МСФО как инструмент инвестиционной привлекательности

Идеология МСФО и US GAAP

Автор:
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 17 октября 2013

17 октября в Москве в Центральном доме предпринимателя прошел круглый стол по теме международных стандартов, рассматриваемых в контексте привлечения инвестиций – как, собственно, они и должны по идее рассматриваться, как они и создавались – а не в более привычном российским компаниям подходе простого составления отчетности ради выполнения законодательных требований. Собственно, было хорошо заметно по отдельным репликам, как участники пытаются уйти в сторону от главной темы, но чуткая ведущая круглого стола Екатерина Рубцова – она же руководительница конкурса IFRS Professional – оперативно направляла ход мыслей выступающих по нужному руслу.

А конкурс IFRS Professional, кстати, в этом году уже завершился, эксперты приступили к проверке заданий, и 27 ноября – опять-таки, в Центральном доме предпринимателя – пройдет награждение победителей. Приглашаются все желающие. Но обо всем по порядку.

В России в последние годы произошло много событий, приведших к серьезным изменениям в том числе и в области финансовой отчетности. Это и переход на МСФО, и вступление в ВТО, и взятые на себя международные обязательства. Теперь приходится говорить о совсем другой степени ответственности. А с 2018 года – помним и не забываем ни на миг – абсолютно все российские предприятия будут переведены на международные стандарты финансовой отчетности. Сегодня об этой дате участники вспомнили не раз, некоторые даже с содроганием.

Но это что касается требований. Думаем, когда срок придет, все так или иначе найдут способ применять МСФО. Другой вопрос, что именно это будет за применение – просто для галочки? И тут возникает такой резонный вопрос. Является ли само по себе использование МСФО самостоятельным элементом привлечения инвестора, или это просто такое требование – спрашивает Екатерина Рубцова у аудитории. Тут можно привести аналогию с правами: если они у вас есть, можно ли считать, что вы умеете водить?

Финансовый директор Олег Цымбалов считает, что нет. Многие в компании (название не называется, но, полагаем, можно говорить не только о какой-то отдельной фирме, но российском рынке вообще) просто не понимают, для чего все это нужно. Они готовы заниматься подготовкой МСФО, но только если есть уже готовое конкретное предложение от зарубежных инвесторов. Впрочем, сегодня для последних наличие отчетности по международным стандартам желательно, но необязательно: они понимают, что имеют дело с российскими реалиями, и в качестве альтернативы изучают управленческую отчетность. Которая, кстати, не аудируется.

Что касается повышения инвестиционной привлекательности, то – отмечает Олег Цымбалов – в этом плане МСФО хороши как инструмент теоретически, но слабы на практике. В самом деле, когда отчетность составляется раз в год (в лучшем случае – раз в квартал), то принимать управленческие решения уже поздно. В России участники рынка получают в конце концов эти 50 с лишним листочков с отчетностью, но что им делать с ними дальше?

А вот такой вопрос – спрашивает Екатерина Рубцова – было ли у кого-нибудь так, что компания не использовала международные стандарты, а потом при переходе на них резко возросла инвестиционная привлекательность?

Николай Шилкин в ответ на это замечает, что сам по себе переход на МСФО не стоит рассматривать как инструмент повышения инвестиционной привлекательности. Скорее уж тут нужно рассматривать это как процесс. Представители малого и среднего бизнеса, например, склонны воспринимать переход как серьезную инвестицию: у нас есть, условно говоря, «покупатель» (инвестор), и уже под него мы осуществляем эти важные инвестиции.

Мария Бруско («Современные управленческие решения») спешит внести ясность. Во всех случаях мы тут, за круглым столом, пока что говорим о компаниях-резидентах, которые не являются дочками иностранных организаций. Для них все это, естественно, впервые. В то же время есть многочисленные организации, которые используют международные стандарты уже давно – используют умело и правильно. Стандарты МСФО лежат в основе прозрачной системы управления – это и есть инструмент управления, прозрачного и понятного, а не привлечения инвестиций.

Дмитрий Огурцов (глава отдела отчетности по МСФО банка «Интеркоммерц») предлагает не смешивать понятие инвестиций, поскольку они тоже разные бывают. Есть инвестиции типовые, а есть стратегические. Если, например, предприятие (представитель малого и среднего бизнеса) обращается в банк за кредитом – значит ли это, что ей придется представить отчетность по МСФО? Конечно нет. Екатерина Рубцова уточнила у банковского эксперта, правильно ли она поняла – наличие МСФО-отчетности в случае обращения за кредитом вообще не рассматривается как необходимый критерий? Дмитрий пояснил, что присутствие ее лишним не будет, в особенности если она уже аудирована, тем более представителем «Большой четверки». Однако если отчетности по МСФО нет, само по себе это никогда не станет основанием для отказа в выдаче кредита. Впрочем, от самого кредита тоже кое-что зависит. Если он на небольшой срок и небольшого объема, о способности расплатиться скажет и EBITDA, и этого достаточно. А крупный кредит на пять лет малый и средний бизнес брать в любом случае не будет.

Другое дело, когда мы говорим о стратегических инвестициях – расширение, покупка бизнеса, IPO и так далее. Во всех таких случаях делать отчетность по МСФО придется, но опять-таки, как именно? Делать на один раз, «чтобы было» – так лучше не делать вообще. Инвестору в любом случае интереснее наблюдать динамику, а для этого потребуется отчетность за несколько периодов. Поэтому, если вы хотите показать инвестору свою историю, лучше позаботьтесь о переходе на международные стандарты заранее, минимум за 2-3 года.

Далее одна из участниц, фамилии которой нам, увы, разобрать не удалось (хотя зовут ее Евгения), привела в пример практический случай, доказывающий, что иногда МСФО таки бывают полезными, и не просто полезными, а меняют судьбы. Было это лет 15 назад. Никакой «обязаловки» в отношении международных стандартов финансовой отчетности в России тогда, конечно, еще не было. Одна небольшая компания искала способы выгодно «продаться» иностранным инвесторам, и для этого худо-бедно – уж как умела – самостоятельно подготавливала плохенькую такую отчетноть по МСФО. Но какая-никакая отчетность все же была, и им удалось-таки продемонстрировать иностранцам модель собственного бизнес-развития на понятном финансовом языке. Результат? Сегодня эта компания – лидер своего сегмента. Таким образом, по мнению Евгении, МСФО – это язык управления, который понимают во всем мире. Он не такой уж сложный. Очень частно мы становимся заложниками собственных страхов, а подготовить отчетность по международным стандартам при желании можно и за пять дней, главное захотеть! То же и с аудитом. Все говорят, что «Большая четверка» берет много, но ведь у малых предприятий нет такой потребности, для них существует много других, более дешевых вариантов – почему не воспользоваться?

Еще один неизвестный нам докладчик обратил внимание присутствующих на различия между процессом перекладки отчетности и процессом непрерывного учета. Это все-таки разные вещи. Есть отчетность для инвесторов, а есть отчетность для управленцев, и это две разные отчетности. По сути, у нас два базиса и разные результаты, и сегодня в России так и обстоят дела. Российские стандарты живут своей жизнью, МСФО – своей, и со временем они начинают все сильнее расходиться – за этим постоянно нужно следить! А вообще, по мере своего развития компания проходит разные этапы, на каждом из которых нужны свои стандарты. Если компания юная, относится к категории «МСП», ей МСФО и не нужны, а если она доросла до крупной – там уже свои запросы.

Олег Цымбалов снова берет слово. МСФО-отчетность, говорит он, не должна быть просто отчетностью. Это должна быть система, по которой предприятие живет, то, что обсуждается на заседаниях совета диреторов. Только тогда она будет эффективной. Существуют ведь различные формы отчетности. На тех же заседаниях могут обсуждать неаудируемую управленческую отчетность, или отчетность по российским стандартам, а эти системы, как только что было сказано, «живут своей жизнью». И только тогда будет настоящая польза, когда инвесторы начнут получать прозрачное представление о жизни компании, а компания – этой жизнью жить.

Александр (московская маркетинговая компания) напомнил участникам о существовании такого стандарта, как МСФО 8 («Сегментная отчетность»). Чем интересен данный конкретный стандарт? Дело в том, что его требования фактически повторяют ежедневное управление бизнесом. Поэтому-то управленческая отчетность по мере перехода – грамотного перехода, заметим – фактически превращается в МСФО. Стандарт МСФО 8 фактически замещает собой управленческую отчетность!

Татьяна Гаврилова, которая, по ее собственному признанию, имеет большой опыт работы в «Большой четверке», напомнила о важном принципе. Принцип этот гласит, что если требований МСФО для полноценного раскрытия информации недостаточно, то в этом случае есть необходимость включения дополнительной информации. Для нефтяной компании, которую Татьяна сегодня представляет, это очень важно, ведь в системе МСФО этот стандарт пока что только дорабатывается, и поэтому приходится делать «нефтегазовые» раскрытия. Такая МСФО-отчетность по итогу смотрится уже не очень выигрышно, согласитесь. Однако возможна и обратная ситуация: следуя правилам, те же страховые компании получили в новой системе раскрытия, которые имеют слабое к ним отношение, но они их вынуждены делать. Так что сказать определенно, что МСФО отчетность лучше или хуже, наверное, нельзя.

Далее обсуждение плавно перетекло на аудиторскую сторону вопроса. Незапятнанная честность аудитора – это то, что не на каждом шагу встречается, и это проблема. По мнению Олега Цымбалова, всегда шла и до сих пор идет борьба между желанием аудитора заработать и, собственно, его или ее морально-этическими принципами. Многочисленные случаи, подобные Enron, не один раз доказали, что сам по себе стандарт как таковой спасти не может. В США это поняли давно и за заверение заведомо ложной отчетности теперь сажают. Думается, что для решения этого вопроса в РФ также требуется «палка» – проблема есть, но она решаема, и лучше всего жесткими методами.

Очень быстро участники переключились, пожалуй, на самую базовую проблему в России, «корень зла». Конечно же это простая российская ментальность. Кто-то из присутствующих сказал такую вещь. На Западе ведь как – там не спрашивают, составлять ли им отчетность по МСФО или нет, как не спрашивают, надевать ли на работу галстук. Это уже давно само собой разумеется. В России же все размышляют, стоит ли овчинка выделки. И ведь как боятся раскрыть свой бизнес другим! Пожалуй, это основная причина, почему решения принимаются так неохотно: ведь если ты раскроешь информацию, а другие нет, ты будешь на их фоне белой вороной, а конкуренты, имея на руках информацию, получат возможность опрокинуть тебя. В худшем случае, разумеется, но все же.

Что же тогда делать в 2018 году, когда всем придется пойти на этот шаг? Возможно, стоит объединиться в особые ассоциации и раскрываться внутри таких ассоциаций, а не в СМИ – предложил кто-то. Или создать свои, «российские» МСФО? Проблема нехватки кадров и менталитета затрудняет прогресс. Какими бы благими ни были намерения, нельзя, перефразируя один популярный интернет-мем, «просто так взять и привить» стандарт, просто сделав его обязательным. Когда придет время, очень может быть, что многие компании покинут рынок.

Собственно, это та причина, почему отчетность по МСФО в России такая «российская». Эту идею подробно объяснил Петр Арманд (Sky Invest Securities). Рассмотрим выход на IPO, например. В этом случае российской компании просто некуда деваться, да? Она должна будет подготовить отчетность и раскрыть ее. Но вот что интересно. Устаревший менталитет российских управленцев почему-то не позволяет относиться к факту раскрытия финансовой информации как-то иначе, кроме как к удару по собственной безопасности. Конечно, есть вся эта возня с выводом капитала, вся эта закольцованность схем, «дочерка» владеет акциями «материнки», к тому же одна из них в оффшоре, все такое закольцованное, да еще «кольца» переплетаются… Знаете, когда иностранцы это видят, у них глаза на лоб лезут! Разница между МСФО-отчетностью иностранной организации и российской хорошо заметна всем. Вроде бы все требования выполнены, но это постоянная, такая, знаете, недосказанность. Заметно даже не профессионалу, на уровне интуиции (он или она просто ничего не поймет из отчетности), а уж профессиональный аудитор наметанным глазом сразу прикинет, в каких статьях «припрятали» то, что не хотели показывать прямо. Это именно что ментальность, и до 18-го года решить эту проблему вряд ли удастся.

Вторая большая проблема России – это очень низкая финансовая грамотность, особенно в регионах. В особо запущенных случаях путают даже простейшие понятия кредита и депозита, без шуток! По своей прошлой работе консультантом Петр частно сталкивался с такими ситуациями, когда простое упоминание IPO заставляло клиентов в регионах отмахиваться от самой идеи с такой аргументацией, что для них, мол, это все равно что на Луну полететь. Вместе с тем в большинстве случаев – даже с компаниями малого и среднего бизнеса – все вполне реализуемо, никакой это не полет в космос. Если задаться целью, вполне можно без проблем выйти на IPO и не прогадать, ведь в РФ сегодня так много инвесторов со свободными средствами, которые натурально не знают, куда их можно пристроить. Грустно все это, очень грустно.

Впрочем, последовало на это одно возражение, не решающее самой проблемы, но перекладывающиее ответственность на других участников процесса. Кто в конечном итоге отвечает за отчетность? Финансовый директор. Но ведь даже он – наемный персонал, которому акционеры говорят, что раскрывать, а что нет. Он невиновен. С больной головы на здоровую можно долго перекладывать, но это не решит ничего.

Автор:

Теги: МСФО  IFRS Professional  Екатерина Рубцова  составление отчетности  инвестиционная привлекательность  международные стандарты финансовой отчетности  МСФО-отчетность  подготовка МСФО  управленческая отчетность  "Большая четверка"  международные стандарты