Совет по МСФО подводит итоги за июнь

Обзор МСФО
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 6 июля 2018

Вице-председатель Совета по МСФО Сью Ллойд (Sue Lloyd) – в этот раз в отсутствие главы IASB Ханса Хугерворста (Hans Hoogervorst) – делится итогами проведенных в прошлом месяце обсуждений. Запись видеопрезентации сделана во Франкфурте, во время ежегодной конференции по МСФО, на которой г-н Хугерворст представил в чем-то философское видение международных стандартов финансовой отчетности по ходу своего выступления. Кроме того, Сью обсуждает недавний выход долгожданного дискуссионного документа по теме финансовых инструментов с характеристиками капитала и делится впечатлениями от прошедшей впервые после долгого перерыва двусторонней встречи IASB и американского FASB.

- (M.T.) Добро пожаловать на вебкаст Фонда МСФО, посвященный июньскому заседанию Совета по международным стандартам финансовой отчетности. Встреча состоялась в Лондоне 19-21 июня. Меня зовут Мэтт Тиллинг, я директор образовательного направления в Фонде МСФО. Сегодня со мной здесь вице-председатель Совета Сью Ллойд, чтобы обсудить последнюю встречу и другие наработки. Небольшое изменение в локации – мы во Франкфурте на конференции по МСФО, и это значит, что звук может быть немного другим. Также это значит, что все очень заняты, поэтому Сью – единственная из тех, кто присоединился ко мне сегодня… Добро пожаловать, Сью! Расскажите нам немного о Франкфурте.

- (S.L.) Что ж, мы во Франкфурте, и здесь около 300 людей на конференции, что радует. Мы проводим множество сессий на конференции, посвященных широкому спектру тем - от улучшения раскрытий и важности суждений и оценок до весьма специфических, таких как внедрение стандарта по аренде и “Концептуальных основ” в действии. Здесь очень много наших представителей – практически треть всего Совета – и, что также очень важно для качества конференции, у нас очень много приглашенных замечательных ораторов, участвующих в сессиях.

- (M.T.) Это в полном смысле слова международная конференция - полагаю, здесь более 50 стран, присоединившихся к нам на этом мероприятии, это действительно фантастика. И одним из “гвоздей” его, безусловно, стало ключевое выступление Ханса – мы пустили его онлайн, если кто хочет посмотреть – а также его запись.

- (S.L.) Одна из вещей, которые он затронул, и одновременно сам заголовок выступления – это “МСФО как осознанный личный интерес”. Полагаю, ему удалось отметить ряд интересных наблюдений касательно преимуществ использования полных стандартов МСФО на основе некоторых примеров из разных стран мира, касающихся используемых там подходов. И также очень интересным был пример так называемого “Эффекта Хэтэуэй”, где Ханс рассказывает о связи между упоминаниями актрисы Энн Хэтэуэй и ценами на акции Berkshire Hathaway. Полагаю, это стоит послушать.

- (M.T.) Прежде чем мы перейдем к обсуждениям Совета по ходу июньской встречи… IASB опубликовал консультационный документ по финансовым инструментам с характеристиками капитала

- (S.L.) Правильно, мы опубликовали дискуссионный документ по этой теме, который фокусируется на учете финансовых инструментов с перспективы их эмитентов. По сути своей речь идет о том, классифицировать ли финансовый инструмент в качестве долга или же капитала, или же они должны классифицироваться частично как долг и капитал.

Почему мы вообще опубликовали данный документ? Мы знаем, что с точки зрения классификации сегодня присутствует некоторая неясность относительно того, должны ли некоторые инструменты классифицироваться как капитал, или же они должны классифицироваться как обязательство. Также, даже когда классификация понятна, не всегда понятны основания для такой классификации. В документе содержится концепция классификации, которая, мы надеемся, принесет ясность, а также поможет людям с применением принципов классификации по мере появления новых финансовых инструментов.

В дополнение, на основе того, что мы слышали раньше – инвесторы хотят более детальную информацию о финансовых инструментах в финансовой отчетности, особенно если финансовые инструменты классифицируются как капитал. Если представить финансовые инструменты, они могут варьироваться от краткосрочных долговых обязательств до обыкновенных акций, и везде на протяжении этого спектра мы сталкиваемся с этим делением на “черное и белое” – обязательства и капитал – и нужно рассказать немного больше о различных характеристиках финансовых инструментов. Поэтому не менее самой классификации важен тот факт, что дискуссионный документ также включает некоторые новые предложения по представлению и раскрытию, призванные немного дополнить картину характеристик различных финансовых инструментов. Надеемся, что он будет полезен составителям отчетности (поможет им с пониманием классификации), но также и инвесторам с точки зрения улучшения последовательности классификации у различных организаций, а равным образом с точки зрения этих предложений по представлению и раскрытию.

Консультации продлятся шесть месяцев до начала января. На ранней стадии этого проекта то, что мы планируем делать с отзывами – это, в первую очередь, определить, согласны ли люди с тем, что с IAS 32 сейчас действительно серьезные проблемы, требующие дальнейшей разработки стандартов по этой теме, и если поддержка продолжению разработки стандартов есть, то являются ли достаточными идеи, предложенные в дискуссионном документе, или есть еще какие-то варианты, которые стоит изучить. Мы будем ориентироваться на отклик из писем с комментариями и публичных мероприятий, чтобы решить, какими будут следующие шаги в рамках данного проекта.

- (M.T.) В этом месяце еще до заседания прошла совместная встреча IASB-FASB, что стало поводом для обмена опытом и обсуждения вопросов вокруг прошедших конвергенцию стандартов. Есть ли какие-то ключевые моменты, которыми стоит поделиться?

- (S.L.) Прежде всего, я думаю, стоит немного рассказать о предыстории этой сессии, ее сути… В прошлом приблизительно раз в год мы проводили совместные сессии с FASB. Хотя у нас больше нет совместных проектов, полагаем, очень хорошо проводить обмен опытом и знаниями между Советами. Первое, что нужно отметить – это что сессия была образовательной, поэтому ни от одного из Советов не требовалось принятия решений ни по какой конкретно теме, все было исключительно в образовательных целях.

Рассматривали мы проекты двух основных типов. Во-первых, мы взглянули на проекты, где оба Совета пришли к одинаковым или весьма близким результатам – по ним мы просто хотели обновить информацию и обменяться идеями. Одним из примеров таковых был проект по основным формам отчетности – у FASB есть связанный проект, который называется “Отчетность по финансовым результатам”. Мы обсудили связь между требованиями о дополнительном дезагрегировании на лицевой стороне отчета о доходах и определением дополнительных промежуточных итогов на лицевой стороне отчета о финансовых результатах. Также мы коснулись проекта по раскрытиям – такие у нас есть у обоих. Оба Совета интересуются темой разработки новых требований к раскрытиям, и здесь мы обменялись мнениями.

Второй тип обсуждений, которые у нас были – это область уже прошедших конвергенцию стандартов, и мы просто сравнили свои записи, чтобы снизить риск дальнейших расхождений. В рамках этой категории мы обсудили измерение справедливой стоимости, где у нас уже имеется общий стандарт, оговорили то, что удалось узнать на основе недавнего изучения практики применения, а FASB поведал про обновления в требованиях к раскрытиям, связанным с измерением справедливой стоимости.

Также мы говорили о гудвилле, принимая во внимание то, что у нас у обоих есть одинаковый стандарт по объединению бизнеса, и мы оба раздумываем над тем, что необходимо делать с последующим учетом гудвилла. К сожалению, никаких особых выводов по итогам обсуждений сделать не удалось, но было просто интересно сравнить свои записи.

- (M.T.) Переходя непосредственно к самому заседанию IASB. Как и в предыдущие несколько месяцев, мы начали с “Инициативы по раскрытиям”. Совет обрисовал подходы к определению целей раскрытий и требований в будущем.

- (S.L.) Верно. Разработчики представили подход, на который мы должны ориентироваться в будущем при разработке требований к раскрытиям. Думаю, первая важная вещь здесь заключается в том, что раскрытия – это то, о чем нам всегда необходимо думать, начиная с самой ранней стадии, то есть на протяжении всей работы над проектом, а не самом в его конце.

Вторая вещь, которую мы обсудили с разработчиками – это некоторые предложенные подходы к определению шагов, которые необходимо делать при разработке требований к раскрытию. Мы согласны с тем, что в разработке требований к раскрытиям всегда необходимо иметь четкое понимание того, какие вопросы мы пытаемся решить. Необходимо понимать, чего именно стейкхолдеры хотят от раскрытий, и почему именно этого – как составители, так и, что также очень важно, пользователи финансовой отчетности, как они на самом деле собираются пользоваться этими раскрытиями. Нужно понимать, какие раскрытия нам нужны под конкретные предложения по признанию и измерению, над которыми работает Совет, а кроме того – выгоды и издержки раскрытий также является тем, о чем мы думаем постоянно, а не только в самом конце процесса. Далее мы документируем, какими будут эффекты от предложенных целей и требований предложенных раскрытий.

- (M.T.) В довесок к этому процессу вы также обеспечиваете вовлечение в проект членов команды по Таксономии

- (S.L.) Правильно. Мы пришли к мнению, что члены команды по Таксономии МСФО должны участвовать с самой ранней стадии проекта, и что мы должны включать их составной частью наших проектных групп по ряду причин. Одна из них – это что никто больше во всей организации не обладает лучшим пониманием всех требований к раскрытиям, что позволяет быстро определить, нет ли у нас каких-либо пробелов или дублирований, а также потому, что они имеют четкое понимание раскрытий, применяющихся на практике – то есть и с этой перспективы мы можем получить от них информацию.

Плюс, по той причине, что они должны брать от нас раскрытия и “загонять” их в Таксономию, у них очень четкое понимание относительно понятливости написания нами требований к раскрытиям. Также это помогает и нам не забывать об этом “цифровом мире”, в котором мы работаем, то есть мы понимаем не только то, как маркируются данные тэгами, но и как они в конечном итоге “потребляются”, так что мы в процессе написания не теряем из виду и этого аспекта. В самом деле, это сильно расширило по многим аспектам навыки, которые нам нужны при разработке требований к раскрытиям.

- (M.T.) Совет продолжает обсуждать определение существенного – каковы на сегодня новости?

- (S.L.) В этом месяце мы решили добавить новую концепцию “замутнения информации” в определение существенного – это соответствует предложениям, которые мы выдвинули в промежуточной версии. Однако некоторые комментаторы, даже если они были согласны с добавлением концепции замутнения информации, отмечали, что не всегда понятно, что именно мы сами имеем в виду под “замутнением” (obscuring” – GAAP.RU), так что это может потребовать суждений. В ответ на полученный отклик в финальной версии мы собираемся представить четкое описание и примеры того, что мы имеем в виду под “замутнением”. Так что мы решили продолжать работу над проектом, отталкиваясь от внесения изменений в это определение.

Кроме того, мы решили обеспечить соответствие определения существенного терминологии, использующейся нами в “Концептуальных основах”, и заменить сочетание слов “может повлиять” (“…could influence” – GAAP.RU) на “может обоснованно считаться, что повлияет” (“…could reasonably be expected to influence” – GAAP.RU) в определении. Совет постановил, что новое определение вступит в силу с 1 января 2020 года с возможностью досрочного применения.

- (M.T.) IASB продолжил начатые в апреле и мае обсуждения использования подхода на основе текущей стоимости в объединении бизнеса под общим контролем, который влияет на неконтролирующие доли владения.

- (S.L.) Да, речь идет о теме объединения бизнеса под общим контролем. Мы рассматриваем ситуации, когда итоговый контроль над группой компаний не меняется, но, например, одна сестринская компания может приобрести другую – IFRS 3 в нестоящее время этого не оговаривает. Опять-таки, мы смотрим на обстоятельства, при которых компания-приобретатель имеет неконтролирующих владельцев.

Это не была сессия принятия решений – скорее выдача указаний разработчикам для выработки ими будущих подходов. Разработчики очень желали получить со стороны Совета отклик относительно того, не должны ли мы на постоянной основе принимать во внимание, имеют ли место распределения капитала или же капитальные взносы в случае приобретения одной компанией своей сестринской компанией за сумму, меньшую или, наоборот, превышающую справедливую стоимость бизнеса - должны ли мы отслеживать это чаще, чем делали бы в случае с объединением бизнеса с участием третьих сторон.

Кроме того, мы в общих чертах обсудили следующей момент. Если мы применяем подход на основе текущей стоимости как в IFRS 3, в какой степени нужно вносить в него модификации. Я полагаю, что со стороны Совета на этой встрече последовало предупреждение разработчикам против излишних усложнений, что нужно иногда подумать, будут ли дополнительные раскрытия в дополнение к традиционной механики IFRS 3 наилучшим решением. Полагаю, будет интересно посмотреть, с чем к нам вернутся разработчики, после того как поработают с этим откликом.

- (M.T.) Еще одна тема этого месяца – одна из тех, которых мы в прошлом касались очень коротко – это динамическое управление риском. В этом месяце, однако, Советом были приняты некоторые ключевые решения. IASB обсудил несколько тем, включая производные финансовые инструменты, которым уделят внимание по ходу первой стадии проекта.

- (S.L.) Чтобы обрисовать все в общих чертах... Этот проект в основном касается управления процентным риском в банках, которое для простоты иногда именуют макрохеджированием. В целом мы должны решить проблему расхождений в хеджировании активов и обязательств, измеренных на основе амортизированной стоимости, с использованием деривативов, которые измеряются на основе справедливой стоимости, и определить, как наилучшем образом отразить эту деятельность по управлению рисками в финансовой отчетности. Что обсуждал здесь Совет – это общую модель, которую нам нужно протестировать, прежде чем переходить к полноценной проработке идеи в начале следующего года. Совет отталкивается от механики учета хеджирования на основе денежных потоков.

В этом месяце, как Вы верно заметили, мы обсуждали, какие деривативы можно будет включать в модель. Предварительно Совет решил, что модель должна позволять использование процентных свопов в дополнение к форвардным соглашениям, однако на этой стадии мы пока не будем включать опционы, поскольку они усложнят модель, а также потому, что не так часто используются.

Также мы пришли к выводу, что модель потребует формальной классификации и документации деривативов, и Совет предварительно решил, что только деривативы, где участвует внешний контрагент, смогут участвовать в модели.

- (M.T.) Вы также смотрели на финансовые результаты в контексте модели динамического управления рисками?

- (S.L.) В этом месяце Совет начал обсуждение будущей работы модели отчетности по результатам деятельности, которую мы разрабатываем. От чего мы отталкиваемся здесь – это от концепции с точки зрения банков. Деятельность хеджирования, которую они проводят, имеет основной целью достижение определенной чистой процентной маржи. Принимая во внимание активы и обязательства у себя во владении, они выбирают набор деривативов для достижения этого конкретного результата чистой процентной маржи – например, чтобы убедиться, что на их чистую процентную маржу не будет влиять изменение процентных ставок на протяжении следующих, скажем, пяти лет.

Совет здесь пришел к выводу, что если организация выбирает для себя именно тот набор деривативов, который необходим для реализации этой цели, то в отчете о доходах будет отражена чистая процентная маржа, которую они хотят обеспечить, поскольку это именно то, чего они надеются достичь с выбранными деривативами. Это означает определенный трансформационный эффект для деятельности по управлению рисками, который будет отражен в прибылях и убытках. Реализовать это планируется с помощью механики учета на основе денежных потоков, что означает, что отложенные деривативы в рамках модели будут признаваться в OCI, а их реклассификация – эта целевая чистая процентная маржа – станет тем, что вы увидите в отчете о доходах. Что будет, если “идеальной” стратегии хеджирования в силу каких-то причин не удастся достичь, станет темой будущих обсуждений Совета.

- (M.T.) Прекрасно. Интересно будет посмотреть за развитием проекта в следующие месяцы… Сью, сложно поверить, что в прошлом месяце мы отметили 17-й день рождения IASB.

- (S.L.) Да, и говоря о IFRS 17, приятно видеть на основе обсуждений с людьми, что они усиленно трудятся над его внедрением, что можно наблюдать на основе множества хороших вопросов, поступающих рабочей группе перехода. Также очень приятно, что многие мировые юрисдикции уже внедрили стандарт, и, как это уже говорилось по ходу предыдущих вебкастов, мы активно предлагаем стороннюю помощь компаниям, которая им нужна в подготовке к стандарту – как со стороны рабочей группы перехода, так и в рамках образовательных сессий с инвесторами.

У нас были обсуждения IFRS 17 по ходу заседания Совета – мы говорили о небольших проясняющих корректировках к стандарту, которые можно сравнить с небольшими “патчем” для ПО, который фиксирует “баги”. То есть это будут корректировки с целью устранения некоторой непоследовательности формулировок, но ничего фундаментального. Совет решил, что, будучи ответственным разработчиком, он обязан принять эти изменения, и что, с учетом их природы, рассматривать их надо в рамках ежегодного проекта улучшений, поэтому мы включим их в следующий набор ежегодных улучшений, который выйдет.

Теги: Совет по МСФО  IASB  МСФО  международные стандарты финансовой отчетности  финансовые инструменты с характеристиками капитала  FASB  “Концептуальные основы”  финансовые инструменты  IAS 32  основные формы отчетности  измерение справедливой стоимости  объед