Почему финансовая информация по-прежнему важна

Идеология МСФО и US GAAP
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 17 августа 2018

По материалам: IFRS

Пересказ содержания лекции члена Совета по МСФО Энн Тарка (Ann Tarca) на ежегодной лекции CPA Philip Brown Annual Lecture, организованной бизнес-школой Университета Западной Австралии и бизнес-школой Куртина.

Бизнес-школа Университета Западной Австралии является для Энн Тарка “родным” заведением, поскольку здесь она преподавала бухгалтерский учет и проводила исследования с 1996 года, а в 2011 году получила звание профессора. Выступая на недавнем ежегодном мероприятии CPA Philip Brown Annual Lecture, Энн Тарка решила коснуться трех важных тем современного учета и отчетности:

  1. Влияние отраженной в отчетности информации на котировки акций – иначе говоря, как отчетность влияет на рынок
  2. Поменяли ли современные тенденции в учете и мировой экономике значимость финансовой отчетности
  3. Как Совет по МСФО реагирует на опасения тех, кто уверен, что так и есть

Профессора Филипа Брауна (Philip Brown), чье имя носит проводимое каждый год мероприятие, Энн Тарка впервые встретила в 1996 году, когда поступила в аспирантуру Университета Западной Австралии. На нее оказали сильное влияние его исследования – а если точнее, то сам подход, с которым он подходил к решению вопросов. Впоследствии он стал научным руководителем ее дипломной работы на степень PhD – и соавтором нескольких исследований.

Собственная карьера Филипа Брауна взяла резкий старт с 1968 года, когда вышла научная работа, написанная им в соавторстве с Рэем Боллом (Ray Ball) – в ней они искали ответ на вопрос, в какой степени бухгалтерская информация влияет на рынки капитала. Для этого они смотрели, находит ли публикуемая информация по прибылям свое отражение в ценах. Сегодня это кажется очевидным – естественно, да. Но в те времена все настолько очевидным не было.

Инновационным на тот момент было то, что Браун и Болл применили научный подход на основе эмпирических сведений, чтобы сделать ключевой вывод. Это исследование даже положило начало целой исследовательской школе, которая до сих пор оказывает влияние на деятельность многих академических исследователей.

Результаты исследования 1968 года показали, что совокупный сверхдоход растет в случае с компаниями, по которым хорошие новости выходили до сообщения о результатах прибыли за период, и прямо противоположное наблюдалось с компаниями, про которые выходили плохие новости. Свидетельство, таким образом, подтверждало гипотезу о средней (полусильной) рыночной эффективности, то есть что цены на рынке отражают все публично доступные данные.

За прошедшие с тех пор десятилетия аналогичные исследования взаимосвязи данных и цен на акции проводились неоднократно, однако где-то с 80-х их авторы начали время от времени делать заявления о том, что финансовая информация, мол, теряет свою важность для инвесторов. Такие выводы делались на основе анализа связи статистических данных по прибыли компаний с котировками их акций.

И вот уже совсем недавно одним из таких исследователей, причем весьма авторитетным, оказался Барух Лев (Baruch Lev) из Университета Нью-Йорка. Выступая в декабре прошлого года на конференции Института присяжных бухгалтеров Англии и Уэльса (ICAEW), он заявил, что сегодня все больше растет неудовлетворение актуальностью содержащейся в финансовой отчетности информации – особенно среди инвесторов и руководителей компаний. Проследить это можно на примере расхождений между рыночными индикаторами и финансовыми данными, в первую очередь по прибыли.   

Прочему же, по его мнению, происходит снижение полезности финансовой информации? Можно выделить две основные причины:

  1. Отход разработчиков стандартов от традиционной для отчета о доходах модели соотнесения (или соответствия) доходов с расходами в пользу балансовой модели (или модели измерения активов),
  2. Неспособность разработчиков стандартов скорректировать правила по признанию активов с учетом фундаментальных сдвигов в процессах создания стоимости в компаниях – от материальных активов в сторону нематериальных [1].

Для исследования Барух Лев изучал связи между ценами на акции или доходностью и широким спектром бухгалтерских показателей помимо, собственно, прибыли: балансовой стоимостью капитала, затратами на реализацию продукции, общими и административными расходами, расходами на исследования и разработки, на рекламу, капитальными расходами, темпами роста выручки. Объяснить снижение полезности бухгалтерской информации с позиции участников рынка можно также двумя фактами:

  1. Увеличение числа компаний, для которых стоимость зависит от их нематериальных активов (здесь в первую очередь на ум приходят технологические “единороги” – GAAP.RU)
  2. Присутствие на рынке все большего числа убыточных компаний, для которых прибыль, понятно, не может определять цену на акции

Но есть и другое мнение – а значит, и надежда для тех, кто цепляется за авторитет бухгалтерских данных. Хронологически чуть более ранняя работа 2014 года Дечова, Слоана и Жа (Dechow, Sloan and Zha) - причем двое из этой тройки были студентами Филипа Брауна и отличниками выпуска 1986 года – повторила логику исследования Брауна и Болла на основе данных 1971-2012 гг. Как оказалось, доказанные Филипом Брауном взаимосвязи до сих пор действуют, то есть цены на акции по-прежнему отражают содержание финансовой отчетности. Более того, повторение исследования Бивера (Beaver) 1968 года продемонстрировало даже более активную реакцию объема торгов и цен в дни объявления результатов прибыли, особенно в последние годы, после начала нового тысячелетия - 2001-2012 [2].

Профессор Мэри Барт (Mary Barth) вместе с коллегами применила обновленный статистический подход в отношении данных по США на более протяженном временном интервале, с 1962 по 2014 год. Объем отчетных данных был существенно большим по сравнению с предыдущей работой: во внимание принималась даже та информация, которая могла отражать собой нематериальные активы (рекламные расходы, расходы на исследования и разработки), потенциал роста (данные по наличности и темпам роста доходов) и прочие индикаторы (операционные денежные потоки, прочий совокупный доход). И то, и другое, и третье, как известно, очень актуально для современных экономических условий.

Никаких свидетельств снижения ценности финансовой информации ни в один из годовых периодов выборки (за исключением 90-х, когда был “бум” на биржевые пузыри) ими обнаружено не было. Более того, полезность бухгалтерских данных по нематериальным активам, потенциалу роста и прочим показателям эффективности, напротив, выросла. Общий эффект от увеличения полезности этих индикаторов более чем перевешивает снижение полезности от данных по прибыли. И хотя эти выводы больше подходят для компаний “новой экономики”, они справедливы и для других, из чего можно сделать вывод о справедливости утверждений в отношении всей экономики.

А можно сформулировать это по-другому: полезность данных финансовой отчетности не убывает, но становится более утонченной, то есть происходит своего рода эволюция в инвестиционной оценке в условиях “новой экономики” [3].

Данные для исследования профессора Баруха Лева брались по США, но есть ли аналогичные по другим рынкам, в частности, на международных стандартах финансовой отчетности? Недавнее исследование Дэверна, Гайлза, Хэнлона и Пиннука (Davern, Gyles, Hanlon and Pinnuck) из Университета Мельбурна и Университета Монаша оперировало как раз такими данными и, опять-таки, не обнаружило признаков снижения полезности данных по прибыли австралийских компаний в период с 1992 по 2015 год [4]. Они делают вывод, что и акционерный капитал, и чистый доход являются важными факторами для принятия деловых решений инвесторами.

Эмпирические данные отвечают сведениям, полученным от самих инвесторов, регуляторов и аналитиков в ходе интервью: все они отнесли аудированную финансовую отчетность к основополагающим базисам моделей, используемых для принятия деловых решений. Показатели EBITи EBITDA также имеют значение и рассматриваются как вспомогательные к данным по чистому доходу: они применяются инвесторами для прогнозирования будущих результатов.

Показатели эффективности как факторы, определяющие решения инвесторов, изучались также в совместном исследовании Марвина Ви, Грега Клинча (Marvin Wee, Greg Clinch) и самой Энн Тарка. Не оговоренные в стандартах показатели (non-GAAP) на основе отчетных данных 400 компаний на МСФО из восьми стран были рассмотрены на протяжении периода с 2005 по 2013 г. Основным выводом стала сильная связь между раскрытием показателей non-GAAP (реконсилированных с операционной прибылью компании) и ценами на акции. Иными словами, рынок находит такие раскрытия полезными. Исход прекрасно вписывается в многочисленные свидетельства о том, что инвесторы сегодня применяют разные показатели прибыли – не только лишь саму прибыль [5]. Совет по МСФО в своей работе над основными формами отчетности учитывает эти факты.

Как Совет по МСФО реагирует на опасения (балансовый отчет, IFRS 3, “Концептуальные основы”)

В целом можно сказать, что свидетельства сохраняющейся актуальности информации из финансовой отчетности вызывает воодушевление, хотя отдельные ее составляющие ныне имеют большую важность (в первую очередь данные по нематериальным активам, детализированные данные в целом), а другие (выручка, общие данные) – напротив, меньшую. С учетом всех этих свидетельств и продолжающейся критики, как нужно действовать Совету по МСФО? В конце концов, одним из принципов его работы являются тесные консультации с ключевыми группами стейкхолдеров – составителями и пользователями отчетности, регуляторами и инвесторами. В любом случае необходимо учитывать их мнение.

Важным проектом в сегодняшней работе IASB являются “Основные формы отчетности”. В данный момент они занимаются изменениями в требованиях к отчету о финансовых результатах, в результате которых, как известно, компании заставят раскрывать большее число промежуточных показателей и проводить более точную классификацию статей. Эти требования будут способствовать дезагрегированию, благодаря чему пользователям отчетности будет доступна более детальная информация о составляющих.

Кроме того, Совет планирует сделать обязательное раскрытие в финансовой отчетности дополнительных, разработанных менеджерами показателей (если таковые есть, разумеется) и заставить компании проводить по ним реконсиляцию и аудит. С учетом представленных только что результатов различных исследований не приходится сомневаться в том, что для современных рынков капитала такая информация будет очень важна.

Но что насчет “обвинений” профессора Баруха Лева в адрес разработчиков, которые якобы переместили фокус на оценку активов и поэтому отошли от традиционного подхода соотнесения доходов с расходами? Для примера можно взглянуть на IFRS 3 “Объединение бизнеса”: после приобретения активы приобретенной компании учитываются компанией-приобретателем по справедливой стоимости, которая отражает стоимость приобретенного бизнеса. Имеет смысл, не так ли?

Хорошо известный всем принцип международных стандартов финансовой отчетности заключается в предоставлении “правдивой и актуальной” информации, то есть полезной для тех, кто на нее полагается. Приобретатель учитывает приобретенные активы по цене приобретения, а учет транзакций по исторической стоимости, как известно – один из давних фундаментальных принципов учета. Активы имеют ограниченный срок полезного использования и амортизируются на его протяжении, что отражает “потребление” активов.

Однако такой вариант учета затрудняет для аналитиков сопоставление компаний. Компании, которые растут за счет слияний и поглощений, могут демонстрировать более высокие показатели затрат на реализацию и более высокие амортизационные расходы в отношении запасов и приобретенных идентифицируемых нематериальных активов. Прибыль после приобретения, соответственно, снижается с учетом этих факторов, которые являются неденежными элементами и не отражаются в отчете о движении денежных средств.

Если компания растет органическим путем (то есть не за счет приобретений) и создает при этом нематериальные активы, такие как бренды или клиентскую базу, она не будет отражать амортизационные расходы, которые отразил бы приобретатель. Следовательно, аналитикам приходится корректировать отраженную прибыль компании-приобретателя, то есть добавлять назад эффекты от корректировки справедливой стоимости и амортизации, дабы можно было точнее провести сравнение.

Компании способны делать четкие раскрытия, чтобы их инвесторы могли сами проводить эти корректировки, но дело в том, что сам по себе финансовый учет вносит определенный “шум” в информационные системы, в результате чего для компаний-приобретателей прибыль становится менее значимым показателем, а операционные денежные потоки – более значимым. Докторант Университета Западной Австралии Жан Лианг (Jian Liang) показал на основе эмпирических данных, что то же происходит в случае с переходящими на МСФО компаниями.

Приведенный выше пример с IFRS 3 иллюстрирует собой логику в основе модели оценки активов и использования справедливой стоимости в учете приобретений. Отдельные критики Совета по МСФО указывают, что у разработчика, похоже, есть некое смещение в сторону справедливой стоимости – по-видимому, такой вывод они делают на основе собственного опыта работы с IFRS 3 и другим стандартом по финансовым инструментам, IAS 39 (ныне IFRS 9).

Но тщательный анализ стандартов МСФО, который неоднократно проводили отдельные представители академических кругов, показывает, что измерения по справедливой стоимости на самом деле требуют очень немногие международные стандарты, и во всех случаях это имеет четкое обоснование. Например, деривативы исторической стоимости вообще не имеют. Справедливая стоимость – этот тот базис измерений, который обеспечивает представление полезной и правдивой информации.

“Концептуальные основы”

В марте 2018 года Совет по МСФО пересмотрел свои “Концептуальные основы”. Очень важное добавление к этому документу – новая глава по измерениям. Рассматривается несколько базисов для измерения и факторы, которые необходимо учитывать в контексте выбора базиса для измерения. Эта глава не “смещена” в сторону справедливой стоимости, как считают многие. Напротив, она говорит, что базис для измерения нужно выбирать таким образом, чтобы максимизировать качественные характеристики финансовой информации (ее актуальность и правдивость).

Кроме того, “Концептуальные основы” четко оговаривают, что отчет о финансовом состоянии и отчет о финансовых результатах одинаково важны, и информация о доходах и расходах столь же важна, что и информация об активах и обязательствах. Структура определений активов и обязательств, а следом за ними – и определений доходов и расходов – обеспечивает выбор наилучшего подхода к измерению и представлению информации. Если подумать о деталях - определения должны с чего-то начинаться. Разработчики стандартов потратили много времени и усилий над определением понятия “прибыль”, но безуспешно. Следовательно, построить “Концептуальные основы”, отталкиваясь от этого понятия, невозможно.

Также важным является замечание в “Концептуальных основах” о том, что понимание финансовых результатов компании требует анализа всех признанных доходов и расходов – а не только лишь итоговой прибыли и расходов – и прочей информации в финансовой отчетности. Такой подход соответствует выводам упомянутых выше исследований о значимости широкого спектра показателей деятельности компаний для принятия инвестиционных решений. Само по себе “Концептуальные основы” обеспечивают много пищи для размышлений в отношении современных вопросов отчетности. Для самого Совета они уже вступили в силу и используются в его работе (а также в работе Комитета по Интерпретациям).

Как Совет по МСФО реагирует на опасения (признание нематериальных активов)

Второе критическое замечания со стороны профессора Баруха Лева заключалось в том, что разработчики стандартов так и не подстроили правила по признанию активов к изменениям экономических условий. Мол, в современном мире значительная часть стоимости компании приходит из нематериальных активов. Стоит учесть, правда, что критика профессора Лева направлена в первую очередь в адрес американских стандартов US GAAP, где все расходы на исследования и разработки (кроме расходов на разработку программного обеспечения) должны списываться.

А вот стандарты МСФО позволяют капитализировать расходы на разработку при определенных условиях. Барух Лев цитирует исследование по компаниям на МСФО, где делается вывод о том, что капитализированные расходы на разработку таких компаний сильно коррелируют с рыночной стоимостью, а раскрытие данных о тестировании на предмет возможности капитализации имеет для инвесторов очень большое значение [6].

Тем не менее, критика учета в отношении нематериальных активов по МСФО и призывы к действиям в этой области сохраняются. IAS 38 является одним из старейших стандартов МСФО и отражает собой консервативный международный подход: признание приобретенных нематериальных активов по первоначальной стоимости, далее переоценка нематериальных активов только при наличии активного рынка, а внутренне сгенерированные нематериальные активы компанией не признаются вовсе.

Такой подход выглядел несколько странным для тех, кто помнит времена до принятия МСФО в Австралии в 2005 году. Составители отчетности тогда недоумевали по поводу устранения с баланса внутренне сгенерированных и переоцененных активов, а представители академических кругов поспешили назвать требования МСФО “шагом назад” в отношении обеспечения пользователей полезной информацией по нематериальным активам.

Логика в основе критики Баруха Лева заключается в том, что разработчики стандартов не дают возможности признавать на балансе те нематериальные активы, которые создают компании. Профессор предполагает, что стоит разрешить капитализацию расходов на нематериальные активы и признание активов на балансе – в результате полезность показателя прибыли, мол, вырастет, так как расходы, создающие будущий доход, не будут списываться. В принципе, это также отвечает логике в основе капитализации расходов на разработки в IAS 38. Профессор замечает, что его предложение – это не шаг в сторону подхода оценки активов, а как раз напротив – в сторону традиционного подхода соотнесения доходов с расходами.

По ходу недавних обсуждений в Совете поднимался вопрос о том, будет ли IAS 38 служить так же хорошо в будущем. Нематериальные активы являются ключевым понятием для IFRS 3, и они очень важны для добывающей промышленности, по которой IASB даже запустил отдельный проект.

Другой важный вопрос вокруг IAS 38 – это учет торговых операций, в том числе с криптовалютами. Комитет по Интерпретациям и Совет по МСФО провели в прошлом году несколько обсуждений по этой теме. Исследования все еще продолжаются.

Выводы профессора Лева несут свою несомненную пользу. Во-первых, они заставляют Совет по МСФО подумать о том, как сегодняшние стандарты требуют признавать активы, и обеспечивают ли они пользователей полезной информации. Кроме того, он бросает разработчикам настоящий вызов в отношении нематериальных активов (ключевой на сегодня теме для любого разработчика), но не предлагает при этом четкого решения. Помочь в этом IASB могут представители академических кругов.

Значит ли, что придется уделять больше внимания измерению по исторической стоимости? – интересуется Энн Тарка. В отдельных случаях это просто невозможно. Учетная практика десятилетиями использовала различные модели измерения в попытке ухватить экономическую сущность транзакций. Завершенный не так давно анализ практики применения IFRS 13 включал обзор литературы по теме влияния стандарта по измерению справедливой стоимости, и многие исследования в том литературном обзоре указывали на полезность справедливой стоимости с точки зрения участников рынка.

Барух Лев считает, что самое время для разработчиков стандартов пересмотреть свой подход к учету нематериальных активов (добавим со своей стороны, что не он один – GAAP.RU). Он уверен, что капитализация и последующая амортизация многих расходов по нематериальным активам (например, внутренне сгенерированным патентам, правам на использование, ПО, спискам клиентов) улучшит сопоставление выручки и расходов – следовательно, и качество информации по выручке в плане ее полезности для инвесторов. Такой вариант пока не рассматривается в планах Совета по МСФО, и отдельный проект по этой теме может быть запущен лишь в условиях поддержки со стороны заинтересованных сторон.

IASB осознает, что на данный момент перед мировым бухгалтерским сообществом еще стоит огромный объем невыполненной работы в плане внедрения IFRS 15, IFRS 9, IFRS 16 и IFRS 17. Совет продолжает оказывать в этом помощь разными методами, включая работу Комитета по Интерпретациям, узконаправленные корректировки в стандартах, размещение образовательных материалов на сайтах, вебинары, выступления на различных конференциях и обсуждения с регуляторами и другими разработчиками стандартов. Глава Совета по МСФО Ханс Хугерворст объявил “период затишья”, пока внедряются новые стандарты, поэтому новые проекты будут рассматриваться уже позднее, в рамках новых публичных консультаций по рабочей программе IASB.

Мнение члена Совета по МСФО Ника Андерсона

Напоследок, говоря о важности финансовой информации, нельзя не вспомнить ответ на комментарии профессора Баруха Лева, который представил один из членов IASB Ник Андерсон (Nick Anderson) [7]. Мистер Андерсон имеет за плечами более 30 лет опыта работы инвестором “buy-side”, то есть той их категории, представители которой обычно приобретают значительные объемы ценных бумаг в целях управления. Ник превосходно знает все тонкости анализа финансовой отчетности биржевых компаний и четко осознает, что в последние годы деловое окружение сильно изменилось, вследствие чего другое значение приобрела прочая информация, источники которой лежат за пределами отчетов.

Однако Ник Андерсон не сомневается в огромном значении тех основ для инвестиционного анализа, которые обеспечивает именно аудированная финансовая отчетность. Он также отмечает, что основная задача финансовой отчетности вовсе не в том, чтобы показать истинную стоимость организации. В конце концов, как говорят члены консультативной рабочей группы по рынкам капитала, обеспечивающей IASB прямым мнением участников рынка по тем или иным вопросам, оценивать организацию – это их работа.

В целом же Ник Андерсон говорит о широком спектре информации, пригодной для использования аналитиками, и напоминает о важности навыков и опыта, чтобы использовать эту информацию максимально эффективно. У Совета по МСФО нет пока в работе никаких специальных проектов по вопросу признания нематериальных активов более широкого спектра, зато у него в работе сейчас значится пересмотр практического руководства по менеджерским отчетам.

Разработчики МСФО в курсе, что инвесторы и другие участники ищут сегодня пользу в более обширной информации, и что сами компании стремятся обеспечить инвесторов этой информацией в дополнительных менеджерских комментариях. По этой причине Совет решил обновить свое руководство, приняв во внимание современные изменения в экономике, бизнес-моделях и стратегиях, которые способны подстегнуть компании к раскрытию более широкого спектра вопросов - в том числе таких как способность нематериальных активов создавать стоимость.

В заключение Энн Тарка подчеркивает, что с момента написания совместной работы с Филипом Брауном по теме важности бухгалтерской информации (которую они там называют “жизненной силой рынков капитала”) ее мнение на этот счет не изменилось. Информация в финансовых отчетах по-прежнему очень важна для всех – инвесторов, аудиторов, регуляторов и самих компаний.

В то же время нельзя не видеть, что экономика в последние годы сильно изменилась, причем таким образом, предугадать который еще несколько лет назад было невозможно. Как следствие, значительно расширился спектр потенциально полезной для инвесторов информации. Да, сегодня многие нематериальные активы по-прежнему не признаются на балансах и не учитываются в отчетности. Они не отражают собой важных аспектов деятельности предприятий, которые имеют значение для их будущего успеха. Примерами таких нематериальных активов являются навыки персонала и качество управления.

Однако бухучет обеспечивает отражение прошлой деятельности организации и тем самым как бы является отправной точкой для прогнозирования будущих изменений показателей прибыли. Улучшать бухгалтерский учет Совет по МСФО пытается своей работой над стандартами МСФО, которые обеспечивают доверие и долгосрочную стабильность мировой экономики.



1Lev, B., 2018. The deteriorating usefulness of financial report information and how to reverse it. Accounting and Business Research, 48(5), pp.465–493.

2Dechow, P.M., Sloan, R.G. and Zha, J., 2014. Stock prices and earnings: A history of research. Annual Review of Financial Economics, 6(1), pp.343–363.

3Barth, Mary E. and Li, Ken and McClure, Charles, Evolution in Value Relevance of Accounting Information (May 7, 2018). Stanford University Graduate School of Business Research Paper No. 17–24. Available at SSRN: https://ssrn.com/abstract=2933197 or http://dx.doi.org/10.2139/ssrn.2933197

4Is financial reporting still and effective tool for equity investors in Australia? Working paper, University of Melbourne and Monash University. https://www.ifrs.org/- /media/feature/meetings/2018/april/asaf/asaf-08a-research-paper-april-2018.pdf. Also https://www.ifrs.org/-/media/feature/meetings/2018/april/asaf/asaf-08-is-financial-reporting-still-an-effective-tool-for-equity-investors-in-australia-april-2018.pdf

5Clinch, Greg and Tarca, Ann and Wee, Marvin, The Value Relevance of IFRS Earnings Totals and Subtotals and Non-GAAP Performance Measures (March 8, 2018). Available at SSRN: https://ssrn.com/abstract=3178567 or http://dx.doi.org/10.2139/ssrn.3178567

6Chen, E., Gavious, I. and Lev, B., 2017. The positive externalities of IFRS R&D capitalization: enhanced voluntary disclosure. Review of Accounting Studies, 22(2), pp.677–714.

7Anderson, N., 2018. ‘The deteriorating usefulness of financial report information and how to reverse it': a practitioner view. Accounting and Business Research, 48(5), pp.494–496.

Теги: финансовая информация  Совет по МСФО  Энн Тарка  Ann Tarca  Барух Лев  бухгалтерский учет  финансовая отчетность  нематериальные активы  бухгалтерская информация  Baruch Lev  отчет о доходах  создание стоимости  бухгалтерские показатели  бухгалтерские дан