О недостоверности оценок стоимости предприятий. Что с этим делать?

Оценка бизнеса

Автор:
Источник: Библиотека Ключевых Показателей Эффективности
Опубликовано: 30 июля 2013

В статье указываются причины освещённых в прессе за последние годы крупных провалов в оценке предприятий, таких как Северная Верфь, КАМАЗ и МАЗ (белорусское правительство не согласилось с первоначальной оценкой МАЗ, и она была пересмотрена), Ростелеком, Руcсагропром, Ванинский порт и др. Автор статьи считает, что причиной этого явления является не только «принуждение» оценщиков заказчиками к выдаче желаемого ими результата оценки, отсутствие реального контроля за оценщиками, засоренность руководства оценочного сообщества случайными людьми и даже авантюристами, но и провалы в методике оценки предприятий, о которых говорится в статье. Для исправления сложившейся ситуации с оценкой предприятий предлагается создать государственный научно-практический Центр оценки и государственный Центр оценочных экспертиз.

1.О недооценке активов крупнейших российских промышленных предприятий.

В статьях [1-4] показано, что в результате недостоверности стоимостных бухгалтерских характеристик основных средств предприятий (которые иногда бывают занижены в десятки раз из-за различных причин) оценка стоимости основных средств средних и крупных предприятий сейчас представляет огромную проблему для оценщиков, решение которой не под силу подавляющему большинству крупных оценочных компаний. Поэтому «рыночные» стоимости (при оценке «бизнеса» и имущественно-земельных комплексов промышленных предприятий), справедливые стоимости основных средств предприятий для целей МСФО, полученные оценочными компаниями Большой четверки, другими крупными аудиторско-оценочными компаниями затратным подходом занижены, в среднем, в два раза, что приводит:

а) к снижению рыночной капитализации российских предприятий, примерно в 2,3-3,1 раза, о чем неоднократно писалось, см., например, статью Андрея Котова «Россия недорого: почему наш рынок акций самый недооцененный?», РБК, 25.02.2013: «Российский рынок акций сейчас самый дешевый по сравнению с другими крупными развивающимися странами исходя из соотношения P/E (цена/прибыль – финансовый показатель, равный отношению рыночной капитализации компании к ее прибыли), равного 5,85 для индекса ММВБ. Акции российских компаний торгуются в среднем с 50-процентным дисконтом к бумагам из других развивающихся стран, входящих в расчетную базу индекса MSCI Emerging Markets, свидетельствуют данные Bloomberg. Если сравнивать российский рынок с другими странами БРИК, то он дешевле в разы – индекс Шанхайской фондовой биржи торгуется с мультипликатором 13,4, индийский BSE Sensex – 16,6, а бразильский Bovespa – 18,4, см. http://www.rbcdaily.ru/finance/562949985871673.

Стоимость акций российских предприятий напрямую зависит от финансовой отчётности по МСФО, готовящейся аудиторами и оценщиками Большой четвёрки, другими международными аудиторами;

б) к ухудшению условий заимствования российскими компаниями капиталов на внешних рынках;

в) к неравноценному вхождению российских компаний в созданные с их участием совместные предприятия с другими странами (Украина, Китай, Казахстан и др.), так как доли участников обычно оцениваются на основании стоимости внесённых активов по МСФО.

О занижении стоимости активов см. Приложение №1.

В Международных стандартах оценки (МСО-2011) существует два вида справедливой стоимости: для целей стоимостной оценки и для финансовой отчётности. До настоящего времени эти понятия справедливой стоимости из МСО не внесены в российские Закон об оценочной деятельности и Федеральные стандарты оценочной деятельности, вследствие этого экспертиза оценочных отчетов по МСФО независимыми экспертами-оценщиками практически невозможна, эти отчёты проверяют «международные» аудиторы.

Кстати, Международный стандарт финансовой отчетности (IFRS) 13 «Оценка справедливой стоимости» введен в действие на территории РФ год назад приказом Минфина РФ от 18.07.2012 №106н.

В Международных стандартах оценки (на английском языке) имеется специальная глава, посвященная экспертизе оценочных отчетов для МСФО именно экспертами-оценщиками, а не бухгалтерами. В русском же издании эта глава об экспертизе отчётов по МСФО отсутствует. Обоснованно можно утверждать, что это сделано коммерсантами от оценки намеренно для сокрытия огромных перекосов в ранее полученных справедливых стоимостях основных средств предприятий крупными оценочными компаниями, избежания ответственности за эти перекосы и сохранения своих доходов (такая оценка для крупного предприятия стоит десятки, сотни тысяч долларов и более).

Ранее все попытки ввести в Федеральный закон, Федеральные стандарты оценки (ФСО) справедливую стоимость отметались их авторами (только я лично написал несколько писем, писали письма о необходимости ввести в Закон об оценке справедливой, других вида стоимости и другие оценщики). Отказ внести это понятие в ФСО обосновывался лоббистами-авторами этих документов отсутствием понятия «справедливая стоимость» в Законе об оценочной деятельности. А в законе тем, что в Международных стандартах оценки это определение этого понятия может измениться (они же сами её в закон и не внесли), поэтому это понятие надо якобы вводить не в Закон, а в ФСО. Создали намеренно замкнутый круг!

Относительно недавно члены рабочей группы Госдумы по совершенствованию законодательства в области оценочной деятельности под руководством Грачёва И.Д. (кстати, председателя комитета ГД по энергетике, а не по собственности) пытались в своём проекте изменений закона «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» проделать ещё раз тот же самый фокус и не вводить понятие «справедливая стоимость» в обновлённый закон, что прямо противоречит правилам ВТО, куда Россия вступила. То есть, они преднамеренно пытались оттянуть независимую проверку ранее выполненных оценочных отчётов по МСФО и оставить лазейку в изменённом законе для «своих» компаний, чтобы эти «свои» могли продолжать безнаказанно зарабатывать огромные деньги на непрофессиональной, сфальсифицированной оценке для целей МСФО, посчитав, что этого никто не заметит.

Этот проект изменений был отклонён Госдумой, но в доработанном законе как не было «справедливой» стоимости, так её и нет до сих пор.

Вот фраза из письма Минэкономразвития РФ от 06.05.2011 N д06-2399 «Об оценке основных средств при применении международных стандартов финансовой отчетности»:

Цитата:

«В соответствии с 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» установлены обязательные случаи проведения оценки, где оценка основных средств для целей МСФО не закреплена в качестве обязательной. Таким образом, в настоящее время механизм определения стоимости основных средств для целей МСФО не регулируется законодательством Российской Федерации об оценочной деятельности».

Необходимо все виды стоимостей из Международных стандартов оценки, в том числе и справедливую стоимость по МСФО, включить в ФЗ-135.

Замечание. Понятие «справедливая стоимость» необходимо также ввести в закон об «Акционерных обществах» в раздел о принудительном выкупе миноритарных пакетов акций мажоритариями, как это сделано в развитых странах мира.

Оценочные руководители-коммерсанты вместо того, чтобы признать существование проблемы с занижением стоимости активов крупных предприятий по МФСО из-за ложно и самостоятельно определённой ими «чести мундира» сделали всё, чтобы скрыть проблему, и не приняли адекватных мер по её исправлению. Оценка по МСФО является самым доходоприносящим важным видом оценки для крупных аудиторско-оценочных компаний, что всячески скрывается теми, кто этот доход получает. В распространении всяких оценочных мифов по оценке для МСФО участвуют и известные издания. Например, в журнале Эксперт №26 (857), 1 июля 2013 г. опубликована статья Вартана Ханферяна «Оценкам становится хуже», см. http://expert.ru/expert/2013/26/otsenkam-stanovitsya-huzhe/. В этой статье приведены данные по выручке компаний за 2012 г., принявших участие в ежегодном рейтинге Эксперта РА оценочных компаний. В статье совершенно необоснованно утверждается, что «переоценка активов (в том числе по МСФО) в прошлом году развивались менее динамично» и это при том, что в данном рейтинге традиционно не принимают главные исполнители работ по оценке для целей МСФО компании Большой четвёрки и другие крупные аудиторско-оценочные компании (BDO, Росэкспертиза, American Appraisal, Топ-Аудит, ФБК, ФДП и др.).

Занижение стоимости основных средств крупных предприятий по МСФО произошло из-за неумения оценщиков корректно оценивать

специализированное имущество (наиболее дорогое, долгоживущее, уникальное, не имеющее аналогов и рынка – это сборочные конвейеры, станы, домны, крупные химические установки и т.п.),

а также квазиспециализированное имущество, – это:

сильно изношенное оборудование, аналоги которого продавались много лет назад,

не имеющее полного описания оборудование и объекты недвижимости, не позволяющее применить к ним сравнительный подход,

а также движимое имущество, произведенное хозяйственным способом для внутренних нужд , которые все вместе составляют на крупных предприятиях до 50-70 процентов общего количества инвентарных единиц (главным образом, квазиспециализированное имущество), но 80-90 процентов по итоговой стоимости (главным образом, специализированное).

Из-за занижения стоимости специализированных и квазиспециализированных основных средств (ОС) на переоценках, передачах их с баланса на баланс по остаточной стоимости, отсутствия должного программного обеспечения и профессионализма у оценщиков, рыночная и справедливая стоимости ОС большинства крупнейших предприятий России существенно занижены, см. Приложение №1.

Для большинства этих ОС оценщики применяют для оценки восстановительной стоимости индексацию абсурдной текущей балансовой стоимости от предприятий, и, для очень небольшой части ОС, метод удельных стоимостей (но к оценке, скажем, главного сборочного конвейера автозавода такой метод, естественно, не применишь!).

В нашей же компании для оценки специализированных и квазиспециализированных средств мы давно и успешно (чему есть многочисленные документальные подтверждения) используем собственную компьютерную оценочную систему ASIS®, в которой в связке используются метод поправочных коэффициентов и индексация первоначальных (до воздействия оценщиков) исторических стоимостей, см. Приложение №1.

2.О недостатках метода дисконтированных денежных потоков (ДДП) повсеместно используемого при оценке крупных предприятий.

В моих опубликованных журнальных статьях, размещенных и на сайте www.trishin.ru [5-8], указаны следующие недостатки метода ДДП при вышеуказанном использовании:

а) информационная и денежная зависимость обычного «независимого» оценщика (хоть из Большой четвёрки, хоть из малой) от влияния на результаты его оценки менеджеров и внутренних оценщиков оцениваемого крупного предприятия, готовящих информацию для «независимого» оценщика (на небольших предприятиях своего внутреннего оценщика, как правило, нет);
б) огромная чувствительность моделей ДДП к изменениям ключевых прогнозируемых параметров (главным образом, это прогнозируемые количество и стоимость выпускаемой продукции, стоимость энергозатрат);
в) огромная доля труднопрогнозируемой постпрогнозной стоимости (стоимости реверсии) в итоговой оценке стоимости при стандартом прогнозном интервале 5-6 лет, и невозможности разумно предсказать показатели ДДП при увеличении прогнозного интервала свыше 6 лет. В качестве примера см. таблицы к статье О. Шевельковой и Ю. Говорун – http://www.vedomosti.ru/smartmoney/article/2007/04/02/2615, в которых приведены расчётные таблицы из «образцового» отчёта известной «международной» оценочной компании по оценке стоимости промышленной компании, где стоимость реверсии («предсказанная» стоимость компании через 5 лет), дисконтированная на дату оценки, составляет 84 процента от итоговой стоимости компании. То есть вся оценка сводится в отчёте к голословному назначению стоимости реверсии и наведению тумана с помощью уже малозначимых финансового анализа, прогнозирования на 5-6 лет основных показателей предприятия и т.д.;
г) главнейшие факторы (синергетические эффекты, размеры «карманов» немногих потенциальны покупателей, его возможности по получению дешёвого кредита и т.д.), существенно влияющие на конечную цену торговой сделки, оценщиками не рассматриваются (размеры карманов для покупателей «рыночных» объектов естественно не учитываются, так как покупателей слишком много);

д) невозможность проверки оценщиками-экспертами СРОО достоверности результата оценки стоимости крупного предприятия методом ДДП по бумажному отчету, не имея компьютерных моделей, использованных оценщиком для выполненных расчётов;

е) использование при оценке официальных недостоверных статистики и прогнозов;

Для дилетантов отчёт по оценке стоимости предприятия с использованием метода ДДП выглядит вполне пристойно и «научно». В таком отчёте имеется анализ отрасли, региона с использованием данных официальной статистики, дан финансовый анализ предприятия, произведён прогноз основных показателей предприятия на основании предоставленных представителем заказчика данных (часто и готовившийся самими оценщиками, чтобы выйти на нужные цифры), приводятся расчёты…

Однако итоговые цифры оценщиков не имеют, как правило, ничего общего с реальными выгодами/упущениями участников сделки, выясненными по прошествии ряда лет после оценки.

Метод ДДП используется международными и российскими натасканными на нём оценщиками для помощи авантюристам-бизнесменам в захвате чужой собственности по заниженной стоимости либо – по завышенной, когда частное предприятие покупается государством при участии коррумпированных чиновников.

А вот цитата из высказывания известного оценочного теоретика к.т.н. А.А.Слуцкого об этом методе:

«Про «точность» оценки крупного бизнеса <…>. Она никакая. Нет её». И далее его совет «оценщикам бизнеса»: «Бросали бы это дело… Не дурили народ», см. http://www.labrate.ru/discus/messages/33870/33872.html?1371788748#POST34416.

Подобный вывод касательно «оценки бизнеса» крупных предприятий был сделан автором данной статьи ещё в 2006 году, см. [1]. Однако авторы различных книг, учебников по «оценке бизнеса», в которых нет ни слова об отмеченных выше недостатках метода ДДП, продолжают пропагандировать в своих книгах это метод для оценки предприятий. Высшие учебные заведения, в частности, Финансовый Университет, руководители их псевдонаучной школы продолжают штамповать как «оценщиков бизнеса», так и кандидатские и докторские «диссертации» по этому «научному» направлению. И уже эти лжеспециалисты заняли ведущие позиции в компаниях, органах государственного управления, в оценке, выстраивая пояс обороны этого псевдометода и его внедрителей в российскую практику оценки.

И вся эта шатия псевдокандидатов и псевдодокторов экономических наук «оценщиков бизнеса» и «оценщиков по МСФО» будут защищать свои дипломы и экономические интересы, пренебрегая всеми нравственными нормами, с помощью клеветы, псевдоаттестации, лишения их критиков работы, замалчивания результатов трудов оппонентов, перекрытия им дороги в подведомственные журналы ВАК и т.п.

Правда, а где сейчас хорошо с этими нравственными нормами?

3.Выводы и предложения.

В обновлённом законе ФЗ-135 должны быть:

1) указаны все виды стоимости из Международных стандартов оценки в Федеральном законе по оценочной деятельности. Также в ФЗ должно быть указаны, что МСО, в которых дан раздел по оценке и экспертизе согласно МСФО, обязательны для исполнения в полном объёме;
2) юридические лица должны иметь лицензию при условии входящих в СРО двух работников компании. ИП должен также иметь лицензию на себя;
3) в Росимуществе должен быть лицензионный отдел. Лицензия отбирается на 3-5 лет у аудиторско-оценочных компаний в случае регулярных нарушений по представлению проверочных органов, см. п.4. В настоящее время нет возможности убрать с оценочного рынка компании-фальсификаторы;
4) в ФЗ должно быть прямо указано, что разрешается создавать компании с участием государства в области оценки, в том числе в научной оценочной деятельности и для оценки проблемных, крупных предприятий, а также предприятий с гостайной. А возможно прямо прописать необходимость создания создание государственного Научно-практического Центра для оценки и переоценки ОС крупнейших и проблемных активов на единой программно-методической платформе, а также для развития оценочной науки в виду очень низкой точности существующих методов оценки компаний, что скрывается оценщиками, например, неустойчивый метод ДДП даёт ошибку в оценке бизнеса некоторых предприятий в 1,5-6 раз и более, см. [6].

Этот Центр мог бы стать и заказчиком оценки по крупным активам, чтобы нарушить коррупционную связь между менеджментом крупных компаний и оценочными коммерсантами. В США такая компания создана – самая крупная в мире инвестиционно-оценочная компания «Blackrock», http://ru.wikipedia.org/wiki/BlackRock , управляющая в настоящее время активами на 10 трлн. долларов.

Методы оценки предприятий требуют существенной модификации и разработки программного обеспечения с использованием искусственного интеллекта, а также закрытых прогнозов и статистической информации, см. [7]. В США вышеупомянутой компанией подобный комплекс Aladdin разработан (пусть и частично под другие задачи).

И дело не только в том, что руководители-коммерсанты из НСОД (да и зарубежные «учёные» тоже) не заинтересованы в развитии оценочной науки, просто они развивают клановую коррупционную оценочную науку (если в этом смысле вообще можно и следует употреблять слово «наука»).

А оценщики крупных международных компаний, в том числе и Большой четверки, ошибаются в своих оценках предприятий в разы, как это выясняется по прошествии времени, из-за использования в расчётах примитивных моделей. Обычная же в таких случаях риторика, что, дескать, мы отражали в своих расчётах мнения на дату оценки участников рынка о будущем развитии ситуации является пустыми словами, так как никакого рынка крупных предприятий нет, нет и участников рынка и, следовательно, нет возможности узнать и знать их мнение и оценки. В таком центре должны работать ответственные и нравственные профессионалы, – и никаких там не должно быть безнравственных дилетантов-карьеристов, см. Приложение №2.

Такой Центр мог бы работать при Центральном Банке РФ.

5) экспертиза оценочных отчётов по крупных предприятиям (даже заведомо недостоверным) сейчас проводится Экспертными советами СРОО фактически формально, и практически всегда без существенных замечаний из-за «высокого» статуса их исполнителей для начальников у экспертов. Такая экспертиза ни коим образом не может быть признана независимой в виду тесной взаимосвязи между проверяемым и проверяющим. Поэтому оценочная экспертиза должна быть отделена от СРОО.

Для оцениваемых активов со стоимостью до 30 млрд рублей экспертизу оценочных отчётов (в том числе и по МСФО) по заявлению несогласных должен производить Экспертный совет НСОД, свыше 30 млрд рублей – Центр оценочных экспертиз (Оценочный отдел) Счётной палаты (производящих регулярную проверку крупных предприятий);

Примечание. Для того, чтобы проверить типичный отчёт по оценке, например, основных средств крупного предприятия не нужна никакая суперкомпетентость эксперта-оценщика. Типичный отчёт не содержит обоснования полученных цифр. Главное требование к эксперту – это его честность.

6) в Законе об оценочной деятельности должна быть прописана обязательная переоценка ОС предприятий по РСБУ, что соответствует закону о вступлении России в ВТО с дублированием в главе 25 Налогового кодекса;

7) НСОД должен состоять из крупных госчиновников заказчиков оценки (желательно с оценочным образованием). Консультационный орган при НСОД состоит из профессиональных оценщиков разного профиля (стаж практической работы не менее 5 лет, научные публикации обязательны). За рубежом руководят оценкой люди, не зарабатывающие деньги на оценке, и которые блюдут государственные интересы (1-2 конгрессмена, не связанные с оценочными коммерсантами, представители важнейших ведомств, как в США, 7-9 человек не больше). «Желательно, чтобы в состав НСОД не попали люди, занимающиеся оценочным бизнесом. Они всегда будут думать только о росте собственных доходов и не стоять на страже интересов государства, общества, всего населения страны» (к.т.н. Ревуцкий Л.Д.).

Необходима обязательная ротация руководителей СРОО. Не могут занимать эти должности креатуры и бизнес-партнёры скомпрометировавших себя личностей в руководстве НСОД. Нормальный срок ротации – 3 – 4 г.

8) должны быть проверены диссертации у лиц, защитившихся в области оценочной деятельности по оценке компаний. У подавляющего числа докторов экономических наук – оценщиков предприятий научных результатов нет, а у некоторых, есть липовые дипломы докторов наук, но нет даже самих диссертаций и авторефератов.

9) должно быть минимизировано влияние заказчика или его представителя на оценщиков, например, например, предусмотрена 70-100-процентня авансовая оплата до сдачи отчёта (но это полумера, лишь частично уменьшающая влияние). При нехватке исходной информации от заказчика, существенно влияющей на результаты оценки, оценщик обязан отказаться от оценки с возвратом аванса. Оценщики Центра должны уметь работать с недостоверной, предоставленной заказчиком информацией и иметь право этой информации не доверять. Отметим, что нередко интересы представителя заказчика могут противоречить интересам официального заказчика, например, когда коррумпированный чиновник представляет интересы государства;

10) кроме того, должна быть создана временная Госкомиссия по проверке оценочных отчётов по МСФО крупнейших предприятий России, либо эту работу должен сделать предлагаемый в п.5 Центр оценочных экспертиз.

11) должно быть не больше 3 СРОО, а может вообще и одно, так как мелкие саморегулирующиеся организации не могут обеспечить как профессиональную помощь своим рядовым членам, так и их контроль. В СРОО должна быть налажен как демократический механизм выбора руководства, так и смены его членов по представлению государственного регулирующего и контрольного органа за оценочной деятельностью. В настоящее же время руководство СРОО носит клановый, и даже семейный характер.

Некоторые из вышеперечисленных предложений обосновывались и в статьях Ревуцкого Л.Д., см., например, [9, 10].

Литература.

  1. Зимин В.С., Тришин В.Н. Анализ стоимости активов крупнейших сырьевых компаний России на основании рейтинга журнала «Forbes» за 2006 год и об оценочной деятельности. // Экономические стратегии, 2006. №5-6, С. 50-61, http://www.appraiser.ru/UserFiles/File/Articles/Trishin_Zimin_5-6-06.pdf .
  2. Тришин В.Н. О причинах и последствиях занижения стоимости основных средств российских предприятий по международным и российским стандартам бухгалтерского учета. Система ASIS® как инструмент решения этой проблемы // «Московский оценщик», 2007, N5(48), C. 18-29, http://www.trishin.ru/left/publishes/causes-consequences/ .
  3. Тришин В.Н. Об оценке специализированных и квазиспециализированных основных средств. // Вопросы оценки. 2009. №3. С. 2-28, http://www.trishin.ru/left/publishes/kvazi/ .
  4. Тришин В.Н. Об оценке основных средств крупных предприятий в условиях неполной и искажённой информации. // Регистр оценщиков. 2010. №4. С. 45-60, http://www.audit-it.ru/articles/appraisal/a108/303871.html .
  5. Зимин В.С., Тришин В.Н. Прогнозирование и анализ точности метода дисконтированных денежных потоков. Ретроспективное обозрение ранее выполненных отчетов по оценке. //Имущественные отношения в Российской Федерации. 2006. № 7. С. 27-35, http://www.trishin.ru/left/publishes/prediction-and-analisys/ .
  6. Тришин В.Н. О методе дисконтированных денежных потоков и стандартах оценки // Российский оценщик. 2007. №1. стр. 17-18, 23-31; Московский оценщик. 2007. №1. C. 23-37, http://www.trishin.ru/left/publishes/about-money/ .
  7. Тришин В.Н. Оценка предприятий финансовыми аналитиками и независимыми оценщиками: разница в подходах и результатах. // Вопросы оценки. 2008. №4. С. 19-37, http://www.trishin.ru/left/publishes/rate-enterprise/.
  8. Тришин В.Н. Наука и квазинаука. // Вопросы оценки. 2010. №2. С. 10-28, http://www.trishin.ru/left/publishes/science-and-kvazi/ .
  9. Ревуцкий Л.Д. Основные симптомы кризиса в теории и практике определения справедливой стоимости предприятий. – 2013, http://www.audit-it.ru/articles/appraisal/a109/597863.html .
  10. Ревуцкий Л. Д. О государственных оценщиках и государственных экспертах результатов оценки справедливой стоимости предприятий,  – 2013, http://www.audit-it.ru/articles/appraisal/a108/529577.html .
  11. Задорнов М.Н. Зачем жил Березовский? – 2013, http://www.subbota.com/actual/theme/week-theme/1813-zachem-zhil-berezovskij.html .
  12. Тришин В.Н. О поиске аналогов и кодов машин и оборудования в компьютерной оценочной системе ASIS® с помощью её синонимического словаря-справочника. «Мощность» русского языка. – 2013, http://www.audit-it.ru/articles/soft/a119/597862.html .

Приложение №1. Краткое обоснование наличия искусственного занижения стоимости по МСФО крупнейших российских предприятий. Система ASIS®.

Цитата из статьи 2006 года Зимина В.С. и Тришина В.Н. «Анализ стоимости активов крупнейших сырьевых компаний России на основании рейтинга журнала »Forbes« за 2006 год и об оценочной деятельности» (журнал «Экономические стратегии», 2006, №5-6, стр. 50-61), см. [1]:

«При составлении рейтинга (списка) 2006 года двух тысяч крупнейших открытых компаний мира аналитики журнала «Forbes» оценивали четыре показателя компаний: выручка (общий объем продаж), чистая прибыль, активы баланса и капитализацию. Избранные аналитиками компании были проранжированы по каждому из четырех показателей. Среднее арифметическое занятых в четырех списках мест было выбрано в качестве интегрального показателя, согласно которому компании и были расположены в итоговом рейтинге».

Приведём для краткости, для примера анализ только одной компании из анализируемых четырнадцати российских компаний из вышеуказанной статьи, а именно Новолипецкого металлургического комбината («НЛМК»):
Место его в рейтинге «Forbes» по интегральному показателю – 770.
Место его в списке «Forbes» по стоимости активов – 1515.
Выводы. Место «НЛМК» в списке по стоимости активов существенно ниже места в рейтинге (списке по интегральному показателю). Из этого можно предположить, что у этой компании стоимость активов по международным стандартам искусственно занижена оценщиками по сравнению с её реальной стоимостью и со стоимостью активов зарубежных компаний.
Это предположение подтверждается сравнительным подходом, см. ниже.
В приложении к этой статье приведены данные по 33 зарубежным сталелитейным компаниям-аналогам «НЛМК» из рейтинга «Forbes», из которых следует:

На 1 доллар активов 33-х зарубежных сталелитейных компаний в среднем имеется

0,989 доллара выручки,
0,089 доллара прибыли,
0,728 доллара капитализации.
Для «НЛМК» же эти показатели такие:
На 1 доллар активов имеется
0,909 доллара выручки ,
0,356 доллара прибыли,
2,331 доллара капитализации.

Выводы: Стоимость активов компании «НЛМК» по выручке практически не занижена и не завышена (напомним, что это предприятие одно из самых новых в мире), по прибыли стоимость активов занижена в 4 раза (0,356/0,89), а по капитализации занижена в 3,2 раза (2,331/0,728).

Таким образом, сравнительный подход по вышеуказанным показателям свидетельствует о занижении стоимости активов «НЛМК» по МСФО примерно в 2,4 раза.

Аналогичная ситуация и с другими крупнейшими российскими предприятиями из рейтинга журнала «Forbes».
Ну, и, наконец, главное свидетельство занижения стоимости ОС крупных предприятий – это мой личный опыт независимого эксперта и бывшего Председателя Экспертного совета НП «КПО» (неоднократно читавших такие отчёты), свидетельствующий о нижайшем, в подавляющем числе случаев, качестве оценочных отчётов вследствие неумения оценщиков работать с недостоверной исходной информации от предприятий по основным средствам (стоимости ОС по РСБУ занижены, в среднем, в 4-8 раз и больше; рекорд в моей практике – 30 раз после искусственного банкротства на предприятии со стоимостью ОС после оценки в 200 млн долларов), см. об этом статью [4].

Замечание. Главной причиной занижения стоимости ОС по МСФО является то, что при оценке специализированных, не имеющих рынка основных средств (обычно это самое дорогое – сборочные конвейеры, станы, домны, конвертеры и т.п.), а также квазиспецилизированных (не имеющих достаточно информации для оценки) оценщиками повсеместно используется оценочная программа (и авторы программы в этом не виноваты), с помощью которой индексируется текущие балансовые и остаточные стоимости, уже, как правило, существенно заниженные в бухгалтерских базах данных.

А других возможностей по оценке специализированных и квазиспециализированных основных средств эта программа не представляет.

Именно их стоимость было удобно занижать оценщикам на переоценках для понижения налога на имущество, так по ним нет рыночных данных, а, значит, и их стоимость трудно проверить. Чем больше предприятие, – тем занижение больше, так как доля специализированных и квазиспециализированных средств в стоимостном плане в нём существенно больше по сравнению с небольшим предприятием.

В нашей системе ASIS® проблема оценки специализированных и квазиспециализированных средств решается следующим образом:

Мы индексируем не текущую балансовую стоимость, а историческую (на которую не воздействовали предыдущие оценщики), и которая затем корректируется методом поправочных коэффициентов. Для работы этого метода вычисляется максимальное число прямых аналогов-реперов (в том числе и по объектам недвижимости, часть которых мы сметим). Поправочные коэффициенты для группы с одним шифром расширенного классификатора ЕНАО вычисляются на основании вычисленных коэффициентов как частное от деления стоимости прямого аналога на индексную стоимость на основании исторической стоимость. Усредненный поправочный коэффициент затем применяется ко всем остальным индексным стоимостям оцениваемых ранее переоценённых другими оценщиками объектов из группы с одинаковым шифром ЕНАО, с отсутствующим прямым аналогом. Тем самым нивелируется возможная неточность индексов Госкомстата. К полученным восстановительным стоимостям применяются модифицированные кривые износа Маршалла и Свифта, привязанные к расширенному классификатору ЕНАО. В результате получаем стоимости с функциональным и физическим износом. Расчёт экономического обесценение происходит вне ASIS®. Отмечу, что практически всегда на крупных предприятиях вычисленное оценщиками обесценение ими принимается равным нулю, так как стоимость ОС с только физическим и функциональным износом у них получалась и так искусственно заниженной в 2 раза.

Приложение №2. Российские «международные» оценщики предприятий, кто они, кто ими руководит (кем они руководят, кто их лоббирует)? – попытка анализа.

Оценкой стоимости предприятий занимаются в России крупные международные аудиторско-консалтинговые компании, которые на самом деле представляют собой обычные российские фирмы, в которых работают в большинстве своём российские оценщики (в руководстве же компаний большинство, как правило, за иностранцами). Эти российские компании, как и такие же фирмы в других странах, выступают под единым сетевым международным брендом (PricewaterhouseCoopers, Deloitte, Ernst&Young, KPMG, American Appraisal, BDO, Grant Thornton, Morison International, Moores Rowland, RSM International, PKF и др.). Например, компания «Российская оценка» стала выступать, после заключения соответствующего договора на использования бренда, под международным названием Grant Thornton.

Головные офисы таких компаний находятся, как правило, в США. Подавляющее большинство российских оценщиков из этих фирм входит в СМАО, оценщики Ernst&Young входят как в СМАО, так и в РОО. Совсем незначительное число «международных» оценщиков числятся и в других СРОО. И все эти оценщики используют ранее описанные «методы оценки», как и оценщики из менее крупных компаний и также несут на себе «родовые пятна» российской оценки.

Автор не питает иллюзий, что Центр оценки будет создан в ближайшие годы и с его помощью удастся устанавливать объективную стоимость активов крупных предприятий, если за более чем 20 лет существования оценки в России он так и не был создан. У некомпетентных в оценке и часто сменяющихся безответственных карьеристов-чиновников создание объективной оценки не было актуальной задачей. Им легче было иметь дело с недобросовестными, корыстными временщиками-руководителями «независимой» оценки, сверхраспиаренными компаниями, чем с профессионалами, и принимать нужные решения. Большинство сегодняшних руководителей НСОД, СРО, крупных оценочных компаний нужно удалять из оценки. Следует запретить неоценщикам занимать руководящие места в СРОО, НСОД, общественных организациях оценщиков, т.е. тем, кто не имеет 3-летний стаж практической оценочной работы в наиболее значимых видах оценки, а также не имеющим научных статей в области оценки. А именно неоценщики входят, как правило, в эти руководящие органы.

Ярким примером методов работы этих людей является проведение в июне 2013 г. самозванной «европейской» организацией ЕОЭС квалификационной аттестации, проводимой под руководством члена НСОД, председателя бутафорского оценочного профсоюза Пискурёва В.В. и председателя Комитета по этике НСОД, «доктора экономических наук», соавтора «Интегральной формулы дисконтирования» Кувалдина Д.А. (ни научные достижения – якобы более 50 научных статей, ни сама формула которого неизвестны) см. http://www.appraiser.ru/default.aspx?SectionId=32&g=posts&t=11809, попытка навязать оценщикам дилетантские и никому не нужные оценочные профессиональные стандарты бутафорского профсоюза и такого же бутафорского Объединения работодателей (президент Ю.В. Усова, она же гендиректор СМАО). Цель этих «аттестаций» и профстандартов – выдавить из оценки неугодных «клану» профессионалов и как можно больше заработать на будущих «переподготовках» оценщиков. Всё ли пойдёт у них и дальше по «клану»? – надеюсь, что нет.

А Академия наук по поводу лженауки в вопросах оценки предприятий молчит, впрочем, и там, в её экономическом отделении немало «прагматиков», не желающих ни во что вмешиваться, чтобы не иметь личных проблем. И как тут не вспомнить таких экономических членов-корреспондентов РАН, ну совсем уже не учёных (если только брать хотя бы декларируемые научные честность, мораль и т.д.), как Березовский Б.А. [11], Шамхалов Ф.И. Да и присваивание мутных учёных степеней докторов экономических наук по вопросам «оценки бизнеса» также проходило с участием некоторых членов РАН. Про вузовскую экономико-оценочную науку вообще говорить не приходится, её, по моему мнению, практически нет совсем, хотя кандидаты и доктора наук по «оценке бизнеса» ею и штампуются. Вот вузовскую науку и коммерческие вузы и надо как раз реформировать в первую очередь чиновникам Минобрнауки, а не РАН.

Кстати, эти чиновники в подавляющем большинстве, являются выходцами из вузовских административных работников. Талантливая молодежь в советское время шла в науку из-за высокого морального и научного авторитета её выдающихся представителей, и властьимущие старались всемерно поддерживать авторитет учёных. Наблюдаемое сегодня унижение учёных – это удар по будущему российской науки.

Если учёный из РАН может и должен сомневаться в результатах своих изысканий, то преподаватель вуза, читая лекции, ни в чём не должен сомневаться и не сомневается (как заявила одна преподавательница оценки бизнеса: «Метод ДДП – это святое!»). Да и некогда преподавателям вузов заниматься плодотворно наукой, тем более не занимаясь ею практически. Многие из 87 вузов, готовящих оценщиков, и, особенно, занимающихся их переподготовкой за деньги, в реальности никого не учат, – они собирают только деньги за свои дипломы у поступивших «по знакомству» студентов. Если зайти на сайты этих «вузов», то там нет ни фотографий студентов-будущих оценщиков, ни преподавателей, ни самого учебного процесса, ни расписания занятий, ни названий курсов лекций, но чиновникам Минобрнауки до них дела нет.

Вырваться из-под тотального влияния и руководства в оценке морально облегчённых оценочных лжеученых а также отказаться от упрощённых лжеметодов оценки предприятий и можно с помощью предлагаемого государственных научно-практического Центра оценки и Центра оценочных экспертиз.

Из анализа, проведенного в статье следует, что предлагаемые автором нововведения в оценке предприятий не будут, скорее всего, реализованы в ближайшие несколько лет из-за «засоренности» чиновничьего аппарата лицами, связанными с описанными в данной статье руководящими оценочными псевдоучеными и псевдооценщиками, да и «путешественниками» на «научные» конференции в США в 90-е годы, упоминаемыми в статье писателя-сатирика Михаила Задорнова [11]. Именно этим можно объяснить и заслон развитию реальной теории оценки предприятий, и засилье в аудите и оценке Большой четверки, а также других крупных псевдомеждународных оценочных компаний, «поднявшихся» на заказных оценках. Эти люди для оценки ничего полезного не сделали, но вред и для оценки и для экономики страны нанесли огромный. М.Задорнов, как и многие известные диссиденты, например, А.А. Зиновьев, В.Е. Максимов, Л.И. Бородин и многие другие за прошедшие годы радикально поменяли свои политические взгляды. А некоторые невежественные прагматики-псевдооценщики наоборот, только сейчас приобрели эти либеральные «выгодные» взгляды и считают себя обладателями высшей мудрости. Впрочем, они первые же, «суперкомпромиссные», перестроятся и от этих своих «либеральных» взглядов отрекутся, когда сменится обстановка, как и «коммунисты»-ярые безбожники, вдруг массово рванувшие в церковь после роспуска КПСС, а также в теннис, горные лыжи, единоборства и т.д.

Именно благодаря своим связям с вышеупомянутыми в [11] «путешественниками», с их высокими современными должностями (в Правительстве, Госдуме, министерствах, крупных компаниях-заказчиках оценки, среди «олигархов» и т.д.) продолжают занимать своё главенствующее место в российской оценке многие члены НСОД, и среди них главный оценочный лоббист по версии Российского портала о лоббизме (см. http://lobbying.ru/content/persons/id_1710_linkid_2.html), создательница лженаучной «школы по оценке бизнеса» Финансовой Академии, президент СМАО Федотова М.А., – и это несмотря на разоблачительные о ней статьи в газетах, вот, например, статья Олега Ясина «Профанация оценки» http://www.apn.ru/opinions/article26875.htm, и фильмы Андрея Караулова по телевидению.

НСОД из таких лоббистов, в основном, и состоит. В благодарность за такое лоббирование руководители НСОД получают на свои оценочные фирмы от Большой четвёрки заказы (как соисполнители) по оценке крупных предприятий по МСФО. Отсюда и блокирование некоторыми членами НСОД создания независимой экспертизы для проверки малопрофессиональных, как правило, отчётов по МФСО, а также продвижение «нужного» им законодательства в Госдуме РФ.

А в результате – тотальное занижение стоимости российских предприятий!

И проблема не только в том, что в НСОДе полно прохиндеев, проводников иностранных (но, всё же, в первую очередь, своих личных корыстных) интересов в российской оценке, где практически нет оценщиков-профессионалов, действуют созданные главным оценочным лоббистом самозваные общественные оценочные организации (профсоюз, объединение работодателей), где также нет самих оценщиков, которые пытаются продавить нужные им решения, но и в том, что в массе своей у «руководящих» и рядовых антиинтеллигентов-оценщиков мысли, слова и дела между собой расходятся, благодаря отсутствию стержня в виде совести, отсюда такие их родовые качества как неискренность, лживость, лицемерие, безудержный прагматизм при «зарабатывании» денег. Сами понятия совесть, национальная культура, общественный долг, патриотизм для этих образованцев-мутантов являются архаичными, несовременными, мешающими зарабатывать большие лихие деньги. Главное для них личная выгода, а не достоверность результата, истина, профессиональная честь, интересы страны. За более чем 10-летний срок работы в двух крупнейших «международных» аудиторско-оценочных компаниях, я ни разу не встречал среди аудиторов и оценщиков любителей подлинной русской поэзии, русской песни. И это на сотни знакомых людей из этих профессий. Думаю, что и среди читателей статьи этих любителей единицы. И у прагматиков это место статьи вызовет непонимание: о чём это он пишет, какая еще такая русская культура, русская поэзия, зачем они мне нужны? А вот такие [12]! (Хотя это место в статье выглядит как излишним, но, на мой взгляд, оно является важным, прошу читателей извинить за эту «лирику»)

Люди-функции по зарабатыванию денег на Ford Focus или чего-то покруче с помощью «заказухи», – как начальство прикажет, плюс карьеризм, интриганство и крысиное умение пожирать друг друга!

Конечно, за эти годы происходило насильственное отлучение людей от подлинной культуры, но и специфические антиинтеллигентные люди в оценке появились благодаря также намеренно облегчённому входу в профессию для всех подряд ещё при создании РОО в 1993 году, и это продолжается до сегодняшнего дня для создания оценочных «помощников» без совести для «новых русских» в раздербанивании госсобственности, отнятию собственности у более слабых.

Оценщик Мисовец В.Г. (г. Бийск): «Честно говоря, корпус оценщиков, исключая некоторых случайно затесавшихся светлых голов, уровнем подготовки не блещет, никогда не блистал и лично у меня никаких надежд на будущее нет <…> Государство (а, вернее, те люди, оказавшие лет двадцать назад у власти – В.Т.) изначально поставило цель научить оценке всех, кто придёт <…>, о каких-то средствах контроля в этой ситуации не могло быть и речи. И мы получили то, что получили» (из его высказываний на форуме www.appraiser.ru).

Оценщик из г. Челябинска: «Потребитель оценки приходит и говорит – беру кредит в банке на корову – закладываю козу, в банке я договорюсь – сделайте так, чтоб коза была дороже коровы на 60%, – чтобы дисконт банка перекрыть. Из документов на козу – только свидетельство о смерти <…> – утрирую? – да, но сталкиваюсь с этим 2-3 раза в неделю <…> – гореть нам всем в аду» http://www.appraiser.ru/default.aspx?SectionId=32&g=posts&m=142234#142234 .

Несмотря на пессимизм по поводу скорого оздоровления российской оценки (а ничего и не произойдёт, пока вышеупомянутые Задорновым М.Н. «туристы» будут продолжать занимать свои места), автор статьи считает, что обязан об этих проблемах написать.

Как говорится, «Делай, что должно, и пусть будет, что будет», тем более что порядочные, нравственные оценщики имеются, и они не берутся за ту работу, которую не могут выполнить на достойном уровне.

А, с другой стороны, события 1917 и 1991 г.г. в России оказались практически для всех (даже для тех, кто их готовил) неожиданными и непредсказуемыми. Какова должна быть государственная система управления в недонауках [8], областях деятельности с отсутствием критерия истины, с закрытыми для обсуждения темами, со складывающимися ограниченными возможностями для печатной критики их главенствующих лиц, кланов, теорий, и даже учреждений (как в советское время невозможно было усомниться в правильности единственно-верного учения, необходимости КПСС) и с «человеческим материалом» в этих областях, склонным к злоупотреблениям, – это тема следующей статьи. Автор считает, что такие области деятельности (особенно касающиеся больших денег, например, аудит, оценка предприятий) должны быть под жёстким контролем государственных чиновников, служащих интересам народа и противодействующих складывающимся в этих областях деятельности лженаучных, опасных для экономики кланов. Не должны люди, имеющие личную материальную заинтересованность в любом и, в частности, оценочном бизнесе, занимающие руководящие посты в СРО навязывать государству свои правила игры в собственных (или своих «старших» партнёров), зачастую неблаговидных интересах.

Автор:

Теги: недостоверность оценок  оценка стоимости  основные средства  МСФО  Большая четверка  оценочные компании  финансовая отчетность  оценка предприятий  результат оценки  недооценка активов  стоимостные бухгалтерские характеристики  Международные стандарты оце