Иллюстративные примеры того, как надо применять МСА 540

Международные стандарты аудита (ISA, SAS)
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 5 сентября 2020



По материалам: IPSASB

В последний день августа рабочая группа в составе Совета по международным стандартам аудита и подтверждения достоверности отчетности (IAASB), занимающаяся содействием внедрению в практику стандарта МСА 540 “Аудит оценочных значений, включая оценку справедливой стоимости, и соответствующего раскрытия информации” (действует в России с 9 января прошлого года), представила три новых иллюстративных примера проведения аудиторской проверки оценочных значений в рамках применения модели ожидаемых кредитных убытков ECL (от “Expected Credit Losses”). Каждый из примеров посвящен определенной ситуации. Сегодня рассмотрим случай, когда происходит значительное увеличение кредитного риска, что находит отражение в применение модели ожидаемых кредитных убытков по МСФО (IFRS) 9 “Финансовые инструменты”.

Работа менеджеров банка

В этом примере некий банк управляет портфелем выданных ссуд и, согласно IFRS 9, проводит их измерение на дату отчетности на основе амортизированной стоимости, скорректированной на резервы под обесценение. Последние измеряются по модели ECL, а чтобы оценить величину самих ожидаемых кредитных убытков, банк применяет формулу

ECL = (PD x EAD x LGD)ES

Подробнее о том, что все это значит. PD, LGD и EAD – показатели риска. РD (или “Probability of Default”) прямо переводится с английского как вероятность дефолта. EAD (“Exposure at Default”) – это объем задолженности, подверженной риску дефолта, сколько банк рискует потерять. LGF (“Loss Given Default”) – это та величина, которая показывает, сколько банк действительно потеряет в случае наступления дефолта. Приписка в виде “ES” (от “Economic Scenario”) означает, что менеджеры банка осуществляют оценку ожидаемых кредитных убытков в рамках определенных экономических сценариев.

Таким образом, оценить ECL можно на основе нескольких ключевых факторов, одним из которых является существенное увеличение кредитного риска, что и происходит в нашем случае. Мы помним, что общая модель IFRS 9 подразумевает перемещение финансовых инструментов по трем различным “стадиям”. Не очень удачный выбор термина для обозначения, нам представляется, но именно так эти три группы названы в модели (кстати, довольно подробно она разбиралась весной этого года силами вице-председателя Совета по МСФО Сью Ллойд и члена технической группы специалистов Сида Кумара). Если базовая логика модели не очень понятна, рекомендуем сначала почитать тот материал.

Любое обесценение по IFRS 9 изначально высчитывается на протяжении 12 месяцев - иначе говоря, предполагается, что финансовый инструмент принадлежит первой “стадии” - пока не происходит существенного увеличения кредитного риска, после чего ссуда или портфель ссуд перемещается во вторую или третью “стадию”, а обесценение начинает измеряться на отрезке времени, соответствующем всему периоду действия портфеля ссуд или другого инструмента в общем случае.

Как банк оценивает, произошло ли такое существенное увеличение кредитных рисков? Как правило, на основе упреждающих индикаторов, используя при этом опровержимую презумпцию (действующую до своего опровержения) о том, что ссуды у него перемещаются во вторую “стадию” не позднее момента, когда просрочка по ним достигает 30 дней. В оценке существенности кредитного риска банк также полагается на прочую информацию, которая может иметь влияние на способность заемщиков погашать свои займы (макроэкономическая ситуация, отрасль, где ведет свою деятельность заемщик, географическое положение и т.п.), разве что все эти факторы уже были отражены в ходе оценки рейтинга заемщика. Важно: существенное увеличение кредитного риска является следствием изменения вероятности наступления дефолта, а не изменения ожиданий относительно убытков.

Ссудный портфель данного банка из примера состоит из коммерческих ссуд производственным компаниям в отдельно взятой стране. Срок действия ссуд - 5 лет. Согласно условиям платежа, каждый квартал заемщики выплачивают проценты, а тело кредита выплачивается в момент истечения срока действия. Используя свои системы внутреннего контроля, банк определяет кредитный рейтинг по каждой из ссуд, которые затем идут в качестве вводных значений в количественную модель оценки, опирающуюся на различные, взвешенные с учетом вероятностей экономические сценарии дальнейшего развития ситуации. Количественная модель дает вероятность дефолта (“PD”) по каждой ссуде на протяжении 12 месяцев и на протяжении всего срока действия.

Что касается ключевого вопроса (имело ли место существенное увеличение кредитного риска), то здесь банк руководствуется следующей логикой анализа:

  • Сопоставляет оцененное значение вероятности дефолта (“PD”) на протяжении всего срока действия ссуды с ожиданиями относительно “PD”, которые были определены в момент первоначального признания. Если разница между первым и вторым превышает определенное установленное значение, признается факт существенного увеличения кредитного риска;
  • Принимает в расчет сигналы “раннего предупреждения” (такие, например, как факт добавления ссуды в “контрольный список” департаментом по управлению рисками и другие примеры действий из практики риск-менеджмента в банке);
  • Принимает в расчет макроэкономические факторы, проводя по ним качественную оценку. Примеры таких факторов - изменение налогового законодательства, заключение торговых соглашений между странами, внедрение новых технологий и так далее;
  • Количественно подтверждает нахождения всех ссуд с просрочкой свыше 30 дней во второй “стадии”.

Работа аудитора

Начнем с процедур оценки риска и сопутствующих действий (пп.8-9 МСА 540). В параграфе 8 говорится, что “при выполнении предусмотренных МСА 315… процедур оценки рисков и сопутствующих им действий с целью сформировать представление о деятельности организации и ее окружении, в том числе о системе внутреннего контроля организации, аудитор обязан проанализировать [ряд факторов]” - и далее идет их перечисление. В этом конкретном примере, напоминаем, анализируются коммерческие ссуды производственным компаниям в отдельно взятой стране, на вероятность возврата которых влияют как уникальные для каждого отдельного заемщика риски, так и универсальные макроэкономические факторы. Кроме того, проверяющие принимают в расчет факт нахождения системы внутреннего контроля банка под неусыпным вниманием банковских регуляторов.

Организация и ее окружение

С учетом этого, действия аудитора здесь сводятся к получению сведений от менеджеров и органов регулирования банковской сферы (пп. А19-А22). Аудитор видит, что производственным компаниям банк предлагает ссуды одного и того же типа (пятилетние, с описанной выше схемой погашения), только ценообразование для каждого заемщика будет разным по той причине, что банк, помимо всего прочего, смотрит еще и на такие факторы как тип производимой продукции, клиентура, географическое положение, текущий уровень долговых средств по отношению к общей величине активов. В разделе стандарта МСА 540 с подзаголовком “Получение понимания о порядке расчета руководством оценочных значений” есть пункт А23, в котором перечислены вопросы, рассматриваемые аудитором в попытках понять логику управляющих компаний в расчете оценочных значений. То, на что банк смотрит при выставлении цены за свои ссуды - как раз об этом.

Параграф А24 раздела “Метод расчета оценочного значения, включая использование моделей” гласит, что в отдельных случаях от составителей отчетности могут требовать использование конкретного метода расчета оценочных значений в рамках применяемой концепции, а в том случае, если концепция конкретного метода не предусматривает, аудитору следует в своей работе задаться некоторыми вопросами - такими, например, как принятие в расчет руководством компании характера финансового инструмента при выборе метода расчета оценочного значения (п.А25). В нашем примере, чтобы аудитору оценить, как применяется модель отчетности, он (или она) смотрит на качество применения IFRS 9 банком, в данном случае оценку факта существенного увеличения кредитного риска, в результате чего ссуда перемещается из первой “стадии” во вторую или третью, смотря какая больше подходит. А то, как именно банк делает это на практике, было описано выше: упреждающие индикаторы, сегментация портфеля ссуд, а также использование опровержимой презумпции о том, что перемещение во вторую стадию должно происходить не позднее наступления 30-го дня просрочки.

На данном этапе проверки аудитор документирует и оценивает то, как именно банк интерпретирует требования стандарта IFRS 9. Согласно учетной политике, напомним, возникновение существенного увеличения кредитного риска оценивается на основе изменения вероятности дефолта, а не изменения ожиданий относительно убытков. Аудитор понимает, что со своим подходом банк определяет по каждой ссуде кредитный рейтинг, который затем идет в качестве вводных данных в количественную модель. Модель берет различные макроэкономические сценарии развития и дает значение вероятности дефолта, “PD”. Полученный показатель, как говорилось выше, сопоставляется с прежним значением “PD”, а в случае превышения полученной разницей определенного значение констатируется (может констатироваться, ведь также еще учитываются макроэкономические факторы, ранние сигналы предупреждения и т.д.) существенное увеличение кредитного риска.

Но это, конечно, далеко не все, поскольку аудитору также следует оценить, каким образом на эту логику оценки могут повлиять неотъемлемые риски. Если оценка на основе рассчитанного кредитного рейтинга по каждой из ссуд еще более-менее прямолинейна, то принятие в расчет дополнительных факторов осложняет ситуацию, ведь часто эти факторы по своей природе очень непростые, а кроме того, есть сомнения, что кредитные рейтинги будут несмещенными или будут обновляться достаточно регулярно. Далее, оценка в очень большой степени зависит от наличия информации, не являющейся, скажем так, традиционной для финансовой отчетности (хотя бы с учетом специфики производственного сектора). Следовательно, здесь присутствует значительное профессиональное суждение, что может отрицательно сказаться на точности. Наконец, при расчете следовало бы учитывать вероятность рефинансирования (ведь тело кредита в каждом случае, по условию, выплачивается после пяти лет), а есть так, то как будет отражаться после этого актив на балансе - как модифицированный или списанный?

Вопросы внутреннего контроля

Параграфы А28-А30 определяют работу аудитора в отношении проверки работы СВК в области подготовки финансовой отчетности. В частности, там речь идет о возможности привлечения сторонних лиц с достаточной квалификацией, необходимой для расчета оценочных значений. С учетом высокой степени суждения в ходе оценки ожидаемых кредитных убытков, это может оказаться необходимостью, а аудит систем внутреннего контроля в данной области приобретает особую важность.

В ходе проверки аудитору нужно получить четкое понимание того, как все эти процедуры вписываются в систему планирования и управления рисками в организации. Это подразумевает оценку подхода, использующегося организацией для оценки существенного увеличения кредитного риска. Мы уже знаем, что это реализовано на основе модели, поэтому применяющиеся согласно этой модели политики реагирования на риски имеют большую важность, так как определяют конкретные действия организации: тестирование модели на основе исторических данных, частоту и способы проверки применяющейся модели, контроль за полнотой и точностью данных, которые используются в ней. С учетом непростой природы оценки ожидаемых кредитных убытков, то, в какой степени аудитор будет в конечном итоге удовлетворен тщательностью проводимых в организации процедур, очень значительно повлияет на его или ее реакцию на риск существенного искажения.

Кроме того, известно, что оценка факта существенного увеличения кредитного риска в значительной степени зависит от субъективных суждений, которые также время от времени нужно анализировать на предмет того, как именно делаются эти суждения, на основе каких источников информации какой степени надежности, и как именно менеджеры определяют влияние этой информации на портфель кредитных рисков в банке.

Наконец, банк также обязан оценить, не находятся ли в состоянии экономического шока производственные отрасли в данный момент, потому что если это действительно так, всех заемщиков из таких отраслей нужно проверить на существенное увеличение кредитного риска согласно п.В5.5.1 IFRS 9.

Как иллюстрация того, что здесь делают аудиторы, в данном примере проверяющие в описанной ситуации обратились с запросами к лицам, обладающим в организации руководящими полномочиями. Из полученной от этих руководящих лиц сведений аудиторы узнали следующие интересные и актуальные для дальнейшей проверки факты:

  • Совет директоров создал специальный комитет по кредитным рискам, прямой обязанностью которого стал мониторинг кредитного риска и измерение величины ожидаемых кредитных убытков.
  • Финансовый департамент определяет учетную политику в отношении ожидаемых кредитных убытков согласно IFRS 9 и других правил банковского регулирования, где они актуальны. Комитет по кредитным рискам одобряет эти политики на ежегодной основе.
  • Департамент кредитных рисков, который выделен отдельно, напрямую докладывает созданному надзорному комитету по кредитному риску. У них разные обязанности: если последний, как уже было сказано, отвечает за надзор и расчет, то департамент по кредитному риску отвечает за управление рисками и применение политик (соответствующих при этом выбранным учетным политикам в отношении ожидаемых кредитных убытков).
  • Каждое деловое подразделение обязано следовать утвержденным для всей группы политикам и процедурам в отношении кредитных рисков. Комитет по кредитным рискам в конечном итоге одобряет (либо не одобряет) выдачу ссуды в случае с банком (или любую другую транзакцию, ведающую к изменению уровня кредитного риска, если говорить в общем случае). При этом каждое деловое подразделение несет ответственность за поведение своего кредитного портфеля, за мониторинг и контроль кредитных рисков в рамках данного портфеля, даже если некоторые из этих рисков одобряются на централизованной основе.
  • Есть еще и система внутреннего аудита, которая в банке проводит уже внутренние аудиторские проверки процессов в отношении управления кредитными рисками, которым следуют отдельные деловые подразделения и вся группа компаний. Согласно условиям данного гипотетического примера, после проведения внутренней инспекции отдела коммерческого кредитования СВА выпустила положительное заключение, однако дополнительный внутренний аудит еще потребуется для того, чтобы оценить качество и эффективность системы управления.

От банков ожидают, что они будут разрабатывать и внедрять у себя эффективные процедуры, политики, системы внутреннего контроля, системы и модели, соответствующие стандартам финансовой отчетности, которые позволят их менеджерам осуществлять обоснованные профессиональные суждения. Из этого следует, что сама способность банка доказать обоснованность сделанной оценки величины ожидаемых кредитных убытков очень зависит от строгости системы внутреннего контроля в отношении критически важных источников информации, процессов и моделей, на которые он полагается. Оценки ожидаемых кредитных убытков будут зависеть от уникальной по своей природе информации в распоряжении банка, его опыта и его видения. Из этого понятно, что ключевые компоненты таких оценок субъективны по своей природе и подвержены смещению (об этом и многом другом рассказывается в статье “Применение МСА 540 в условиях COVID-19” от 07.07.2020 – GAAP.RU).

Поэтому система внутреннего контроля банка в контексте оценки факта существенного увеличения кредитного риска будет проверять:

  • Надежность и актуальность используемых данных, в том числе поступивших от внешних по отношению к финансовому департаменту источников;
  • Правильность применения учетных политик, особенно тех, где требуется профессиональное сужение.

От банков ожидают жесткого контроля данного процесса оценки фактов существенного увеличения кредитных рисков и их четкого документирования. Если это отсутствует, полученные ими оценки ожидаемых кредитных убытков в конечном счете будут иметь под собой мало подтверждений, а следовательно – недостаточно аудиторских доказательств для аудитора.

В данном примере, согласно условиям, аудиторы запросили у лиц, наделенных руководящими полномочиями, информацию и получили сведения, на основе которых смогли получить представление о структуре и особенностях применения систем внутреннего контроля в банке, которые используются в оценке величины обесценения (как составной части процесса оценки рисков). Аудиторы обратили внимание, что контрольные процедуры в банке были расширенными и предполагали активное участие руководства отдела коммерческого кредитования, а если говорить о конкретных контрольных процедурах в отношении оценки факта существенного увеличения кредитного риска, то здесь можно назвать независимую оценку стороной, не имеющей отношения к подготовке отчетности, проверку ключевых допущений, в том числе прогнозов будущих макроэкономических событий и вероятностей возможных исходов, оценку качества системы управления в этом контексте, определение ключевых источников данных, используемых для оценки существенного увеличения кредитного риска, и не только.

Важной составляющей работы менеджеров в этом отношении является проверка точности оценочных значений, сделанных в предыдущий отчетный период (см. п.А39). Такой ретроспективный анализ довольно распространен на практике, поскольку позволяет сделать важный вывод: работает ли модель так, как должна была работать согласно прежним представлениям. Тестирование на основе исторических данных (“бэк-тестинг”, а в оригинале – “back-testing”) - это один из самых известных методов проверки модели или ее отдельных компонент, но в качестве альтернатив часто используется стресс-тестирование и другие, иногда более “качественные” (нежели количественные) методы оценки.

Впрочем, если говорить об оценках ожидаемых кредитных убытков по IFRS 9, то это не оценки банком величины потерь, которые он ожидает понести на определенный портфель активов, но сочетание ожидаемых кредитных потерь на протяжении 12 месяцев (если речь идет об активах из первой “стадии”) или на протяжении всего срока их действия (для второй и третьей “стадий”), взвешенных с учетом вероятности в разных экономических сценариях. По этой логике выходит, что все усилия, затраченные на прямое сопоставление действительно понесенных в прошлом периоде убытков с их ожидаемыми оценками в прошлом периоде, на самом деле будут иметь не такую уж большую ценность, ведь реализоваться мог экономический сценарий с незначительной вероятностью. Оценка аудитором того, как именно в банке реализовано это сравнение фактических и спрогнозированных ранее результатов, обыкновенно будет предполагать проверку наличия корректировок в модели на новую историческую информацию и правильность этих корректировок. От аудиторов также ожидают, что они будут проверять своевременность обновления моделей с учетом изменений, которые были признаны необходимыми по итогам тестирования модели на эффективность.

Если приводить конкретные примеры, как это делается в случае с данным банком, то тут аудиторы обратили внимание, что менеджеры банка оценивали эффективность модели оценки существенного увеличения кредитных убытков на основе такой информации как: время пребывания финансового инструмента (ссуды в данном случае) на второй “стадии” до фактического наступления дефолта; числа ссуд, которые перемещались на третью “стадию” напрямую из первой, минуя вторую; числа ссуд, которые переместили во вторую стадию запоздало (после того как выяснилось, что задолженность по ним уже превышает 30 дней, из чего можно сделать вывод, что применяемая модель не очень точно отражает реальные события); частота корректировок установленных критериев “вручную” (что говорит о том, что получаемые вероятности дефолта не соответствуют оценкам изменений кредитного риска), и т.д.

Есть и еще один важный момент, который касается готовности самой аудиторской группы проводить аудит оценочных значений, принимая во внимание их особую сложность и субъективность в контексте ожидаемых кредитных убытков. А именно - наличие в составе инспекционных группы людей, обладающих необходимыми знаниями и опытом для проведения такого рода оценки, в том числе оценки риска существенного искажения (о котором ниже). Требования на этот счет содержатся в пп. А61-А63 МСА 540. Может оказаться, что аудиторам придется обратиться к помощи сторонних экспертов в таких областях как моделирование, экономическое прогнозирование, IT, и это не говоря о том, что аудиторам необходимо вообще иметь знания и опыт проведения проверок конкретно представителей банковской отрасли.

Оценка риска существенного искажения

В соответствии с требованиями параграфов А64-А71, аудитор при оценке риска существенного искажения должен отдельно рассматривать неотъемлемые риски и риски средств контроля. При этом при определении риска существенного искажения в оценке неотъемлемого риска принимаются в расчет следующие факторы:

  • Степень, в которой учетная оценка подвержена риску неопределенности оценки (пп. А72-А75);
  • Степень, в которой на выбор менеджерами и применение ими методов, допущений, данных, а равным образом и выбор точечной оценки и раскрытий к включению в финансовую отчетность повлияет сложность, субъективность и прочие факторы неотъемлемого риска.

Аудитору также необходимо убедиться, что любые риски существенного искажения, определенные и оцененные согласно п.16 того же стандарта МСА 540, являются по факту существенными в соответствии с его или ее профессиональным суждением на этот счет (п.А80). Если риски существенного искажения действительно существенны, аудитору далее необходимо получить представление о том, какие инструменты контроля в отношении данного риска используются в организации.

Традиционно ожидаемые кредитные убытки сопряжены с очень высокой неопределенностью оценки из-за сложностей с их точным измерением и сложностью моделей оценки, а также высокой степенью субъективности. В такой ситуации проверяющим приходится работать с тем, что есть: смотреть на доступную информацию, включая (но не ограничиваясь при этом) данные по убыткам в масштабах всей отрасли и результаты стресс-тестов, которые банк - возможно, хоть и не обязательно - проходил по требованию национальных органов регулирования.

Рассматривая подход менеджеров к оценке факта существенного увеличения кредитного риска по портфелю коммерческих ссуд, аудитор смотрит, являются ли общие оценки ожидаемых кредитных убытков чувствительными по отношению к самой такой оценке факта существенного увеличения кредитного риска, потому что если это действительно так, аудитору предстоит оценить, в какой степени подход к моделированию подвержен неопределенности оценки, спровоцированной сложностью, субъективностью и прочими факторами неотъемлемого риска. При этом аудитору придется принимать в расчет экономические условия, вклиняющие на кредитные убытки и кредитный риск, первоначальный кредитный рейтинг банковских заемщиков, внутренние стандарты кредитования, условия выплаты ссуды, особенности поведения клиентов, влияющие на их платежи, изменения в требованиях банковского регулирования, и другие факторы.

Кроме того, при оценке рисков существенного искажения аудитору необходимо понять, где именно в самом процессе оценке (на какой его стадии) возник этот риск существенного искажения, и какова в нем доля неотъемлемого риска.

Действия в ответ на обнаруженный риск существенного искажения

Согласно требованиям параграфа А94, аудитору необходимо провести тестирование порядка расчета руководством оценочных значений. В этом аудитор следует процедурам, предусмотренным параграфами 23-26 (о методах, значительных допущениях и исходных данных), чтобы получить достаточно аудиторских доказательств касательно возможности возникновения существенного искажения при выборе менеджерами организации методов, значительных допущений и исходных данных, а равным образом при получении точечной оценки и подготовке соответствующей информации для раскрытия.

В случае с ожидаемыми кредитными убытками вероятность того, что на них скажутся методы, существенные допущения и данные, выбранные менеджерами организации, очень высока, поэтому при разработке аудиторской стратегии аудиторам необходимо обеспечить четкое понимание использованного менеджерами данной организации процесса, включая использование ими инструментов внутреннего контроля для обнаружения существенного искажения в ответных действий. Очень важно, что в ходе проведения тестирования того, насколько удачно менеджеры выбрали оценки, аудитору необходимо провести проверку обоснованности выбора метода на как можно более ранней стадии аудиторского процесса.

Продолжение следует

Теги: МСА540  Совет по международным стандартам аудита и подтверждения достоверности отчетности  IAASB  аудит оценочных значений  аудиторская проверка  ожидаемые кредитные убытки  ECL  Expected Credit Losses  увеличение кредитного риска  МСФО (IFRS) 9  финансов