Что в имени тебе “IBOR”?

Коротко о главном
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 14 сентября 2019

По материалам: CFO


Дни ставки LIBOR почти сочтены, а компаниям необходимо вносить коррективы уже сейчас, чтобы по максимуму снизить шок от перехода на альтернативные ставки

Регуляторы, разработчики стандартов, финансовые институты и все заинтересованные стороны во всем мире уже не первый год работают над постепенной отменой лондонской межбанковской ставки предложения (LIBOR). К концу 2021 году ожидается, что LIBOR-а больше не будет, а будет вместо него другая базовая процентная ставка-ориентир. На первый взгляд, все напоминает какую-то банковскую реформу на макроуровне. Если вы вдруг работаете в какой-нибудь организации категории малых и средних или в производственном предприятии в где-нибудь в регионах, возможны, вы подумаете, что все это вообще вас не касается. В таком случае рекомендуем подумать еще раз.

Отмена LIBOR затронет по факту любую компанию, чьи долговые инструменты, контракты, договоры хеджирования, прочие финансовые инструменты, да и все финансовые системы в целом имеют привязку к лондонской межбанковской ставке предложения. А это значит – почти всех, даже обыкновенных потребителей, ведь и кредитные карты, и автокредиты, и ссуды на обучение, и ипотека с плавающими ставками – все это также имеет привязку к LIBOR.

Зачем ворошить гнездо?

Ставка LIBOR определяется как средняя процентная ставка, под которую крупные мировые банки на международном рынке занимают деньги друг у друга на краткосрочный период. Проблема, однако, в том, что объемы межбанковского кредитования падают год от года, поэтому сегодня ставка зависит от, условно говоря, “мнения” 11-16 крупных частных банков, и это не наблюдается рынком. В самый обыкновенный день объемы трехмесячных межбанковских кредитов могут находиться на уровне $500 млн. – это в мировом масштабе, и это объективно немного.

Но бывает и того меньше, что просто мизер в сравнении с 400 триллионами долларов суммарной стоимости всех привязанных к LIBOR финансовых контрактов. Рэндал Куорлс (Randal Quarles), вице-председатель надзора в Федеральном резервном банке, отметил как-то, насколько же мал по объему этот рынок: “Мы наблюдаем шесть или семь транзакций каждый день по рыночным ставкам, которые могут лечь в основу 1- и 3-месячного LIBOR по всем банкам-участникам. На более продолжительный срок транзакций и того меньше… В среднем случается только одна транзакция [в день] в основе однолетнего LIBOR, а во многие дни транзакций нет вовсе”.           

И конечно, мы помним, что LIBOR прочно ассоциируется с корпоративным мошенничеством. Пик пришелся на банковский скандал 2012 года, когда выяснилось, что некоторые банки манипулировали ставкой в собственных корыстных целях.

Сроки близятся

В Соединенных Штатах специальный Комитет по альтернативным базовым ставкам, созванный Федеральным резервным банком Нью-Йорка, определил предпочтительную альтернативу долларовому LIBOR - Secured Overnight Financing Rate (SOFR). Однако SOFR до сих пор остается рекомендованной, но при этом не обязательной ставкой, что означает, что стороны договора могут заменить LIBOR на что-то еще.

SOFR основывается на сделках РЕПО (сделках с обязательством обратного выкупа) в исполнении Федерального казначейства, то есть это приблизительная оценка привлечения финансирования в Казначействе. Председатель Федерального резерва Джером Пауэлл (Jerome Powel) и председатель Комиссии по торговле товарными фьючерсами США (CFTC) Кристофер Джанкарло (Christopher Giancarlo) оба отметили, что SOFR “решает центральную проблему с LIBOR, поскольку она основана на фактических рыночных транзакциях, в настоящее время составляющих около $800 млрд. в ежедневных операциях”. Каждый будний день Федеральный резервный банк Нью-Йорка публикует данные по SOFR на своем сайте, ровно в 8-00. Для сравнения, 12 августа этого года однолетний LIBOR был 2,12%, тогда как значение SOFR на тот день составило 2,11%.

Ожидаемый конечный срок для отмены LIBOR (2021 год) приближается, поэтому Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) и Американский Совет по стандартам финансовой отчетности (FASB) стараются повысить всеобщую информированность на этот счет и по мере возможности облегчают сложности в результате этого очень важного рыночного сдвига. FASB отметил недавно, что существуют “триллионы долларов в кредитах, производных инструментах и других контрактах, которые привязаны к LIBOR – следовательно, и связанные денежные потоки привязаны к этой ставке… Это будет значительное событие не только для банков, но для любого, у кого в книгах значится кредит или долговое обязательство”.

Одной из таких проблем, которые создает переход на альтернативные ставки, является корректировка условий предоставления кредита. Если меняются условия, американские стандарты финансовой отчетности требуют и от кредитора, и от заемщика провести оценку на предмет того, какой это кредит – измененный или новый. Его необходимо проводить по каждому кредитному договору. Хорошо известный и часто применяемый “тест 10%” гласит, что если приведенная стоимость будущих денежных потоков в модифицированном кредитном договоре отличается от приведенной стоимости будущих денежных потоков в прежнем договоре менее чем на 10%, то перед нами измененный прежний договор, а не новый. Это принципиально важно, поскольку тогда не нужно признавать прибыль или убыток, ведь оценивать справедливую стоимость измененного договора после модификации не нужно.

Как отметили представители Американской ассоциации синдицированных кредитов (Loan Syndications and Trading Association, LSTA), переход на LIBOR “может спровоцировать значительный объем работы и, возможно, также волатильность в финансовой отчетности, в зависимости от того, как много кредитов необходимо отразить по справедливой стоимости”. А их число, очевидно, огромное. В Соединенных Штатах на данный момент общая стоимость активных кредитов составляет $36 триллионов – их срок не выйдет до замены LIBOR. И до сих пор еще выдаются кредиты на основе LIBOR, но нельзя оценить точно, сколько их сейчас.

Похожие сложности возникают и в связи с хеджированием процентной ставки. На основе недавнего исследования данной проблемы представители KPMG отметили, что как в US GAAP, так и в международных стандартах финансовой отчетности, если меняется базовая ставка, составителям необходимо оценить, будет ли новый инструмент хеджирования модификацией прежнего или уже истинно новым. Если прежний инструмент прекращает свое действие, тогда необходимо заново определить отношения в рамках хеджирования, а это может привести к неожиданному росту волатильности в отчете о доходах.

Но конец “эпохи LIBOR” будет иметь и более широкие последствия, ведь договоры, на которых это потенциально может негативно сказаться, не ограничиваются лишь кредитными соглашениями или финансовыми инструментами. На самом деле это могут быть любые коммерческие контракты – с клиентами, поставщиками и даже сотрудниками. Данный факт выделили представители Комиссии по ценным бумагам и биржам в своем июльском заявлении.

Такие эксперты как Минг Мин Ли (Ming Min Lee), директор по финансовым услугам в Oliver Wyman, отмечает еще менее очевидные аспекты, на которых может сказаться реформа: руководителям финансовых департаментов стоит подумать о таких вещах как программное обеспечение и штрафы за поздние платежи, которые, может оказаться, также основывались на LIBOR. Более того, бухгалтерские требования часто опираются именно на Лондонскую межбанковскую ставку в качестве вводного значения, так же как и многие программные системы.

Аудиторские компании в США уже давно предупреждают своих клиентов о том, что переход с LIBOR на SOFR окажет многостороннее влияние, помимо контрактных условий затронув также финансовую отчетность и финансовые операции тысяч организаций – указывают представители KPMG. “Организации, которые не действуют прямо сейчас, могут столкнуться с возросшими издержками и потребностью в ресурсах для управления этим переходом в ближайшие годы”.

Облегчая страдания

FASB США в курсе, что предстоит значительный объем работы в этой связи, поэтому совсем недавно предложил на обсуждение предварительный вариант послаблений в требованиях к учету, которые могут снизить издержки на подготовку отчетности по кредитным договорам и хеджированию, если их содержание затронет реформа. Послабления касаются оценки модификации договоров: при соблюдении некоторых критериев переход с LIBOR на другую базовую ставку будет считаться именно модификацией, а не новым соглашением. А в хеджировании FASB упростил оценку эффективности хеджирования и также позволил компаниям считать соглашения о хеджировании как продолжающиеся, если на них сказался переход на другую ставку.

Теги: LIBOR  IBOR  лондонская межбанковская ставка предложения  хеджирование  межбанковское кредитование  Федеральный резервный банк  Secured Overnight Financing Rate  SOFR  Комиссия по ценным бумагам и биржам  SEC  Совет по стандартам финансовой отчетности  FA