Почему “Райские документы” все-таки будут иметь значение

Налоговые отношения с участием иностранн...
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 8 ноября 2017

Автор: Мартин Сэнбю (Martin Sandbu), редактор Financial Times

Источник: Financial Times

Вполне предсказуемый и оправданный гнев по поводу офшорных денег, выставленных на обозрение “Райскими документами”, заряжен на то, чтобы постепенно сойти на “нет” – потому что, в отличие от предыдущих утечек сопоставимого масштаба, большая часть обнародованных на этот раз схем на самом-то деле легальная – объясняет Financial Times. Некоторые из участников, находящиеся сегодня в центре внимания – в том числе и королевская семья – могут, в самом деле, вполне корректно утверждать, что никаких налоговых выгод их офшорные инвестиции не имели, и единственной причиной для их использования было организационное удобство. Многие из этих офшорных финансовых центров также вполне оправданно заявляют о своей полной прозрачности для налоговых органов других стран – таким образом, там якобы невозможно припрятать ничего незаконного.

Несмотря на это, будет ошибкой думать, что беспокоиться тут не о чем. Как раз наоборот – вместо “проходите, здесь не на что смотреть” больше аргументов в пользу удвоения усилий на реформы, каждой по отдельности. Многое или даже большая часть содержания “Райских документов” действительно законно, однако нет никаких сомнений, что некоторые схемы служат для снижения величины налога, который в противном случае был бы уплачен в полной мере. Это правда в отношении, например, Apple, которая переместила, похоже, свои бухгалтерские прибыли из Ирландии в Джерси, после того как Еврокомиссия окончательно дожала ее ирландский бизнес И это правда в отношении других лиц вроде звезд спорта и знаменитостей – клиентов Appleby, юридической фирмы, из которой и произошла утечка.

Даже если все эти схемы по итогу окажутся полностью легальными (а это может оказаться и не так, если налоговые органы как следует ими займутся) – главный вывод здесь в том, что они должны считаться нелегальными! А это будет означать запрет на транзакции с этими юрисдикциями. Европейский Союз с “черным списком” из 53 налоговых гаваней двигается в правильном направлении, но должен действовать гораздо строже в отношении того, какие санкции понесут страны из этого “черного списка”

Что если никаких налоговых выгод действительно нет? Это вполне возможно – по сообщению FT, даже пенсионный фонд членов британского парламента использует офшорные структуры в целях административного удобства, чтобы не попасть под двойное налогообложение (хотя, если подумать, у членов британского парламента есть все возможности, чтобы с британскими налогами и с британскими инвестиционными структурам такого никогда не происходило – в конце концов, именно они пишут законы). Но из-за самого факта широкого использования офшорных структур (в том числе теми, у кого нет подходящего мотива для этого) для всех намного проще спрятать деньги. В самом деле, трудно вообразить себе офшорную структуру, которая не позволяла бы в том числе уклоняться от уплаты налогов в дополнение к любой незначительной цели своего использования, которая может сейчас иметься. Само по себе это уже аргумент против них.

Маленькие острова, оказавшиеся под огнем критики, протестуют, утверждая, что они выполняли все требования по информационной прозрачности. Снова правда, но лишь в определенной степени. Сегодня существует система автоматического обмена налоговой информацией между налоговыми органами разных юрисдикций. По сравнению с недавним прошлым это уже улучшение, хотя и оно не обошлось без определенного сопротивления. И все же это не те публичные реестры конечных бенефициаров компаний, которые когда-то предлагали, и потребовать которые от контролируемых иностранных компаний оппозиция до сих пор призывает правительство.

Офшорные финансовые центры не врут, когда говорят, что предоставляют налоговым органам других стран доступ к такой информации. Правы они и в том, что если правительства этих стран хотят изменить правила или лучше контролировать их выполнение, то это от них самих и зависит. В самом деле, основная ответственность лежит на правительствах богатых государств в плане принятия законов и последующего адекватного надзора за их выполнением (что включает, среди прочего, устранение возможностей для припрятывания денег в их юрисдикции). Однако низконалоговые финансовые центры едва ли полностью невинны: они получают колоссальную выгоду от неспособности более крупных стран сделать все как надо. А с их настойчивостью на принципах приватности – понятии, в отношении которого они и так уже делают достаточно, если просто конфиденциально обмениваются информацией с другими налоговыми органами – они практически сливаются с теми, кто на самом деле хочет, чтобы индустрия налоговых уклонистов продолжала жить и здравствовать.

Потому что все налоговые органы хоть в какой-то мере, но зависят от самостоятельной отчетности. Хотя налоговики могут делать гораздо больше, чтобы вычислять уклонистов (и должны для этого лучше финансироваться), это намного сложнее, когда что-то, облагаемое налогами (скажем, инвестиционный доход или облагаемые НДС транзакции) так легко замаскировать. И как раз этому способствуют сети офшорных корпоративных структур. Публичные реестры конечных бенефициаров послужили бы совместным решением проблемы источника информации для налоговиков, высветив потенциальные злоупотребления. Они обеспечивали бы постоянное освещение тому, что сегодня лишь периодически выставляется на обозрение в результате утечек, подобных “Райским документам”.

Еще одной проблемой является то, что очень немногие страны прямо облагают налогами собственность (большинство налогов начисляется на доход или транзакции). Это означает, что у индивидуумов обыкновенно нет обязанности докладывать о своей собственности налоговым органам. Если вывести эту собственность в офшор, станет намного легче прятать поступающие от нее доходы – и намного сложнее для налоговых органов их отслеживать, чтобы потребовать то, что им причитается по закону. Где-то в районе $8-$10 триллионов стоимости такой собственности в мировом масштабе (это одна десятая часть ее) находится, по оценкам, в офшорных юрисдикциях. Габриэль Зукман (Gabriel Zucman) с коллегами доказывают, что в основной массе это собственность очень богатых людей. Кроме того, они оценивают, что даже в законопослушной в этом отношении Скандинавии 0.01% самых богатых платят в среднем на 25-30% меньше того, что они должны были бы платить.

Более широкое использование налогов на собственность могло бы помочь. Это не обязательно будет означать более высокую налоговую нагрузку в целом: налоги на доходы и транзакции можно соответствующим образом понизить. Однако юридическое обязательство отчитываться по своей собственности (под страхом тюремного заключения в качестве крайней меры) сделает намного проще для налоговых органов продуктивное координирование расследований, чтобы они могли обнаруживать, в том числе, и облагаемый налогами доход. При таком раскладе не будет необходимости ждать утечек или журналистских расследований, чтобы те высветили подозрительные структуры. Если по итогу меньше людей увидит аргументы в пользу того, чтобы вывести свои деньги в офшор, это уже станет хорошим противодействием злоупотреблениям (сколь бы законными они ни выглядели), к которым финансовые центры до сих пор прибегают сегодня.

_______________________________________________________

Теги: “Райские документы”  налоговые выгоды  офшорные инвестиции  офшорные финансовые центры  Apple  Appleby  налоговые органы  налоговые гавани  офшорные структуры  двойное налогообложение  информационная прозрачность  автоматический обмен налоговой информацие