Последние корректировки в стандарте по страховым контрактам – новый вебинар от IASB

IFRS 4 / IFRS 17 Договоры страхования
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 12 января 2017

В ноябре прошлого года Совет по МСФО обсудил наиболее существенные проблемы, возникшие по ходу разработки и тестирования “в природных условиях” нового стандарта по страховым контрактам. В сегодняшнем вебинаре будет рассказано о будущем стандарте уже с учетом принятых в ноябре решений. Основные темы: история проекта и необходимость изменений, степень агрегирования и первое применение стандарта. Напомним, что ориентировочно новый IFRS 17 должен появиться в первой половине этого года, а вступить в силу - теперь это известно точно – 1 января 2021 г.

Ведут вебинар Джоанна Йо (Joanna Yeoh), технический менеджер Совета по МСФО, и член IASB Дэрелл Скотт (Darrell Scott). Слушателей они хотят познакомить с новыми деталями работы над проектом, которые стали известны уже после публикации целой серии вебинаров в конце весны прошлого года (за подробностями просим обращаться в раздел по страховым контрактам). Хотя в той серии все будущие требования стандарта были изложены довольно подробно, за прошедшее время члены IASB провели несколько обсуждений по ключевым темам и приняли решения, способные оказать определенное влияние на итоговый вариант.

Самый первый из восьми прошлогодних вебинаров был посвящен истории развития стандарта и необходимости изменений, которая к настоящему моменту стала очевидной, наверное, абсолютно всем. Дэрелл Скотт рассказывает подробности дальнейшей работы во второй половине 2016 года: они запустили “полевые испытания” предварительного варианта стандарта, целью которых было применить этот самый промежуточный пока вариант к реальным операциям вполне конкретных страховых компаний.

Для самого IASB главным было убедиться, что те, условно говоря, “слова”, что содержатся в тексте стандарта, правильным образом “переводятся” и применяются к деловым операциям страховщиков именно так, как это задумывалось, и чтобы при этом не было разночтений и прочих сложностей. Участники “полевых испытаний” – это группа страховых компаний, отобранных на основе принципа обеспечения максимального географического разнообразия, участвующих по возможности в разных видах страхования, поскольку IASB желал получить максимально разные замечания от участников рынка. Благодаря старанию страховых компаний, подошедших к задаче со всей серьезностью, Совет получил весьма полезные комментарии, за что член IASB Дэрелл Скотт поблагодарил всех участников, ведь в дополнение к специфическим областям, выбранным исследователями в качестве целевых, компании высказали свое мнение по поводу жизнеспособности некоторых требований, и на основе их комментариев Совет пришел к необходимости внесения небольших корректировок.

Обсуждение итогов тестирования прошло в ноябре. Важным было не только то, что члены Совета приняли во внимание полученные комментарии, но и что согласились c ними. Оставалось определить следующие важные шаги в работе над проектом, и следующий важный шаг на данный момент – это то, что Дэрелл Скотт называет “Анализом критических ошибок” – “Fatal Fault Review”, часть стандартной процедуры работы над любым стандартом. Здесь подразумевается рассылка практически готовой версии стандарта избранным национальным разработчикам, ранее принимавшим участие в работе над стандартом, а вместе с ними аудиторским и прочим компаниям, предоставившим ранее свои комментарии, с тем чтобы они указали, где стандарт содержит противоречия с другими стандартами или противоречит решениям, уже принятым ранее Советом по МСФО. Эта стадия уже идет, и, основывая свои суждения на оценке того, как все продвигается, эксперт ожидает публикации готового стандарта в первой половине этого года.

Хотим также напомнить, что на тех же самых ноябрьских обсуждениях Совет принял официальное решение относительно даты вступления стандарта в силу – 1 января 2021 г. Было решено, что в этом случае у компаний будет приблизительно три с половиной года или даже чуть больше на подготовку. Даже с учетом всех других новых стандартов МСФО, к которым придется готовиться, это очень “щедрое” предложение, но оно адекватно, если принять во внимания масштаб и количество изменений, которые придется внести в систему учета.

Более того, по ходу обсуждений некоторые предлагали даже более продолжительный срок на подготовку, но потом вспомнили, что по ходу публичных обсуждений работы самого IASB в 2013 году многие комментаторы прямо отмечали, что три с половиной года на подготовку к любому стандарту – это более чем достаточно, а если рассматривать все отклики в целом, то там назывались три года. Вместе с тем не менее важно выпустить новый стандарт IFRS 17 “в контексте” сегодняшнего IFRS 4 – прежнего стандарта, который содержит в себе все эти многочисленные расхождения и недостатки. То есть переход конкретно с одного стандарта на другой – не самая простая задача, которая может занять много времени. Балансируя две основные цели (“угодить” тем, кто выступал за сокращение сроков перехода, и обеспечить основную задачу), Совет принял решение остановиться на трех с половиной годах.

Измерение

Следующая главная тема, в которую были внесены изменения уже после весенней серии прошлого года – это первоначальное и последующее измерение страховых контрактов (вебинары под номерами 3 и 4). Если рассматривать частности, то особое внимание тогда уделяли степени агрегирования для первоначального и последующего измерения контрактной маржи (contractual service margin - CSM). С тех пор Совет успел принять важные решения, влияющие на требования к степени агрегирования для измерения CSM.

По словам Дэрелла Скотта, степень агрегирования они обсуждали в рамках данного проекта по различным поводам, причем прийти к итоговому варианту, балансирующему разные, но одинаково важные требования, оказалось непросто. Как мы помним, МСФО в целом делают акцент на отдельных договорах (поскольку Совет всегда считал, что права и обязанности создаются именно на уровне индивидуальных контрактов). Поэтому важно, чтобы именно на этом уровне признавались обязанности и создавались прибыли.

Когда речь зашла о договорах страхования, они задумались, что же их отличает – почему думать о страховых договорах нужно несколько иначе? Один из основных комментариев, которые они услышали от представителей индустрии, заключается в том, что этот бизнес по сути своей вращается вокруг агрегирования рисков. То есть агрегирование и отчетность на агрегированной основе тут действительно имеет значение. В то же самое время при работе над стандартом не стоило забывать и о том, что в случае со страховыми компаниями имеются огромные объемы интересующей инвесторов информации касательно того, что происходит a) с течением времени b) с отдельными линейками продуктов, и не является ли одна линейка продуктов более/менее прибыльной по сравнению с другой, и не находимся ли мы в ситуации, когда одна линейка продуктов по сути полностью эквивалентна другой. Приняв эти два противоположных аргумента во внимания и как следует взвесив их, в 2016 году Совет разработал новое руководство для будущего стандарта, которое, по его мнению, может оказаться полезным для практического применения.

Впрочем, по ходу обсуждений разработчики столкнулись-таки с определенными сложностями технического плана, и одной из таких сложностей стало использование термина similar” (“похожий”, “аналогичный”): это слово в стандарте они применили в отношении прибыльности, и его же они использовали для описания рисков. По ходу проведения “полевых испытаний” от участников они слышали разные замечания, и следи тех, что были восприняты ими абсолютно четко и однозначно, можно назвать следующие. Во-первых, применение стандарта в его действующем (на момент тестирования) варианте выводило компании на уровень детализации, существенным образом превышающий запланированный Советом. То есть у компаний в отчетности получалось намного больше групп контрактов, чем оптимальное количество, необходимое в представлении самих разработчиков. И второе замечание: полезность информации снижалась пропорционально количеству групп, к которым приходили компании вместе с применением стандарта.

Кроме этого, довольно четко они слышали жалобы на операционные трудности с использованием стандарта и – внимание! – различной трактовкой термина similar” в зависимости от обстоятельств. Иначе говоря, применение термина в контексте качественных показателей (например, риска) не вызвало у компаний никаких проблем. Однако применение этого термина в процессе количественной оценки (оценки прибыли, например) приводило к затруднениям.

Еще одной актуальной темой для обсуждения стали подходы top down” и bottom up”. На основе формулировок стандарта большинство компаний приходило к выводу, что им следует начинать с уровня индивидуальных контрактов и “аккумулировать” контракты в группы, тогда как процесс управления страховыми договорами предполагает, что начинать все же следует с уже существующих групп. Но они этого не увидели в стандарте, и им не пришло в голову, что существующие группы надо, наоборот, дезагрегировать в большее количество подгрупп.

Приняв все это во внимание по ходу ноябрьских обсуждений, Совет решил, что некоторые вещи просто требуют корректировок. Во-первых, необходимо прояснить максимально четко, чтобы у компаний не оставалось никаких сомнений относительно того, что имел в виду IASB: определение групп контрактов производится на момент начала их действия. Начиная с условного первого дня любой страховой контракт остается в составе группы с этого первого дня на протяжении срока своего действия. И даже если после даты начала действия меняются какие-либо условия, вы не меняете состав группы.

Далее, что-то требовалось сделать с понятием “портфель” (“portfolio”). Этот термин был частью стандарта в течение многих лет. Потребовалось определить его более четко: это такая группа контрактов, на которую распространяются похожие (тут опять термин similar”) риски. Такие контракты могут объединяться в группы и – с точки зрения портфеля – должны управляться вместе. Таким образом, уровень портфеля – это своеобразная отправная точка для определения уровня агрегирования. После этого Совет прояснил следующее: начиная с этого уровня компании имеют право либо далее дезагрегировать группу контрактов, либо, напротив, запустить отдельный процесс, отталкиваясь от индивидуального контракта – и агрегировать. Top down” либо bottom up” – что для вас удобнее в зависимости от обстоятельств.

Идентифицировав портфель, компании на следующем шаге должны выделить обременительные контракты (“onerous”) – а есть многие признаки, на основе которых можно сделать вывод об обременительном характере. Все обременительные контракты группируются отдельно, и по ним незамедлительно признаются в отчетности потери через прибыли и убытки.

На следующей стадии все оставшиеся контракты делятся на две основные группы. Первую группу составляют такие контракты, которые не несут большой вероятности превращения в обременительные. Если бы использовалась другая терминология, мы могли бы назвать их “устойчивыми” (“resilient”). “Устойчивости” им может придавать либо высокая прибыльность, либо очень небольшие колебания оценок риска на протяжении оставшегося срока их действия.

Что же тогда составляет оставшуюся группу? Это те контракты, которые нельзя назвать “устойчивыми”, и хотя на данный момент они не являются обременительными, у них есть все возможности такими стать по причине широких колебаний оценок риска.

И наконец, стоит напомнить, что хотя стандарт формально определяет только эти две группы, ничто не мешает компаниям выбрать какую-то свою логику агрегирования и сделать не две, а три, четыре, пять и так далее, но две группы всегда будут составлять необходимый минимум.

Еще одно важное замечание: далеко не всякая группа страховых договоров будет иметь в себе обременительные договоры. То есть если вы их у себя не нашли – ничего страшного! И не любая оставшаяся группа контрактов обнаружит в себе такие, которые нельзя назвать “устойчивыми” – возможно, они все будут устойчивыми. Иначе говоря, по логике стандарта вы обязаны определить две (а вместе с обременительными - три) группы, но вы можете сказать, что какие-то группы просто не содержат в себе страховых контрактов вообще.

По ходу этого процесса определения групп Совет по МСФО обнаружил проблему, которую он в обсуждениях про себя называл “buckets of everlasting CSM”, т.е. образование “вечной”, или постоянной контрактной маржи. Постараемся объяснить, что здесь имеется в виду. Контрактная маржа (CSM) представляет собой неполученный по договору доход. Совет решил, что правомерным будет добавить в стандарт требование об еще одном уровне группировки: согласно времени начала действия контрактов. Контракты, выписанные в пределах 12 месяцев друг от друга, должны группироваться вместе. Когда вы выходите за пределы 12 месяцев, вам придется формировать новую группу. Разработчики полагают, что эта логика вместе с дополнительными требованиями по элементам, отражающим ожидаемую продолжительность действия и суммы контрактов, позволит составителям отчетности надлежащим образом “выпускать” CSM на протяжении всего срока действия включающей эти договоры группы (логично, ведь мы помним, что по мере приближения окончания действия контракта CSM уменьшается).

Дэрелл Скотт хочет отметить еще одну важную вещь: если оказывается, что национальное законодательство той или иной страны требует группировки контрактов, которые в действительности не являются похожими между собой, это требование не заменит собой предписание стандарта: вам все равно придется проводить разбиение. Однако по причине решений, принятых разработчиками в ноябре прошлого года, более низкая степень “дробления” будет в какой-то мене нивелировать эффект от этих дополнительных требований национального законодательства в той или иной юрисдикции – этот эффект будет не таким существенным, чем в условиях, где изначально было бы намного больше групп контрактов. 

Первое применение

Наконец, последняя тема, которой хотелось бы сегодня коснуться, поскольку по ней также шли обсуждение – это применение стандарта впервые. Джоанна Йо хочет отметить тут один важный пункт, который затронули члены IASB в своих обсуждениях. Если организация решает применить стандарт IFRS 17 впервые, в ее случае это будет означать перевод системы учета по всем группам страховых контрактов. Первый вариант – это полностью ретроспективное применение, т.е. применение стандарта, как если бы он всегда действовал с самого подписания страхового договора. Но сначала компании придется решить, является ли такой подход практическим – а с критериями “практичности” можно ознакомиться в другом стандарте, IAS 8 “Учетная политика, изменения в расчетных оценках и ошибки”.

Если оказывается, что полностью ретроспективный подход не является практическим с точки зрения обстоятельств, IASB также оставил еще одну возможность (помимо упрощенного ретроспективного подхода, о котором чуть ниже) – fair value approach”, как называет его Джоанна Йо, “подхода справедливой стоимости”.

В рамках упрощенного ретроспективного подхода цель все та же: получить результат, приблизительно отвечающий полностью ретроспективному подходу. То есть прошлые данные по-прежнему будут нужны для определения контрактной маржи (CSM), однако имеются послабления на случай, если у компании нет надежной информации для определения CSM на момент начала действия договора и после этого. К таким упрощениям можно отнести определение маржи риска на основе ставки дисконтирования.

В рамках же подхода справедливой стоимости компаниям придется решать, какова справедливая стоимость на сегодня – как если бы какой-нибудь участник рынка пожелал сегодня “забрать” страховой договор с ее баланса. Для модифицированного (упрощенного) ретроспективного подхода отчитывающейся организации все равно потребуются определенные исторические данные (пусть и не в таком объеме), и в отдельных случаях применять модифицированный ретроспективный подход может все равно оказаться непрактичным. В этом случае следует использовать подход справедливой стоимости.

По материалам: IFRS

Теги: стандарт по страховым контрактам  Совет по МСФО  IASB  страховые контракты  IFRS 17  страховые компании  IFRS 4  измерение страховых контрактов  степень агрегирования  контрактная маржа  contractual service margin  CSM  договоры страхования  страховые дог