Налогообложение цифровых гигантов по-новому: мнение

Налоговые отношения с участием иностранн...
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 26 сентября 2019

Авторы: Джеймс Росс, партнер, и Сара Габбай (Sarah Gabbai), McDermott Will & Emery

По материалам: AAT Comment


Действующая ныне международная налоговая система взимает с компаний налоги в основном на принципах резидентства – или физического их присутствия в той или иной стране. С цифровым бизнесом, таким как как Facebook, Google или Amazon, все иначе, и в этом плане у его представителей значительное преимущество: они могут выстроить себе огромную базу верных пользователей в определенной стране, при этом не находясь там физически. Свое физическое присутствие они определяют по выбору, в зависимости от того, где для них более выгодные налоговые условия.

В результате Организация экономического сотрудничества и развития и многие правительства стран мира пришли к выводу, что действующая налоговая система имеет слишком много ограничений: она не может элементарно обеспечить, чтобы прибыли облагались налогами именно в той стране, где создается стоимость.

Постоянные читатели наверняка в курсе давнего разбирательства вокруг компании Apple, которая в течение многих лет пользовалась преимуществами привилегированного налогового режима в Ирландии. Та история тянется до сих пор – и будет тянуться еще не один год, потому что, несмотря на прямое указание Еврокомиссии заплатить ирландскому правительству недоплаченные за все эти годы 13 млрд. евро, Apple платить не желает. Сама Ирландия деньги тоже не хочет брать, поскольку тем самым признает собственные прошлые просчеты в определении налоговых режимов для американской компании, а то и факт преднамеренно допущенной государственной помощи на неконкурентных условиях. У представительства Amazon в Люксембурге еще пару лет назад также были серьезные проблемы с европейским руководством. Обсуждаемый много лет назад “цифровой” налог для международных технологических компаний так и не был введен во всех странах ЕС одновременно по той причине, что те же “налоговые гавани” вроде Ирландии и Люксембурга против этого, так как потеряют выгодные их экономике инвестиции иностранных компаний. Поэтому налог решили вводить отдельные страны, такие как Великобритания, Франция и Испания. С учетом свободы перемещения капитала в ЕС можем предположить, что таким эффективным, каким мог бы быть, он в этом случае не будет.

GAAP.RU

Основные проблемы с цифровыми “гигантами”

В общем и целом они все вращаются вокруг двух основных вопросов:

  • Распределение прибыли. Каким образом стоит распределять прибыль в целях налогообложения по отдельным странам, где есть присутствие международных технологических компаний?
  • Налогооблагаемое присутствие. Согласно справке от Nexus Financial Concusting, это понятие, которое “устанавливает связь доходов нерезидента из источников в данной юрисдикции с ведением деятельности на ее территории... Налогооблагаемое присутствие возникает у нерезидента, если его доходы связаны с деятельностью постоянного представительства. Для целей налогообложение не обязательно, чтобы постоянное представительство было официально зарегистрировано”. С точки зрения налоговых органов это проблема определения присутствия в стране для цифрового бизнеса, у которого есть значительная клиентская база, но при этом нет физического присутствия в юрисдикции.

Для решения первой проблемы ОЭСР предлагает два возможных решения. Во-первых, общую или остаточную прибыль можно распределять по рыночным юрисдикциям на основе подходящего принципа распределения. Как вариант, некую базовую прибыль можно сразу отнести к какой-то одной рыночной юрисдикции, а далее уже корректировать на прибыльность, особенности отрасли или определенные рыночные факторы.

Что касается второй проблемы, где речь идет о большой клиентской базе или просто одном крупном клиенте в определенной стране, но без физического присутствия там, то ОЭСР рассматривает все меняющую концепцию нефизического налогооблагаемого присутствия. Также Организация экономического сотрудничества и развития рассматривает альтернативную концепцию минимального глобального налога (который “Большая семерка”, в принципе, уже одобрила во французском Шантийи в июле этого года). Плюс у нее есть правила против размытия налоговой базы и перемещения прибыли (“BEPS”).

Но будет ли всего этого достаточно для прекращения практики агрессивной налоговой минимизации, когда компании намеренно относят свои налоговые базы в страны с очень льготными режимами налогообложения? Согласно планам ОЭСР, долгосрочное решение должно быть готово уже в следующем году.

Временные решения

О них мы уже упоминали на примере Испании, Франции и Великобритании: пока другие члены ЕС продолжают обсуждения, эти государства в одностороннем порядке вводят у себя временный налог на цифровые услуги.

В Великобритании, например, это будут 2% на выручку социальных медийных платформ, владельцев поисковых систем и онлайновых торговых площадок. Взимать его начнут с крупного цифрового бизнес-сегмента с апреля следующего года. Во Франции 3%-й налог будет взиматься также с крупных технологических компаний ретроспективно, начиная с налогового периода, стартовавшего 1 января текущего года.

Единого консенсуса среди всех членов ОЭСР до сих пор нет, а те страны, которые даже рьяно выступают за введение налога, вовсе необязательно разделяют все предложения ОЭСР по данному налогу: у каждой может быть свое о нем представление. Однако большинство налогов на цифровые услуги, которые уже были введены в отдельных юрисдикциях, собираются с оборота, то есть с выручки (а не прибыли) от онлайн-маркетинга, продажи данных или онлайн-посредничества.

В большинстве случаев пострадают американские компании, что наверняка станет темой препирательств и, вероятно, ответных торговых санкций в исполнении Дональда Трапа, который уже успел назвать налог на цифровые услуги “несправедливым” и пообещал ответные меры. Впрочем, президенту Франции Макрону вроде бы удалось недавно разрешить с ним все разногласия по этому поводу.

Что в сухом остатке?

Цифровой бизнес создает большие проблемы для глобальной системы налогообложения, но Организация эконмического сотрудничества и развития работает над долгосрочным решением, которое должно созреть в 2020 году. Огромным достижением уже стало хотя бы то, что в обсуждениях страны перешли от постановки вопроса “Как нам вообще взимать налоги с таких компаний?” к “Кто должен получать деньги?”. Это уже неплохо.

Каким именно будет итоговое решение, пока сказать нельзя, однако понятно, что большинство технологических компаний – американские, поэтому США будут звучать в этих обсуждениях громче всех, да и вес в финальном решении будут иметь немалый.

Теги: налогообложение  цифровые гиганты  налоговая система  цифровой бизнес  Facebook  Google  Amazon  Организация экономического сотрудничества и развития  ОЭСР  налог на цифровые услуги  “цифровой” налог  распределение прибыли  налогооблагаемое присутствие  м