Анализ состояния российского рынка аудиторских услуг

Аналитические статьи, рейтинги

Автор:
Источник: Журнал “АУДИТОР” №2-2012
Опубликовано: 7 марта 2012

Введение

В условиях, когда становление рынка аудиторских услуг (РАУ) в нашей стране в целом завершилось, повышается актуальность постоянного анализа его состояния как одного из важнейших инструментов совершенствования этого рынка в целом и оказания помощи его конкретным участникам в принятии различных управленческих решений. Обусловлено это следующим. Во-первых, процессы на РАУ (как и в других сферах экономики, из-за ее глобализации и пр.) усложняются. Во-вторых, постепенно слабеет роль такого инструмента совершенствования РАУ, как использование западного опыта, чрезвычайно важного на первых этапах развития российского аудита. В-третьих, анализ ситуации всегда был существенной частью инструмента ее улучшения, особенно тогда, когда она оказывалась далекой от совершенства. И, наконец, в-четвертых, Федеральный закон «Об аудиторской деятельности» [1, ст. 15, ч. 2, п. 4] придает анализу состояния РАУ большое значение, прямо возлагая его на главного регулятора отечественного аудита – уполномоченный федеральный орган государственного регулирования аудиторской деятельности (УФО).

Немного об анализе

Анализ состояния РАУ является, естественно, частным случаем экономического анализа, относится к его отраслевому уровню и неизбежно будет нести на себе сильный отпечаток аудиторской специфики.

С другой стороны, анализ состояния РАУ можно рассматривать как еще одно применение позитивного подхода в экономической науке, который изучает ситуацию в реальной действительности – в отличие от нормативного подхода, предметом которого является изучение того, что должно быть в рассматриваемой области. Согласно М. Фридмену, «Позитивная экономическая наука принципиально независима от какой-либо этической позиции или нормативных суждений… Короче говоря, позитивная экономическая наука является или может являться ‚‚объективной’’ наукой точно в том же смысле, как и любая из физических наук» [2, с. 84]. Другими словами, экономические науки, в т.ч. и аудиторская, при позитивном подходе изучают объективную, так или иначе сформировавшуюся реальность, абстрагируясь от этических позиций и от нормативных актов, оказывающих влияние на формирование этой реальности.[1] В полной мере это относится и к анализу состояния РАУ.

Рассмотрим теперь вопрос о том, какой характер носит анализ состояния РАУ – направленный или ненаправленный. Направленный анализ относится к решению конкретной, обычно управленческой задачи и зачастую выливается в конструирование набора возможных ее решений и рассмотрение возникающих при этом сценариев и их последствий. Ненаправленный анализ работает, по сути, «на полку», и к его результатам обращаются самые разные лица (круг которых может быть заранее не очерчен) для решения разнообразных задач (перечень которых обычно составить затруднительно) в различное время (которое заранее, как правило, неизвестно). Аналогично можно говорить о направленной и ненаправленной информации, направленном и ненаправленном ее сборе и т.п. Примером ненаправленной информации могут служить размер ВВП, большинство демографических показателей, прибыль предприятия и т.д. В качестве примера направленной информации можно привести установление причин, по которым аудиторская фирма сорвала внешний контроль качества ее работы, что важно в задаче принятия мер в отношении нее. По-видимому, применительно к РАУ анализ его состояния в большинстве ситуаций неизбежно будет ненаправленным. Направленный же анализ окажется довольно редким явлением.

Ненаправленный характер анализа состояния РАУ весьма затрудняет его проведение. В частности, неясно, какие показатели аудиторской деятельности надо исчислять, с чем их сравнивать и т.п. При этом существует не только опасность упустить какие-то важные показатели, но и опасность, наоборот, ввести в набор исчисляемых малозначимые: всегда можно найти физических или юридических лиц, которые заявят о том, что такой-то показатель им полезен. Чтобы обойти это затруднение, возьмем за основу отшлифованный многолетней практикой анализ, выполненный Минфином России в 2011 г. [4], и предложим актуальное, на наш взгляд, расширение его материалов как в части состава исчисляемых показателей аудиторской деятельности, так и в части аналитической работы с ними.

Современное состояние анализа рынка аудиторских услуг

Выделим основные, на наш взгляд, направления анализа РАУ, к каковым мы относим следующие: объемы аудиторских услуг, их производители и пользователи, цены и качество услуг, инфраструктура РАУ, деятельность его регуляторов и пр. Анализом РАУ занимаются УФО, экспертное агентство «Эксперт РА», СРО аудиторов, отдельные специалисты. Сбор и обработку необходимой для анализа информации производят, в основном Росстат, УФО, «Эксперт РА», СРО аудиторов, а также практикующие специалисты.

По каждому из названных направлений анализа РАУ определенные данные имеются, но в фрагментарном виде; для сколько-нибудь полного удовлетворения потребностей специалистов они нуждаются в большем или меньшем расширении.

Относительно неплохо обстоит дело с данными по объемам аудиторских услуг. В докладе Минфина [4, с. 8–11] приводятся и анализируются данные по общим объемам аудиторских услуг в текущих ценах за последние годы, по влиянию экономического кризиса на этот показатель, по соотношению услуг, связанных с проведением аудиторских проверок и других аудиторских услуг. Причем анализ проводится в региональном разрезе, а также в отношении размеров аудиторских организаций.

К некоторым из приводимых объемных характеристик РАУ надо относиться с осторожностью. Так, например, согласно данным Российского статистического ежегодника (2007 г.) [6, с. 602], объем оказанных аудиторских услуг в 1999 г. составил 3,55 млрд. руб., а в 2000 г. – всего 3,66 млрд. руб., из чего можно сделать вывод, что с учетом тогдашних темпов инфляции РАУ стагнировал, хотя на самом деле в 2000 г. он бурно рос. Есть и другие нестыковки в отчетности об объемных характеристиках РАУ (подробнее см. [3, с. 138]).

Ежегодно «Эксперт РА» публикует информацию о 150 крупнейших аудиторских фирмах РФ, предоставляющих на добровольной основе ограниченный круг показателей своей деятельности за прошедший год (первое полугодие). Эти публикации обычно сопровождаются комментариями специалистов, в т.ч. по состоянию отечественного РАУ. Основными показателями в таких обзорах являются выручка фирмы за год (первое полугодие) с разбивкой на аудит и другие услуги[2], количество аттестованных аудиторов в фирме, общее число работников в ней и производные от приведенных показатели (см., например, [7, с. 130–139]). В этих же публикациях приводятся списки 10 самых крупных в соответствующем сегменте РАУ аудиторских фирм и основные данные по ним. Ценность публикуемой этим агентством информации теоретически уступает данным Росстата, поскольку многие аудиторские фирмы такое обследование игнорируют (причем среди них есть и очень крупные, например, некоторые компании из «большой четверки»), да и достоверность информации, представляемой добровольно, по-видимому, ниже направляемой в Росстат.

Но и точные статистические данные об общем объеме РАУ страдают недостатками. Во-первых, вся информация о них дается только в текущих ценах – без перевода в сопоставимые цены какого-то одного года, что затрудняет анализ развития РАУ. Во-вторых, не исчисляется соотношение годовой выручки за аудиторские услуги в стране к общему объему ВВП (это вполне можно делать в текущих ценах), что может характеризовать вклад аудиторской отрасли в ВВП и его динамику, а следовательно, и относительное по сравнению с другими отраслями развитие аудита, проводить межстрановые сопоставления и т.д. (ниже мы попытаемся сформулировать предложения по устранению данного недостатка).

Что касается направлений анализа производителей и пользователей аудиторских услуг, то в докладе Минфина уделено большое внимание. В докладе приводится количество аудиторских организаций и индивидуальных аудиторов, обосновывается вывод, что масштабы деятельности последних не оказывают существенного влияния на показатели РАУ, анализируются количество аудиторских организаций и индивидуальных аудиторов в динамике, в разрезе СРО аудиторов, половозрастная структура аудиторов и т.д. [4, с. 4–8]. Что касается клиентов аудиторских организаций, то приводятся общее число аудиторских проверок, их разбивка по клиентам с различной выручкой от оказания услуг, данные по клиентам в территориальном разрезе (Москва, Санкт-Петербург, другие регионы), информация по типам аудиторских заключений и т.д. [4, с. 11–13]. К сожалению, нет данных по доле инициативного аудита, что затрудняет оценку реальной востребованности аудита как общественного института.

Если говорить о ценах на аудиторские услуги, то здесь отсутствует информация обобщающего характера, а имеются лишь отрывочные сведения; соответственно фрагментарный характер носит их анализ. Приведем примеры таких сведений. В.Ю. Захаров утверждает, что аудит небольших предприятий с оборотом менее 20 млн. руб. стоит обычно 75–90 тыс. руб., тогда как обзорная аудиторская проверка – примерно 30 тыс. руб. [8, с. 8]. Встречаются сведения и качественного характера: скажем, что у петербургских (а тем более провинциальных) аудиторских фирм цены значительно ниже, чем у московских. Положение осложняется тем, что аудиторские фирмы не спешат делиться подобной информацией, полагая (к сожалению, вполне справедливо), что ее публикация ослабит позиции фирмы в борьбе с конкурентами и в переговорах с клиентами; последние будут рассматривать при переговорах опубликованные цифры не как среднюю цену, а как исходную, которую можно снизить. О том, как найти хотя бы частичный выход из этой ситуации, будет сказано ниже.

Трудное положение сложилось с анализом качества аудиторских услуг. Во-первых, качество услуг не имеет таких простых измерителей, как объем и цена услуг (правда, можно констатировать определенный консенсус среди специалистов в отношении того, что качество аудиторских проверок сводится преимущественно к риску необнаружения существенных искажений бухгалтерской отчетности, но оценивать его сравнительно сложно). Во-вторых, взгляд на эту проблему у различных пользователей аудита может быть диаметрально противоположным: если для внешних пользователей необнаружение существенных искажений бухгалтерской отчетности в аудиторском заключении является важнейшим признаком некачественного аудита, то для внутренних пользователей это зачастую желаемое явление. Оба эти обстоятельства в совокупности делают анализ качества аудиторских услуг трудным и сегодня, и в обозримом будущем. Справедливости ради заметим, что второе обстоятельство в отношении сопутствующих аудиту услуг действует значительно слабее, нежели в отношении аудиторских проверок.

Поэтому исследователям, рассматривающим вопросы качества аудита, приходится трудно. На Западе почти все крупные банкротства сопровождаются многомиллионными исками к аудиторам, своевременно не заметившим нарушения [9, с. 34]. В нашей стране иски как источник оценки качества аудиторских услуг пока практически не задействован. Определенные возможности оценить качество аудиторских услуг дает внешний контроль качества аудита, тем более что, согласно действующему закону [1, ст. 10], он теперь обязателен для каждой аудиторской организации и индивидуального аудитора и должен проводиться не реже одного раза в пять лет.

Но переоценивать эти возможности также не следует. Во-первых, этот контроль довольно непродолжителен по времени[3] и проводится преимущественно по аудиторской документации. Многие специалисты считают, что анализ такой документации в плане оценки качества работы проверяемых достаточно информативен, однако есть и другая точка зрения. Так, например, С.А. Пресняков считает, что идеальная документация может быть составлена без проведения проверки вообще и установить, что она мало соответствует действительности, можно, только сопоставив ее с документацией на экономическом субъекте, а туда никто контролеров качества аудита не пустит [10, с. 13]. Во-вторых, многие СРО аудиторов в условиях острой борьбы за увеличение количества членов пойдут по пути «либерализации» внешнего контроля качества аудита и санкций за некачественный аудит[4].

Крайней формой некачественного аудита является «черный аудит», когда аудиторское заключение (естественно, положительное) выдается без всякой проверки бухгалтерской отчетности. Масштабы его в нашей стране статистически не изучены, ввиду чего существуют различные точки зрения аналитиков и других специалистов на этот счет: от самых пессимистических [11, с. 6] до считающих изучаемое явление быстропроходящей болезнью роста. Рынок «черных аудиторов» существовал всегда. Пять лет назад это было большой проблемой, потом, с улучшением экономической ситуации, она ослабла, с наступлением кризиса опять стала острой [12, с. 14]. Некоторую информацию о качестве аудиторских услуг можно почерпнуть из ежегодных докладов Минфина [4]; в частности, там подробно перечислены недостатки, выявленные системой внешнего контроля качества аудита.

Важным направлением анализа состояния РАУ является исследование его инфраструктуры. В инфраструктуру РАУ, по мнению А.В. Щепотьева [13, с. 61–63], входят СРО аудиторов, страховые компании, вузы, маркетинговые компании, НИИ, специализированные организации, СМИ, информационно-правовые системы («Гарант», «КонсультантПлюс» и др.), компании – разработчики программных продуктов и др. По нашему мнению, к ним стоит добавить рейтинговые агентства, а СРО аудиторов относятся сюда в своей, «нерегулирующей» части – когда они повышают квалификацию своих членов, ведут аттестационную деятельность и т.д. Анализ состояния перечисленных элементов инфраструктуры РАУ является, на наш взгляд, предметом отдельного самостоятельного исследования, хотя здесь и напрашивается предварительный вывод, что сегодня этот анализ носит достаточно фрагментарный характер.

Регулятор РАУ включает законодательные органы, органы государственной исполнительной власти (в первую очередь, УФО) и органы общественного регулирования аудита – преимущественно СРО аудиторов. Анализ действий всех этих органов носит пока отрывочный, а не системный характер. Например, в докладе Минфина [4] приводится много цифр, характеризующих различные объемные показатели деятельности всех СРО аудиторов: количество членов, динамика численности по годам и т.д. А в отчете за 2010 г. [14, с. 5] указано, что суммарные расходы СРО аудиторов на цели внешнего контроля качества аудита составили в 2010 г. 27,3 млн. руб., или 15,7% их общих расходов, причем оба этих показателя резко выросли по сравнению с 2009 г. Однако эффективность и качество деятельности СРО аудиторов в этих материалах не оценивалось даже на уровне индивидуальных экспертных оценок.

Если говорить о применяемых сегодня методах анализа РАУ, то это преимущественно методы экономической статистики: сравнение с «эталоном» (средним значением по отрасли, данными какого-то года, идеалом и т.д.), группировка, изучение динамики, анкетное обследование (редко) и т.д. Сюда же можно добавить достаточное распространение экспертных оценок. Последнее, по-видимому, неизбежно и в дальнейшем: данный метод явно полезен, особенно при отсутствии других возможностей; по существу, это профессиональное суждение аналитика.

Предложения и рекомендации

Предложения и рекомендации по улучшению анализа состояния РАУ можно разделить на те, которые можно осуществить уже сегодня, и те, реализовать которые можно лишь в перспективе.

Что касается анализа объемов оказанных аудиторских услуг, то уже сегодня их целесообразно сопоставлять с валовым внутренним продуктом (ВВП) страны. Такое соотношение (a) будет характеризовать процентный вклад аудиторской отрасли в ВВП, а динамика этого показателя – относительное (по сравнению с другими отраслями) развитие отрасли; информативно также межстрановое сопоставление этого показателя. Для получения a достаточно брать и ВВП, и объемы оказанных аудиторских услуг[5] в текущих ценах (без перевода их в сопоставимые цены какого – либо года); соответствующие данные за 1998–2010 гг. приведены в таблице.

Из таблицы видно, что в период 2004–2008 гг. (до экономического кризиса) объемы оказанных аудиторских услуг росли, значительно опережая темпы инфляции, т.е. в абсолютном плане РАУ развивался. Вместе с тем, в эти годы значение a было более или менее стабильно, т.е. относительное развитие РАУ прекратилось.

В таблице представлена динамика и такого важного показателя, как доля собственно аудита (а значит, и доли других аудиторских услуг в общем объеме оказанных аудиторских услуг (Дм) [4]. Также представлена динамика этого показателя на основании данных обследований рейтингового агентства «Эксперт РА» (Дэ). Однако, как уже указывалось выше, эти обследования охватывают сейчас лишь самые крупные аудиторские фирмы, предоставившие необходимые данные, ввиду чего значения Дэ относятся лишь к верхнему сегменту РАУ, причем степень влияния принципа добровольности на величину Дэ не ясна. Поэтому главным показателем из этих двух логично считать первый, а именно Дм. Динамика показателей Дм и Дэ показывает, что с 2004 г. доля аудиторских проверок в аудиторских услугах довольно стабильна и находится на уровне 44–49 %.

Сочетание стоимостных и натуральных объемных показателей, их совместное изучение является, как известно, распространенным приемом при анализе различных рынков товаров и услуг как в статике, так и в динамике. Поэтому в таблице представлен динамический ряд количества проведенных за год аудиторских проверок. Наряду с объемом оказанных аудиторских услуг этот показатель характеризует развитие РАУ, но в натуральном измерении.

Еще одним интегральным объемным показателем, динамику которого целесообразно отслеживать, является число субъектов обязательного аудита в целом по стране и в регионах. Поскольку большинство аудиторских проверок относится к обязательным, то этот показатель с хорошим приближением характеризует потенциальную емкость важной части РАУ – рынка собственно аудиторских проверок. К сожалению, силами аудиторов или регуляторов аудита оценить это число вряд ли возможно, возложить же обязанности по сбору информации о числе субъектов обязательного аудита можно было бы, например, на Росстат.

В этой связи представляется целесообразным рассмотреть возможность создания в перспективе системы сбора аудиторской информации на основе аудиторских фирм-представителей (сюда же могут входить и аудиторы – индивидуальные предприниматели). Такая система доказала свою эффективность, например, при анализе семейных бюджетов, когда на добровольной основе отбираются домохозяйства, которые в течение многих лет ведут тщательное наблюдение за своими расходами и сообщают требуемую информацию о них в статистические органы. По существу, речь идет о панельном обследовании, суть которого «заключается в том, что группе лиц или предприятий, отобранных с помощью выборочного метода, предлагается на платной основе систематически или периодически в определенное время и по установленной форме давать ответы на вопросы заказчика» [15, с. 67]. Спектр вопросов, которые можно задавать отобранным аудиторским фирмам, чрезвычайно широк, а обработанная информация может осветить различные стороны РАУ.

Наличие СРО аудиторов и стопроцентный охват ими (пусть даже теоретически) аудиторских фирм и аудиторов – индивидуальных предпринимателей облегчает содержательную и организационную стороны дела. Каждая СРО аудиторов на добровольной основе[6] отбирает, допустим, двадцать аудиторских фирм и договаривается с ними о том, что один раз в год они дают ответы на поставленные в анкете вопросы, которые могут касаться не только данной фирмы, но и всего РАУ. Тем самым можно собрать такую информацию о ценах на аудиторские услуги, их качестве и т.д., какую иным путем в аудите (в отличие от большинства других сфер деятельности) получить достаточно трудно.

В число отобранных должны входить московские и периферийные, большие и малые, вновь созданные и давно присутствующие на рынке и т.д. фирмы. Другими словами, это должен быть более или менее репрезентативный срез по данной СРО аудиторов. Она использует эти данные в своей деятельности, а также передает их в некий центр[7], причем в закодированном виде. Другими словами, такой центр знает не названия аудиторских фирм, а только их номера, а шифровальный ключ находится в СРО аудиторов, где доступ к нему имеют всего один-два человека. Такая система будет обеспечивать достаточную анонимность ответов и, следовательно, повышать достоверность получаемой от фирм информации, что в целом облегчит набор требуемого количества фирм-представителей. Логично, чтобы СРО аудиторов добавляла при этом и свою информацию (например, данные о размере компенсационного фонда, о его расходовании и т.д.).

Конечно, такая система сбора аудиторской информации нуждается в подробной проработке; здесь описаны лишь ее контуры. Отметим, что необходимым (хотя и далеко не достаточным) условием реализации этого проекта является положительное отношение к нему со стороны СРО аудиторов.

С помощью панельного обследования можно, во-первых, оценивать долю инициативного аудита. Конечно, количество инициативных проверок и выручку по ним можно получить сплошным статистическим наблюдением, но гораздо экономичнее и с достаточной степенью точности это можно делать через систему панельного обследования. При ее отсутствии долю инициативного аудита можно оценивать через опросы руководства аудиторских фирм, анкетирование на конференциях и т.п.

Во-вторых, с помощью системы панельного обследования можно легко оценить долю собственно аудиторских проверок в общем объеме услуг на РАУ (показатель Дм в таблице). Там он исчислялся на основании сплошного наблюдения, при панельном обследовании это будет и довольно экономично, и достаточно точно: при сотне фирм количество оказанных аудиторских услуг и здесь будет исчисляться тысячами.

В-третьих, через систему панельного обследования можно оценивать также долю различных типов аудиторских заключений (безоговорочно положительных, отрицательных и т.д.), а в ее отсутствие – через анкетирование на конференциях и т.п. Получение таких оценок методом сплошного наблюдения – неоправданная нагрузка на аудиторскую отчетность. Еще хуже то, что это может подталкивать аудиторские организации к неправильной стратегии поведения на РАУ: если у той или иной аудиторской фирмы низок процент отрицательных заключений, что снижает ее реноме в глазах регулятора, то она может его увеличить за счет маловажных клиентов. А сотня фирм-представителей – это тысячи аудиторских заключений, т.е. вполне достаточный исходный материал для оценки доли всех типов аудиторских заключений.

Но особенно полезной система панельного обследования была бы при анализе цен на РАУ и качества аудиторских услуг. Что касается цен, то при ее помощи можно было бы ежегодно получать ответы на следующие вопросы:

  • Каковы средние цены на различные аудиторские услуги в разных сегментах РАУ?
  • Насколько велика там средняя цена одного часа аудиторских услуг? Каков разброс этих цен?
  • Каковы тенденции их изменения (повышение, снижение, их прогнозные размеры)?
  • Насколько распространены аккордная, повременная и другие схемы оплаты аудиторских услуг и каковы тенденции в изменении их соотношения на РАУ и т.д.?

Логично ставить эти вопросы применительно не к той или иной аудиторской фирме, а ко всему сегменту РАУ, на котором она работает (а возможно, даже относительно всего РАУ). Ведь не секрет, что руководство аудиторских фирм, как правило, владеет информацией не только о своих ценах, но и в какой-то степени о ценах своих конкурентов (и сообщать ее будет охотнее, чем собственные данные).

Уже сегодня можно получать несколько менее информативный (чем средняя цена одного часа аудиторских услуг), но достаточно важный показатель средней выручки за одну аудиторскую проверку в рассматриваемом году (строка 9 таблицы). Менее информативен он как потому, что относится не ко всем аудиторским услугам, так и в силу его чувствительности не только к стоимости аудиторских проверок, но и к их структуре. Например, при уменьшении числа малых аудируемых лиц (что будет иметь место, в частности, после изменения в конце 2010 г. количественных значений критериев обязательного аудита) показатель средней выручки повысился бы даже в том случае, если бы стоимость одного часа аудиторских услуг у всех их производителей осталась прежней – за счет вымывания дешевых аудиторских проверок. Преимуществом этого показателя является то, что для его исчисления достаточно информации, присутствующей в строках 2, 5 и 7 таблицы, которая уже сейчас обеспечивается аудиторской статистикой.

С помощью этого, по существу, интегрального ценового показателя можно анализировать, в какой мере растут или снижаются цены на аудиторские проверки. Например, в 2008 г. показатель данной выручки увеличился на 20,1%, что значительно превышает тогдашнюю инфляцию (13,3% – строка 10 таблицы), а значит, на РАУ наблюдался не только номинальный, но и реальный рост цен. Причем, поскольку цены на аудиторские проверки и на другие аудиторские услуги имеют положительную корреляцию, то весьма вероятным представляется реальный рост и последних. Во-вторых, на базе показателя средней выручки и его динамики можно проводить межстрановые сопоставления цен на аудиторские проверки. В-третьих, анализ показателя средней выручки можно проводить в региональном разрезе (по принципу «Москва – Санкт-Петербург – остальные регионы»), поскольку необходимая для этого информация в Росстате имеется: ведь данные по объемам аудиторских услуг по всей стране получаются в результате интегрирования по субъектам Российской Федерации.

Чрезвычайно трудной проблемой является оценка качества аудиторских услуг. И в этом случае могла бы помочь система панельного обследования аудиторских фирм-представителей. Они ежегодно давали бы ответы на такие вопросы, как:

  • Как вы оцениваете качество аудиторских услуг на РАУ в целом и в вашем сегменте?
  • Какие изменения произошли в этом качестве за прошедший год?
  • Насколько распространен в стране в целом и в вашем сегменте РАУ «черный аудит»?
  • Как часто под аудитом маскируется фактически обзорная проверка и т.д.?

И здесь логично ставить вопросы относительно всего РАУ или соответствующего его сегмента, а не относительно самой аудиторской фирмы. Причины те же, что и в случае с ценами на аудиторские услуги. Во-первых, руководство аудиторских фирм обычно в какой-то степени владеет информацией о качестве услуг своих конкурентов. А во-вторых, информацией о себе руководство может делиться весьма неохотно.

Но в вопросах оценки качества услуг на РАУ возникает одна проблема, которой не было при анализе цен на аудиторские услуги[8]. Поскольку «черные аудиторы» вряд ли согласятся выступать в качестве фирм-представителей, то итоговые результаты таких обследований могут оказаться смещенными в сторону завышения качества аудиторских услуг. Этот недостаток можно в какой-то мере парировать, добавив оценку такого качества со стороны пользователей аудиторских услуг.

Нет никакого сомнения в том, что система панельного обследования аудиторских фирм-представителей поможет осветить и большое количество других вопросов, касающихся состояния РАУ.

Большую пользу при анализе состояния РАУ может оказать введение в материалы типа [4] раздела «Дискуссионная трибуна». В этом разделе могут освещаться любые вопросы, вызывающие серьезные разногласия среди аудиторской общественности, проводиться анализ зарубежного опыта, прогнозироваться состояние РАУ и т.д.

Перечислим в заключение, какие разделы ныне действующей формы сплошного федерального статистического наблюдения № 2-аудит [5] станут излишними при построении описанной выше системы панельного обследования аудиторских фирм. Это раздел 2 (за исключением объема услуг – строка 04), раздел 3 (за исключением количества организаций, в которых проведен аудит, – строка 11), раздел 4 (за исключением количества выданных аудиторских заключений по обязательному аудиту – строка 26, графа 2 – и по инициативному аудиту – строка 34), раздел 5 (последний в форме № 2 – аудит). В целом объем нагрузки по линии сплошного статистического наблюдения за аудиторскими организациями (количество представляемых показателей) уменьшится в несколько раз без сколько-нибудь существенного ущерба для качества статистического наблюдения за ними и возможностей анализа РАУ.

Список литературы

1. Федеральный закон «Об аудиторской деятельности» от 30.12.2008 № 307-ФЗ (в ред. от 28.12.2010).

2. Худокормов А.Г. Экономическая теория: Новейшие течения Запада / А.Г. Худокормов. – М.: ИНФРА, 2009.

3. Гутцайт Е.М. Аудит и другие науки / Е. М. Гутцайт. – М.: ВивидАрт, 2011.

4. Доклад Минфина России «О состоянии рынка аудиторских услуг в Российской Федерации в 2010 году [Электронный ресурс] // Доступ: http://www.m-auditchamber.ru/work/news detail.php?ID=1876

5. Годовая форма федерального статистического наблюдения № 2-аудит «Сведения об аудиторской деятельности». Утверждена Приказом Росстата от 20.10.10 № 356 «Об утверждении статистического инструментария для организации Минфином России федерального статистического наблюдения за аудиторской деятельностью».

6. Российский статистический ежегодник. 2007. – М: Федеральная служба государственной статистики, 2007.

7. Ханферян В. Шагреневый прейскурант // Эксперт. – 2011. – № 11 (745).

8. Захаров В.Ю. Аудиторский обзор как вид аудиторских услуг // Аудиторские ведомости. – 2007. – № 5.

9. Ремизов Н.А. Аудит в акционерном обществе // Журнал для акционеров. – 1999. – № 10.

10. Какой аудит нужен России? // Аудитор. – 2005. – № 6.

11. Рынок ведущих аудиторско-консалтинговых групп России: первое полугодие 2000 г. // Аудитор. – 2000. – № 10.

12. Война против «черных аудиторов» // Аудит. – 2010. – № 5.

13. Щепотьев А.В. Инфраструктура аудиторской деятельности: понятие и составляющие элементы // Аудиторские ведомости. – 2009. – № 2.

13. Контроль качества работы аудиторских организаций и индивидуальных аудиторов (отчет за 2010 г.). Департамент регулирования государственного финансового контроля, аудиторской деятельности, бухгалтерского учета и отчетности Минфина России [Электронный ресурс] // Доступ: http://www1.minfin.ru/ru/accounting/audit/monitoring/

14. Беляевский И.К. Маркетинговое исследование: информация, анализ, прогноз / И. К. . – М.: Финансы и статистика, 2008.

15. Энциклопедия. Экспертиза страхового рынка.– М.: «Эксперт РА», 2009. – Вып. 3.



[1] О нормативном и позитивном подходе применительно к аудиту подробно изложено в [3, с. 39–47].

[2] К сожалению, в этих обзорах речь идет не о других услугах, а о консалтинге, выручка за него определяется как разность между общей выручкой и выручкой за собственно аудит, поэтому фактически получается выручка за другие услуги, в которых основную роль играют, конечно, консалтинговые.

[3] И сделать его значительно более подробным нереально – в основном по экономическим соображениям.

[4] Хотя до сих пор жестким и эффективным этот контроль не был.

[5] Последние приводятся, например, в докладах Минфина [4].

[6] А возможно, даже за небольшую плату.

[7] На сегодня это может быть функцией УФО, впоследствии – Национального Союза аудиторских объединений или иного органа.

[8] Или она вырисовывалась там гораздо слабее.

Автор:

Теги: аудиторские услуги  Минфин  рынка аудиторских услуг  РАУ  Об аудиторской деятельности  «Эксперт РА»  СРО аудиторов  аудиторские фирмы  качество аудиторских услуг  аудиторское заключение  черный аудит  аудируемые лица  аудиторская деятельность