Влияние устойчивости на стратегию и результаты

Расширенная корпоративная отчетность. Отчетность...
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 10 октября 2021


По материалам: EFRAG

На днях “Европейская Лаборатория” в составе EFRAG представила подробный разбор  отчетности устойчивого развития и сложившейся с ней на данный момент практики в Европе. Отчет сам по себе довольно объемный (к тому же сопровождается приложением с конкретными примерами образцовой практики устойчивой отчетности), поэтому разбирать его полностью смысла нет. Тем не менее, в ходе изучения содержания некоторые главы привлекли наше внимание. В одной из них, например, разбирается отражение в отчетности влияния факторов устойчивости (“ESG”) на стратегии и результаты, в другой – корневые причины, почему ситуация на данный момент выглядит именно так, а не иначе.

Какие темы устойчивости являются на сегодняшний день самыми важными? На основе проведенного анализа годовой, интегрированной и отдельной устойчивой отчетности компаний Проектная рабочая группа в “Европейской Лаборатории” пришла к выводу, что десятка наиболее часто упоминаемых в отчетности тем выглядит следующим образом (в порядке убывания частоты упоминаний):

  1. Деловая этика
  2. Программы социального стимулирования работников
  3. Парниковые выбросы/сокращения выбросов
  4. Переход на возобновляемые источники энергии
  5. Отношения с инвесторами
  6. Энергопотребление, энергосбережение, экономия энергии
  7. Эффективность управляющего совета
  8. Риски изменения климата, управление этими видами риска
  9. Справедливость и инклюзивность на рабочем месте
  10. Защита прав человека

Что же выяснили исследователи на основе дальнейшей своей работы с отчетностью устойчивого развития выбранной группы компаний (44 европейских организаций) и дополнительной информации, полученной в ходе онлайн-опросов, интервью и личных обращений?

Занимательная статистика устойчивой отчетности

Раскрытия, касающиеся “устойчивых” рисков

  • 95% компаний приводят описания основных “устойчивых” рисков и инструментов контроля,
  • При этом лишь 57% проводят их дифференциацию на кратко-, средне- и долгосрочные,
  • Менее половины перечисляют в отчетности пятерку самых главных для них рисков устойчивости,
  • Более 42% отмечают в качестве одного из главных рисков изменение климата,
  • Количественную оценку рискам пытается дать менее чем одна компания из пяти,
  • И даже еще меньше (19%) приводят в своей отчетности все “устойчивые” риски.

Раскрытия, касающиеся “устойчивых” возможностей (благоприятного влияния)

Возможности - это “полярность” по отношению к любому риску, даже устойчивому. Если есть риск, для организации это может означать множество возможностей, которые иначе можно назвать потенциальным благоприятным влиянием на организацию. Эта информация также должна быть интересна для пользователей отчетности устойчивого развития, о чем известно 88% организаций, которые ее включают. При этом менее чем одна компания из трех (29%) приводит детальные данные по ней.

Раскрытия, касающиеся “устойчивой” стратегии, целей, ключевых показателей эффективности

  • 88% раскрывают в отчетности стратегии устойчивого развития, четко указывают ориентиры и цели, измеряемые на основе выбранных KPI, выделенные на достижение целей временные интервалы, данные мониторинга достигнутого прогресса,
  • 93% при этом используют для отчетности не отдельную форму, а общие описания стратегий и/или целей, связанных с факторами устойчивости или другими нестандартными факторами, такими как создание стоимости для определенных групп стейкхолдеров (34%),
  • Менее 25% указывают, в какой мере их раскрытия соответствуют Европейской Таксономии (принятым в ЕС стандартам).

Большинство европейских организаций делают раскрытия по существенным вопросам (хоть и не по всем), часто с применением специальных “матриц существенности”, одновременно отражающих количественные показатели как негативного влияния (риска), так и положительного влияния (возможностей). Довольно часто раскрытия рисков и возможностей оказываются несбалансированным, а если смотреть на примере всей выборки организаций, то общая последовательность также оставляет желать лучшего.

В дополнение к приведенным выше результатам: с учетом относительно “молодого” возраста отчетности устойчивого развития, 57% как доля тех, кто уже проводит градацию рисков по категориям краткосрочных, среднесрочных и долгосрочных, может представляться хорошим результатом. Вот только далеко не все при этом даже указывают продолжительность временного интервала, в течение которого каждый из видов риска с наибольшей вероятностью может материализоваться.

Пренебрежение количественными оценками рисков в большинстве случаев (>80%) очень печально. Ведь даже такие давно известные модели как VaR (“Value at Risk”) уже могли бы сделать раскрытую информацию более полезной, в том смысле что так инвесторам намного легче оценить эффективность управления рисками и их влияние на финансовые показатели организации.

Примечательно, что если речь идет о вопросах устойчивости, в большинстве случаев современные организации рассматривают их именно как риски, а не возможности, с помощью которых можно добиться конкурентного преимущества. Приведенные выше данные очень показательны в этом отношении: 88% идентифицируют “устойчивые” возможности, но менее 29% утруждают себя детальным разбором, не говоря уж о количественных оценках.

Климатический риск является самым актуальным, в пользу чего говорит доля упомянувших его организаций, однако исследователи отмечают низкую сравнимость раскрытий по теме климата и часто сопровождающие их весьма аморфные и неопределенные описания возможностей в контексте климатической темы. В целом, даже вне темы климата связь между “устойчивыми” рисками и возможностями на данный момент на практике пока что плохо определена.

Когда речь заходит об определении целей устойчивого развития, по большей части составители отчетности предпочитают не изобретать заново велосипед и просто берут в качестве базового принцип создания организационной стоимости и утвержденные в мире стандарты, которые это собой отражают (Цели устойчивого развития - Sustainable Development Goals, SDG). При этом часто даже не проводится различий между вопросами устойчивости, которые существенны для создания организационной стоимости, и вопросами, влияющими на более широкие группы стейкхолдеров. Однако в Приложении к разбираемому здесь обзору все же имеются примеры образцовой практики, в том числе и такой, где это различие проведено довольно четко (Пример 4.4 на стр. 45).

Как уже было сказано, менее 25% приводят в своей отчетности данные по степени соответствия EU Taxonomy -  или даже детальный план перехода на нее. Парадоксально, но при этом 67% участников опроса явно указали, что применение Европейской Таксономии в отношении инвестиций является для них “возможностью” улучшения бизнес-модели. Тут два варианта: или они знают о возможности, но боятся ее использовать, или же имеет место временной лаг (проанализированная отчетность устойчивого развития, вероятно, относилась к более ранним периодам). В этом случае момент перехода на Европейскую Таксономию сейчас как раз должен набирать обороты.

В какой степени составители отчетности зависят от распростаненных стандартов и руководств?

Пока не начал свою работу Совет по международным стандартам отчетности устойчивого развития (ISSB), составители отчетности вынуждены ориентироваться на множество уже довольно распространенных систем стандартов, и некоторые из них стоят особняком. Чаще всего в качестве ориентира берут стандарты GRI (от Global Reporting Initiative) и рекомендации рабочей группы по климатическим раскрытиям TCFD. Довольно часто можно встретить упоминания основ интегрированной отчетности <IR>, стандартов от американского разработчика SASB и, разумеется, отсылки к Европейской Директиве по нефинансовым раскрытиям.

Большое разнообразие созданных в мире основ отчетности давно привело к путанице и подчеркнуло необходимость унификации, к которой мы лишь сегодня вплотную подошли и готовы сделать следующий шаг. Пятерка ведущих организаций (CDP, CDSB, GRI, IIRC и SASB), зная о ключевой проблеме, давно запустила инициативу, призванную наглядно прояснить основную ориентацию каждой системы стандартов. Они в действительности разные, только, как показало разбираемое здесь исследование, проблема последовательности подготовки отчетности часто актуальна даже для случаев, когда используются одни и те же основы подготовки отчетности, даже представителями одной и той же отрасли.

Добровольные системы стандартов и руководств

Число организаций (в выборке из 44)

Доля в выборке

Стандарты отчетности устойчивого развития от GRI

40

93%

“Глобальный договор”  Организации Объединенных Наций - UN Global Compact

32

74%

Рекомендации по климатическим раскрытиям TCFD

31

72%

Основы интегрированной отчетности <IR> от IIRC

19

44%

Обязательные требования (в ЕС)

Число организаций (в выборке из 44)

Доля в выборке

Директива по нефинансовой отчетности NFRD

11

26%

Источник

Глубинные причины в основе отчетности устойчивого развития

Приведенные выше результаты дают довольно наглядное представление о сегодняшней ситуации, зато мало понимания о причине, почему до сих пор так мало встречается примеров по-настоящему удачных раскрытий. Рабочая группа тоже это заметила и поэтому с февраля по апрель этого года проводила дополнительный онлайн-опрос, чтобы докопаться до сути. Это стало возможным благодаря 85 ответам, поступившим от различных групп стейкхолдеров - и составителей отчетности устойчивого развития, и ее пользователей – а также ряду интервью.

В общем и целом, если собрать воедино всю информацию, полученную с помощью этих дополнительных мероприятий, то ее можно условно разбить по следующим основным восьми темам:

  1. “Двойная существенность”
  2. Отчетность по бизнес-моделям
  3. Взаимосвязь финансовой и нефинансовой информации
  4. Риски и возможности
  5. Применение систем стандартов и руководств
  6. Надежность устойчивой отчетности
  7. Ее расположение
  8. Борьба с “зеленым пиаром”

(Двойная) существенность

“Двойная существенность” – “расширение” понятия существенности  с учетом взаимного влияния окружающей среды и бизнеса. Чтобы принимать взвешенные инвестиционные решения в отношении отдельно взятой организации, необходимо учитывать не только существенное влияние ее на окружающую среду, но и влияние климата на саму эту организацию.

Как показали результаты опроса, 82% респондентов отталкиваются именно от этой концепции, и 81% респондентов-составителей отчетности приводят в своей отчетности данные именно на ее основе - в виде “матрицы существенности”. Результаты вроде бы обнадеживающие, вот только лишь 40% пользователей отчетности пользуются этими матрицами, и даже меньше университетских исследователей (33%) используют их в своем анализе.

Более глубокое представление о существенности позволили получить дополнительные интервью. В ходе их выяснилось, что для работы с существенностью составители отчетности начинают отталкиваться от стандартов GRI, а далее к делу подключают матрицы существенности (где подразумевается одновременная существенность влияния на бизнес и финансовое влияние) в рамках процесса создания стоимости в соответствии с принципами <IR>, стандартами SASB или рекомендациями TCFD.

Составители отчетности при этом часто интересуются мнением своих стейкхолдеров и ежегодно приводят детальный разбор существенности в соответствии с высказанными каждой группой запросами. Информация поступает со стороны отделов, работающих с инвесторами и клиентами, занимающихся управлением рисками. Как правило, все стейкхолдеры разделяются на основную инвесторскую категорию и прочие категории стейхолдеров. Некоторые составители отчетности при этом даже ориентируются на специальные стандарты по определению участия в процессе той или иной группы стейкхолдеров: он носит название AA 1000 SES Stakeholder Engagement Standard.

Определение существенности подлежит внешней проверке. В отдельных случаях это может быть методология определения границ раскрытия информации, поскольку с точки зрения каждой категории пользователей существенным может быть что-то свое.

“Двойную существенность” стараются определять на всей цепочке создания стоимости. При этом полагаться исключительно на комплайенс в этой связи респонденты не рекомендуют, отмечая, что регулятивные требования не в полной мере учитывают влияние организации на социум и окружающую среду.

Говоря о более долгосрочных перспективах, респонденты отметили динамически меняющийся характер понятия существенности и отметили, что даже “двойная существенность” уже постепенно устаревает, поскольку ей на замену идет концепция “динамической существенности”, определять которую пытаются на основе стандартов от SASB или <IR>. Новой концепции пока недостает четкости, но в целом она отражает готовность к постоянной переоценке существенности с течением времени по той причине, что она непрерывно изменяется.

Бизнес-модели

У участников опроса поинтересовались, каким именно образом они раскрывают в своей отчетности устойчивого развития детали использующихся бизнес-моделей: пользуются ли они подходом собственной разработки, или же опираются на уже разработанные системы стандартов и руководств по нефинансовой отчетности. Отношение первых ко вторым оказалось 40% на 60%. Интересно, что больше всего приверженцев действующих основ среди профессиональных бухгалтеров (89%), а меньше всего - среди представителей академических кругов (56%) и пользователей отчетности (55%).

При этом, когда у составителей отчетности спросили, какие именно составляющие их бизнес-моделей являются самыми важными и, стало быть, должны найти отражение в отчетности, разброс ответов получился очень значительным. Многие при этом отпускали комментарии в том духе, что они “не уверены, что отчетность по бизнес-моделям так уж важна для пользователей” (поскольку те, мол, все равно не смогут в них детально разобраться, и все раскрытия по ним чем-то напоминают объяснения детям, сделанные с помощью рисунков). Для кого-то описание бизнес-модели сводится к перечислению устойчивых рисков, которые к ней относятся.

При этом большая часть принявших участие в опросе все же согласилась, что раскрытия по бизнес моделям действительно помогают понять процесс создания устойчивой стоимости, разобраться в каналах поставок, рисках и возможностях, стратегиях развития, сегодняшних и будущих трендах.

Взаимосвязь финансовых и нефинансовых данных

При подготовке отчетности устойчивого развития очень важно иметь в виду то, как связаны между собой финансовые и нефинансовые данные отчетности, поскольку если она низкая, невозможно получить целостное представление об организации. Пусть и ненамного больше половины, но 59% участников опроса помнят об этом - только, к сожалению, в разной степени. Лишь 48% фактически проводят связи между отраженными в отчетности финансовыми и нефинансовыми данными, а большинство (80%) просто ориентируются на этот принцип при проведении анализа и в ходе оценки. Там, где взаимосвязь определяется более четко, это делается, как правило, на основе данных аудированной финансовой отчетности, дополнительной управленческой отчетности (менеджерских комментариев) и альтернативных показателей эффективности.

Облегчить отражение взаимосвязи финансовых и нефинансовых данных значительно помогают технологии, способные “наладить связи” сразу по всей совокупности отчетов. Передовые технологии сегодня применяют 56% среди всех групп стейхолдеров, 58% составителей отчетности и 65% пользователей.

Риски и возможности

Здесь в ходе опроса интересовались преимущественно тем, есть ли какое-то единое, общепринятое представление о том, что представляют собой нефинансовые риски и возможности - возможно, даже универсальное определение? 59% ответили положительно на этот вопрос, а оставшиеся 41% исходят из того, что единого понимания тут нет, либо есть, но очень неточное. У представителей бухгалтерской профессии все более однозначно: 64% пользуются универсальными определениями, а 36% - нет, но никаких полумер.

Интервьюируемые дополнительно поделились, что организации чаще отражают в отчетности данные по рискам, нежели возможностям. Это объяснимо с точки зрения простой логики: значительная часть данных поступает из департамента анализа рисков, в то время как никаких департаментов, созданных с целью изучения и использования благоприятного влияния факторов (то есть возможностей), сегодня не существует.

По этой причине связи между устойчивыми рисками и возможностями на данный момент выстроены плохо. Более того, если риск в понимании обывателя можно условно определить как некое неблагоприятное событие, которое может случиться, то как вообразить себе “возможность”? Несмотря на это, практика нарабатывается, и многие опрошенные организации сегодня уже пробуют изучать связанные с темой устойчивости возможности.

Применение систем стандартов и руководств

У участников опроса поинтересовались, на чем именно они определяют существенность устойчивой информации и актуальность раскрытий. Существенность ведь может быть оценена на основе финансового влияния, или же с точки зрения риска, или на основе влияния на какие-то бизнес-процессы. Поскольку практика только нарабатывается, ответы отличались разнообразием. Нашелся даже респондент, который заявил о полном отсутствии каких-либо критериев.

В большинстве случаев, как показывают ответы, все решается через обсуждения на уровне управляющего совета директоров, из чего следует, что в одном отчетном периоде существенность могут определять по одним критериям (например, финансовым), а в следующем - по каким-то еще. Некоторые респонденты, впрочем, сослались на конкретные указания по этой части, которые можно найти в стандартах GRI, SASB, Принципах ответственного инвестирования (PRI) или рекомендациях рабочей группы по климатическим раскрытиям TCFD.

Надежность устойчивой отчетности

Обнадеживает, что 79% респондентов, по их заверению, внедрили и используют специальные процедуры внутреннего контроля за подготовкой отчетности устойчивого развития, вместо того чтобы полностью полагаться на внешние проверки. При этом нужно отметить, что в выборке из 44 организаций внешняя проверка оказалась распространенной и обычной практикой.

Расположение отчетности

Насколько удобно ее изучать пользователям? Тут мнения расходятся. Немного больше половины (58%) считают оптимальным вариантом один-единственный документ, но оставшиеся 42% при этом выбирают интегрированный подход, который подразумевает добавление дополнительной информации в действующие формы отчетности. Несколько лет назад в Европе была представлена перспективная модель отчетности “Core & More” - собственно, это оно и есть. Примечательно, что 85% пользователей отчетности предпочитает знакомиться с устойчивой информацией на основе одного отдельного документа.

Данные опроса также показали, что более чем у половины стейкхолдеров (54%) сегодня наблюдаются проблемы с обнаружением нужной им нефинансовой информации. Это говорит о том, что эффективность раскрытия устойчивой информации и эффективность коммуникаций по ней явно нуждаются в улучшении. 

“Зеленая демагогия”

В более общем понимании это те явления в отчетной практике, которые воспринимаются стейкхолдерами как крайне нежелательные. Это такие примеры отчетности, которые обладают характеристиками, противоположными характеристикам полезной информации в соответствии с принятым в “Европейской Лаборатории” подходом к оценке практики устойчивой отчетности.

Отвечая на вопрос по нежелательным примерам отчетной практики, респонденты чаще всего в качестве конкретных признаков называли: слишком общую информацию; отсутствие связи между отдельными элементами отчета (из-за чего не формируется целостная картина); раскрытия, не подкрепленные дополнительной важной информацией (например, указанием временных интервалов и использованных методологий).

Некоторые респонденты отдельно отмечали отражение только лишь качественной информации без каких-либо количественных данных; “рекламные” утверждения, призванные показать, “какие мы хорошие”, но при этом очень далекие от корневой сути бизнеса; информацию, никак не описывающую бизнес-модели; несущественную информацию; раскрытия, сделанные просто ради раскрытий (“зеленый пиар”); красивые речевые обороты без конкретных фактов; смещенную, предвзятую информацию, информацию вне нужного контекста - и этот список того, что стоит считать плохой практикой устойчивой отчетности, сам по себе довольно длинный.
Теги: “Европейская Лаборатория”  EFRAG  отчетность устойчивого развития  устойчивая отчетность  факторы устойчивости  ESG  устойчивость  деловая этика  бизнес-модели  парниковые выбросы  отношения с инвесторами  изменение климата  климатические риски  инклюзивн