“Таксономия устойчивости” глазами европейского бухгалтерского сообщества

Расширенная корпоративная отчетность. Отчетность...
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 29 декабря 2020


По материалам: Accountancy Europe

Европейская ассоциация профессиональных бухгалтеров Accountancy Europe выложила запись дискуссии при участии председателя ее рабочей группы по устойчивым финансам Вима Бартелса (Wim Bartels) и вице-председателя Рэми Фегхали (Rami Feghali). Поскольку тема устойчивых финансов ориентировочно с августа (а еще интенсивнее - с конца сентября) практически не сбавляет градус популярности и, по всем признакам, так все и останется в ближайшие месяцы, считаем неправильным выбиваться и тренда и обходить ее своим вниманием. Хоть и признаем при этом, что кому-то она могла уже начать надоедать, поэтому постараемся в дальнейшем дозировать.

Обычно такие подкасты записываются в виде интервью с каким-то одним экспертом на руководящем посту в Accountancy Europe - как, например, это было в серии, посвященной коронавирусным изменениям в отчетности общественных и государственных организаций. Однако в этот случай действительно особый, потому что представляет собой не интервью, а скорее диалог двух людей, занимающих к тому же руководящие посты. Если такие обсуждения записываются, то опять-таки обычно они остаются под грифом “для внутреннего пользования” и не публикуются. Однако все в ассоциации согласны, что перемены в корпоративной отчетности готовятся действительно фундаментальные, поэтому стремятся поделиться своим мнением с как можно более широким кругом слушателей.

Как европейское бухгалтерское сообщество готовится к грядущим значительным переменам в виде полноценной интеграции устойчивости в корпоративную отчетность? Какие сложности это несет профессии, и какие возможности при этом открывает? Как отмечает вице-председатель рабочей группы по устойчивым финансам Рэми Фегхали, “слишком много всего происходит одновременно” – и не факт что в правильном порядке.

Собственно, чуть выше мы также констатировали актуальность темы “ориентировочно с августа” – но что, собственно, произошло тогда? С удовольствием напоминаем: в августе Европейская Комиссия дала отмашку Европейской консультативной группе по финансовой отчетности (EFRAG) начинать готовиться к разработке с последующим внедрением в практику общеевропейских (но пока не международных) стандартов нефинансовой отчетности. Вполне логично, ведь к этому подводит пересмотр европейской Директивы по нефинансовой отчетности, которую для простоты иногда обозначают акронимом “NFRD” (Non-financial Reporting Directive). Поэтому для Рэми Фегхали, представляющего европейское сообщество профессиональных бухгалтеров, “консультации” – это в первую очередь консультации Еврокомиссии, а уже во вторую – те самые консультации, которым дал старт Фонд МСФО в последних числах ноября.

По его словам, следить за всем, что происходит, очень непросто - и уж тем более отвечать на заданные вопросы обдуманно и взвешенно. Консультации от Еврокомиссии в сравнении с консультациями от Фонда МСФО непросты еще и тем, что содержат очень много статистических деталей для анализа. Теоретически, на это можно было бы опираться, но Рэми Фергхали считает, что статистика в действительности плохо подходит для работы по этой проблеме.

В соответствии с ожиданиями, которые Accountancy Europe, несомненно, придется высказать в ответ на консультации, и все этого ждут – бухгалтерской профессии в связи с грядущими переменами придется оказывать намного больше услуг по подтверждению достоверности отчетности. Логика тут проста: чем больше организация берет на себя обязательств, тем вероятнее, что на определенном моменте она захочет привлечь кого-то со стороны, чтобы такой человек подтвердил соответствие этой организации принятым обязательствам. Второй фактор – повышенная неопределенность в отношении корпоративной инфраструктуры, поэтому внешнее подтверждение достоверности необходимо для обеспечения доверия и прозрачности того, что будет раскрываться в отчетности.

Одна из конкретных тем, которые вызывают особое беспокойство у вице-председателя рабочей группы по устойчивым финансам – это таксономия (для устойчивых финансов) и связанные с ней обязательные раскрытия, требования по которым готовятся вступить в силу на уровне национального законодательства отдельных стран ЕС уже со следующего года.

Речь идет об одобренных в июне этого года новых предписаниях, создающих основы “устойчивых” инвестиций в ЕС. Документ так и назывался - “EU Taxonomy Regulation” (2020/852), и это постановление пришло на смену действовавшему до сих пор, которое также регулировало связанные с темой устойчивости раскрытия в финансовом секторе. По своей сути то, что было одобрено - это унифицированная система классификации всех устойчивых направлений деятельности, с помощью которых европейские институциональные менеджеры смогут на основе предусмотренных индикаторов собирать интересующую их сопоставимую информацию по каким угодно компаниям-объектам инвестиций и опираться на них в инвестиционных решениях и управлении рисками – GAAP.RU

Таксономия очень детализированная, и люди на данном этапе к выполнению таких требований просто не готовы, как не будут они готовы и через год. Так, по крайней мере, считает эксперт, представляющий европейскую бухгалтерскую профессию. Предположим, прогноз сбудется, и люди не будут готовы, а требования останутся – это означает, что им придется “срезать углы”, опираться на оценки и выносить суждения, лишь бы соответствовать. Аудиторы в этом случае определенно столкнутся со сложностями в обеспечении достоверности такой отчетности.

Сопутствующей сложностью в связи с новой европейской таксономией является то, что на самом деле она будет оговаривать шесть категорий, которым будут следовать вступившие на путь устойчивого развития экономики. Однако на данный момент четкое определение получили лишь темы климата и связанных с климатом направлений деятельности. Это два направления из шести – и тем не менее, это уже около 600 страниц. Страшно подумать, какой объем предстоит перелопатить, когда будут добавлены оставшиеся категории таксономии. К этому необходимо начинать готовиться уже “вчера”, но как это осуществить и при этом снизить риск до минимума – задается вопросом Вим Бартелс.

Его коллега на это отвечает, что, по его глубокому убеждению, к 2021 году никто готов в любом случае не будет, но при этом со стороны внешних стейкхолдеров (включая негосударственные организации) будет оказываться высокое давление, так что, несмотря на неготовность, делать требуемые раскрытия в соответствии с таксономией все равно придется. Впрочем, условия пандемии еще могут внести свои коррективы в плане отсрочки, но сказать на этот счет определенно пока не представляется возможным. Ориентировочно, европейские организации начнут следовать новым требованиям с начала 2022 г.

Как можно при этом организациям минимизировать риски? Только лишь оставаясь абсолютно прозрачными относительно того, что они делают - в первую очередь по сделанным допущениям. Даже в случае с присутствием в раскрытиях элементов отраслевой специфики аудиторам уже будет легче обеспечивать достоверность такой отчетности, ведь при достаточной прозрачности можно будет делать сопоставления.

Вим Бартелс предвидит усиление роли “традиционных” финансовых аудиторов в свете всех этих тенденций, ведь на их плечи ляжет обязанность подтверждения достоверности отраженного в отчетности влияния “зеленых” направлений деятельности организации на ее CAPEX, OPEX, оборотные средства и другие показатели. Такую точку зрения полностью разделяет вице-председатель рабочей группы по устойчивым финансам, который видит направлением дальнейшего развития профессии на ближайшее время взаимную интеграцию ESG-отчетности и финансовой отчетности.

В этом смысле таксономия сама по себе уже подталкивает профессиональных бухгалтеров в нужном направлении, поскольку финансовые показатели придется интегрировать с определенными направлениями экономической деятельности, а затем – с ключевыми показателями по ESG-отчетности. Трудно это делать, не имея представления о том, как это делается на практике, как бы просто все ни звучало в теории.

Интересно наблюдать, как по-разному подходят европейские организации к процессу подготовки: кто-то занимается внедрением прямо сейчас, а кто-то уже пробует делать раскрытия о своем соответствии таксономии досрочно. Эти раскрытия, по сути своей, представляют собой информирование внешних стейкхолдеров о том, как осуществляемая организацией деятельность соответствует деятельности, “маркированной” таксономией как отвечающая целям снижения климатических рисков. С учетом того, что внешние стейкхолдеры многих организаций являются весьма влиятельными группами людей, заинтересованных в такого рода информации, легко понять, почему они приступили к новым требованиям досрочно.

Уже сейчас на примере некоторых организаций открываются некоторые недостатки самой логики в основе этих раскрытий: можно довольно легко представить себе направление деятельности, которое является “климатически нейтральным” – например, фермерское хозяйство. Такая организация не будет осуществлять никакой деятельности, относимой таксономией к видам деятельности по снижению климатических рисков – хорошо это или плохо? Какой уровень деятельности тогда раскрывать – фактический или номинально необходимый по таксономии?

Возвращаясь к теме обеспечения уверенности - на основе большинства положительных ответов, высказанных в ходе консультаций по пересмотренной ранее Директиве о нефинансовой отчетности (NFRD), можно ожидать, что эти услуги вырастут в объемах. Будет ли она ограниченной или же обоснованной, это уже другой вопрос. В Accountancy Europe предложили не спешить и подходить к решению вопроса поэтапно: сначала обеспечивать ограниченную уверенность, а уже затем переходить к тем уровням уверенности, которые требуются.

Уже в январе следующего года может дойти до этого: начнут оказывать профессиональные услуги по обеспечению уверенности по отдельным ключевым показателям и информации более широкого толка в целом. Так что в ЕС профессиональные аудиторы совсем скоро начнут играть более весомую роль. Если посмотреть на профили риска практически любой организации в ЕС, то обнаружится, что почти у всех присутствует хоть в какой-то форме риск, относящийся на ESG. Это реальный риск, который интересует инвесторов. В современном цивилизованном обществе снижается терпимость к тому, что там происходит в цепочке поставок у организации, и насколько сильно она загрязняет природу. Но и без этого осуждения (которое проявит себя в потере источников капитала) существуют риски регуляционного плана, например, утраты лицензии из-за допускаемых нарушений.

Если риск есть, если он реальный, тогда возникает вопрос его отражения в отчетности и, соответственно, обеспечения достоверности раскрытой там информации. Самая главная проблема со всем этим, которую предвидит Рэми Фегхали – это определение существенности этих видов риска. Как убедиться, что организации будут раскрывать специфичные элементы, являющиеся для них существенными?

Существует разница между представлениями составителей отчетности о том, что считать для себя существенным, и ожиданиями их инвесторов. Это проблема, которую придется решать интегрированием опыта в “традиционной” финансовой отчетности. Вообще говоря, рекомендации по климатическим раскрытиям от TCFD уже представляют собой прочные основы. Принимая во внимание то, что вопросы климата уже и так требуются к раскрытию даже в МСФО (не прямо, но по причине своей существенности), осталось лишь систематизировать эту практику и добавить четкости. Но как всегда бывает, на словах все констатировать намного легче, чем подойти к решению с практической точки зрения. Означает ли это, что теперь, с учетом новых видов риска, аудиторам придется перебирать каждую статью активов? Вопросов, подобных этому, множество.

Сами по себе знания в профессии, уровень компетенции Вим Бартелс прямо называет еще одним источником серьезного беспокойства. И в самом деле – могут ли представители профессии здесь обеспечивать уверенность в принципе? А что если нет – как действовать тогда? Это не вопрос индивидуальной подготовки отдельных представителей профессии, а вопрос достаточной и своевременной готовности к интеграции новой информации всей профессии в целом.

Но люди все равно обратятся за услугами к профессиональным бухгалтерам – по ряду причин. Это будет отчасти по привычке, отчасти из-за их опыта и компетенций в сфере финансов. Самые осознанные сделают это потому, что и в отчетности устойчивого развития есть интегрированная туда финансовая компонента, в отношении которой и представителей профессии объективно имеются необходимые для подтверждения достоверности компетенции – они будут знать, как это делается хотя бы в отношении этой составляющей.

И в то же время люди могут пойти к другим – признает Рэми Фегхали. Кто бы это мог быть? В случае с отчетностью устойчивого развития вариантов как раз множество. Как пример, это могут быть те же экологи, если рассматривать тему климата, которая даже не единственная. А вот смогут ли те специалисты других областей обеспечить достоверность так же хорошо, как профессиональные аудиторы – этот вопрос вызывает большие сомнения, ведь только они знают, что на самом деле представляет собой подтверждение достоверности отчетности.

Важно не забывать также об особой ситуации с малыми и средними предприятиями. Дело не только в ограниченности их ресурсов и, как следствие, затруднениях с завершением перехода вовремя, но и в том, что они являются звеньями в цепочке поставок для более крупных организаций. Если они не смогут предоставить информацию в соответствии с новыми требованиями, они не получат финансирования и будут просто из этой цепочки исключены. А чтобы этого не произошло, должен быть кто-то, кто сможет заставить малые и средние предприятия оставаться частью процесса, чтобы не остаться за бортом.

И кто бы это еще мог быть, если не профессиональный бухгалтер, для которого личная задача на весь следующий год – оставаться активным участником дебатов и формировать будущее?

Теги: ассоциация профессиональных бухгалтеров  Accountancy Europe  бухгалтерское сообщество  устойчивые финансы  корпоративная отчетность  EFRAG  стандарты нефинансовой отчетности  Директива по нефинансовой отчетности  NFRD  Non-financial Reporting Directive  Ф