Лжеметоды современного доходного подхода к определению стоимости предприятий

Оценка бизнеса

Автор:
Источник: Библиотека Ключевых Показателей Эффективности
Опубликовано: 15 марта 2016

“Лжеметодами оценки стоимости

                           определяют лжестоимости”

             Оценковед

Нобелевский лауреат, знаменитый физик, академик РАН Виталий Гинзбург, говорил, что ситуация с лженаукой в стране - это лакмусовая бумажка состояния общества. Более чем убедительно справедливость этой мысли подтверждается, если рассматривать ее на примере оценочной деятельности (ОД) в России в целом и методов современного доходного подхода к оценке стоимости предприятий в частности.

В последней редакции от 20.05. 2015 № 297 утвержденного Минэкономразвития РФ, обязательного для применения в ОД в России Федерального стандарта оценки № 1 (ФСО № 1) касательно доходного подхода указывается следующее:

  • п. 15. Доходный подход - совокупность методов оценки, основанных на определении ожидаемых доходов от использования объекта оценки;
  • п. 16. Доходный подход рекомендуется применять, когда существует достоверная информация, позволяющая прогнозировать будущие доходы, которые объект оценки способен приносить, а также связанные с объектом оценки расходы;
  • п. 17. В рамках доходного подхода применяются различные методы, основанные на дисконтировании денежных потоков и капитализации дохода.

Содержание перечисленных пунктов не имеет научного и логического обоснования, соткано из непримиримых неточностей и противоречий, лишено всякого здравого смысла.

Если признать, что пункт 15 суть доходного подхода отражает правильно, тогда требования пункта 16 объективно невыполнимы, следовательно, такой доходный подход применять не рекомендуется. Даже при предполагаемом соблюдении требований пункта 16 приведенное в пункте 15 определение понятия доходного подхода принципиально ошибочно.

Давайте более пристально присмотримся к тому, что такое ожидаемые доходы от использования объекта оценки, и какое отношение они имеют к величине его стоимости.

Жизненный цикл (ЖЦ) любого предприятия (ЖЦП) можно разделить на две принципиально отличающиеся друг от друга стадии: допроизводственную (предпроизводственную) и производственную. Допроизводственная стадия обычно длится несколько лет, в зависимости от того, какая компания и с какой настойчивостью занимается решением стоящей перед ней задачи. Производственная стадия ЖЦП нередко может продолжаться до 80 - 100 лет и более.

В допроизводственной стадии появляется идея, формулируется миссия, определяется предназначение будущего предприятия. После окончательного вызревания этой части первой стадии ЖЦП осуществляется научно-техническое, маркетинговое, финансово-экономическое социальное и экологическое обоснование целесообразности его строительства,  принимается и реализуется решение по разработке, как правило, индивидуального проекта будущего хозяйственного объекта, одновременно решаются задачи проектного и фактического финансирования сооружения этого предприятия. Разработанный проект  привязывается к конкретному месту расположения, осуществляется его строительство, производятся соответствующие строительно-монтажные работы, подводятся все требующиеся коммуникации, устанавливается необходимое подъемно-транспортное, технологическое и организационное оборудование, проводится всесторонняя подготовка созданного объекта капитального строительства к началу производства продукции, выполнения намеченных работ и/или оказания запланированных услуг. В дальнейшем, по тексту перечисление возможных продуктов производства: продукция, работы, услуги заменено одним словом - продукция.

Не исключено, что какие-то другие этапы допроизводственной стадии ЖЦП мной пропущены, но это не имеет принципиального значения для рассматриваемого вопроса.

Во время допроизводственной стадии ЖЦП формируется показатель затратной (позатратной) экономической ценности этого предприятия, и закладывается фундамент для определения его стоимости наиболее подходящим для каждого конкретного случая методом затратного подхода к решению такой оценочной задачи.

Производственная стадия ЖЦП начинается с момента  выпуска установленной (запланированной) номенклатуры и ассортимента готовой продукции в натурально-вещественных и/или условных либо приведенных единицах измерения и появления соответствующих доходов (денежных потоков), фиксируемых на бухгалтерских счетах и в бухгалтерской отчетности предприятий.

С самого начала производственной стадии ЖЦП может быть сформирована матрица показателей ежемесячной, квартальной, полугодовой и годовой фактической суммы поступающих денежных потоков в разрезе их основных структурных элементов (в частности, объемы валовой и товарной продукции, условно-чистой и чистой продукции, прибыли до и после вычета налогов, сборов и процентов).

Взятые из бухгалтерской отчетности или из упомянутой выше специально составленной матрицы показатели фактических годовых сумм денежных потоков предприятия, в частности, денежных потоков его чистой продукции (чистого дохода), могут рассматриваться в качестве показателей общей годовой фактической социально-экономической ценности этого предприятия для народного хозяйства, т.е. для всей экономики страны в целом. И так на протяжении всего ЖЦП вплоть до его окончательного закрытия.

Простое суммирование показателей фактической годовой социально-экономической ценности предприятия за тот или иной ряд прошедших календарных лет, к сожалению, не несет должной информационной полезности для аналитиков хозяйственной деятельности предприятий из-за присутствия существенных инфляционных явлений в стране, когда таковые действительно имеют место. К сожалению, для современной экономики нашей страны инфляционные процессы весьма и весьма характерны: показатели инфляции часто достигают двузначных, а иногда и трехзначных значений. В таких условиях всегда актуально и необходимо регулярное (периодическое) осовременивание, соответствующая переоценка исторически накопленных показателей годовых общих социально-экономических ценностей предприятий, приведение их в сопоставимый друг с другом вид. Соответствующей своевременной переоценке подлежат стоимости основных средств предприятий.

Как только возникает задача определения стоимости того или иного предприятия, профессиональный оценщик, с которым заключен договор на проведение этой работы,  обязательно разделит производственную стадию ЖЦ оцениваемого предприятия на три периода календарного времени: допрогнозный, прогнозный и постпрогнозный, к чему его обязывают заученная при подготовке к ОД неизбежная необходимость применения метода дисконтирования денежных потоков (метода ДДП - DCF) для решения подобных задач и действующие в стране ФСО.

Следует иметь в виду, что продолжительность прогнозного периода производственной стадии ЖЦП, как правило, не превышает 5 - 7 лет. Постпрогнозный период этой стадии ЖЦП, в зависимости от складывающихся обстоятельств, например, от момента возникновения неотложной необходимости смены собственника в случае предстоящей приватизации этого предприятия, может продолжаться от нескольких лет до 70 - 75 лет и более. Постпрогнозный период производственной стадии ЖЦП иногда называют терминальным периодом или периодом реверсии (см. одиозные с точки зрения целесообразности практического применения понятия терминальной стоимости или стоимости реверсии предприятия).

В случае применения метода ДДП «стоимость» оцениваемого предприятия определяют суммированием двух показателей: суммы ожидаемых доходов (соответствующих дисконтированных чистых денежных потоков) за прогнозный период эксплуатации объекта оценки и суммы аналогичных дисконтированных денежных потоков за постпрогнозный период его использования вплоть до окончательного прекращения его производственной деятельности. Насколько мне известно, в некоторых отчетах об оценке стоимости предприятий на так называемую стоимость реверсии приходится до 80,0% от общей стоимости объектов оценки, установленной методом ДДП. На мой взгляд - это нонсенс.

Реально полученные и своевременно приведенные в сопоставимый вид доходы предприятия за допрогнозный период производственной стадии его ЖЦП, сколько бы он не длился (1, 2 или 3 года либо 65 - 70 лет и более), не считая отчетных данных о его доходах за несколько последних лет, которые используют как исходные позиции для прогнозов денежных потоков на прогнозный период ЖЦП, во внимание не принимаются.

Таким образом, «стоимость» предприятия, рассчитанная по методу ДДП, является суммой «стоимости» объекта оценки, установленной для прогнозного периода производственной деятельности предприятия, и его постпрогнозной - терминальной «стоимости» («стоимости» реверсии), установленной тем же методом.

Следует заметить, что «стоимость» предприятия методом ДДП определяется на конец завершения его ЖЦ, а не на дату оценки, как этого требует элементарный здравый смысл. Более бредовую идею, повсеместно используемую в практике оценки стоимости доходоприносящих активов, трудно даже вообразить!

Не могу понять до конца, кому и зачем понадобилась такая нелепая, откровенно абсурдная, по существу мошенническая эквилибристика показателями ожидаемых дисконтированных чистых денежных потоков предприятия только в прогнозный и постпрогнозный периоды его ЖЦ (тем более в условиях нестабильности экономик в различных странах мира, когда уровень достоверности таких прогнозов не поддается верификационному подтверждению и близок к нулю)?

С полной уверенностью можно утверждать, что рассматриваемые показатели в прогнозный и особенно в постпрогнозный периоды ЖЦП объективно не могут быть достоверными и оценить степень их недостоверности не представляется возможным.

На самом деле,  полная сумма собранных в одну матрицу реальных допрогнозных и ожидаемых прогнозных, а также постпрогнозных показателей предприятия, о которых идет речь, является характеристикой интегральной фактической социально-экономической ценности такого хозяйственного объекта за всю производственную стадию его ЖЦ.

По каким основаниям ожидаемая прогнозная и постпрогнозная, самая сомнительная, недостоверная часть фактической полной интегральной социально-экономической ценности предприятия ни с того, ни с чего была названа его стоимостью, и все теоретики, преподаватели оценочных дисциплин и практикующие оценщики России и многих других стран мира (не считая представителей немецкой школы оценки) сразу же с этим согласились, для меня остается многолетней загадкой.

Понимая, что в реальной жизни, и особенно в экономике, как правило, ничего не делается случайно (появление спекулятивных фондовых бирж, мудреных деривативов, офшоров, казино, публичных домов, лотерей, распространение наркотиков, алкогольных напитков, табакокурения и т.д. и т.п.) полагаю, что если такое происходит, значит кому-то это очень нужно, так как приносит высокие и сверхвысокие денежные доходы. Мистификации в оценке стоимости крупных активов необходимы тем, кто в корыстных целях этим занимается. При существовании заказных оценок стоимости предприятий без оценочного подлога работать не выгодно. Именно поэтому массовое, повсеместное распространение для оценки стоимости предприятий «доходным подходом» получил метод ДДП, не пригодный для решения таких задач [1].

В ряде предыдущих статей я неоднократно указывал, в чем заключается суть упоминаемого оценочного подлога. Повторю ее еще раз: приемлемый (подходящий) с научной точки зрения метод доходного подхода к определению показателя стоимости предприятий (например, нормативно-доходный метод) преднамеренно, в корыстных и зачастую коррупционных целях, манипуляционно подменяется методом доходного подхода к определению показателя их ожидаемой фактической социально-экономической ценности. При этом, тот и другой методы не имеют ничего общего и предназначены для решения совершенно разных оценочных задач. 

Зомбированные корыстью «теоретики», преподаватели оценки, практикующие оценщики, пользующиеся методом ДДП для определения стоимости экономически значимых активов, напоминают мне сектантов тоталитарных сект, вредоносные отделения которых разбросаны по всей России и не встречают должного противодействия со стороны государства и общества. С другой стороны, их можно считать еретиками в отсутствие инквизиции.

В отличие от сектантов и еретиков, многие участники оценочного сообщества страны, к которому принадлежат примерно 30,0 тыс. человек, занимаются оценочным подлогом сознательно, надеясь, что никто не станет досконально разбираться в том, что происходит в реальной жизни.

Некоторые тяготеющие к добросовестности оценщики при определении стоимости предприятий наибольшее внимание уделяют выбранному методу затратного подхода к решению стоящей перед ними оценочной задачи. Однако, традиционно применяя для этой же цели метод ДДП, стараются сделать так, чтобы полученный результат определения стоимости объекта оценки этим методом не отличался от результата, установленного в рамках затратного подхода, более чем на 15,0%. Таким путем они стремятся как можно меньше искажать расчетную величину согласованной, окончательной стоимости объекта оценки.

О том, как на самом деле стоимость предприятия связана с его социально-экономической ценностью можно прочитать в статье [2].

Пока оценочный подлог будет оставаться безнаказанным со стороны государства и общества, антинародная заказная оценка стоимости серьезных кусков национального богатства страны и практика такого подлога будут процветать и распространяться еще шире.

Не следует забывать, что помимо показателя интегральной фактической социально-экономической ценности предприятия  существует показатель потенциальной (нормальной, номинальной, нормированной) социально-экономической ценности объекта оценки. Теоретические основы метода его определения изложены в монографии [3].

Хорошо было бы организовать специальную научную дискуссию продвинутых участников оценочного сообщества на тему о том, применение какого из этих двух показателей интегральной хозяйственной ценности предприятий для комплексного анализа экономической эффективности их производственной деятельности является более прогрессивным и научно обоснованным.

По моему личному мнению предпочтение должно быть отдано корректно рассчитанным показателям потенциальной интегральной социально-экономической ценности анализируемых предприятий. Эти показатели оцениваемых предприятий должны определяться по нормированным, а не фактическим показателям их годовой социально-экономической ценности с учетом необходимых в таких случаях ценностеобразующих поправок.

Считаю целесообразным кратко прокомментировать указанные выше пункты 15 - 17 ФСО № 1:

  • доходный подход  не является совокупностью методов оценки, основанных на определении ожидаемых доходов от  использования объекта оценки, так как только один-единственный метод ДДП относится к доходному подходу к определению социально-экономической ценности, но отнюдь не стоимости такого объекта;
  • достоверной информации, позволяющей прогнозировать будущие доходы по объективным обстоятельствам, не существует в природе, поэтому методом ДДП нельзя определять не только стоимость, но и ожидаемую фактическую интегральную социально-экономическую ценность объекта оценки;
  • в рамках доходного подхода к определению стоимости объектов оценки ни один из двух применяемых в настоящее время методов, основанных на дисконтировании денежных потоков и капитализации фактического дохода, по разным объективным причинам использовать нельзя.

Из приведенных комментариев следует, что все три рассматриваемых пункта ФСО № 1, и особенно пункт 16, не отражают реальную картину действительности и требуют коренной переработки по содержанию и форме изложения.

Преднамеренная подмена требования научных обоснований (доказательств) достоверности информации о прогнозах будущих денежных доходов предприятий  ничем не подкрепленной уверенностью оценщиков их «стоимости» или экономической ценности в том, что информация, которой они пользуются, заслуживает доверия - недопустима!   Неразрешимая проблема состоит в том, что доказать существование достоверной информации, позволяющей правильно спрогнозировать будущие доходы и расходы предприятий на многолетние периоды календарного времени, практически невозможно. Слишком велика чувствительность результатов оценок, полученных методом ДДП, к неточностям прогнозирования будущих доходов предприятий. Ошибка в величине прогноза ДП на 10 процентных пунктов, в случае применения метода ДДП, искажает расчетную величину стоимости объекта оценки в несколько раз. При таких обстоятельствах будет гораздо честнее определять стоимость оцениваемых предприятий методом экспертных оценок, при использовании которого непременно возникнет вопрос: а нужен ли для оценки их стоимости профессиональный оценщик? 

Непригодность повсеместно используемого метода (лжеметода) ДДП для определения  стоимости предприятий и других доходоприносящих товаров (активов), а также для оценки достоверной величины их интегральной социально-экономической ценности подробно доказывается вышеприведенными соображениями. 

Должен напомнить читателям, что порочная идея использовать метод ДДП для оценки стоимости предприятий - новация не доморощенная. К нам она пришла где-то в 1993 году прошлого века от наших «закадычных друзей» американцев и англичан. Оценочные подразделения Большой четверки и ряда других западных международных аудиторско-консалтинговых компаний широко применяют этот лжеметод определения стоимости самых крупных отечественных активов. Почему-то только им (и не просто так) доверяется выполнение этих государственно важных и дорогостоящих оценочных работ. Зачем России десятилетиями удовлетворять чуждые нам коммерческие интересы зарубежных компаний, а в конечном счете - геополитические интересы США и Великобритании? 

К сожалению, второй метод доходного подхода к оценке стоимости объектов оценки - метод прямой капитализации чистого дохода, в том виде, как он применялся раньше и применяется в настоящее время, когда прямой капитализации подвергаются фактические, а не нормативные значения чистого дохода с внесением соответствующих стоимостеобразующих коректировок, так же по существу является лжеметодом оценки рассматриваемых активов. Если по вине управляющей команды предприятия оно загружено на 5 - 10%, то его стоимость, оцененная при такой загрузке методом прямой капитализации фактически получаемого им чистого годового дохода, будет примерно       в 7 - 8 раз меньше его достоверной стоимости. Именно поэтому, в случаях предстоящей приватизации государственной собственности, многие управленцы таких предприятий, которые намерены приобрести крупные пакеты их акций, часто умышленно доводят контролируемые ими объекты хозяйствования до значительного сокращения производства продукции либо до состояния банкротства.

Возможности устранения основного недостатка, модернизации и рационализации этого метода для успешного решения оценочных задач по предприятиям и другим доходоприносящим активам показаны в статьях [4, 5].

В сентябре 2015 г. вступил в силу ФСО № 8 «Оценка бизнеса»,  содержащий ряд положений, с которыми, находясь в здравом уме и располагая соответствующими знаниями предмета рассмотрения, никак нельзя согласиться.

Некоторые из них открывают дорогу к недопустимому коррупционному манипулированию результатами определения стоимости объектов оценки в интересах тех или иных стэйк-холдеров (в частности, заказчиков оценки) как в сторону занижения, так и в сторону завышения в широких пределах.

В пункте 4 этого стандарта  в качестве объектов оценки неправомерно собраны в одну кучу акции, паи в паевых фондах производственных кооперативов, доли в уставном (складочном) капитале и имущественные комплексы организаций. При этом упускается из виду тот факт, что методы определения стоимости перечисленных объектов принципиально разные, поэтому в таких случаях объединять необъединяемое нельзя.

Пунктом 9 рассматриваемого стандарта безосновательно навязывается обязательное применение метода ДДП при выполнении оценки стоимости организаций (и в их числе - предприятий), непригодного для решения таких оценочных задач (см. предыдущие страницы этой статьи). При этом в стандарте нет ни одного слова о возможности использования метода прямой капитализации дохода для рассматриваемых целей.

Также без всяких оснований в пункте 10 предлагается использовать методы сравнительного (рыночного) подхода к определению стоимости организаций, которые, как правило, практически без исключения неприменимы для оценки стоимости  имущественных комплексов экономически значимых предприятий.

Не менее опасным для практики ОД, и особенно для обеспечения качества оценки, является содержание пункта 11 этого стандарта, в котором без всяких сомнений, в нарушение традиционной процедуры проведения оценок стоимости объектов оценки, прямо указано, что «Применение (методов) затратного подхода носит ограниченный характер, и данный подход, как правило, применяется, когда прибыль и/или денежный поток не могут быть достоверно  определены, но при этом доступна достоверная информация об активах и обязательствах организации…». Нельзя не заметить, как в этом пункте стыдливо, но преднамеренно опущены слова «ожидаемые (прогнозные и постпрогнозные) прибыли и/или денежные потоки». Разработчики ФСО № 8 постарались максимально мистифицировать «оценку бизнеса»: применение неуместного метода ДДП для оценки стоимости организаций  сделать повсеместно обязательным, а ключевые методы затратного подхода в использовании как можно больше ограничить. Стоит только поражаться изощренности ума профанаторов оценки, сумевших добиться соблюдения своих корыстных  антинаучных, антигосударственных и антиобщественных интересов.

Примечательно последнее предложение стандарта: «В случае расхождения между требованиями ФСО № 8 и требованиями ФСО № 1, № 2 и № 3 …. приоритет имеет настоящий Федеральный стандарт оценки». Ну и ну, бесовщина торжествует!

Особо нужно подчеркнуть, что долговременное повсеместное использование лжеметодов доходного подхода к определению стоимости предприятий приводит к продолжительной депрессивной задержке, если не к полной остановке, дальнейшего развития методологии оценки стоимости промышленно-производственной собственности.

Все соображения, которые изложены на предыдущих страницах нашего материала, лишний раз подтверждают, что без организации в стране Центра (института, комиссии, палаты) государственной оценки стоимости крупных и крупнейших предприятий, их разнообразных хозяйственных объединений, других экономически значимых проблемных активов и службы государственной экспертизы результатов работы государственных оценщиков, добросовестной, научно-обоснованной достоверной оценки стоимости активов, о которых идет речь, бескомпромиссной защиты интересов государства, общества, всего населения России нет и не будет.

Более подробное рассмотрение вопроса о необходимости  государственного подхода к определению стоимости экономически важных активов страны см. в статье [6].        

В уставе будущего Центра государственной оценки стоимости важных народнохозяйственных активов, как минимум, должен содержаться запрет на применение метода ДДП, метода прямой капитализации фактических доходов предприятий и методов сравнительного (рыночного) подхода к определению стоимости имущественных комплексов крупных и крупнейших объектов оценки.

Так уж сложилось, что по проблемам оценки никто не хочет докапываться до их сути. Будем надеяться, что когда-нибудь появятся  толковые люди, которые разберутся в том, что происходит в оценке, сумеют вырваться из-под иностранного влияния, займутся расчисткой десятилетиями копившихся «завалов» в теории и практике оценочной деятельности в стране, объявят непримиримую войну «заблуждениям» и действительно заблуждениям в вопросах оценки, добьются понимания и одобрения у коллег.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

  1. Доработка, модернизация и рационализация лжеметода ДДП для определения стоимости предприятий теоретически и практически невозможны.
  2. В то же время модернизация и рационализация лжеметода прямой капитализации фактического годового чистого дохода для определения стоимости предприятий осуществимы, и доработанный нормативно-доходный (ресурсный) метод выполнения такой оценочной работы разработан, предложен и несколько раз опубликован в специальных журналах и в интернете, но признания пока не получил.
  3. Создание в России Центра государственной оценки стоимости экономически важных для страны активов и службы государственной экспертизы результатов работы государственных оценщиков - актуальная, неотложная задача исполнительной власти отчизны.

Завершаю эту статью еще одной иллюстрацией бедственного положения оценочной деятельности в России любопытным фактом, о котором не могу не рассказать.

Ивановский институт непрерывного образования <…> опубликовал в интернете объявление, в котором предлагает людям пройти у них очное или дистанционное обучение по программе «Оценка стоимости предприятия (бизнеса)» с вручением диплома оценщика по минимальной в Российской Федерации цене от 20000 рублей.

В опубликованном учебном плане, состоящем из 25 пунктов, вопросам теории и практики оценки стоимости предприятий должного внимания не уделяется (1 - 2 пункта). О многом - понемножку, о главном по указанной программе - практически ничего.

Клюнувших на эту «приманку», оценочное сообщество с приобретением новых участников - недоучек, отчизну, в которой делается то, что делается, можно пожалеть. Бедный Ивановский <…> не понимает, что творит, но сочувствия бесстыдству не вызывает.

Библиографические ссылки

  1. Ревуцкий Л.Д. О неприменимости метода дисконтирования денежных потоков для определения стоимости доходоприносящих товаров (с поправками и дополнениями от 26.10.2015 г.)
  2. Ревуцкий Л.Д. Понятия и показатели ценности и стоимости предприятий
  3. Ревуцкий Л.Д. Производственная мощность, продуктивность и экономическая активность предприятия. Оценка, управленческий учет и контроль. - М.: Перспектива, 2002. 240 с.
  4. Ревуцкий Л.Д. Нормативно-доходный метод определения рыночной стоимости и рыночной цены предприятия (бизнеса). - М.: // Аудит и финансовый анализ, № 4, 2005. С. 239 - 261.
  5. Ревуцкий Л.Д. Уточненная формула для определения экономически справедливой рыночной стоимости предприятий
  6. Ревуцкий Л.Д. О государственных оценщиках и государственных экспертах результатов оценки справедливой стоимости предприятий

Автор:

Теги: доходный подход  определение стоимости предприятий  оценочная деятельность  методы оценки  Федеральный стандарт оценки № 1  ФСО № 1  дисконтирование денежных потоков  жизненный цикл предприятия  ЖЦП  социально-экономическая ценность предприятия  оценочный