“Скорректированный на коронавирус” показатель EBITDA

Анализ финансовых отчетов
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 11 августа 2020

Корректировки требуют иногда выверенных суждений


Авторы оригинальной статьи: Джонатан Нус (Jonathan Nus), Майкл Тамулис (Michael Tamulis) - управляющие директоры консалтинговой группы Alvarez & Marsal’s, со-руководители направления по рынкам капитала и бухгалтерскому консультированию

По материалам: CFO

Финансовое влияние COVID-19 во многих компаниях еще только предстоит оценить, даже принимая во внимание постепенный возврат к более-менее нормальному функционированию бизнеса (которое само по себе еще не гарантировано на фоне мрачных прогнозов относительно возможной второй волны). В любом случае, снижение реальных доходов в результате кризиса привело во многих случаях к драматическому падению спроса - а значит, и торговой выручки, более высокими ценам у поставщиков и ряду других проблем, которые определяют пусть и не оговоренный формально в стандартах*, но такой популярный “non-GAAP” показатель как выручка до уплаты процентов, налогов и амортизации (EBITDA).

*Если не считать аналога EBITDA в МСФО в виде операционной прибыли как промежуточного итога в новой форме отчета о доходах. Эти предложения Совет по МСФО представил в декабре, но в любом случае все это пока что пребывает на стадии публичных обсуждений, продленных в связи с коронавирусом до 30 сентября – да и то, обсуждений консультационного документа, а не предварительной версии будущего стандарта МСФО - GAAP.RU

Какими в действительности окажутся по своему масштабу и продолжительности долгосрочные последствия пандемии, еще только предстоит оценить. А пока на этот счет сохраняется неопределенность, финансовые аналитики продолжают внимательно отслеживать влияние пандемии на сам показатель EBITDA. В отдельных случаях - и это не шутка - даже стала использоваться его вариация “EBITDAC”. Все то же самое, только еще и с припиской “до коронавируса”. Пока операционная прибыль не оговорена в стандартах формально – почему бы, собственно, и нет? Но все же необходимо опираться на определенную логику, чтобы вести расчет правильно. Какие необходимо вносить коррективы, чтобы получить этот показатель?

Прежде всего, вспомним, что EBITDA часто берут за основу финансовых условий в кредитных соглашениях, а кредитные соглашения сами по себе, как правило, содержат множество оговорок, в том числе на случай возникновения необычных или редких (нерегулярных) статей. С этой точки зрения главное предназначение скорректированного EBITDA, к которому необычные по своей природе величины прибавляются (или из которого, наоборот, вычитаются), заключается в “нормализированном” представлении “business as usual”. Только вот по каким именно событиям проводить какого типа корректировки - само по себе зависит от профессионального суждения аналитика, может стать предметом различных интерпретаций, к тому же является предметом напряженных переговоров перед заключением соглашения.

Рассмотрим требования в американских стандартах US GAAP. Оказывается, здесь будет иметь значение даже правильный выбор терминологии. Что значит “необычный” (“extraordinary”), “редкий” (“unusual”) или “нерегулярный” (“nonrecurring”), ведь и то, и другое, и третье имеет при переводе на русский весьма близкое значение, но в американских стандартах что-то из этого определено, а что-то нет? “Необычные” элементы в американских стандартах когда-то определялись (для соответствия данному определению событие или транзакция должны были быть редкими по своей природе и принадлежать тому типу, который вряд ли может повториться еще раз в обозримом будущем в текущих условиях). Но в действующей редакции стандартов для отчета о доходах, вышедшей в январе 2015 года, этот термин более не оговаривается.

Так же как не оговаривается и термин “нерегулярный” - и не оговаривался никогда. У Комиссии по ценным бумагам и биржам есть руководства, где “nonrecurring” интерпретируется как характеристика элементов, которые не возникали за предыдущие два года и не должны, по ожиданиям, возникнуть в следующие два года. Но это, очевидно, искусственно наложенные ограничения, имеющие мало общего с базовыми принципами.

А вот “редкие” (“unusual”) элементы все же определены. Событие или транзакция, обладающие высокой степенью, если так можно выразиться, “неправильности”, должны иметь при этом слабое отношение (или лишь случайное отношение) к обычной деловой активности организации, но при этом с учетом окружающих условий, в которых организации приходится вести свою деятельность.

Простор для “творчества”, как видим, большой. Разные типы кредитных соглашений дозволяют разные корректировки EBITDA, но общая логика такова, что больше возможностей для добавления дополнительных сумм к этому показателю означает больший простор для маневра, а в кризисных условиях COVID-19 это шанс избежать дефолта по выплате кредита.

Замечено, что по мере того как компании оценивают финансовое влияние COVID-19, многие пытаются определить его в количественных терминах, и в то время как одни эффекты можно более-менее логично назвать “необычными”, “редкими” или “нерегулярными”, другие приходится долго обговаривать с противоположной стороной соглашения, потому что там большую роль играет субъективное суждение.

Как считают авторы этой статьи, большую часть денежных расходов можно более-менее прямо отнести на COVID-19 - следовательно, отнести к статьям, подлежащим обратному добавлению при расчете EBITDA. Они отмечают, что это даже более-менее соответствует недавно выпущенному руководству от Комиссии по ценным бумагам и биржам, в котором SEC выделила два момента: 1) события и транзакции должны увеличивать расходы, понесенные в предыдущие периоды, еще до пандемии, но при этом 2) четко отделяться от обычных операций.

При этом в последнее время наблюдается все больше корректировок субъективного плана - например, относящихся к недополученной прибыли. Эти элементы труднее изолировать и определить в количественных терминах, а значит и обосновать. Понятно, что многих коснулись принудительная приостановка и необходимость удаленной работы, и понятно, что это должно было привести к упущенным доходам, но очень непросто это все выразить в цифрах и отделить фактор коронавируса от прочих факторов, а кроме того - определить, в какой момент произойдет возврат к состоянию “business as usual” (если вообще произойдет).

Примеры связанных с COVID-19 корректировок в EBITDA

(более субъективны корректировки в правой колонке)

Расходы на персональные средства защиты для сотрудников (маски, санитайзеры и т.д.)

Упущенный доход по продажам/объемы продаж

Расходы на планирование на случай пандемии

Упущенная маржинальная прибыль

Надбавки за работу в условиях, сопряженных с риском для здоровья

Перебои с поставками

Отмена мероприятий из-за коронавируса

Операционная неэффективность

Прекращение действия договоров из-за коронавируса

Предполагаемые изменения в структуре расходов


Кстати, именно по причине субъективности SEC подчеркнула, что оценки упущенных в результате пандемии доходов не стоит включать в расчет показателей “non-GAAP”, притом что, в целом, призывала организации раскрывать в отчетности влияние COVID-19 по возможности подробнее в интересах своих инвесторов.

Субъективность некоторых корректировок объясняется допущениями, которые необходимо для них сделать. Как пример, организации довольно легко определить количественно, какой доход она не сможет получить по договору, скажем, о проведении определенного публичного мероприятия, которое пришлось отменить из-за карантина, не так ли? А вот величина, подлежащая обратному добавлению в EBITDA, будет уже предметом субъективных допущений менеджеров.

Корректировки EBITDA будут иметь значение не только для условий контрактов, но и при оценке потенциальных объектов сделок по слиянию и поглощению. Отличать их, правда, будет дополнительный акцент на долгосрочной стоимости.

Долги: прощены, но не забыты

На EBITDA и подобных ему показателях, которые учитывают влияние долга, сказалась не только сама пандемия, но и правительственные программы антикризисной помощи, такие как принятый в США в марте Закон о коронавирусных послаблениях, помощи и экономической безопасности (“CARES Act”). Благодаря госпрограмме некоторые американские организации получили возможность взять невозвратный кредит на выплату зарплаты (при соблюдении оговоренных условий по поддержанию уровня занятости и заработной платы). В какой мере эта государственная помощь скажется на дополнительных финансовых показателях, будет, само собой, зависеть от ряда условий - начиная с того, соответствует ли вообще организация критериям для получения именно что невозвратного кредита, который ей не нужно будет потом возвращать.

Интересно, что в US GAAP на данный момент пока что не найти четкого указания относительно того, как именно организации следует отражать в отчетности получение невозвратного кредита от государства, и это несмотря на то, что FASB, вообще говоря, руководство по учету госпомощи в рамках “CARES Act” все-таки публиковал. Также это делала родственная организация GASB, но уже в отношении учета в государственных организациях. Среди составителей отчетности постепенно начинают преобладать некоторые интерпретации действующего бухгалтерского законодательства, согласно которым полученные в рамках таких программ кредиты можно отнести к статье долговых обязательств или даже к правительственным грантам “по существу”, однако учет первого и второго будет отличаться и влиять на EBITDA по-разному.

Если это долговое обязательство, то проценты по нему будут начисляться в течение всего периода действия. В предположении, что кредит в конечном итоге прощается, доход от его погашения нужно будет показать в отчете о доходах. Доход будет признаваться в момент юридического освобождения организации от всех выплат, а до того придется отражать в отчетности все отсрочки по выплате долга в предположении, что они все-таки предстоят.

И напротив, если применять логику учета как в случае с грантами, никакого долга здесь признаваться не будет, а будет признаваться краткосрочное обязательство. Отсроченные доходы здесь будут признаваться в момент устранения неопределенности и при выполнении требований о прощении предоставленного гранта. Доход при этом можно показать по статье прочих доходов, а можно и провести взаимозачет по расходам, на которые грант был выделен.

О чем еще следует подумать

Есть огромное множество других, притом уже хорошо известных соображений, о которых придется подумать при учете влияния COVID-19 на такие финансовые показатели как EBITDA. На ум сразу же приходит изменений условий аренды для арендаторов, наиболее пострадавших от пандемии коронавируса, или прекращение действия договора аренды при выполнении определенных условий. С учетом непростого учета этих и других факторов, придется подумать, как такие действия скажутся на EBITDA.

Хотя корректировок в этом показателе в результате пандемии может быть много, авторы статьи подчеркивают, что не стоит зацикливаться только лишь на этом и рассматривать влияние COVID-19 на операции, финансовое состояние и долгосрочную устойчивость в более широкой перспективе. В конце концов, сейчас уже можно говорить о постепенном восстановлении. По мере того как оно происходит, открываются все новые, ранее неизвестные аспекты долгосрочного влияния на экономическое здоровье организаций, переоцениваются и сроки возвращения бизнеса к состоянию, предшествующему пандемии. Многие эти аспекты ранее были неизвестны - например, как долго еще государство продолжит оказывать свою помощь, какого рода программы оно продлит, а какие приостановит (см. “ЦБ продлил до конца года ряд антикризисных мер, хоть и не все”GAAP.RU), как это все скажется на личных доходах граждан, которые определяют спрос, каким окажется влияние в плане налогов (см. “Правительство разошлось с Минфином в отношении вывода дивидендов”GAAP.RU), и многое другое.

Если подумать, на сегодня пока что ни одно конкретное значение в отчетности не может восприниматься ее пользователями как отражение “абсолютной нормальности” бизнеса. Так будет еще долго, поэтому к выросшей степени неопределенности следует относиться как к данности. На протяжении следующего года - и это как минимум - корректировки EBITDA и аналогичных показателей будут продолжаться, становясь все более привычными и распространенными, а значит и общепризнанными.

Корректировки начнут также приниматься в расчет при оценке тех организаций, которые покажут свою способность продолжать деятельность в пост-коронавирусном мире. Пускай сделки M&A традиционно ориентированы на долгосрочный период, использование корректировок будет использоваться еще некоторое время до постепенного устранения неопределенности вокруг влияния COVID-19.

Конечно, такой показатель как “скорректированная выручка до уплаты процентов, налогов, амортизации и коронавируса” неизбежно ждет огромное разнообразие различных трактовок, на другой вариант не стоит и надеяться. И без “коронавирусной” прибавки так было всегда (из-за чего Совет по МСФО и решил в свое время добавить в систему МСФО чуть больше однообразия по этой части - GAAP.RU). Но все же эксперты полагают, что с течением времени мы увидим некоторую конвергенцию в отношении того, что на практике будет считаться приемлемым. А пока - придется смириться с краткосрочными расхождениями в трактовках.

Теги: EBITDA  COVID-19  коронавирус  кризис  “non-GAAP”  выручка до уплаты процентов  налогов и амортизации  операционная прибыль  МСФО  Совет по МСФО  пандемия  EBITDAC  кредитные соглашения  скорректированный EBITDA  business as usual  профессиональное сужден