по ключевой платформе” по своей прихоти, и это точнее отражает реальность? С таким подходом становится очень затруднительно понять, каким же окажется итоговый вариант прибыли за квартал.

General Electric в своей ежеквартальной отчетности выбрала аж четыре различные версии дохода на акцию. Некоторые компании даже неоднократно сами обращались к бизнес-медиа, только чтобы обеспечить их представлением о дополнительных альтернативных способах расчета доходов, чтобы иметь возможность затем их использовать в формулах расчета “более правильных” показателей, которые получатся выше рассчитанных ранее.

В одной из своих недавних статей некто Джим Кейнос (Jim Chanos) утверждает, что использование показателей “non-GAAP” приобрело столь извращенные формы в наши дни, что стало, по сути, “узаконенной манипуляцией с отчетностью”, а компании уже в массовом порядке сегодня преувеличивают свои прибыли. У некоторых “одноразовые” крупные реструктуризации, которые якобы нужно изолировать, случаются едва ли не ежегодно словно по часам.

Создает ли “агрессивное” использование non-GAAP высокие риски финансового мошенничества – это вопрос спорный, но с чем нельзя поспорить, так это с утверждением, что оно ведет к глубокому кризису в оценке компаний инвесторами, аналитиками и медиа. Если спросить самих менеджеров, зачем они вообще это делают, те чаще всего отвечают, что нестандартных показателей постоянно требуют аналитики, поскольку те привыкли применять их в моделях оценки. И это на самом деле так: долгосрочные инвесторы и аналитики даже приветствуют более активное представление доходов альтернативными методами.

Также менеджеры часто отвечают, что только таким образом они могут наиболее эффективно рассказать инвесторам “свою историю”, изолировав “шум” от однократных событий – именно в таком виде привыкли управлять компанией топ-менеджеры. Но если “non-GAAP” в самом деле используется именно в этих целях, то логично было бы ожидать, что благоприятные и неблагоприятные для компании события будут корректироваться в равной степени, а это не так. Как показало исследование от Американской бухгалтерской ассоциации (American Accounting Association, AAA), компании используют асимметричный подход в случае с большинством неблагоприятных для себя статей, чтобы завысить показатели.

Этот порочный круг удастся разорвать, только если конечные пользователи отчетности (институциональные инвесторы, аналитики, кредиторы, медиа) в едином порыве признают, что мы стоим сегодня на пороге системного кризиса в финансовой отчетности. К сожалению, в продолжительной истории финансовых рынков такие моменты “просветления” наступают лишь после массовых потерь.

Совпадение ли, что использование на добровольной основе дополнительных показателей дохода сопряжено с удвоением на протяжении последних 17 лет числа компаний, сообщавших о положительных “сюрпризах доходности” (то есть объявления итогов более высоких, чем ранее прогнозировались аналитиками)? При этом, если брать их официальную отчетность, процент крупных “сюрпризов” остался примерно тем же. Некоторые исследователи предположили, что показатели “non-GAAP” сегодня просто стали еще одним, пока что легализованным инструментом манипулирования отчетностью в целях сокрытия неблагоприятных процессов. Как показывают данные, “агрессивность” применения дополнительных показателей обратно коррелирует с числом независимых директоров в совете - не вызывает особого удивления, не так ли?

Есть и другой повод для беспокойства: что если те же самые “приукрашенные” показатели используются самими советами директоров в целях вознаграждения менеджеров за их усилия? В этом случае сами менеджеры имеют возможность вносить коррекции, чтобы продемонстрировать мнимое достижение целевых показателей. В США Совет институциональных инвесторов не так давно попросил Комиссию по ценным бумагам и биржам (SEC) потребовать от компаний большей прозрачности в раскрытии информации об использовании альтернативных показателей в расчете бонусных вознаграждений. Исследование показало наличие положительной корреляции между агрессивным использованием “non-GAAP” и размером вознаграждений – совпадение ли?

Суммируя, можно отметить, что хотя по многочисленным свидетельствам отчетность не по стандартам может даже быть полезной, являясь инструментом расширения всей доступной инвесторам информации, риски злоупотреблений и искажений в ценообразовании в отсутствии адекватного регулирования остаются очень высоки.

А будет ли это регулирование – большой вопрос. Представители Комиссии по ценным бумагам и биржам неоднократно выражали свою обеспокоенность по данном поводу. SEC даже снабдила компании руководством, объясняя, как можно, и как нельзя использовать “non-GAAP” с учетом действующих в американской системе правил. Если описать его одной фразой, то (принимая во внимание традиционное кредо американского регулятора “чем больше раскрытий, тем лучше”) оно сводится к тому чтобы использовать дополнительную отчетность не по стандартам, пока она не вводит инвесторов в заблуждение. Специфических требований и исключений оговорены десятки, но если брать основополагающие принципы в основе всего, то они следующие:

  • Показатели в соответствии с требованиями стандартов должны быть не менее “видимы” по сравнению с альтернативными (т.е. если есть убытки, то лучше не совать под нос инвесторам скорректированный показатель, который демонстрирует прибыль)
  • В отдельной таблице необходимо проводить реконсиляцию с ближайшим официальным показателем, чтобы инвесторы видели, что именно компании добавляли или вычитали при расчете. До сих пор, отметим, SEC полностью перенимает логику Совета по МСФО, который также работает с этой проблемой
  • Компаниям нельзя больше именовать какие-либо события однократными, если аналогичные уже произошли в предыдущие два года, или же они ожидают повторения того же в ближайшие два года (хотя сами величины им по-прежнему можно добавлять или вычитать из расчета альтернативных показателей). У Совета по МСФО с четким определением “однократности” события пока наблюдаются затруднения
  • Компаниям разрешено показывать показатели финансовых результатов “non-GAAP” в расчете на акцию (например, скорректированную прибыль на акцию), но нельзя при этом использовать альтернативные показатели ликвидности или денежных потоков (то есть не может быть “свободного денежного потока в расчете на акцию”)
  • Хотя допускается вычитание или добавление определенных видов расходов из стандартных показателей, запрещено самим изобретать показатели в соответствии с “запросами” пользователей отчетности (в “рецепты” можно вносить изменения, но нельзя изобретать “рецепт” с нуля и называть это отчетностью)
  • Компаниям необходимо корректировать свои показатели дохода не по стандартам на налоговые эффекты, которые возникли бы, если бы эти “скорректированные” доходы в самом деле были ими получены, то есть не должно быть так, что они показывают фиктивные эффекты по налогам, которые они по факту не платят
  • Есть компании снабжают отчеты руководствами по своим показателям “non-GAAP”, нужно реконсилировать его с ближайшим эквивалентом, чтобы инвесторы могли понять, в чем именно отличия – разве что это сопряжено с неадекватными затратами. В теории, это должно предотвратить постоянные корректировки в списке исключений менеджерами

Но самый общий и самый важный принцип в основе всего – это что компаниям запрещено включать существенные расхождения в отчетности в представление альтернативных показателей.

В дополнение к данному руководству Комиссия по ценным бумагам и биржам регулярно выпускает письма с комментариями в адрес компаний, которые, по ее мнению, “переходят черту”. Интересно, что число таких “писем счастья” стабильно снижалось с 2010 года, но до сих пор трудно сказать, с чем это может быть связано – с тем ли, что менеджеры компаний стали более осознанно подходить к представлению альтернативной финансовой информации, или же у американского финансового регулятора просто не хватает ресурсов, чтобы проверять качество представления данных на практике.

_______________________________

Теги: альтернативные показатели  МСФО  Совет по МСФО  операционная прибыль  “non-GAAP”  US GAAP  показатели прибыли  годовая отчетность  финансовые метрики  EBITDA  финансовая отчетность  манипулирование отчетностью  Комиссия по ценным бумагам и биржам  SEC