Медиация и корпоративные конфликты

Корпоративное управление

Автор:
Источник: Журнал "Акционерное общество: вопросы корпоративного управления" №2-2012
Опубликовано: 20 февраля 2012

Число судей на душу населения у нас примерно то же, что и в большинстве европейских стран. Но напомню, что дел российские судьи рассматривают гораздо больше, в десятки раз больше, прежде всего потому, что около 80 процентов споров в этих странах разрешаются с помощью примирительных процедур, как это, кстати, было и в дореволюционной России.

Из ежегодного Послания Президента Российской Федерации Д.А. Медведева Федеральному Собранию, 2011 год

Федеральный закон «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» вступил в силу с 1 января 2011 года, однако медиация как способ разрешения конфликтов пока еще не стала предметом широкого практического интереса.

Американский и западноевропейский опыт использования медиации для разрешения самых различных конфликтов, от семейных отношений до споров хозяйствующих субъектов, автоматически не переносится на российскую почву, хотя для разрешения специфических для нашего общества корпоративных конфликтов именно медиация может использоваться со значительным успехом. Для успешного применения медиации необходимо, чтобы общество в своей массе воспринимало право как социальную ценность, исповедуя при этом законопослушание и готовность к компромиссу для урегулирования спора.

Для использования медиации при разрешении корпоративных конфликтов, по нашему мнению, необходимо активное продвижение этого метода объединениями предпринимателей, такими как Торгово-Промышленные палаты, РСПП, Деловая Россия, Опора России, другими общественными организациями. Со временем это непременно произойдет, но сегодня медиация пока является мало востребованной альтернативой гражданскому судебному процессу.

Однако медиация не единственная альтернатива классическому судебному разбирательству. В России уже давно существует система третейских судов, предназначенных для разрешения гражданских споров.

Третейский тупик

Третейское разбирательство возможно только при наличии воли сторон на то, чтобы спор был рассмотрен третейским судом. Причин для того, чтобы стороны решили обратиться в третейский суд, существует не так уж много. Сразу исключим из рассмотрения как обстоятельство маловероятное высокую, по сравнению с обычным судом, компетентность третейского судьи.

Вторая гипотетическая причина для обращения в третейский суд — сокращение судебных издержек — тоже представляется маловероятной, поскольку государственная пошлина в корпоративных спорах часто незначительна из-за отсутствия материальных требований к ответчику, а расходы на представителя в третейском процессе не отличаются от расходов в обычном суде. Также при посредстве третейского суда не уменьшается время, необходимое для вступления в силу судебного решения. Прибегая к третейскому разбирательству и допуская вероятность судебной ошибки, крайне неразумно указывать в соглашении, что решение третейского судьи является окончательным. А при оспаривании решения третейского суда стороны вынуждены обратиться в обычный суд, и вся долгая процедура судебного разбирательства начинается с самого начала.

Однако третейские суды существуют, и некоторое количество дел они рассматривают. Иногда обращение в третейский суд вызвано потребностью стороны третейского разбирательства сослаться в будущем на решение третейского суда как на доказательство и тем самым исключить необходимость доказывания сомнительных обстоятельств в обычном суде.

К сожалению, третейский суд может быть использован и для вынесения заведомо незаконного решения. Например, постоянно действующим третейским судом «Санкт – Петербургский арбитраж» были рассмотрены два дела по иску ООО «Сэйф вилладж» к ООО «Апрель». Третейский суд принял исковые заявления к своему производству, поскольку некогда исполнительным органом двух сторон был один и тот же человек, который после начала корпоративного конфликта втайне от ответчика изготовил третейское соглашение.

Указанный третейский суд вынес необходимые истцу решения в ситуации, когда судье было заведомо известно, что ответчик не извещен о третейском разбирательстве. Арбитражный суд отказал в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Судебные акты арбитражных судов по этому

спору можно прочитать на странице «Картотека арбитражных дел» на сайте http://kad.

arbitr.ru в материалах дел А56-66542/2010 и А56-47275/2011.

Итак, потребность в использовании процедуры третейского разбирательства порой проистекает не из стремления к справедливому судебному разбирательству и закон-

ному судебному решению, а от совсем иных соображений. Другое дело — медиация.

Медиация

В современной России медиация способна стать уникальным способом разрешения любых конфликтов, в том числе — корпоративных.

Медиация — это переговоры с участием третьей, нейтральной стороны, которая является заинтересованной только лишь в том, чтобы стороны разрешили свой спор максимально выгодно для всех конфликтующих сторон.

Медиация особенно эффективна в тех случаях, когда в будущем стороны могут (или вынуждены) иметь тесные деловые или личные отношения. Это обстоятельство имеет

определяющее значение для принятия решения о разрешении конфликта посредством медиации.

Судебное разбирательство всегда ставит целью рассмотреть заявленные требования сторон конфликта. В суд обращаются лица, которые не в состоянии самостоятельно найти выход из спорной ситуации, и которые надеются посредством судебного акта справедливо определить права и обязанности сторон конфликта. Иными словами, внимание суда всегда обращено в прошлое. В отличие от судебного разбирательства, в процессе правильно и профессионально проведенной медиации стороны получают возможность выстроить свои будущие отношения и сделать это так, чтобы выгода от достигнутого ими соглашения стала обоюдной.

Особенно эффективным может стать применение медиации для разрешения корпоративных конфликтов, поскольку конфликтующие стороны нередко являются участниками одного и того же акционерного общества. Медиация может привести к тому, чтобы связанные между собой правами и обязанностями акционеров конфликтующие стороны прекратили войну, договорившись между собой о принципах мирного сосуществования.

Судебное решение может позволить достичь локальной цели в конфликте: получить доступ к информации, провести собрание, заменить директора и так далее, но судебный акт никогда не даст ответ на вопрос о том, как совместно существовать в будущем сторонам конфликта. Ответ на этот вопрос может дать только медиативное соглашение, подписанное сторонами завершенного конфликта.

По нашему опыту, проведение одной успешной медиации при разрешении корпоративного конфликта позволяет прекратить сразу несколько судебных разбирательств, поскольку стороны, вовлеченные в конфликт, предъявляют друг другу большое количество исков. За последние два года в арбитражных судах Санкт-Петербурга и Ленинградской области, Москвы и Московской области в среднем было прекращено три с половиной судебных дела после достижения одного медиативного соглашения. Рекордным стало прекращение сразу сорока пяти дел в результате проведения одной медиации в корпоративном конфликте двух акционеров, имевших несколько совместных бизнесов.

В России статистика результатов медиативных процедур еще недостаточно репрезентативна, но в странах, где медиация имеет давнюю историю, в 80% случаев медиативная процедура заканчивается подписанием такого соглашения. Результат применяемой медиации в решающей мере зависит от технологии медиативной процедуры и личности медиатора.

Технология медиации

Основным принципом медиации является добровольность участия сторон в разрешении конфликта. Несмотря на то, что медиация сама по себе является технологией, построенной на законах психологии, именно талант медиатора, владеющего этими знаниями, имеет определяющее значение для успеха медиативной процедуры.

В ходе переговоров медиатор выступает от своего имени дважды: первый раз со вступительным словом, объясняя участникам переговоров содержание принципов медиации, таких как добровольность, равноправие сторон, нейтральность медиатора и конфиденциальность. Второй раз — подводя итог состоявшимся переговорам. Между двумя своими выступлениями медиатор, не высказывая своего отношения к предмету спора, избегая всяческих оценок позиции сторон, задает участникам переговоров вопросы, направляя ход переговоров. Медиатор вправе высказать свое собственное отношение к происходящему только в отношении хода переговоров, направляя действия сторон к конструктивному разрешению конфликта. Знание основ психологии как никакие другие познания является подспорьем медиатору, и, напротив, юридические познания могут помешать успеху переговоров. Медиатор, решивший, что он лучше сторон знает, как разрешить их проблему, может рискнуть предложить им свое видение выхода из конфликта. Ведь навязать сторонам свою точку зрения он может и посредством вопросов, таких как: «А вам не приходило в голову подумать о следующем…». Но чаще всегда такой прием заводит переговоры в тупик. Только тогда, когда выход из конфликтной ситуации предлагается самими конфликтующими сторонами, выработанное ими решение становится основой их отношений и будет исполняться ими добровольно. Направляя процесс переговоров в сторону консенсуса между участниками переговоров, медиатор часто в различной форме задает им один и тот же вопрос: «А что вы будете делать, если не договоритесь между собой?». Необходимость для конфликтующих сторон достичь разумного компромисса является той платформой, на которой базируется медиация.

Медиация — это процесс, ориентированный в будущее. Но в последнее время медиацией иногда называют и другие способы разрешения конфликта, медиацией не являющиеся.

Примирительные процедуры

Через полгода после вступления в силу закона о медиации Высший Арбитражный Суд РФ принялся готовить законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием примирительных процедур». Законопроект, вскользь упоминая о медиации, вносит ряд изменений в Арбитражный процессуальный кодекс, вводя в обиход понятия «примирительная процедура», «переговоры» и «посредничество (судебное посредничество)».

Хотя по замыслу ВАС РФ примирительная процедура может проводиться как с участием посредника, так и без него, суть предлагаемых новаций заключается в появлении нового лица, рассматривающего экономические споры, — судебного посредника. Авторы законопроекта считают, что судебными посредниками (судебными медиаторами) должны стать судьи в отставке, помощники судей, иные сотрудники аппарата, не являющиеся судьями.

«Судебный посредник» после специального обучения и утверждения своей кандидатуры Пленумом ВАС РФ получает исключительное право на проведение примирительной процедуры между участниками коммерческого спора в здании арбитражного суда.

Согласно положениям законопроекта, арбитражный суд может ввести процедуру судебного посредничества как по ходатайству спорящих сторон, так и по собственной инициативе. Названный законопроект не препятствует введению процедуры медиации на основании ходатайства участников процесса. Такая процедура будет проводиться профессиональными медиаторами на основании положений закона «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» вне пределов арбитражного суда.

Хорошо забытое старое

Надо сказать, что традиции примирительного посредничества имеют в России многовековую историю. Еще в начале ХIХ века в стране функционировала система коммерческих судов, которые в строго процессуальном смысле таковыми не являлись. Ориентированные прежде всего на проведение примирительных процедур между участниками торгового оборота, они представляли собой некий симбиоз третейского разбирательства с элементами современного арбитражного процесса.

Большинство судей коммерческих судов избиралось из авторитетных купцов первой

и второй гильдии, сам процесс проходил в форме примирительного разбирательства, а деятельность коммерческого суда регламентировалась строгими процессуальными рамками и являлась предметом ведения государства.

В Уставе Судопроизводства было записано правило, согласно которому при отсутствии в деле сильной правовой позиции истца или ответчика и открывающейся вследствие этого перед судом перспективе долгого разбирательства и исследования большого объема доказательств суд, «не приступая к решению, предлагает прежде сторонам или войти в мировое соглашение при посредстве его, или же разобраться добровольным Третейским Судом». Иными словами, на стадии досудебной подготовки по такой категории дел коммерческий суд предлагал сторонам начать примирительную процедуру с его участием или передать дело на рассмотрение третейского суда.

Если в результате взаимного соглашения спорящих сторон будет принято решение о мирном разбирательстве при посредстве коммерческого суда, то «Суд предоставляет тяжущимся избрать из среды его одного или двух примирителей; если же они в сем положатся на выбор самаго Суда, то он назначает их из своих Членов вместе с Секретарем, или его Помощником».

Примечательно, что исследуемый Устав более 170 лет назад ввел в научный оборот термин «примиритель», в качестве которого выступает судья коммерческого суда. Если примирительная процедура оказывалась успешной, то Устав предписывал сторонам заключение мировой сделки. Если же примирения достичь не удавалось, то дело рассматривалось в обычном судебном порядке. Приведенный пример примирительной практики не уникален и для нашего времени.

Белорусский опыт

В Хозяйственно-процессуальный кодекс Республики Беларусь включены нормы об урегулировании спора в порядке посредничества, и с 2008 года в соседней стране эта модель активно применяется для разрешения хозяйственных споров. Здесь посредник назначается хозяйственным судом, и урегулирование спора в порядке посредничества проводится должностным лицом хозяйственного суда по ходатайству одной или обеих сторон либо по инициативе суда с согласия сторон. Продолжительность посредничества не может быть более одного месяца.

Высшим Хозяйственным Судом Республики Беларусь утвержден список специалистов-посредников хозяйственных судов областей. В нем — 45 человек, прежде всего —административные сотрудники судебного аппарата. В целях активного вовлечения сторон коммерческого конфликта в процедуру примирения в белорусское законодательство были включены поощрительные нормы в виде частичного возврата государственной пошлины.

Реализация «белорусской модели» оказалась успешной. Например, в 2009 году хозяйственными судами Беларуси было рассмотрено 71,2 тысячи споров, возникающих из гражданских правоотношений, из которых 13 тысяч (18 процентов) урегулированы в процедуре посредничества и не являлись предметом судебного разбирательства. В 1 полугодии 2010 года хозяйственными судами рассмотрено 39,7 тысяч споров, возникающих из гражданских правоотношений, из которых 11,4 тысячи (29 процентов) урегулированы в процедуре посредничества и не явились предметом судебного разбирательства. То есть произошло перераспределение нагрузки с судей на сотрудников суда. Таким образом, практически каждый третий гражданско-правовой спор, относящийся к компетенции хозяйственного суда, наши белорусские коллеги сегодня урегулируют в порядке посредничества. Может быть, и нам следует двигаться в этом направлении?

Примирение — это не медиация

В чем же заключаются преимущества судебного посредничества по сравнению с обычным судебным разбирательством или с медиацией?

Компетентность посредника, очевидно, не может в общем случае быть выше компетенции судьи. Сокращение срока разрешения спора с участием посредника по сравнению с обычным судебным разбирательством вряд ли может быть безусловным преимуществом. Ведь те, кто обращается в суд с исковым заявлением, заинтересованы в восстановлении своего нарушенного права гораздо в большей степени, чем в быстром рассмотрении спора. Остается только видимое преимущество в сокращении размера государственной пошлины. Но, как уже отмечалось, для корпоративных споров, где в большинстве случаев размер пошлины минимален, это обстоятельство несущественно.

Получается, что судебное примирение, по всей видимости, может успешно применяться при разрешении простых, стандартных споров, разгружая при этом судей от рассмотрения «примитивных» дел. Нам представляется, что опыт Беларуси вряд ли может быть перенесен автоматически на российскую почву, хотя бы потому, что административный фактор в управлении хозяйствующими субъектами в России пока еще не достиг такой же величины, как в соседней Беларуси.

Также нас беспокоит происходящая в обществе подмена понятия «медиация» понятием «примирительная процедура». Указанные два способа разрешения конфликта существенно разнятся между собой. По результатам медиации стороны договариваются между собой не только о разрешении взаимных претензий, но, самое главное, о принципах своих взаимоотношений в будущем. Особенно это важно при разрешении корпоративного конфликта, участники которого по определению связаны между собой участием в хозяйственном обществе.

Примирительная процедура не может выйти за рамки заявленного иска, тем более что судебный посредник — это работник того же суда, в котором рассматривается дело. Не подвергая сомнению своевременность и полезность законодательного введения в практику разрешения споров института судебного посредничества, мы выражаем сомнение в эффективности данного механизма для разрешения корпоративных конфликтов.

Нам представляется безусловным, что медиация как способ разрешения конфликта не может быть заменена процедурой судебного примирения сторон.

Когда мы говорим о разрешении спора, то всегда необходимо иметь в виду, что спор заканчивается не судебным решением, а исполнением судебного акта. К сожалению, статистика исполнения решений судов такова, что только в 30% случаев эти решения исполняются добровольно или принудительно. В то же время 90% медиативных соглашений исполняются их сторонами добровольно. Статистика разрешения спора посредством медиации говорит сама за себя.

Автор:

Теги: медиация  корпоративные конфликты  альтернативная процедура урегулирования споров с участием посредника  РСПП  Деловая Россия  Опора России  третейские суды  арбитражные суды  судебное решение  стороны конфликта  судебное разбирательство  примирительная п