Совет по МСФО поделился деталями апрельских дискуссий

Обзор МСФО
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 18 апреля 2019

По материалам: IFRS


В ходе апрельского подведения итогов глава Совета по МСФО Ханс Хугерворст (Hans Hoogervorst) и вице-председатель Сью Ллойд (Sue Lloyd) при участии члена технического персонала Мэтта Тиллинга (Matt Tilling) рассказывают, что нового произошло за последний месяц. Ханс вспоминает свое выступление по теме отчетности устойчивого развития на недавней конференции, организованной Кембриджским университетом. Сью подводит итоги последней встречи рабочей группы перехода на стандарт IFRS 17 “Договоры страхования”. Другие темы, которые затрагиваются в этот раз:

  • Проект по основным формам отчетности
  • Объединение бизнеса под общим контролем
  • Гудвилл и обесценение
  • Динамическое управление рисками
  • Изменения к стандарту IAS 1 “Представление финансовой отчетности” и практическому руководству по МСФО Practice Statement (PS) 2 “Принятие суждений о существенности”

- (M.T.) Добро пожаловать на подкаст Фонда МСФО, посвященный апрельской встрече Совета по международным стандартам финансовой отчетности, которая прошла в Лондоне 9-11 апреля 2019 г. Меня зовут Мэтт Тиллинг, я член технического состава разработчиков в IASB. Сегодня со мной председатель Совета Ханс Хугерворст и вице-председатель Сью Ллойд, чтобы обсудить последнюю встречу и другие новости… Ханс, прежде чем переходить к самой встрече Совета в этом месяце – Вы говорили на тему отчетности устойчивого развития на конференции, организованной Университетом Кэмбриджа?

- (H.H.) Да, названием моей презентации было “Что может, и чего не может показать отчетность устойчивого развития”. Если говорить о том, что она может – полагаю, я выразился ясно, когда говорил, что отчетность устойчивого развития может, по моему мнению, быть важна для инвесторов, если устойчивые факторы влияют на будущие результаты деятельности компании. Например, в страховой деятельности климатические изменения уже оказывают влияние на доходы и будут еще больше влиять в будущем. Если это автопроизводитель, то здесь ужесточение экологических стандартов также ускорит переход на производство электромобилей, так что здесь факторы устойчивости очень важны. И это одна из причин, почему мы сегодня обновляем наше Практическое руководство по менеджерским комментариям – по сути дела руководство по отражению этого контента в годовой отчетности. Компаниям придется раскрывать информацию по вопросам устойчивости, если, по их ожиданиям, они повлияют на будущие доходы.

В то же время я выразился не менее ясно, говоря, что не стоит иметь завышенные ожидания относительно отчетности устойчивого развития в роли катализатора изменений. В качестве примера я привел отрасль авиации: очевидно, нам не нужна “устойчивая” отчетность, что понять, как сильно она влияет на окружающую среду, являясь одним из главных источников выбросов парниковых газов. В то же время мы наблюдаем, что на авиационную индустрию не распространяются никакие налоги в Европе – ни налог на топливо, ни НДС, ни сборы в рамках инициатив против углеродных выбросов. Поэтому никакая отчетность не изменит этого. Что нам здесь нужно для того, чтобы обеспечить меньший уровень загрязнения, так это политические инициативы - для примера, внедрение налога на керосин. Так что не ожидайте многого от отчетности устойчивого развития.

А еще я отметил, что компании сегодня очень путаются с таким огромным количеством стандартов и различных инициатив – в данной области срочно требуется консолидация. Это обращение, которое я адресую разработчикам стандартов, сотрудничающих в рамках инициативы Corporate Reporting Dialogue (здесь несколько разработчиков, таких как IIRC, американский SASB, а также IASB, которые вместе решают, как можно сотрудничать более тесно).

- (M.T.) Сью, в этом месяце мы провели встречу рабочей группы перехода по стандарту IFRS 17 “Договоры страхования”.

- (S.L.) Верно, в апреле мы провели очередное заседание TRG, на котором были рассмотрены 47 новых замечаний. Детальные обсуждения затронули определение инвестиционной компоненты – люди к этому проявляют большой интерес. Как обычно, обсуждения оказались очень полезными для тех, кто сегодня работает над внедрением IFRS 17.

Одна из вещей, которые стоят отдельного упоминания – это продолжение темы, поднятой на сентябрьской встрече TRG. На ней обсуждался общий тренд на сегодня: большинство замечаний, которые мы теперь получаем, касаются очень “механических”, узких аспектов применения IFRS 17 и описывают весьма специфические обстоятельства. На основе этого мы делаем два основных вывода. Первый вывод положительный: компании продвигаются с внедрением и углубляются в детали, и это очень хорошо. А второй вывод также положительный, больше с точки зрения перспективы нашей работы: TRG достигла стадии завершения своей роли, и основная задача ее, можно сказать, выполнена. Поэтому сегодня мы уже не планируем новых будущих заседаний.

- (M.T.) …И это плавно подводит нас к первой большой теме обсуждений Совета в этом месяце – вероятных изменений в IFRS 17. Не хотели бы Вы рассказать нам о них?

- (S.L.) Я не буду углубляться в детали самих изменений. Мы сейчас на финальной стадии обсуждения того, что окажется в предварительной версии. Чем мы занимались на апрельском заседании – это посмотрели еще раз на то, что осталось после всех обсуждений Совета на протяжении последних нескольких месяцев, рассмотрели все целостно, включая то, в какой степени все это отвечает критериям для изменений, которые Совет одобрил в октябре, и проанализировали вероятное влияние этих предложенных изменений в IFRS 17. После такого холистического анализа Совет подтвердил свое одобрение публикации документа с предварительными изменениями, а кроме того – еще раз подтвердил дату обязательного перехода на IFRS 17 с учетом внесенных изменений, и подтвердил период временного исключения по применению IFRS 9, которое предоставили страховым организациям. Совет подтвердил годовую отсрочку до 1 января 2022 года.

- (M.T.) Ханс, за напряженными обсуждениями по ходу встречи последовали важные прояснения к проекту по основным формам отчетности, в частности, касающиеся показателей управленческой отчетности.

- (H.H.) Проект по основным формам отчетности весь посвящен обеспечению лучшей структуры, прозрачности и строгости финансовой отчетности, особенно отчетов о доходах. В этом месяце мы пришли к предварительному согласию продолжать работу над обеспечением строгости и прозрачности того, что называется показателями управленческой отчетности (management performance measuresGAAP.RU). По сути своей это показатели “non-GAAP” (т.е. не оговариваемые в стандартах – GAAP.RU), которые широко применяются компаниями - например, скорректированная операционная прибыль. Мы не собираемся “искоренять” эти показатели: они всегда там были, и они даже могут быть полезными. Однако мы хотим больше прозрачности и строгости в использовании этих показателей “non-GAAP”.

Что мы планируем делать? Прежде всего, мы хотим, чтобы эти показатели размещались централизованно - в примечаниях к финансовой отчетности, чтобы инвесторы точно знали, где их найти, а не искали повсюду в отчетности. Во-вторых, они должны реконсилироваться к ближайшему определяемому МСФО промежуточному итогу. И поскольку к сегодняшнему дню мы уже приняли решение относительно двух новых промежуточных итогов, сделать это станет теперь проще и прозрачнее. Кроме того, после размещения в примечаниях они также должны будут проходить аудит, что прибавит дополнительной строгости показателям “non-GAAP”. Наконец, Совет посчитал очень важным уточнить, что показатели управленческой отчетности будут подпадать под общие требования стандарта IAS 1, то есть что информация, включенная в финансовую отчетность, должна представлять собой правдивое отражение финансовых результатов организации.

Также мы решили, что компании имеют право выбирать только те показатели управленческой отчетности для своей финансовой отчетности, которые уже используются ими в других публичных способах информирования своих пользователей (например, пресс-релизах). Полагаем, это требование является очень важным с позиции постулирования главной цели показателей управленческой отчетности – информировании пользователей о результатах деятельности с точки зрения самих управляющих. И если менеджеры не используют какие-то показатели в своем общении с инвесторами, очевидно, что их также нельзя классифицировать в финансовой отчетности в этом качестве.

- (M.T.) Сью, Совет продолжил рассмотрение темы объединения бизнеса под общим контролем (“BCUCC”)?

- (S.L.) Да, мы продолжаем исследования в данной области. Желая помочь нам в этом, технический персонал подумал над тем, как отличать объединения бизнеса под общим контролем от объединений бизнеса, которые проходят не под общим контролем. Мы также попросили разработчиков подумать над тем, какого рода информация могла бы быть полезной для различных категорий основных пользователей финансовой отчетности в компаниях, которые ее получают (а компании, которые ее получают – это как раз будут те, кто осуществляет приобретение). Также мы смотрели на выгоды от получения дополнительной информации в сравнении с издержками на ее предоставление, с учетом сложностей, структуры и рисков.

Одним из важных, скажем так, направлений работы, которые Совет согласовал в этом месяце для технических разработчиков, является то, что Совету не нужно ориентироваться на универсальный подход ко всем транзакциям в рамках проекта. Поэтому Совет может работать, скажем, с подходом на основе текущей стоимости по одним транзакциям с неконтролирующей долей владения, и смотреть на какой-то еще подход (например, “подход предшественика”- “predecessor approach”), если неконтролирующей доли владения не возникало, но была третья сторона в роли кредитора. Я полагаю, Вы обратили внимание на осторожный выбор мною слов: я сказала “не нужно”, то есть мы пока что не решили окончательно не гнаться за универсальным подходом, но мы открыты к рассмотрению такого “смешанного” подхода.

- (M.T.) Ханс, Совет продолжает работать с темой гудвилла и обесценения. Одним из вопросов, которые вы рассмотрели в этом месяце, являются потенциально возможные дополнительные раскрытия в данной области.

- (H.H.) Да, одной из основных целей проекта по гудвиллу и обесценению является определение улучшенных раскрытий по объединению бизнеса. Совет обсудил возможные улучшения целей раскрытия и требований к раскрытию в IFRS 3. Для примера, мы расширим требования к раскрытию в стандарте и добавим новые требования к раскрытию для отражения дальнейших результатов деятельности приобретенного бизнеса. Кроме того, мы добавим требования, оговаривающие, чтобы компании раскрывали в отчетности, были ли ими достигнуты ключевые задачи объединения бизнеса.

- (M.T.) Сью, что нового по динамическому управлению рисками?

- (S.L.) В этом месяце мы рассмотрели пару вопросов. Первый из них – это будут ли конкретные типы стратегий риск-менеджмента подходить для применение модели динамического управления рисками, второй касался отдельных аспектов представления и раскрытия информации. По последнему вопросу людям, которые интересуются представлением и раскрытиями, я рекомендую следить за обновлениями темы на сайте, а что касается конкретных типов стратегий, то здесь Совет постановил, что нельзя допускать отрицательных балансов в рамках модели. Совет также решил, что для того, чтобы иметь возможность применять модель, изменения в профилях рисках компаний и изменения в стратегиях управления рисками не должны быть слишком частыми. Кроме того, он решил, что стратегия риск-менеджмента в компании (которая является основой для применения модели динамического управления рисками) должна быть четко задокументирована, а временной горизонт и тип профиля риска – безусловно специфицированы и задокументированы. Как видите, все это весьма технические тонкости, поэтому тем из вас, кто действительно интересуется, я рекомендую ознакомиться с документами Совета и следить за обновлениями.

- (M.T.) Сью, есть ли какие-то вопросы внедрения, которые Вам хотелось бы упомянуть в связи с прошедшей встречей Совета?

- (S.L.) Совет получил обновление от членов рабочей группы, касающееся работы Комитета по Интерпретациям по итогам январской и мартовской встреч. Мне бы не хотелось сильно углубляться в специфические вопросы внедрения, но одной из тем улучшения стандартов я могла бы коснуться. В этом месяце Совет получил обновление от рабочей команды касательно работы, которую они ведут над IAS 8, в частности, по поводу обсуждения предложений, впервые озвученных еще пару лет назад (они были посвящены определению учетных политик и учетных оценок в стандарте IAS 8). Члены рабочей группы предлагают, чтобы мы двигались дальше в этой работе, сфокусировав свои усилия на определении учетных оценок в IAS 8, не ограничиваясь лишь изменением определения учетной политики. Мы в Комитете по Интерпретациям уже ждем подтверждения этого направления дальнейшей работы со стороны Совета, с которым у нас нет никаких проблем. Возможно, все будет одобрено на следующем заседании Совета.

- (M.T.) Ханс, получал ли Совет обновления по исследовательской программе?

- (H.H.) Да, и я полагаю, что основное здесь – это то, что члены рабочей группы ожидают в ближайшее время приступить к изучению практики применения (PIR) стандарта IFRS 10 “Консолидированная финансовая отчетность”, IFRS 11 “Совместные соглашения” и IFRS 12 “Раскрытие информации о долях участия в других компаниях”, так что по этим темам мы, безусловно, будем говорить гораздо больше в ближайшие месяцы.

- (M.T.) Мне кажется, также стоит упомянуть, что Совет приступил к голосованию перед написанием документа с предлагаемыми изменениями к IAS 1 “Представление финансовой отчетности” и практическому руководству PS 2 “Принятие суждений о существенности”.

- (H.H.) Совершенно верно. Голосование – часть формального процесса, в рамках которого члены IASB выражают свое согласие на публикацию документа с предварительной версией изменений. Оно проводится после принятие всех решений по ходу ежемесячного заседания Совета. Когда происходит голосование по документу с изменениями, он еще раз просматривается, с тем чтобы убедиться в соответствии его содержания принятым ранее техническим решениям. Голосование может проводиться сразу по нескольким версиям, и иногда возникают технические вопросы, которые требуют дополнительного внимание со стороны Совета. Но такое не очень часто случается. И когда версия, наконец, согласована, проводится формальное голосование, чтобы подтвердить, что все члены Совета удовлетворены содержанием документа для дальнейшего выставления его на публичное обсуждение. Как минимум 9 членов из 14 должны выразить свое согласие на публикацию.

- (S.L.) Да, такова “внутренняя кухня”, со всем этим голосованием, подписанием документов перед публикацией, подписанием кровью… Если говорить о предложениях по IAS 1, то они довольно просты, хоть и важны. Мы просто хотим оговорить, что учетные политики должны раскрываться в отчетности, если они существенны, а кроме того – немного “помочь” дополнительными примерами к практическому руководству по теме существенности, чтобы проиллюстрировать, когда учетные политики могут оказаться существенными, чтобы по мере возможности снизить это нагромождение описаний учетных политик, наблюдаемых сегодня иногда пользователями отчетности. Помимо того, чтобы подчеркнуть, когда именно учетные политики имеют значение настолько, что должны раскрываться, мы также хотим простимулировать людей к раскрытиям, которые являются для их организаций уникальными, специфичными – не просто чтобы они слепо следователи требованиям в стандарте.

Теги: Совет по МСФО  IASB  Ханс Хугерворст  Hans Hoogervorst  Сью Ллойд  Sue Lloyd  отчетность устойчивого развития  IFRS 17  договоры страхования  основные формы отчетности  гудвилл и обесценение  объединение бизнеса под общим контролем  BCUCC  IAS 1  представ