К вопросу о философии и методах определения стоимости товаров с двойной ценностью

Оценка бизнеса

Автор:
Источник: Библиотека Ключевых Показателей Эффективности
Опубликовано: 13 мая 2013

«Если дело встречает сопротивление,
значит, оно важное и нужное. Силы
тьмы оказывают это сопротивление
не случайно».
Священник о. Александр Мень 11.01.83.

«Сегодня в борьбе корысти с совестью в оценке побеждает корысть».
Констататор факта

В окружающем нас мире все, что попадает человеку на глаза, встречается или же не встречается в его жизни, становится объектом его внимания и интереса, можно относительно условно разделить на товары и не товары.

Основные отличительные особенности товаров:

  • наличие владельца (собственника) – физического или юридического лица либо государства и его представителей на местах;
  • возможность отчуждения рассматриваемого предмета (субстанции, вещи, продукта производства или услуги, имущества, собственности, объекта) от имеющегося владельца и передачи его на тех или иных основаниях (по тем или иным причинам, для разных целей) другому владельцу путем продажи, а также в бессрочное либо временное владение и пользование;
  • существование реального или потенциального спроса на этот предмет, возможность его купли-продажи либо изменения существующей формы собственности на него путем разделения, слияния или поглощения этого предмета (в случае предприятий, компаний), т.е. смены собственника;
  • для ценных предметов возможность использования их в качестве залога для получения кредитов в кредитных организациях (банки, микрофинансовые организации, ломбарды), а также для взятия взаймы у частных займодателей;
  • существование современных методик или теоретическая и практическая возможность разработки более корректных методов определения ценности, стоимости и цены предмета проявления к нему того или иного потребительского, коммерческого, инвестиционного, духовного, или какого-либо другого интереса со стороны физических или юридических лиц.

Для ценности чего-либо характерно наличие индивидуального или массового восприятия ее как таковой в определенный период времени и в определенном месте (соль, пресная вода, чистый воздух, золото).

Примеры очевидных не товаров: заболоченные земли тундры, отдаленные участки земной поверхности в зонах вечной мерзлоты, необитаемые острова, голые горные вершины, части акваторий больших рек и зеркал озер, некоторые особо опасные виды оружия и др. Нельзя исключать вероятность в обозримом или отдаленном будущем перехода некоторых видов не товаров в категорию товаров (примеры: нефтеносные глубины шельфов, не разрабатываемые нынче залежи полезных ископаемых, скопления сланцевых газов в труднодоступных местах), и, наоборот, из товаров в не товары (устаревшие средства связи, первые компьютеры, серийные патефоны и т.п.).

Только человек, в узком и широком (собирательном) понимании этого слова, может определить товар перед ним или не товар, проверяя соответствие рассматриваемого предмета отличительным особенностям товаров.

Небольшое отступление, касающееся понятий стоимости и цены товара, особенно для товаров, генерирующих доход. В научной литературе, учебниках и учебных пособиях по вопросам оценочной деятельности, в публикациях в журналах и других СМИ, в международных, европейских и федеральных стандартах оценки можно встретить множество разных определений стоимости того или иного товара, согласно которым стоимость – это сумма выгод, полезность (в т.ч. предельная), отношения участников рыночных сделок между собой в процессе торга, ценность, доход, цена. Особенно напрягает широко распространенное утверждение, что стоимость – это цена. При старании можно найти что-нибудь иное. Есть основания полагать, что все эти определения не корректны, ошибочны и соглашаться с ними нельзя, так как они не отражают суть именно этой важной характеристики товаров. Определение этого понятия, которое считаю вполне корректным, приведено в [ 1 ].

Не могу не удержаться, чтобы не привести еще два собственных коротких определения стоимости:

  • стоимость – это расчетное текущее (на дату оценки) значение эквивалента товара в денежном выражении либо в количестве (по размеру, объему или весу) соответствующих натурально-вещественных или виртуальных предметов (примеры из истории: шкуры, рога и копыта убитых животных, домашний скот, соль, примитивные рукоделия, включая украшения; в более позднее время – золото, серебро, земельные наделы, ценные бумаги, деривативы);
  • стоимость – это расчетный текущий обменный эквивалент товара в денежной или других формах существования, который используют в качестве базы для определения окончательной договорной цены этого товара в случаях смены собственника.

Аналогичный вариант уточненного первого определения: стоимость – это расчетный текущий материальный и/или нематериальный эквивалент (обменный курс) товара в денежной или вещественно-натуральной форме, который удовлетворяет собственника и потенциального приобретателя этого товара как основы для согласования его цены – конечного результата предстоящей торговой сделки (рыночного или нерыночного торга).

При этом цена товара – это фактическая денежная сумма или же ее эквивалент в других единицах измерения, уплаченная продавцу покупателем этого товара при заключении (совершении) торговой сделки.
Когда в своих статьях я употребляю слова «стоимость» и «цена», то всегда имею в виду те понятия этих слов, которые приведены выше.

Довольно примитивная классификация товаров по их разновидностям, произведенная только с целью конкретизации рассматриваемого в этой статье вопроса выглядит следующим образом:

  • потребительские товары массового спроса первой необходимости;
  • товары сравнительно массового спроса не первой необходимости, но требующиеся для нормальной жизнедеятельности как одиноких людей (индивидуумов), так и семей;
  • товары имущественной ценности;
  • товары с двойной (имущественной и социально-экономической) ценностью;
  • инвестиционные товары.

Примеры потребительских товаров первой необходимости: продукты питания, дары природы, изделия легкой промышленности и другие предметы, в частности, входящие в наборы прожиточного минимума.

К второй группе товаров можно отнести, например, предметы кратковременного, средне – и долговременного пользования в быту: телевизоры, компьютеры, холодильники, пылесосы, стиральные машины, другую бытовую технику, велосипеды и т.д. Эти товары заметно дороже товаров первой группы, но по сути также являются потребительскими.

Для товаров первой и второй групп характерно наличие оптовой и розничной торговли, фабрично-заводских, оптовых и розничных стоимостей и отпускных цен на эти товары.

Товарами имущественной ценности, по мнению автора, являются такие дорогостоящие товары как квартиры и другие жилые помещения (отдельные дома, коттеджи, дворцы), земельные участки, дачи, личные транспортные средства, частные конюшни, яхты, наборы мебели, предметы роскоши и т.п. Стоимости и цены этих товаров обычно устанавливают и согласовывают в индивидуальном порядке.

К товарам с двойной ценностью отнесены сложные и многосложные товары, в состав имущества которых входят рабочие места, нацеленные на производство той или иной продукции и/или выполнение определенных видов работ либо оказание соответствующих услуг. Предприятия, компании, фирмы всех видов и типов, их разнообразные по форме объединения – типичные образцы сложных товаров двойной ценности. Стоят эти товары по-разному: от сотен тысяч рублей до сотен миллиардов долларов США или евро. Определение их стоимости требует высокого профессионального мастерства и высокого (лучше, если государственного) статуса многоопытного оценщика, а в ряде случаев и группы статусных оценщиков разной специализации.

Инвестиционные товары могут иметь только имущественную ценность или обладать двойной ценностью. Представить себе инвестиционные товары с одной лишь социально-экономической ценностью, к сожалению, не могу. Однако думаю, что с некоторой натяжкой они есть. Например, «Ростелеком», Евросеть, МТС, Би-лайн и т.п. Их ценность обеспечивают преимущественно нематериальные активы: права на аренду помещений, оборудования и земельных участков для ведения бизнеса, на куплю-продажу реализуемых товаров, ноу-хау, на товарный знак и бренд, на клиентскую базу и пр.

Кстати, что интересно, не трудно вспомнить, что в реальной жизни можно встретить производственные объекты, практически не имеющие собственной имущественной ценности, но располагающие ценностью социальной. Эти объекты работают в арендованных помещениях, на арендованном либо взятом в лизинг оборудовании, на давальческом сырье или продают товары, взятые на реализацию. Такого типа объекты не являются товарами, так как не соответствуют одному из важных критериев товарности, а именно, возможности отчуждения от арендодателя и лизингодателя без их согласия, и поэтому, несмотря на наличие фактической социальной ценности, практически не имеют собственной имущественной стоимости.

В категорию инвестиционных товаров сравнительно часто попадают отдельные виды собственности, числящиеся в составе 3-й и 4-й групп: в частности, квартиры, предметы роскоши, высокорентабельные предприятия, гостиницы, торговые центры.

Нельзя не заметить, что все товары упомянутых выше групп имеют свойственное им социальное значение, но разное по масштабу.

Стоимости и цены потребительских товаров первой необходимости, в силу высокой социальной значимости, как правило, не могут значительно отличаться от себестоимости их изготовления. Какой-никакой контроль этих показателей со стороны государства, особое внимание к ним заинтересованной общественности, конкуренция на товарном рынке не позволяют им взлетать до заоблачных высот. Однако имеют место вопиющие исключения из общих правил. Стоимость лекарств у нас в стране и в мире часто бывает в сотни раз выше их себестоимости. Так как люди без лекарств обходиться не могут, этим пользуются жулики, не контролируемые коррумпированными властями. Государства, которые осознали необходимость противостояния табачным и алкогольным монополиям и достигли некоторых успехов на этом фронте, со временем будут вынуждены ограничивать запредельные аппетиты фармацевтических компаний.

Государство не контролирует стоимости и цены остальных указанных групп товаров. Конкуренция на рынках товаров второй группы, как правило, также лимитирует возможности существенного манипулирования величинами их стоимости и цены. И в этих случаях от себестоимости производства товаров этой группы далеко не прыгнешь, не получится.

Методы расчета потребительной стоимости товаров первой и второй групп давно уже устоялись, теория трудовой стоимости и рыночная конкуренция здесь окончательно и безоговорочно победили, но, к сожалению, не во всех случаях.

Должен заметить, что для потребительских товаров, задача определения их справедливой стоимости практически не стоит и вряд ли когда-нибудь будет поставлена. Нет в этом необходимости. Рыночная стоимость таких товаров почти всегда признается справедливой. Рынок обычно бойкотирует товары массового спроса с несправедливой стоимостью, заметно превышающей их текущую рыночную стоимость, но случается это не всегда.

Что касается стоимостей и цен товаров имущественной ценности, здесь правит бал рыночная конъюнктура: толщина кармана покупателя, способность продавца, иногда на уровне интуиции, уловить сложившиеся тенденции (тренды) в формировании цен на рынке, экономическая и особенно налоговая политика государства, другие очевидные и неочевидные факторы, проявляющиеся в каждом конкретном случае. Если такие товары покупают, они не залеживаются на полках, значит, со стоимостями и ценами на них продавец не ошибся. Когда торговля не идет, время задуматься над тем, почему не идет и что делать? В таких случаях, в первую очередь, стоимости и цены этих товаров проверяют на справедливость и изменяют их соответствующим образом.

Коварной особенностью рынка товаров имущественной ценности, к сожалению, является управляемость этого рынка крупными игроками – спекулянтами, сумевшими обогатиться при слабом государстве, используя существовавшие прорехи в тогдашнем законодательстве. Вспомним мало чем объективным спровоцированный резкий взлет цен на жилье, офисы, склады и соответственно на строительные материалы и земельные участки в 1998 г.

Справедливость стоимостей и цен товаров этой группы мало кого волновала и волнует, не считая покупателей дешевых квартир и других жилых помещений. Во многих случаях дорогие товары этой группы продают и покупают представители коррумпированной не финансовой и финансовой верхушки, чиновничество общества. Государство и общество напрасно остаются равнодушными к таким покупкам: сначала они потворствуют появлению недопустимой разницы в доходах отдельных слоев населения, росту коррупции (незаконному обогащению чиновников, ряда предпринимателей, других людей, сидящих у кормушки) в стране, а затем начинают пытаться бороться с ними. Пока эта борьба безуспешна, слишком все запущено. Да и желания у власти по-настоящему, беспощадно бороться с дифференциацией доходов и коррупцией в нашем обществе сегодня не наблюдается.

Товары с двойной ценностью по сложности, трудоемкости оценочной работы и затратам на определение их стоимости целесообразно разделить на две подгруппы: многочисленная «мелочевка» и редко встречающийся «крупняк» (прошу прощения за просторечие). Общее количество товаров этой группы – сотни тысяч, крупных объектов – считанные сотни. В состав второй подгруппы входят дорогостоящие многопрофильные предприятия, учреждения, организации промышленности, сельского хозяйства, образования, здравоохранения, культуры, искусства, спорта и т.д. с высокой социальной значимостью. Показатели стоимости таких объектов почти всегда имеют государственную важность и не могут находиться вне рамок обязательного контроля со стороны государства и общества.

Для «мелочевки», как правило, существуют рынки купли-продажи, рыночная стоимость у них есть; «крупняк» обычно уникален, поэтому рынок для торговых сделок с такими товарами отсутствует, и рыночной стоимости по нему нет. Из этой ситуации неминуемо возникает проблема-задача определения справедливой стоимости товаров – представителей «крупняка», призванной служить в качестве расчетного экономического заменителя их рыночной стоимости, а также справедливой стоимости их акций, торгуемых на фондовой бирже, т.е. «бумажного» товара в виртуальной форме.

Некоторые теоретики оценки, а сегодня они в большинстве, ошибочно (неосознанно либо сознательно) полагают, что «бумажная» рыночная капитализация предприятий является единственно правильной характеристикой их рыночной стоимости. Эти господа не могут понять (скорее не хотят так думать), что предприятия, как имущественно-земельные комплексы, и их ценные бумаги – это совершенно разные товары, ценности и стоимости которых практически не связаны друг с другом, т.е. имущественный и «бумажный» капиталы предприятий, как обособленные товары, по величине могут в разы отличаться между собой в ту или другую стороны. Имущественные комплексы крупных и крупнейших предприятий не имеют рыночной стоимости, а их обыкновенные и привилегированные акции такую стоимость имеют и те, кто могут (кому по силам), величиной этой стоимости успешно управляют. Гораздо труднее управлять величиной оценки имущественной стоимости предприятий, так как признаки такого управления скрыть нельзя. Главное – это понимать и никогда не подменять показатели стоимости предприятий показателями их рыночной капитализации.

Вопросы особенностей определения стоимостей и цен инвестиционных товаров заслуживают специального углубленного обзора, разбора и отражения в отдельных публикациях на эту тему, и в этом материале не рассматриваются.

В данной статье из всех перечисленных выше групп товаров для более пристального рассмотрения некоторых вопросов философии стоимости и цены товарных объектов с двойной ценностью приняты только экономически значимые средние, крупные и крупнейшие предприятия (и компании), а также их разнообразные объединения – важнейшие представители второй подгруппы 4-й группы товаров, отнесенные к так называемым проблемным активам, по которым рынков купли-продажи практически не существует, и их рыночную стоимость, в отличие от рыночной капитализации, определять не удается.

Выбор именно этой подгруппы товаров с двойной ценностью в качестве объектов для более пристального внимания связан с тем обстоятельством, что справедливость определения их стоимости имеет не только социально-экономическое, но и политическое значение, прежде всего для обеспечения национальной и, в частности, экономической безопасности страны.

Ниже представлены результаты попытки осветить как можно больше элементов философской цепочки формирования стоимости и цены товаров с двойной ценностью, начиная от наличия и востребованности такого товара со стороны физических (частных) и юридических лиц и заканчивая результативностью и экономической эффективностью его приобретения с той или иной формой владения и использования.

Первым звеном в этой цепочке является попадание такого товара в поле зрения, внимания и интереса конкретного человека или группы людей – единомышленников (физического либо юридического лица), начинающих думать о возможности и целесообразности приобретения этого товара, взятия его во временное владение и пользование, а также для каких-то других целей.

На втором этапе всесторонне анализируют предполагаемую фактическую или потенциальную полезность приобретения рассматриваемого товара как генератора доходов и прибыли или способа завоевания монопольного положения в экономике региона, округа и страны, для перепрофилирования производства на выпуск другой продукции с сохранением или без сохранения существующих рабочих мест, для сноса с целью освобождения имеющегося земельного участка под застройку более прибыльным объектом, как инвестиционного имущества для последующей выгодной перепродажи либо из каких-то других специфических соображений частного характера. Полезность товара не поддается конкретному расчету, поэтому она не является одним из показателей товаров, а служит лишь одним из самых важных факторов, учитываемых при принятии того или иного решения о приобретении или об отказе от приобретения рассматриваемого товара. Таким образом, предполагаемая полезность является фактором, влияющим на востребованность товара, т .е. спросообразующим фактором со стороны соответствующих приобретателей, поглотителей или арендаторов. С другой стороны, полезность является ценностеобразующим эвристическим фактором, обязательно принимаемым во внимание при расчете имущественной и общей социально-экономической ценностей товара – его важнейших показателей-характеристик.

Нельзя не заметить, что полезность является фактором субъективного восприятия тех или иных свойств и качеств товара. То, что одному человеку покажется полезным, другой сочтет бесполезным. Один решится товар купить, другой его не заметит.

Третье основополагающее звено указанной цепочки формирования стоимости товара – это расчетные показатели его имущественной и общей социально-экономической ценности, в свою очередь, являющиеся основными стоимостеобразующими показателями товара с двойной ценностью. Способы определения имущественной ценности рассматриваемых товаров будут кратко представлены ниже. Методы расчета величины их общей социально-экономической ценности см. в [2, 3].

Четвертое звено цепочки – расчетный показатель имущественной стоимости, т.е. расчетный показатель обменной социально-экономической ценности проблемного товара, называемой его стоимостью. Как уже отмечалось выше, в отсутствие рынка таких товаров их рыночной стоимости не существует. Ее место в этих случаях занимает так называемая справедливая стоимость товаров с двойной ценностью, для определения которой используют несколько методов разных концептуальных подходов.

Стоимость является принципиальным, фундаментальным ценообразующим показателем любого конкретного товара.

Последнее пятое звено рассматриваемой цепочки – договорная (компромиссная) фактическая цена оцениваемого товара, являющаяся результатообразующим и эффектообразующим экономическим показателем торговой сделки, приведшей к смене собственника товара.

Экономическим результатом сделки служит реальная выгода в денежном выражении, полученная покупателем или продавцом товара с двойной ценностью: разность между ценой товара и его стоимостью у продавца, если она ниже стоимости в первом случае, и наоборот, если цена оказалась выше установленной продавцом стоимости, что бывает крайне редко (во втором случае).

Экономическая эффективность сделки определяется ее рентабельностью для приобретателя или продавца товара, измеряемая в долях от единицы или в процентах, и определяемая путем деления величины соответствующей выгоды на цену либо стоимость рассматриваемого товара в торговой сделке.

На основании приведенных выше рассуждений можно прийти к заключению о том, что для определения справедливой стоимости товаров с двойной ценностью могут быть использованы избранные методы только двух концептуальных подходов к решению задач подобного рода: затратного и доходного. Сравнительный (рыночный) подход для рассматриваемых целей не годится. Нет рынка, нет рыночных цен, нет адекватных аналогов оцениваемых объектов, нет достоверных результатов оценки их стоимости.

Наиболее распространенными методами затратного подхода к определению справедливой стоимости предприятий – гигантов являются метод стоимости чистых активов, т.е. метод определения восстановленной (восстановительной, восстанавливаемой) стоимости их имущественного комплекса и метод гипотетического замещения оцениваемого предприятия другим предполагаемым предприятием-новостроем с аналогичными строительными, техническими, технологическими, экономическими, финансовыми, экологическими и прочими характеристиками. Суть метода восстановительной стоимости состоит в осовременивании всей совокупности исторически разновременных затрат на проектирование, привязку к конкретным местам строительства, строительство, на подготовку производства и ввод оцениваемых предприятий в эксплуатацию, на организацию их производственной и сбытовой деятельности, на незавершенное строительство и незавершенное производство, запасы изготовленной продукции на складах и пр. с учетом осовремениваемого амортизационного износа всех осуществленных ранее затрат, а также разновременных и разнонаправленных драйверов стоимости оцениваемых объектов.

При использовании метода замещения, который обычно базируется на укрупненных нормативах стоимости строительства или же на соответствующих прямых проектно-сметных расчетах, учитывают тот же амортизационный износ расчетной стоимости замещающего предприятия и те же драйверы стоимости этого предприятия, что и для метода стоимости чистых активов – восстановительной стоимости при затратном подходе к решению оценочной задачи.

Осуществленные в разное время затраты на создание и функционирование товара, генерирующего доход и прибыль, эвристически расцениваются как соответствующие стоимости, запущенные в хозяйственный оборот. Сумма этих разновременных затрат – стоимостей в осовремененном виде является общей имущественной ценностью оцениваемого предприятия, его имущественным стоимостеобразующим показателем. Нетрудно увидеть и понять, что эта сумма на самом деле характеризует не стоимость, а себестоимость имеющегося у предприятия имущества, т.е. минимально возможную (предельно допустимую) величину его искомой стоимости.

Для определения справедливой имущественной стоимости рассматриваемых товаров необходимо к имущественным стоимостеобразующим показателям (фактической себестоимости) этих товаров прибавлять приемлемую для всех заинтересованных лиц норму прибыли, равную, например, 15 – 20% величины этих показателей. Сегодня такой шаг ошибочно не совершается, ошибочно потому, что этот шаг привел бы к соответствующему повышению достоверности результатов определения справедливой стоимости предприятий методами затратного подхода.

Для оценок стоимости товаров с двойной ценностью методами затратного подхода существует серьезная опасность существенного умышленного искажения (резкого занижения) их величины в случаях, когда владельцы таких товаров с теми или другими, но в основном личными корыстными целями, создают необходимые условия для преднамеренного, подсудного банкротства принадлежащего им не приватизированного объекта, имея намерения приобрести его после завершения соответствующих процессуальных процедур приватизации. Признаки присутствия или отсутствия таких целей в интересах государства и общества обязательно должны быть выявлены, опасность преднамеренного банкротства того или иного хозяйственного объекта предотвращена, но сделать это могут только неподкупные государственные оценщики и соответствующие им государственные эксперты, если они не подкупны.

Кроме того, при затратном подходе к определению справедливой стоимости предприятий важно учитывать принцип наиболее эффективного использования (НЭИ) оцениваемого объекта. В частности, при оценке стоимости основных средств рассматриваемого предприятия необходимо суммировать осовремененные стоимости не фактического перечня оставшегося на дату оценки технологического оборудования и организационно-технической оснастки этого объекта, а табельного (проектного) перечня таких средств, т.е. перечня без утрат отдельных позиций основных средств, имевших место в процессе использования предприятия по назначению. Тем более, что некоторые из этих утрат могли быть преднамеренными, для снижения стоимости имеющихся в наличии активов. Разумеется, расчетные затраты на возможное доукомплектование объекта оценки до табельной нормы требуют соответствующего учета при определении его стоимости.

Максимально возможная автоматизация расчетов справедливой имущественной стоимости рассматриваемых видов предприятий, с использованием, например, специально разработанных программных комплексов типа «ASIS», будет способствовать резкому возрастанию качества выполняемых оценочных работ, более тесному приближению получаемых результатов оценки к наиболее достоверным значениям.

В настоящее время практически все оценщики предприятий (компаний) и многих других видов имущества для определения их справедливой стоимости пользуются методом дисконтирования денежных потоков (ДДП [DСF]) доходного подхода к решению оценочных задач. При использовании этого метода экономико-математической моделью оцениваемого объекта является ряд фактически произвольно выбранных цифр, якобы характеризующих величины ожидаемых прогнозных и постпрогнозных годовых ДДП, обычно начиная с года проведения оценки и заканчивая годом завершения экономического срока полезного использования рассматриваемого объекта по назначению. Нормативный экономический срок эксплуатации предприятий может достигать 80 и более лет, т.е. горизонт прогнозирования ДДП часто оказывается необъятным. При этом справедливой стоимостью оцениваемого объекта считается сумма всех учтенных тем или иным образом будущих ДДП, в т.ч. с учетом их реверсии (терминальной стоимости). Налицо неправомерная, принципиально ошибочная подмена обменной ценности (стоимости) товара ожидаемой суммой будущих ДДП от этого актива за весь оставшийся срок использования его по предназначению. Получается так, что стоимость товара приравнивается к его общей будущей ожидаемой выгодности. Большего нонсенса, абсурда, чем это приравнивание, трудно себе представить, не говоря уже о «точности» краткосрочных, среднесрочных и долгосрочных прогнозов ДДП предприятий в условиях рыночной экономики и рыночной конкуренции, когда сегодня не всегда известно, что случится завтра («то зной, то холод, то диарея или грипп, то золотуха, а то и метеоритный дождь» и т.д.). Вариация цифр в этой модели может быть как в сторону снижения, так и в сторону увеличения, проверить их на достоверность нельзя. Изменение суммарной величины ДДП всего лишь на один процент приводит к изменениям «оцениваемой» стоимости в среднем на 6 – 7%. Произвол, бесконтрольность оценщика в «составлении» ряда цифр, характеризующих соответствующие прогнозные и постпрогнозные значения ДДП, а также учета реверсии в этой модели предприятия, позволяет ему, в угоду заказчику оценочной работы, а иногда и при его непосредственном участии в формировании исходных данных (тех же значений будущих ДДП) для последующих простейших расчетов, в ущерб интересам всех нас получать практически любые результаты оценки стоимости такого объекта при минимальных затратах рабочего времени на выполнение заказа и приличном вознаграждении за такой липовый «труд». Думаю, что основные корни олигархата в нашей стране выросли именно на этой мошеннической почве при попустительстве (особенно в период перехода от плановой экономики к рыночной стихии) законодательных органов государства и общества (Норникель, Северсталь, Русал, НЛМК, Газпром, Роснефть и пр.).

Различные схемы «оптимизации» налоговых платежей, в частности, при использовании оффшоров и трансфертных цен, не должны приниматься во внимание в процессе оценки стоимости крупных консолидированных активов.

Здесь же нельзя не упомянуть следующее обстоятельство: стоимость предприятия является расчетным показателем, поэтому в обязательном порядке должна существовать концептуальная формула для определения его величины, в состав которой входят ключевой стоимостеобразующий элемент и все существующие в каждом конкретном случае оценки драйверы этой стоимости. В описаниях метода ДДП мне не довелось видеть такие формулы как в концептуальном, так и, что более важно, в полуразвернутом и полностью развернутом видах. Не предусмотрен в этом методе и учет принципа НЭИ оцениваемого объекта. Кто видел такие формулы, скажите где или прищлите мне на электронный адрес в обмен на любую мою книгу либо статью.

Принципиально недопустимым моментом в концепции метода ДДП является использование в качестве базы для определения искомой стоимости предприятия фактических, а не нормальных значений исходных денежных потоков. В результате таких расчетов неудовлетворительная работа менеджмента предприятия, в части нормализации его производственной загрузки, оказывает непосредственное влияние на величину оцениваемой стоимости, что экономически несправедливо. Если производственные возможности предприятия по вине собственника и менеджеров используются на 10%, т.е. его денежные потоки на 90% меньше нормальных для рассматриваемого хозяйственного объекта, тогда и стоимость, устанавливаемая методом ДДП, будет соответственно заниженной. Какая же здесь достоверность полученного результата оценки? Существенные экономические потери государства и общества в таких случаях неизбежны.

Здесь же, нельзя не спросить, какая стоимость предприятия определяется методом ДДП: рыночная, справедливая, инвестиционная или другая? Лично я думаю, что – ДДП-шная, т.е. никакая. В чьих интересах это делается? Ответ очевиден: в интересах заказчика оценки и оценщика. Первый, как правило, требует занижения стоимости оцениваемого объекта при покупке (например, в случаях с приватизацией) и завышения – при продаже своей личной собственности; второй – стремится минимизировать трудоемкость выполняемых оценочных работ и максимизировать рентабельность их проведения. И тот, и другой действуют с позиций обеспечения личной выгоды в ущерб государству и обществу, т. е. в ущерб всему населению страны. Для предотвращения всего этого безобразия, без государственных оценщиков стоимости проблемных активов и без независимых государственных экспертов результатов оценочных работ в статусе, например, аудиторов Счетной Палаты РФ, не обойтись.

Порочность, абсурдность применения метода ДДП для определения стоимости предприятий продемонстрирую на простейшем провокационно-утрированном примере. Уподобим предприятие курице – несушке (микро-предприятию по производству яиц). В зависимости от породы, куры приносят от 200 до 300 яиц в год в среднем в течение двух лет их высокой яйценоскости. Будем считать, что обычная курица за яйценосный период своей жизни приносит 500 яиц. При нынешней цене одного яйца 5 руб. и среднем ДДП от него 3 руб., стоимость курицы, установленная методом ДДП, должна быть равной как минимум 1500 руб., тогда как на рынке стоимость живой курицы или ее тушки (мяса с костями и перьями) стоит порядка – 250 руб. Конечно, величиной ДДП от продажи яиц можно манипулировать, учитывая количество разбитых при хранении и транспортировке (бой) яиц, заболевания кур и т.д., но все равно стоимость курицы, установленная методом ДДП, в нашем примере будет примерно в 6 раз выше реальной фактической, а на самом деле может быть выше на порядок и более, так как курочка Ряба, например, в личном приусадебном хозяйстве способна приносить яйца 3 – 4 года и дольше при снижающейся со временем стоимости ее тушки из-за ухудшения с возрастом птицы качества мяса.

В практической жизни метод ДДП, применяемый для оценки стоимости предприятий, как правило, используется в качестве инструмента для существенного занижения (или завышения при покупке государственными компаниями частных компаний) их реальной стоимости в меркантильных интересах заказчиков оценки и самих оценщиков, в ущерб государству, обществу и всем нам. По сути, в стране и в мире открыто существуют и безнаказанно действуют мошенники разных мастей, явные коррупционеры, занимающиеся профанацией оценки дорогостоящих, особенно проблемных активов, наносящие огромный вред экономической и национальной безопасности своих стран. Сколько времени такое положение будет сохраняться, когда государства возьмутся за наведение элементарного порядка в этом очевидно неблагополучном деле – неизвестно. Проще всего объявлять бой коррупции и при этом практически ничего не делать для ее устранения даже там, где это осуществимо.

Особого порицания заслуживают авторы монографий, учебников и учебных пособий по вопросам определения стоимости предприятий, а также практически все представители профессорско-преподавательского состава, ведущие занятия по этой учебной дисциплине со студентами во многих экономических ВУЗах, и руководящие подготовкой диссертационных работ на эту тему подопечными аспирантами и докторантами. ВУЗам, которым сегодня разрешено преподавать рассматриваемый предмет, – 87. Перепроизводство «оценщиков» – свершившийся факт. К настоящему времени на методе ДДП, фундаментальный постулат которого о том, что такое стоимость товаров с двойной ценностью (товар стоит столько, сколько выгод может принести), неверен и противоречит здравому смыслу, выращено несколько поколений оценщиков – адептов (апологетов) этого профанационного, не пригодного для оценки стоимости имущественно-земельных комплексов предприятий метода. Трудно подсчитать, какой экономический урон горе-оценщики стоимости предприятий, по вине известных авторов учебников и учебных пособий на эту тему и своих непосредственных учителей, нанесли народному хозяйству нашей страны. Если не исправлять сложившееся положение, намечаемая в ближайшее время расширенная приватизация хозяйственных структур государственных корпораций и предприятий (компаний) с государственным участием приведет к резкому возрастанию упомянутого урона. Из всего сказанного выше напрашивается вывод: все профессорско-преподавательские кадры по учебной дисциплине об оценке стоимости предприятий нуждаются в обязательной переаттестации и профессиональной переподготовке. Проблема состоит в том, где взять преподавателей для этих целей. На первое время такие люди должны быть выдвинуты из рядов наиболее одаренных, прогрессивно мыслящих, авторитетных, креативных представителей научной и преподавательской общественности в этой области оценочных знаний. Необходимо, чтобы эти преподаватели сами не принимали участия в оценочном бизнесе, не имели корыстных интересов, побуждающих ради собственной выгоды, преподносить своим слушателям весьма сомнительные, рафинированные, умышленно искаженные знания и идеи, которым зачастую не верят сами.

Социально-экономическая ценность предприятий не является чьей – то выдумкой, каким – то мифом. Она существует объективно и на ее базе всегда можно рассчитать обменную экономическую ценность, справедливую стоимость таких объектов оценки предлагаемым нами нормативно – доходным (ресурсным) методом доходного подхода к решению такого рода оценочных задач. Этот метод является частным случаем, инновационной модернизацией общеизвестного метода прямой капитализации текущего, правда, не фактического, а нормативного чистого годового дохода предприятия при доходном подходе к определению его стоимости. Концептуальная экономико-математическая модель предприятия, используемая при определении его стоимости, впервые была представлена в монографии [ 4 ], а затем в уточненном и более развернутом виде формулы для определения этой стоимости указывались в статье [ 5 ] и в других публикациях на эту тему. Процедура расчета стоимости предприятия на базе предложенной экономико-математической модели каждого конкретного оцениваемого объекта, если кратко, состоит в следующем: сначала определяют годовой производственный потенциал предприятия, затем пересчитывают его в соответствующий экономический потенциал рассматриваемого объекта в стоимостном выражении, далее из установленного экономического потенциала вычленяют потенциальный чистый годовой доход предприятия (сумму потенциального фонда оплаты труда и потенциальной прибыли до вычета налогов, сборов и процентов), после чего по усредненной безрисковой ставке банковского процента производят капитализацию потенциального чистого дохода предприятия, в результате которой получают его искомую номинальную (нормативную) стоимость. На заключительном этапе этой работы полученную оценку номинальной стоимости предприятия корректируют с учетом всех имеющихся драйверов этой стоимости (земельный участок, финансовые обязательства, непрофильные активы, инфраструктура, затраты на возобновление частично утраченного в процессе использования производственного потенциала и т.д.), получая в конечном итоге величину его справедливой стоимости. При определении потенциальных характеристик предприятия обязательно учитывают все виды его износов (физического, функционального, амортизационного и экономического – не «внешнего», а в понимании автора).Принципиально недопустимым моментом в концепции метода ДДП является использование в качестве базы для определения искомой стоимости предприятия фактических, а не нормальных значений исходных денежных потоков. В результате таких расчетов неудовлетворительная работа менеджмента предприятия, в части нормализации его производственной загрузки, оказывает непосредственное влияние на величину оцениваемой стоимости, что экономически несправедливо. Если производственные возможности предприятия по вине собственника и менеджеров используются на 10%, т.е. его денежные потоки на 90% меньше нормальных для рассматриваемого хозяйственного объекта, тогда и стоимость, устанавливаемая методом ДДП, будет соответственно заниженной. Какая же здесь достоверность полученного результата оценки? Существенные экономические потери государства и общества в таких случаях неизбежны.

Здесь же, нельзя не спросить, какая стоимость предприятия определяется методом ДДП: рыночная, справедливая, инвестиционная или другая? Лично я думаю, что – ДДП-шная, т.е. никакая. В чьих интересах это делается? Ответ очевиден: в интересах заказчика оценки и оценщика. Первый, как правило, требует занижения стоимости оцениваемого объекта при покупке (например, в случаях с приватизацией) и завышения – при продаже своей личной собственности; второй – стремится минимизировать трудоемкость выполняемых оценочных работ и максимизировать рентабельность их проведения. И тот, и другой действуют с позиций обеспечения личной выгоды в ущерб государству и обществу, т. е. в ущерб всему населению страны. Для предотвращения всего этого безобразия, без государственных оценщиков стоимости проблемных активов и без независимых государственных экспертов результатов оценочных работ в статусе, например, аудиторов Счетной Палаты РФ, не обойтись.

Порочность, абсурдность применения метода ДДП для определения стоимости предприятий продемонстрирую на простейшем провокационно-утрированном примере. Уподобим предприятие курице – несушке (микро-предприятию по производству яиц). В зависимости от породы, куры приносят от 200 до 300 яиц в год в среднем в течение двух лет их высокой яйценоскости. Будем считать, что обычная курица за яйценосный период своей жизни приносит 500 яиц. При нынешней цене одного яйца 5 руб. и среднем ДДП от него 3 руб., стоимость курицы, установленная методом ДДП, должна быть равной как минимум 1500 руб., тогда как на рынке стоимость живой курицы или ее тушки (мяса с костями и перьями) стоит порядка – 250 руб. Конечно, величиной ДДП от продажи яиц можно манипулировать, учитывая количество разбитых при хранении и транспортировке (бой) яиц, заболевания кур и т.д., но все равно стоимость курицы, установленная методом ДДП, в нашем примере будет примерно в 6 раз выше реальной фактической, а на самом деле может быть выше на порядок и более, так как курочка Ряба, например, в личном приусадебном хозяйстве способна приносить яйца 3 – 4 года и дольше при снижающейся со временем стоимости ее тушки из-за ухудшения с возрастом птицы качества мяса.
В практической жизни метод ДДП, применяемый для оценки стоимости предприятий, как правило, используется в качестве инструмента для существенного занижения (или завышения при покупке государственными компаниями частных компаний) их реальной стоимости в меркантильных интересах заказчиков оценки и самих оценщиков, в ущерб государству, обществу и всем нам. По сути, в стране и в мире открыто существуют и безнаказанно действуют мошенники разных мастей, явные коррупционеры, занимающиеся профанацией оценки дорогостоящих, особенно проблемных активов, наносящие огромный вред экономической и национальной безопасности своих стран. Сколько времени такое положение будет сохраняться, когда государства возьмутся за наведение элементарного порядка в этом очевидно неблагополучном деле – неизвестно. Проще всего объявлять бой коррупции и при этом практически ничего не делать для ее устранения даже там, где это осуществимо.

Особого порицания заслуживают авторы монографий, учебников и учебных пособий по вопросам определения стоимости предприятий, а также практически все представители профессорско-преподавательского состава, ведущие занятия по этой учебной дисциплине со студентами во многих экономических ВУЗах, и руководящие подготовкой диссертационных работ на эту тему подопечными аспирантами и докторантами. ВУЗам, которым сегодня разрешено преподавать рассматриваемый предмет, – 87. Перепроизводство «оценщиков» – свершившийся факт. К настоящему времени на методе ДДП, фундаментальный постулат которого о том, что такое стоимость товаров с двойной ценностью (товар стоит столько, сколько выгод может принести), неверен и противоречит здравому смыслу, выращено несколько поколений оценщиков – адептов (апологетов) этого профанационного, не пригодного для оценки стоимости имущественно-земельных комплексов предприятий метода. Трудно подсчитать, какой экономический урон горе-оценщики стоимости предприятий, по вине известных авторов учебников и учебных пособий на эту тему и своих непосредственных учителей, нанесли народному хозяйству нашей страны. Если не исправлять сложившееся положение, намечаемая в ближайшее время расширенная приватизация хозяйственных структур государственных корпораций и предприятий (компаний) с государственным участием приведет к резкому возрастанию упомянутого урона. Из всего сказанного выше напрашивается вывод: все профессорско-преподавательские кадры по учебной дисциплине об оценке стоимости предприятий нуждаются в обязательной переаттестации и профессиональной переподготовке. Проблема состоит в том, где взять преподавателей для этих целей. На первое время такие люди должны быть выдвинуты из рядов наиболее одаренных, прогрессивно мыслящих, авторитетных, креативных представителей научной и преподавательской общественности в этой области оценочных знаний. Необходимо, чтобы эти преподаватели сами не принимали участия в оценочном бизнесе, не имели корыстных интересов, побуждающих ради собственной выгоды, преподносить своим слушателям весьма сомнительные, рафинированные, умышленно искаженные знания и идеи, которым зачастую не верят сами.

Социально-экономическая ценность предприятий не является чьей – то выдумкой, каким – то мифом. Она существует объективно и на ее базе всегда можно рассчитать обменную экономическую ценность, справедливую стоимость таких объектов оценки предлагаемым нами нормативно – доходным (ресурсным) методом доходного подхода к решению такого рода оценочных задач. Этот метод является частным случаем, инновационной модернизацией общеизвестного метода прямой капитализации текущего, правда, не фактического, а нормативного чистого годового дохода предприятия при доходном подходе к определению его стоимости. Концептуальная экономико-математическая модель предприятия, используемая при определении его стоимости, впервые была представлена в монографии [ 4 ], а затем в уточненном и более развернутом виде формулы для определения этой стоимости указывались в статье [ 5 ] и в других публикациях на эту тему. Процедура расчета стоимости предприятия на базе предложенной экономико-математической модели каждого конкретного оцениваемого объекта, если кратко, состоит в следующем: сначала определяют годовой производственный потенциал предприятия, затем пересчитывают его в соответствующий экономический потенциал рассматриваемого объекта в стоимостном выражении, далее из установленного экономического потенциала вычленяют потенциальный чистый годовой доход предприятия (сумму потенциального фонда оплаты труда и потенциальной прибыли до вычета налогов, сборов и процентов), после чего по усредненной безрисковой ставке банковского процента производят капитализацию потенциального чистого дохода предприятия, в результате которой получают его искомую номинальную (нормативную) стоимость. На заключительном этапе этой работы полученную оценку номинальной стоимости предприятия корректируют с учетом всех имеющихся драйверов этой стоимости (земельный участок, финансовые обязательства, непрофильные активы, инфраструктура, затраты на возобновление частично утраченного в процессе использования производственного потенциала и т.д.), получая в конечном итоге величину его справедливой стоимости. При определении потенциальных характеристик предприятия обязательно учитывают все виды его износов (физического, функционального, амортизационного и экономического – не «внешнего», а в понимании автора).

Принципиальная отличительная особенность ресурсного метода состоит в том, что прямой капитализации подвергается не фактическое, а нормативное значение годового чистого дохода предприятия, получаемое с учетом всех свойственных износов последнего.

Предполагаемая область преимущественного применения предложенного ресурсного метода определения стоимости предприятий – объекты промышленности и сервиса. Пример практической реализации этого метода на станции технического обслуживания грузовых автомобилей системы АПК впервые был продемонстрирован в одном из приложений, помещенных в книге [ 4 ].
Имущественные и социально-экономические ценности и стоимости предприятий, в связи с объективно существующей взаимозависимостью между ними (в подавляющем большинстве случаев), суммированию не подлежат, их характеристики-показатели сосуществуют параллельно, являются пограничными, в интервале между величинами которых располагаются равноценные значения искомых справедливых стоимостей оцениваемых объектов. Какое из этих значений считать условно единственным справедливым или средним – вопрос договоренности в кругу оценщиков стоимости предприятий.

С автором предложенного метода можно не соглашаться, критиковать его за нормативный ресурсный подход, находить недостатки в приведенных расчетных формулах, упрекать за необоснованное расширение предполагаемой области целесообразности его применения, недоучет каких-то других важных драйверов искомой стоимости, публикуя при этом более совершенный метод решения рассматриваемой оценочной задачи.

К сожалению, такого пока не происходит. Оценщикам, преподавателям и теоретикам оценки предприятий все еще нравится ловить рыбку в мутной воде метода ДДП, пока им это дозволено государством и поощряется заказчиками оценок. Критику ресурсного подхода встретить еще можно, особенно по части самого безобидного – терминологии, а предложений по вопросу о том, что делать дальше для повышения качества оценочной работы, касающейся предприятий, как не было, так и нет. Всех устраивает сохранение статус-кво. Пока можно безнаказанно дурачить и обманывать государство и общество тем, что выгодно заказчику оценки и оценщику, почему бы не делать это. Зачем нужны государственные оценщики и государственные независимые эксперты результатов оценки стоимости крупных экономических объектов? Кому надо ломать десятилетиями складывавшиеся коррупционные связи между заказчиками оценки и оценщиками? Чем плохи карманные оценщики при «крупняке»? Ну и что, когда демпинг в оценке? Это для оценочной мелочи! Иностранным оценщикам и их отечественным партнерам в России демпинг не грозит. У них с крупными и крупнейшими заказами все благополучно, зарабатывают миллионы «зеленых», а не рублей. Государственной экспертизы результатов их оценочной работы как не было, так и нет.

Совсем недавно из заслуживающих доверия источников (Ю.В. Козырь – председатель Экспертного совета Российского общества оценщиков – сообщение на форуме портала www.appraiser.ru в феврале с.г.) стало известно, что оценочные подразделения большой международной четверки аудиторско-консалтинговых компаний, в нарушение установленного порядка и существующих федеральных стандартов оценки, при определении стоимости крупных и крупнейших активов применяют преимущественно метод ДДП, игнорируя более трудоемкие методы затратного подхода к решению подобных задач. По свидетельству известного оценщика В.Н. Тришина, в свое время часто выступавшего в роли независимого эксперта результатов определения стоимости важных для страны производственных объектов, точно так же поступают и многие другие оценочные фирмы (ведь «вручную» произвести оценку активов крупного предприятия без фальсификаций практически невозможно, ибо это требует огромных трудовых затрат, при оплате не вписывающихся в устанавливаемый бюджет оценочных работ). Таким образом, создаются наиболее благоприятные условия для «заказной» профанации получаемых оценок стоимости оцениваемых объектов. На фабрикуемые отчеты о проведенной оценочной работе, как правило, выдаются положительные экспертные заключения крупных СРОО за подписями эксперта, проводившего экспертизу предоставленного на рассмотрение отчета, председателя экспертного совета и президента указанных организаций оценщиков. Остается только спрашивать самого себя, как подписанты не боятся делать то, что делают. Может быть, уповают на сроки давности, которые в любое время могут быть пересмотрены в сторону продления? Тот же Ю.В. Козырь справедливо заметил, что в Вашингтоне «стоимости» – псевдостоимости наших самых дорогих активов узнают гораздо раньше, чем в кабинетах Москвы. С этим не поспоришь. Вопрос в том, зачем это нужно нашей стране? В интересах кого из наших соотечественников это делается? Почему власть не противостоит этому?

Поделюсь не раз проверенным наблюдением. Несмотря на неопровержимые признаки глубокого кризиса оценочной деятельности в стране (и в мире тоже), наиболее ярко проявляющегося в науке, теории и практике, особенно в методологии оценки стоимости экономически и социально значимых предприятий и других проблемных активов, трудно не заметить своеобразный утешительный момент для радикальных скептиков. Сегодня, да и завтра, ни один находящийся в здравом уме оценщик «не даст руку на отсечение», утверждая, что полученный им показатель стоимости оцененного предприятия достоверен, и будет прав. Точно так же поступит и добросовестный эксперт качества полученного оценщиком результата. Тем не менее, кто бы что не думал по этому поводу, существует некий ориентир искомой стоимости, далеко отрываться от которого не следует. В настоящее время для определения стоимости дорогостоящих активов по требованиям действующих стандартов оценки должны применять три методических подхода: затратный, доходный и сравнительный (рыночный). Ошибочно считать, что эти подходы равноценны по уровню обеспечения достоверности величин получаемых оценок. По тем активам, для которых рынков купли-продажи не существует, использовать методы сравнительного подхода не представляется возможным. В каждом конкретном случае оценки в числе применяемых подходов обязательно имеется доминантный подход и остальные. Например, для промышленных предприятий доминантным, как правило, является затратный подход, а для предприятий мобильной связи – доходный. Есть хозяйственные объекты, по которым доминантным является сравнительный подход. При отсутствии в стране рынка крупных и крупнейших предприятий методы сравнительного подхода для оценки их стоимости неприменимы. Результаты использования методов доходного подхода, в частности, по промышленным предприятиям, к сожалению, бывают неоднозначными, легко оспариваемыми по применяемым методам и процедурам оценки. В такой ситуации доминантным, первостепенным подходом к оценке стоимости указанных выше активов остается обязательный для применения затратный подход с его методами стоимости чистых активов (восстановительной стоимости и стоимости замещения). Сегодня эти методы «применяются факультативно», т.е. не применяются. В реальности, стоимости основных средств крупных предприятий не оцениваются, а «рисуются» для того, чтобы получить близкие по величине оценки искомой стоимости, установленные методами ДДП и затратного подхода. Очевидно, что такого не должно быть. Всякие экономические подлоги, будь то мошенничество или преступление, требуют соответствующего неотвратимого наказания.

Мои построения рассчитаны преимущественно на промышленные объекты и крупные сервисные предприятия, в частности, машиностроительной и близких к ней отраслей народного хозяйства. Выбор оценщиками затратного подхода как доминантного для указанных объектов – обязателен. В тех редких отчетах о проведенной оценочной работе по производственным и сервисным объектам, с которыми мне довелось знакомиться, одновременно, уместно или неуместно, корректно или же некорректно, применялись методы всех перечисленных выше подходов. При этом полученные разными подходами результаты не отличались друг от друга более чем на 15% в ту или другую сторону. Полагаю, если не ошибаюсь, что в этих случаях доминирующим результатом оценки, все-таки был результат, установленный соответствующим методом затратного подхода. Результаты, рассчитанные другими методами остальных подходов, искусственно подгонялись поближе к доминантной величине. Из всех трех возможных оценок стоимости оцениваемого предприятия только первая, полученная методами затратного подхода и заслуженно признаваемая доминирующей, может быть проверена на корректность определения, т.е. приемлемую безошибочность установленного результата.

Нельзя забывать общепринятое, на мой взгляд, справедливое мнение о том, что здравомыслящий приобретатель действующего предприятия, как правило, никогда не заплатит за него больше, чем заплатил бы за новострой аналогичного размера и назначения, с аналогичными износами и такими же драйверами стоимости, как и у оцениваемого объекта, разумеется, с учетом упускаемой выгоды за время его строительства.

С удовольствием рассмотрю мнения оппонентов по вопросу о справедливости этого наблюдения.
Здесь же не могу не вспомнить дискуссию на упомянутом выше форуме по провокационному вопросу о стоимости курицы-несушки Рябы, устанавливаемой методом ДДП доходного подхода и методом рыночного подхода. Новоиспеченный доктор экономических наук Ю.В. Козырь сделал все возможное и невозможное (существенно занизил первую оценку и завысил вторую), чтобы получить практически совпадающие, близкие результаты оценки тем и другим методами, подтвердив правильность моего наблюдения. У оценщика А.В. Леба и его коллеги Е.Е. Яскевича расчетные затраты на содержание приносящей яйца курицы оказались выше дохода от ее «производственной деятельности». Вот так!

В заключение для справки привожу критические замечания коллеги В.Н. Тришина, заимствованные из ряда его опубликованных журнальных статей, в которых рассматриваются недостатки метода ДДП применительно к оценке стоимости крупных предприятий. Упомянутые статьи размещены на сайте www.trishin.ru :

а) информационная и денежная зависимость обычного «независимого» оценщика (хоть из Большой четверки, хоть из малой) от влияния на результаты его оценки менеджеров и внутренних оценщиков оцениваемого крупного предприятия, готовящих информацию для «независимого» оценщика (на небольших предприятиях своего внутреннего оценщика, как правило, нет, но там почти всегда есть заказчик оценки);

б) огромная чувствительность моделей ДДП к изменениям ключевых прогнозируемых параметров;

в) огромная доля труднопрогнозируемой постпрогнозной стоимости (стоимости реверсии) в итоговой оценке стоимости при стандартом прогнозном интервале 5-6 лет, и невозможности разумно предсказать показатели ДДП при увеличении прогнозного интервала свыше 6 лет, см. таблицы к статье О. Шевельковой и Ю. Говорун
http://www.vedomosti.ru/smartmoney/article/2007/04/02/2615, в которых приведены расчеты по оценке стоимости компании, где текущая стоимость реверсии («предсказанная» стоимость компании через 5 лет составляет 84 процента от итоговой стоимости компании;

г) главнейшие факторы (синергетические эффекты, размер «кармана» покупателя, его
возможности по получению дешевого кредита и т.д.), существенно влияющие на конечную цену торговой сделки, оценщиками не рассматриваются;

д) невозможность проверки экспертами СРОО достоверности результата оценки стоимости крупного предприятия методом ДДП по бумажному отчету, не имея компьютерных моделей, использованных оценщиком для выполненных расчетов;

е) неправомерность применения формулы М. Гордона, разработанной для купонных облигаций, к оценке терминальной стоимости предприятий.

Считаю необходимым отметить несовпадение позиций автора статьи и В.Н. Тришина по вопросу пригодности или же непригодности метода ДДП для оценки стоимости предприятий. Коллега считает, что несмотря на указанные недостатки этого метода, его можно использовать для определения стоимости предприятий при определенных условиях и модификациях (вопрос в том, какие условия и модификации имеются в виду), я же твердо убежден, что этот метод принципиально не пригоден для решения подобных задач.

Ожидаемое появление в стране Международного финансового центра требует безотлагательного решения вопроса о создании у нас Института государственных оценщиков и независимых государственных экспертов результатов определения стоимости крупных и крупнейших предприятий, их хозяйственных объединений и других проблемных активов [ 6 ].

Необходимо самым тщательным образом продумать систему профессиональной подготовки, специализации и аттестации экспертов результатов определения стоимости оцениваемых экономических объектов для существующих СРОО, государственных экспертов такой же специализации и отдельно – специализированных экспертов для судебно-оценочной экспертизы оспариваемого в судах качества проведенных оценочных работ. Особая труднорешаемая проблема видится в подборе и профессиональной переподготовке преподавательских кадров для обучения экспертов разного профиля.

Публикуя эту статью, надеюсь на активное обсуждение ее достоинств (если они есть) и особенно недостатков.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Ревуцкий Л.Д. Основные экономические и социальные последствия умышленного занижения и завышения справедливой стоимости предприятий. – М.: // «Вопросы оценки», № 4, 2012. С. 43 – 49.
  2. Ревуцкий Л.Д. Понятия и показатели ценности и стоимости предприятий. – М.: // «Вестник машиностроения», № 5, 2009. С. 81 – 87.
  3. Ревуцкий Л.Д. Фундаментальная ценность, фундаментальная стоимость и справедливая стоимость предприятия: понятия, показатели и методы их определения. – М.: // «Аудит и финансовый анализ», № 4, 2012. С. 377 – 383.
  4. Ревуцкий Л.Д. Потенциал и стоимость предприятия. – М.: Перспектива, 1997. 128 с.
  5. Ревуцкий Л.Д. Уточненная формула для определения экономически справедливой рыночной стоимости предприятий. – М.: // «Имущественные отношения в Российской Федерации», № 8, 2011. С. 18 – 23.
  6. Ревуцкий Л.Д. Государственный подход к решению задач оценки справедливой стоимости предприятий. – М.: // «Вопросы оценки», принята к опубликованию в очередном номере журнала.

Автор:

Теги: определение стоимости  товары с двойной стоиомстью  стандарты оценки  стоимость  цена товара  классификация товаров  товары имущественной ценности  имущественная ценность  потребительские товары  потребительская стоимость  рыночная стоимость  метод дискон