Компенсация за неиспользованный отпуск и проезда к месту отдыха: спорные вопросы

Российский бухучет

Автор:
Источник: Журнал “Актуальная бухгалтерия” №11-2015
Опубликовано: 26 ноября 2015

Рассмотрим топ-3 спорных вопросов, касающихся компенсаций за неиспользованный отпуск и компенсаций проезда к месту отдыха и обратно. Обязан ли работодатель при увольнении выплачивать компенсацию за все неиспользованные отпуска? Можно ли заменять неиспользованный отпуск денежной компенсацией действующему сотруднику? Можно ли установить компенсацию стоимости проезда к месту проведения отпуска и обратно в размере менее чем 100 процентов от суммы понесенных работником расходов?

В Трудовом кодексе порядок предоставления отпусков регламентирован достаточно подробно. Однако на практике встречаются сложные ситуации, когда точного ответа на вопрос в законе не содержится, а судебная практика противоречива. Применительно к отпускам чаще всего такие случаи связаны с компенсационными выплатами.

Компенсация за несколько неиспользованных отпусков

Работник не был в отпуске несколько лет, обязан ли работодатель при увольнении выплачивать компенсацию за все неиспользованные отпуска?

Отметим, что чаще всего с таким вопросом обращаются руководители компаний или ключевые сотрудники, которые намерены увольняться. Их интересует, можно ли получить компенсацию за неиспользованный отпуск.

С одной стороны, в Трудовом кодексе (ст. 127 ТК РФ) прямо установлено, что при увольнении работнику выплачивается денежная компенсация за все неиспользованные отпуска. Если толковать данную норму буквально, то работник при увольнении вправе получить компенсацию в том числе и за предшествующие годы работы.

С другой стороны, необходимо определиться, что делать с тем, что оплачиваемый отпуск должен предоставляться работнику ежегодно (ст. 122 ТК РФ), перенесение ежегодного оплачиваемого отпуска допускается с согласия работника и только в исключительных случаях, когда предоставление отпуска работнику в текущем рабочем году может неблагоприятно отразиться на нормальном ходе работы организации, а непредоставление отпуска в течение двух лет подряд в принципе запрещается (ст. 124 ТК РФ).

Нельзя также забывать и о сроке на обращение в суд за разрешением индивидуального трудового спора. Ведь если работник не был в отпуске, он должен заявить о допущенных работодателем нарушениях в течение трех месяцев со дня, когда узнал или должен был узнать о нарушении своего права (ст. 392 ТК РФ).

Анализ судебной практики позволил выделить два наиболее вероятных исхода судебного спора о выплате компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении.

1. Суд применяет статью 127 Трудового кодекса буквально и взыскивает компенсацию за все неиспользованные отпуска, включая предыдущие годы. При этом доводы о пропуске срока на обращение в суд не принимаются во внимание, поскольку обязанность работодателя по предоставлению отпуска либо выплате его денежной компенсации сохраняется до дня увольнения, когда производится выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя (ст. 140 ТК РФ; апелляционные определения Саратовского областного суда от 20.08.2015 по делу № 33-5317/2015, Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 27.07.2015 по делу № 33-2638/2015, Омского областного суда от 15.07.2015 по делу № 33-4654/2015, Хабаровского краевого суда от 24.06.2015 по делу № 33-3885/2015, Красноярского краевого суда от 22.08.2012 по делу № 33-7088/2012; кассационное определение Санкт-Петербургского городского суда от 07.08.2012 № 33-10599/2012).

Данная позиция наиболее выгодна работнику, поскольку позволяет получить компенсацию за все неиспользованные отпуска.

2. Суд применяет положения Конвенции Международной организации труда № 132 об оплачиваемых отпусках (Женева, 1970 г. (далее - Конвенция)) и взыскивает компенсацию в пределах 21 месяца с момента окончания рабочего года, за который должен был предоставляться отпуск (апелляционные определения Кемеровского областного суда от 13.08.2015 № 33-8257/2015, Московского городского суда от 14.08.2015 по делу № 33-28958/2015, от 02.06.2015 по делу № 33-14982/2015, от 06.03.2015 по делу № 33-7255, от 04.06.2014 по делу № 33-17925/2014, от 02.06.2014 по делу № 33-17906/14).

При этом логика судебных актов следующая. Согласно статье 9 Конвенции самым поздним сроком предоставления отпуска являются 18 месяцев после окончания рабочего года, за который предоставляется отпуск. Соответственно, право работника на получение отпуска нарушено по истечении 18 месяцев после окончания рабочего года. Именно с этого момента начинает течь трехмесячный срок на обращение в суд.

Следовательно, работник вправе обратиться с иском о взыскании компенсации в пределах 21 месяца с момента окончания соответствующего рабочего года (18 месяцев + 3 месяца на обращение в суд).

Реже, но также встречается в судебной практике мнение о том, что Конвенция не должна применяться, поскольку она регулирует лишь сроки предоставления и использования трудовых отпусков, а не период взыскания испрашиваемой работником компенсации. Кроме того, статьей 1 Конвенции определено, что ее положения применяются через национальное законодательство. В тех случаях, когда национальное законодательство содержит более льготное регулирование по сравнению с нормами Конвенции, должны применяться нормы национального законодательства (апелляционное определение Рязанского областного суда от 15.07.2015 № 33-1558/2015).

С учетом того, что в российском трудовом законодательстве установлены иные, более благоприятные для работника правила предоставления отпусков, чем в Конвенции, теоретически работодатель может также ссылаться на необходимость взыскания компенсации в пределах 15-месячного срока (12 месяцев с момента окончания рабочего года + 3 месяца на обращение в суд). Поскольку, во-первых, отпуск должен быть предоставлен в течение рабочего года, а не по его окончании. Во-вторых, в исключительных случаях переноса отпуска на следующий рабочий год отпуск должен быть использован не позднее 12 месяцев после окончания того рабочего года, за который он предоставлялся (ст. 122, 124 ТК РФ).

Поскольку в большинстве случаев исключительные обстоятельства для переноса отпуска отсутствуют, а согласие на перенос отпуска работник не получает, работодатель может обосновывать и позицию о том, что срок предоставления работнику отпуска - последний день соответствующего рабочего года, а не 18 или 15 месяцев после его окончания, и работник вправе обратиться за защитой своих прав не позднее трех месяцев с момента окончания последнего рабочего года.

Применительно к топ-менеджменту дополнительным аргументом работодателя в споре о взыскании компенсации за предшествующие годы работы может стать ссылка на злоупотребление работником своим правом. Например, являясь руководителем, именно работник должен был принимать от имени работодателя решение о предоставлении отпуска, но не делал этого. Такое поведение заведомо недобросовестно. Подобная позиция встречается в практике достаточно редко, но исключать ее применения нельзя (апелляционные определения Московского городского суда от 18.07.2014 по делу № 33-28950/2014, Костромского областного суда от 25.12.2013 по делу № 33-2178).

Как видим, вопрос о выплате компенсации за неиспользованный отпуск является достаточно дискуссионным. Если сторонам трудового договора не удалось договориться и спор доведен до суда, то работник может обосновать свои требования ссылками на буквальное толкование статей 127, 140 Трудового кодекса, а работодателю выгоднее будет ссылаться на необходимость взыскания компенсации на основании статьи 124 Трудового кодекса или положений Конвенции, а также на злоупотребление работником своим правом.

Компенсация за неиспользованный отпуск, когда работник не увольняется

Можно ли заменить неиспользованный отпуск денежной компенсацией, если сотрудник не увольняется из компании?

Нередко работники не уходят в отпуск и специально копят неиспользованные дни отпуска, рассчитывая на их замену денежной компенсацией. Такая позиция ошибочна.

Если работник не увольняется из компании, то замена ежегодного оплачиваемого отпуска денежной компенсацией допускается в следующем порядке: заменить денежной компенсацией можно только часть отпуска, превышающую 28 календарных дней, и по письменному заявлению работника (ст. 126 ТК РФ).

При суммировании ежегодных оплачиваемых отпусков или перенесении ежегодного оплачиваемого отпуска на следующий рабочий год денежной компенсацией могут быть заменены часть каждого ежегодного оплачиваемого отпуска, превышающая 28 календарных дней, или любое количество дней из этой части.

Следует помнить, что некоторым категориям работников замена отпуска денежной компенсацией не допускается, например:

  • беременным женщинам (апелляционное определение Московского городского суда от 06.10.2014 по делу № 33-26512/14);
  • работникам в возрасте до 18 лет;
  • работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, за работу в соответствующих условиях (по общему правилу) (апелляционное определение Волгоградского областного суда от 18.04.2014 по делу № 33-4229/2014).

Пожалуй, самой распространенной ошибкой работников, имеющих право на замену части отпуска денежной компенсацией, является неподача работодателю соответствующего письменного заявления. По мнению судей, если работник по своему усмотрению не использовал отпуск в полном объеме и не обращался к работодателю с заявлением о выплате компенсации или переносе неиспользованной части отпуска, работодатель в этом не виноват (апелляционные определения Хабаровского краевого суда от 16.01.2015 по делу № 33-142/2015(33-8326/2014), Астраханского областного суда от 12.12.2012 по делу № 33-3535/2012).

Нередко при решении проблемы о замене отпуска денежной компенсацией возникает резонный вопрос о том, может ли работодатель отказать работнику в замене части отпуска денежной компенсацией. Из буквального толкования статьи 126 Трудового кодекса следует, что может, поскольку замена части отпуска денежной компенсацией является правом, а не обязанностью работодателя (письмо Роструда от 01.03.2007 № 473-6-0).

Компенсация проезда к месту отдыха и обратно из районов Крайнего Севера

Могут ли коммерческие организации, находящиеся в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, установить для работников компенсацию стоимости проезда к месту проведения отпуска и обратно в размере менее чем 100 процентов от суммы понесенных работником расходов?

Лица, работающие в организациях, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, имеют право на оплату один раз в два года за счет средств работодателя стоимости проезда и провоза багажа в пределах территории Российской Федерации к месту использования отпуска и обратно (ч. 1 ст. 325 ТК РФ).

При этом размер, условия и порядок компенсации расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно для лиц, работающих у работодателей, не относящихся к бюджетной сфере, устанавливаются коллективными договорами, локальными нормативными актами, принимаемыми с учетом мнения выборных органов первичных профсоюзных организаций, коллективными договорами (ч. 8 ст. 325 ТК РФ).

Таким образом, применительно к коммерческим организациям вопрос о размере, условиях и порядке предоставления компенсации законодатель оставляет на усмотрение работодателя.

Возникает вопрос о том, может ли компенсация на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно для лиц, трудящихся у работодателей, не относящихся к бюджетной сфере, отличаться от аналогичной компенсации для "бюджетников".

Верховный Суд РФ (определение ВС РФ от 05.10.2012 № 53-КГ12-4) разъяснил, что в правоприменительной практике часть 8 статьи 325 Трудового кодекса рассматривается как допускающая установление размера, условий и порядка соответствующей компенсации для лиц, работающих у работодателя, не относящегося к бюджетной сфере, отличное от предусматриваемых для работников организаций, финансируемых из бюджета, что может приводить к различиям в объеме дополнительных гарантий, предоставление которых обусловлено необходимостью обеспечения реализации прав на отдых и на охрану здоровья при работе в неблагоприятных природно- климатических условиях.

Однако далее Верховный Суд РФ подчеркнул, что такие различия должны быть оправданными, обоснованными и соразмерными конституционно значимым целям.

Это означает, что при определении размера, условий и порядка предоставления компенсации расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно необходимо обеспечивать их соответствие предназначению данной компенсации как гарантирующей работнику возможность выехать за пределы районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей для отдыха и оздоровления.

Кроме того, согласно позиции Минтруда России по вопросу применения части 8 статьи 325 Трудового кодекса, касающегося установления порядка определения юридическими лицами, не финансируемыми из различных бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, предельного размера компенсации расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно (Информация Минтруда России от 29.05.2013), нормы возмещения расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно для работников организаций, относящихся к бюджетной сфере, не являются минимальными для работодателей, не относящихся к бюджетной сфере, что предполагает установление последними любых норм возмещения указанных расходов, в том числе в размерах меньших, чем для работников организаций, относящихся к бюджетной сфере.

Схожей позиции придерживаются некоторые суды общей юрисдикции (решение Ломоносовского районного суда г. Архангельска от 06.07.2009 по делу № 2-1847/2009).

Однако существует и противоположная позиция. Например, Верховный суд Республики Карелия (апелляционное определение Верховного суда Республики Карелия от 11.01.2013 по делу № 33-124/2013) подчеркнул, что организации, не относящиеся к федеральной бюджетной сфере, не освобождены от предоставления своим сотрудникам, работающим и проживающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, льгот и компенсаций, предусмотренных этими правовыми нормами. Принимая во внимание, что положения нормативных правовых актов, ухудшающие условия для работников по сравнению с установленным трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, не подлежат применению, установленный уровень гарантий и компенсаций не может быть ниже уровня гарантий и компенсаций, установленных федеральным законом. Возлагая указанную обязанность на всех работодателей, федеральный законодатель исходил из основных принципов правового регулирования трудовых отношений, включая равенство прав и обязанностей работодателей по обеспечению основополагающих прав работников в сфере труда, каковыми являются право на отдых и право на охрану здоровья.

С учетом позиций Минтруда России и Верховного Суда РФ представляется, что работодатель все же вправе установить размер расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно ниже аналогичного размера, установленного для работников бюджетной сферы, так как стандарты компенсации для работников бюджетной сферы не распространяются на граждан, осуществляющих трудовую деятельность у работодателей с иными источниками финансирования.

Однако существенно занижать размер компенсации (например, возмещать только 5-10% от расходов) не следует. Согласно постановлению Конституционного Суда РФ (п. 6 пост. КС РФ от 09.02.2012 № 2-П) размер, условия и порядок данной компенсации должны устанавливаться на основе баланса интересов сторон трудового договора с учетом ее целевого назначения (максимально способствовать обеспечению выезда работника за пределы неблагоприятной природно-климатической зоны), а также принимая во внимание реальные экономические возможности работодателя, которые, однако, не могут служить основанием для полного отказа от компенсации или ее неоправданного занижения. Данный вывод поддерживается и иными судами (определение ВС РФ от 11.03.2011 № 60-В10-4; апелляционное определение Иркутского областного суда от 10.06.2013 по делу № 33-4667/2013).

Помимо этого не следует обуславливать уменьшение размера компенсации исключительно финансовым положением компании. В судебной практике есть примеры отрицательного отношения к подобным формулировкам (апелляционное определение Красноярского краевого суда от 09.04.2014 по делу № 33-3341/2014).

С учетом изложенного представляется допустимым и не создающим существенных юридических рисков установление работнику компенсации в размере не менее 80 процентов от расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно. Установление компенсации в меньшем размере существенно увеличивает риски для работодателя и не рекомендуется без подготовки дополнительного разумного обоснования.

Автор:

Теги: компенсация за неиспользованный отпуск  проезд к месту отдыха  компенсация стоимости проезда  Трудовой кодекс  предоставление отпусков  компенсационные выплаты  оплачиваемый отпуск  взыскание компенсации