“Отчетность по рискам” – новая методология отчетности

Стратегическое управление
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 9 августа 2016

По материалам: CFO

Представители академических кругов сформулировали новую методологию отчетности, которая может стать революционной для ERP

Традиционные системы управления ресурсами основаны – и соответственно, таким образом и отражают результаты – на оценке показателей, привязанных, условно говоря, к трем цветам: красному, желтому и зеленому. Менеджерская эффективность таких систем ограничена по ряду причин: во-первых, “оценка” как противоположность “измерению” традиционно субъективна и не так хорошо поддается аудиту, а во-вторых, сами индикаторы оценки не могут быть агрегированы таким образом, чтобы обеспечить важные техники управления, такие как анализ трендов, бенчмаркинг, рэнкинг и сопоставление фактического использования ресурсов с операционными лимитами. Признаем очевидное: вы не можете сравнивать цвета!

Однако сегодняшнее рисковое окружение, в котором компании претерпели колоссальные изменения и вынуждены далее функционировать – это нечто большее, чем простая генерализация. Научные и технологические достижения, все возрастающая зависимость от глобально взаимосвязанных информационных баз, глобализация и политическая неопределенность, ведущая к неопределенности относительно тех же цепочек поставок – все это в конечном счете заставляет обращаться к сложным финансовым продуктам для управления рисками.

Теперь советы директоров, CEO и прочие члены руководства все чаще стали задумываться о рисках и их способности привести к существенным потерям. За последние годы примеров, когда они действительно приводили к ощутимому для бизнесу удару или даже полностью съедали его капитал, было немало – взять тот же кризис 2007-2008 гг.

Стандарты финансовой отчетности, такие как МСФО или US GAAP, призваны заставить компании представлять справедливую картину своего финансового состояния, однако в них отсутствует эквивалентное назначение в отношении рисков. Иначе говоря, стейкхолдеры компании – инвесторы, регуляторы, клиенты и аудиторы – не получают никакой, в лучшем случае ограниченную информацию о рисках для копании, и опять-таки – обычно при полном отсутствии или небольшом сопоставлении с другими компаниями, чтобы это могло создать стоимость.

Это расхождение между финансовой отчетностью и отчетностью по рискам – то, с чем пытаются бороться представители ученых кругов в своей новой модели отчетности, которую они условно назвали “отчетность по рискам”. Она начинается с предположения, что эффективная система ERM обязана функционировать в составе стандартизированной системы риск-менеджмента, использующей обычные показатели риска, которые отражают риск во всех его формах. Соответственно, условная “составляющая” риск-менеджмента, уникальная для этой методологии отчетности, которую вводят в обиход академики, носит название “risk unit”, или просто “RU” – “единица риска”.

По аналогии с финансовой отчетностью, где прибыль, как известно, создается в процессе продажи продуктов и услуг, в отчетности по рискам предполагается, что подверженность рискам также связана с получением выручки. Для менеджерской отчетности транзакции, связанные с продажей продуктов и услуг, получают особые коды, которые уникальным образом идентифицируют отдельные продукты, клиентов, которым их продают, бизнес-линии, организационные компоненты, юридические структуры и локации. Для отчетности по рискам эти же самые транзакции получают также дополнительные коды, которые уже используются для расчета взвешенной с учетом риска стоимости транзакции – иначе говоря, подверженности транзакции рискам, измеренной в единицах риска (“RU”).

Первый шаг в отчетности по рискам заключается в том, чтобы идентифицировать главные типы риска для каждой индустрии. К примеру, в банковской отрасли это будут операционные, кредитные, рыночные риски, процентные риски, риски ликвидности и риски регулирования.

Далее создаются три стандартные таблицы, в которых отражаются использующиеся при расчете факторы, взвешенные с учетом риска:

  1. Product Risk Table – или Таблица рисков по продуктам. В ней содержатся рисковые веса, рассчитанные согласно характеристикам риска по каждому из выставляемых на рынок продуктов. Критериями для расчета могут служить такие факторы как сложность продукта, его токсичность, скорость порчи, методика распространения, метод осуществления самой торговой операции и т.д.
  2. ValueTable – или Таблица стоимости. Используется для перевода сумм чисто бухгалтерской выручки в так называемые scaled value band weightings (VBWs) – или показатели взвешенной стоимости.
  3. Best Practice Scoring Templates – Шаблоны, которые используются для расчета индекса управления риском (risk mitigation index – RMI), который основывается на ключевых индикаторах риска (key risk indicators - KRIs), отражающих операционный статус каждого департамента и протекающего там процесса.

Далее они используются для расчета трех ключевых показателей по каждому типу риска, который затрагивает интересующий нас продукт:

  • Inherent Risk–  неотъемлемый риск. Это взвешенная с учетом риска стоимость транзакции, выраженная в единицах риска (“RU”), которая представляет собой максимально возможные потери.
  • Risk Mitigation Index (RMI) - индексу правления риском. Динамический показатель по шкале от 1 до 100, где “100” – это согласованная “наилучшая практика”, отражающая (в процентах) долю неотъемлемого риска, которую удалось нейтрализовать через эффективное управление и контроль операционного окружения компании.
  • Residual Risk – остаточный риск. Доля неотъемлемого риска транзакции, выраженная в единицах риска (“RU”), которую не удалось нейтрализовать. Здесь значение “RU” будет показывать вероятность потерь в данной конкретной транзакции.

Сопоставление по парам бухгалтерской стоимости и взвешенной с учетом риска стоимости – это единственный источник контролируемых и аудированных отчетных данных на уровне отдельной транзакции, который позволяет составлять совместные финансово-рисковые отчеты, рассчитывать риск для всего предприятия и показатели его доходности. При этом информацию по связанным с управлением рисками инициативам менеджеры получают в реальном или практически реальном времени, совместно со всеми расчетами, отражающими улучшение в RMI или уменьшение остаточного риска.

С учетом того, что отчетность по рискам, по сути, представляет собой просто расширение управленческой отчетности, склонность к рискам также можно учесть в RMI и остаточном риске и использовать это в качестве неотъемлемой составляющей циклов планирования и бюджетирования, что будет представлять собой уже реальную, эффективно функционирующую систему ERM. Кроме того, не стоит забывать, что RMI – это, по факту, измеритель рисковой культуры предприятия, потому что в этом индикаторе находят свое отражение все составляющие риска, “стекающиеся” со всего предприятия в целом.

Если Вам необходима более подробная информация по этой модели, с ней можно ознакомиться в исследовательских рабочих документах, которые публикует Journal of Risk Management in Financial Institutions. Хотя в них описываются теоретические модели на примере банков, очевидно, этот же метод легко применим и для небанковских структур.

Один из соавторов идеи – Питер Хьюз (Peter Hughes), сертифицированный бухгалтер, бывший банкир JPMorgan Chase, член консультативного совета исследовательской группы по банковской деятельности, рискам и финансовому посредничеству в составе бизнес-школы Университета Дюрхема, приглашенный научный сотрудник бизнес-школы Университета Лидса.

Теги: отчетность по рискам  ERP  система управления ресурсами  управление рисками  стандарты финансовой отчетности  финансовая отчетность  система риск-менеджмента  показатели риска  “единица риска”  индекс управления риском  risk mitigation index  RMI  ключевы