Крайняя степень неравенства как основное следствие глобального уклонения

Налоговые отношения с участием иностранн...
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 9 ноября 2017

Автор: Габриэль Зукман (Gabriel Zucman), доцент кафедры экономики Университета Калифорнии

Источник: The Guardian

Почти 10% мировой собственности держит в офшорах небольшое число людей. Все остальные из нас платят цену за это мошенничество

Скрытая от глаз, с 80-х годов прошлого века развивалась в налоговых гаванях могущественная индустрия. Проследив за финансами, мы можем получить первое представление об убытках, которые эти территории нанесли экономикам других стран.

Данные, которые офшорные центры сегодня публикуют, пока далеки от полноты, а наши системы для измерения стоимости собственности во владении домашних хозяйств и прибылей международных компаний имеют множество недостатков. Но все это постепенно улучшается, и благодаря тщательному анализу данных мы уже вполне способны обнаружить устойчивый рисунок и рассекретить тайну, которая в течение десятилетий окружала деятельность в налоговых гаванях.

Давайте для начала взглянем на уклонение от уплаты налогов крупными международными организациями. В принципе, эти компании обязаны относить прибыли на свои дочерние структуры, как если бы эти ее ответвления были независимыми организациями, обменивающимися между собой товарами и услугами на основе текущих рыночных цен. На практике, однако, ценами внутригрупповых транзакций постоянно манипулируют офшорные учетные практики, чтобы прибыли компаний возникали именно в низконалоговых юрисдикциях. Более того, все большее число международных компаний размещает свои бренды, торговые марки и логотипы также в налоговых гаванях, чтобы уводить доходы с них из таких стран как Британия, в которой они изначально были созданы.

Примером этого – возможно, даже самым ярким примером – является Google Alphabet, дочерняя по отношению к Google компания. В 2003 году - менее чем за год до своего первоначального публичного размещения в августе 2004 года – американский офис Google US перевел поисковые и рекламные технологии в ирландскую дочернюю структуру “Google Holdings”, которая с точки зрения налогового законодательства Ирландии является резидентом Бермудских островов. С тех пор все прибыли, получаемые на эти активы, оседали также на Бермудах – после не облагаемого налогами прохода через Нидерланды (схема, которую уничижительно прозвали “двойной ирландско-голландский сэндвич”). В 2015 году Google Alphabet показала прибыли на Бермудах величиной в $15.5 млрд., а там ставки корпоративного налога весьма “умеренные” – целых 0%. Это как если бы каждый житель Бермуд (ни один из которых на Google на самом деле не работает) принес своему работодателю $260,000 прибыли.

Со своими коллегами, Томасом Торсловом (ThomasTørsløv) и Людвигом Виером (Ludvig Wier), я сопоставил данные, опубликованные налоговыми гаванями по всему миру, чтобы определить убытки в результате искусственного перемещения прибылей. Небольшие государства вроде Бермудских островов не предоставили полезной статистики. С другой стороны, собственные европейские налоговые гавани (уж сколь бы непрозрачными они ни были, а все-таки обязаны следовать требованиям Евростата по статистической отчетности) – предоставили.

Наше исследование показало, что одни только шесть европейских налоговых гаваней (Люксембург, Ирландия, Нидерланды, Бельгия, Мальта и Кипр) “утягивают” €350 млрд. каждый год. Это величина, сопоставимая с прибылью отдельных стран ЕС, которая (после манипуляций над ними армий бухгалтеров в Люксембурге или Нидерландах) облагается затем налогами по выгодным ставкам, обычно где-то от 0% до 5%. По нашим данным, более €600 млрд. прибылей ежегодно уводится в налоговые гавани международными организациями.

Так кто в итоге теряет? В основном США и крупные европейские страны, где расположена большая часть рабочей силы и клиентов международных компаний. Налоговые гавани лишают ЕС величины, эквивалентной одной пятой корпоративной налоговой выручки, которую он собирает сегодня. Это убытки в размере €60 млрд. в год. Для одной только Великобритании - €12.7 млрд.

Каждая страна имеет право самой устанавливать ту форму налогообложения, какая ей нравится. Но когда Нидерланды предлагают международным компаниям разработанные специально под них режимы, или когда Швейцария в своих ячейках хранит подальше от любопытных глаз состояние коррумпированных элит – тогда они в прямом смысле крадут доходы у других наций. И когда мы проигрываем, выигрывают они: через комиссии, иногда имеющие огромное влияние на международной аренде, и даже (какая ирония!) – через фактическую налоговую выручку.

Возьмите для примера Ирландию. Тридцать лет назад, когда ставка ее корпоративного налога составляла 50%, Ирландия собирала меньше налоговой выручки (в процентах от своего общего национального дохода), чем США или ЕС в целом. С тех пор как она сократила свои ставки до 12.5% в 90-х годах, она собирает гораздо больше, чем высоконалоговые страны. Стало ли это возможным благодаря тому, что низкие налоги активизировали национальную экономику, занятость и экономический рост? Отнюдь! Добавочная выручка идет из фиктивных прибылей, которые международные организации держат в Дублине или Корке – прибыли, принесенные работниками в совсем других странах. Ирландское правительство, таким образом, получает больше доходов, чтобы потратить их на ремонт дорог или строительство клиник, другие стран – меньше. Но ничто в логике свободного обмена не служит оправданием такому хищению.

Нетрудно понять, почему это, несмотря ни на что, существует. С учетом колоссального размера перемещаемых в офшоры прибылей, им – офшорам – достаточно установить налоги размером буквально в несколько процентов, чтобы уже собирать громадные по отношению к размеру их собственной экономики суммы. Если на них не наложить серьезные санкции, офшорные финансовые центры сами по себе не бросят вдруг этот прибыльный бизнес. К сожалению, пока что мировые правительства отнюдь не блистали своей целеустремленностью или смелостью. Искусственное перемещение прибылей продолжает расти год от года. Американские международные компании сегодня создают 63% своей зарубежной прибыли именно в налоговых гаванях, среди которых больше всего выделяются Нидерланды. Это на 20% больше, чем было в 2006 году.