ACCA и IIRC – круглый стол по интегрированной отчетности

Идеология МСФО и US GAAP
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 27 сентября 2011

Фото: thinktosustain.com

27 сентября в московском отеле Marriott Aurora прошел круглый стол по интегрированной отчетности (нашим постоянным читателям данное явление больше известно как «отчетность устойчивого развития»). Организаторами мероприятия выступила Ассоциация сертифицированных присяжных бухгалтеров (ACCA) и Международный комитет по интегрированной отчетности (International Integrated Reporting Committee – IIRC). Благодарим ACCA за любезно предоставленное приглашение посетить это со всех точек зрения интересное мероприятие. Лично для GAAP.RU очень интересной представляется уже сама тема: интегрированная отчетность для России все-таки явление еще не очень распространенное, но, с учетом мировых тенденций, не приходится сомневаться в том, что рано или поздно оно затронет все компании. Это эволюция, будущее корпоративной отчетности.

Вступительное слово взял Илья Юферев, глава российского представительства АССА. Господин Юферев был краток: после традиционного приветствия участников он предложил обсудить сегодня достаточно интересную и новую для России тему (не можем с этим не согласиться). Причем Россия, по его мнению, является одной из первых стран, где она активно обсуждается, потому что интегрированная отчетность только набирает обороты сегодня, и это глобальное явление. После этого глава российского офиса ACCA перешел к представлению сегодняшних докладчиков и ведущих круглых столов, среди которых собрались весьма интересные люди – Пол Друкман (Paul Druckman, председатель исполнительного комитета Проекта отчетности устойчивого развития принца Уэльского), Ричард Мартин (Richard Martin, глава отдела финансовой отчетности в ACCA), Марина Галушкина (ГК Росатом) и другие.

Первым на конференции слово взял Пол Друкман, член рабочей группы Международного комитета по интегрированной отчетности (IIRC) и председатель исполнительного комитета Проекта отчетности устойчивого развития, который лично курирует британский принц Чарльз. По словам Ильи Юферева, Пол Друкман сегодня – «главный человек в интегрированной отчетности».

С истинно английской вежливостью Пол извинился за то, что не говорит по-русски с русскоязычной аудиторией, и пообещал говорить по возможности помедленнее, чтобы присутствующие лучше понимали его английский. В ходе своего выступления г-н Друкман предложил обсудить дискуссионный документ «Towards Integrated Reporting», недавно выпущенный IIRC (документ находится в свободном доступе на официальном сайте этой организации; более того – все, кто неравнодушен к данной теме, приглашаются к активным обсуждениям).

«Позвольте начать с предыстории и поговорить о некоторых спецификах», – начал Пол, представляя документ членам аудитории, которые, возможно, не имели возможности слышать о нем раньше. По его словам, сама концепция интегрированной отчетности создавалась (не лично ними, но вообще, в системах МСФО, US GAAP и прочих) на протяжении последних 100 лет. Достаточно продолжительный период для эволюции.

За последние двадцать–тридцать лет скачок был особенно заметным – Пол Друкман как раз отмечает, что это произошло буквально на его глазах, когда он уже был частью бухгалтерского мира. Он приводит следующий пример: если в 1975 году традиционная корпоративная отчетность (балансовый отчет, отчет о прибылях и убытках) раскрывала 83% стоимости компании в среднем, то в 2009 году – только лишь 19%! стоимости организаций раскрывается в ее материальных и финансовых активах. Мы все в курсе, что мир не стоит на месте, что он меняется, равно как меняется и инфраструктура, и точно таким же образом должна меняться финансовая отчетность. В 60-е годы все было просто (баланс, отчет о прибылях и убытках, отчет о движении денежных средств). Сегодня у нас есть статистическая отчетность, социальная отчетность, менеджерские отчеты и так далее – и все это нужно собрать воедино для удобства пользователей. Взаимно интегрировать, скажем так – отсюда и название.

Помимо расширения видов отчетности сегодня идет ее расширение в прямом смысле этого слова: огромные объемы бумажной работы! Компании, которые мы относим к категории крупных, выросли за последние годы в несколько раз. В 1975 году финансовая отчетность составляла в среднем 50 страниц. В 2008 году – уже 350 страниц в среднем, причем это простая финансовая отчетность, без учета всех других документов, являющихся частью отчетности устойчивого развития. Нужно помнить о том, что она – интегрированная отчетность – двинется в том же направлении, если это допустить. Ее уже сегодня много – легко вообразить, что может произойти через несколько лет. Нельзя забывать и главную идею: интегрированная отчетность, прежде всего, касается стратегии компании, она акцентируется на стратегиях. Все, что является составной частью ее, не должно интересовать пользователей – пользователи должны видеть «верхний срез», то, что действительно для них важно.

Несколько слов о самой организации IIRC, Международной комиссии по интегрированной отчетности. Это новая структура, которая была образована всего год назад – 1 июля 2010 года. Причинами для ее образования Пол Друкман выделяет две: 1) чтобы собрать воедино людей из разных областей и направлений отчетности и 2) чтобы обеспечить «конвергенцию» – точнее, гармонизацию – многих действительно интересных и важных проектов из самых разных областей отчетности, чтобы все они двигались в одном направлении. Членами IIRC являются важные люди – представители крупных аудиторских компаний (таких как PwC, например), крупных пенсионных фондов, бизнес-школ, академических кругов – всего 35 членов комитета. Возвращаясь к выпущенному недавно дискуссионному документу, который Пол Друкман представляет на протяжении всего своего выступления – в нем эти 35 человек попытались в доходчивой манере изложить, что собой представляет интегрированная отчетность.

Действительно, что же делает ее такой непохожей? Вспомним, что нам позволяет «понять» традиционная финансовая отчетность… Это финансовый капитал. Что это такое, понимают все, это универсальная концепция. Но как быть, например, с интеллектуальной собственностью, человеческим капиталом? Компания создает стоимость – это то, что и должна делать компания – а мы, ее инвесторы, пытаемся понять, как именно она это делает. Осознать, что собой представляет человеческий капитал, на основе финансовой отчетности нельзя, потому как там этого нет. Интегрированная отчетность, среди прочего, пытается дать пользователям представление о том, что собой представляет человеческий капитал, что собой представляет интеллектуальный капитал (ИТ-обеспечение, торговые марки и т.д.), и что является их источником. Одной из многих важных вещей, которые сегодня обсуждают члены IIRC – это нужно ли перечисленные вещи «монетизировать», т.е. присваивать им количественную денежную стоимость.

Суммируя вышесказанное, каковые определяющие принципы составления интегрированной отчетности? 1) Во-первых, это стратегия. У каждой компании есть стратегия – в чем она заключается, каковы амбиции, куда компания двигается? 2) Во-вторых, это идея причастности (к общей работе). Говоря иначе, необходимо работать в коллективе. В этом месте докладчик привел пример из жизни: когда-то на практике ему пришлось работать с одной организацией (мы называть ее здесь не будем), которая тоже пыталась внедрить у себя интегрированную отчетность. Выяснилось, что две главные команды – составители финансовой отчетности и специалисты по отчетности устойчивого развития – даже не виделись друг с другом. Такой подход, безусловно, ошибочен. 3) Чтобы быть эффективной, отчетность должна представляться вовремя. 4) Интегрированная отчетность – это тоже отчетность, и должен быть кто-то, кто ее заверит. 5) Наконец, она должна быть понятной и прозрачной для пользователей.

Возвращаясь к документу IIRC (мы – GAAP.RU – хотя и не имеем лично никакого отношения к его подготовке, равно как и к самой IIRC, все-таки советуем нашим читателем с ним ознакомиться, поскольку доклад Пола Друкмана не охватывает его полностью, и самое главное остается за кадром). Авторы склонны позиционировать его как своего рода руководство. Но это не то готовое руководство, которое по сути своей «шаблон» – «просто заполните пробелы». Ни в коем случае. Интегрированная отчетность не может быть таковой, потому что это способ, которым компании рассказывают свои «истории». Давайте же учиться рассказывать истории правильно.

Следующим по теме «Текущее положение дел с корпоративной отчетностью в России» выступил Игорь Козырев, главный бухгалтер компании «Лукойл».

Г-н Козырев начал с того, что напомнил, как сильно возросли объемы корпоративной отчетности в РФ, причем Россия – это та страна, где они традиционно наиболее высокие. Так идет еще с советских времен. Существуют многие виды отчетности для внешних и внутренних пользователей – экологическая, социальная, статистическая… Так или иначе, чисто технически компании уже сейчас имеют представление о том, что это такое, и уже давно занимаются этим на практике. Есть финансовый капитал, есть трудовой капитал – согласно бессмертному творению Карла Маркса, по сути своей это есть средства производства, которые нужно описывать. Трудность не в описании, а трудность в объеме.

Теперь, что касается Лукойла. Компания большая – объемы финансовой (одной только ее) отчетности огромны. 10 лет назад было 100 страниц, сейчас же стало в разы больше. Это проблема не только нашей компании – говорит Игорь Козырев – это проблема компаний во всем мире. Другой проблемой (если это можно так назвать) является то, что никто отчетности не читает даже во время «дорожных шоу» при выходе на IPO. Как будто компания работает на себя (здесь докладчик приводит очень удачное сравнение специалистов, занятых подготовкой отчетности, со жрецами, которые пишут библию, а понять эту библию кроме них никто не способен. Это своего рода похвала, поскольку жрецы традиционно считались весьма уважаемым сословием во многих культурах, хотя при этом в других культурах их боялись и даже ненавидели).

От объема отчетности страдает ее прозрачность, поскольку пользователям нужно сфокусироваться на чем-то, что действительно нужно для них. Первое, что нужно сделать в проекте IR (integrated reporting) – это упростить отчетность, потому что легко можно себе представить, как сильно могут разрастись ее объемы, если ничего в этой связи не предпринимать. Лично Игорь Козырев возлагал большие надежды на тот самый проект Кодификации финансовых стандартов в США – была надежда, что это упростит положение дел. Тщетная надежда, поскольку по итогу упростились сами стандарты, но не отчетность.

Закрыть глаза на отчетность устойчивого развития не получится в любом случае. Даже в России. Представим на минутку любую компанию, основной составляющей стоимости которой является интеллектуальный капитал – та же Microsoft, например. Что отражает бухгалтерская отчетность в ее случае? В том-то и дело, что почти ничего. То же самое можно сказать и про нефтяные компании, у которых нет запасов нефти на балансе. Однако чтобы внедрять такую отчетность в России, в первую очередь необходимо организовать на неё спрос – по словам Козырева, организовать спрос, прежде всего, на государственном уровне было бы самым лучшим. Между тем, в тех руководящих структурах хороших специалистов, к сожалению, немного.

В этой связи в самом конце своего выступления Игорь Козырев, будучи действующим членом Фонда НСФО (который, кстати, сегодня занимается переводом МСФО на русский язык и анализом применимости международных стандартов в России, в соответствии с планом Минфина – GAAP.RU), призывает всех быть чуть поактивнее – тогда дело сдвинется с мертвой точки гораздо быстрее.

Еще один очень интересный доклад сделала Марина Галушкина, глава отдела интегрированной отчетности ГК «Росатом». Интересным он был по двум причинам: во-первых, уже пару лет компания занимается подготовкой интегрированных отчетов (хотя, будучи госкомпанией, они не подпадают под действие закона об АО, и сдавать ничего кроме закрытых правительственных отчетов не обязаны), т.е. это реальный «опыт практиков». А во-вторых, эта корпорация уникальна в том смысле, что представляет работу во всех сегментах цепочки ядерной энергии, начиная с самой добычи урана и заканчивая «оборонкой».

Создана госкорпорация была в конце 2007 года, и уже тогда встал вопрос о создании публичной отчетности. Сразу после создания пошел процесс ”акционирования” – появилось множество акционеров. Многие из предприятий, которыми сегодня управляет Росатом, публичной отчетностью раньше не занимались вообще.

Несмотря на то, что заниматься подготовкой такой отчетности они не должны, они, тем не менее, взяли на себя эти обязательства, как взяли на себя обязательства по обеспечению достоверности информации. Отчет, в конце концов, должен быть чем-то большим, чем просто пиар-продуктом.

Итак, 2 года назад они сделали ставку на подготовку интегрированных отчетов. Проанализировав, что происходить в мировой отчетности, руководство корпорации пришло к выводу, что это передовой тренд сегодня. В определенном смысле это также вопрос амбиций: научившись подготавливать интегрированную отчетность, через несколько лет будешь подготавливать отчетность наравне с мировыми лидерами. Правильный подход!

«А что такое вообще интегрированный отчет?» – интересуется Марина Галушкина. Это отчет, который совмещает в себе финансовую информацию, эко-отчетность и социальную отчетность. Кроме того, это отчет, который дает ответ всем – и пользователям, и регулирующим инстанциям. Далее, это такой отчет, в котором раскрываются планы компании на будущее. И наконец, именно здесь раскрывается информация о проблемах компании и способах их решения. Все это интегрируется в одном отчете, отсюда и название.

Интегрированный отчет – это не способ простого сложения в одну книгу много разной информации. Один из приемов, которым пользуются в Росатоме – это ориентировка на приоритетные темы. Для этого выбирается приоритетная тема (можно две, но не больше), и, исходя из интересов стейкходеров, эти одна или две темы проходят «красной ниточкой» через весь отчет. Им посвящены отдельные разделы, а из других разделов на них следуют ссылки.

Не менее значимым элементом является система индикаторов-показателей. Этот набор индикаторов определяет информационное «лицо» отчета. В отчете этого года, например, специалисты Росатома раскрыли 106 индикаторов: половина из них по основной деятельности, половина – именно по устойчивому развитию. Например, вывод из эксплуатации объектов ядерной энергетики – типичный пример отчетности устойчивого развития.

За три сезона они подготовили уже 26 интегрированных отчетов, и качество их на протяжении всего этого времени постоянно росло. Подготовка, конечно, требует обеспечения. В корпорации «Росатом» созданы специальные системы – как, например, система управления отчетности. Есть функциональный центр ответственности.

Второй уровень подготовки отчетности – это отчеты ключевых организаций Росатома (ключевых в том смысле, что они имеют определенный политический – и не только – вес в стране; всего их 8).

Нормативная база – еще одна важная составляющая система. Корпорация очень сложная, потому без этого никак нельзя.

Важный момент работы – это работа с заинтересованными сторонами. Согласно внутренним правилам в компании, по ходу процесса должно быть проведено не менее 4 диалогов со стейкхолдерами (заинтересованными сторонами, если по-русски). Они – активные участники процесса подготовки отчетности. Выбираются приоритетные темы отчетов, и после каждого диалога в отчеты вносятся изменения.

Суммируя вышесказанное, что важно для интегрированной отчетности?

  1. В отчетах должна раскрываться существенная информация – причем не только существенная с позиции самой компании, но и всех заинтересованных сторон
  2. Очень важно давать управленческую информацию
  3. Обеспечение достоверности
  4. Привлечение представителей заинтересованных сторон
  5. Создание национальной и международной инфраструктуры поддержки этой отчетности
Теги: ACCA  IIRC  IR  integrated reporting  круглый стол  финансовая отчетность  корпоративная отчетность  интегрированная отчетность  отчетность устойчивого развития  Лукойл  Росатом  Ассоциация сертифицированных присяжных бухгалтеров  Международный комитет по