Профессиональное суждение аудитора и метод экспертных оценок

Аналитические статьи, рейтинги

Автор:
Источник: Журнал “Аудитор” №11-2015
Опубликовано: 22 декабря 2015

Рассматривается возможность сочетания профессионального суждения аудитора с методом экспертных оценок для решения различных аудиторских задач. Приводится конкретный пример такого сочетания для оценки влияния мер дисциплинарного воздействия по отношению к аудиторским организациям и аудиторам на качество аудиторских услуг.

Введение

Профессиональное суждение аудитора (ПСА) доказало свою пользу (а иногда более того – необходимость) при решении ряда стоящих перед аудиторами задач. Это по преимуществу те задачи, в которых требуется ПСА одного – единственного аудитора, например руководителя аудиторской проверки.1 Но существует, по нашему мнению, класс задач в аудите, где предпочтительнее иметь профессиональные суждения (ПС) нескольких специалистов, на базе которых надо далее сформировать ПС их группы. Иногда это простое усреднение их оценок, иногда это выяснение позиции большинства из них, но нередко требуется интегрирование индивидуальных ПС более сложным, но зато более рациональным способом.

Такую возможность предоставляет хорошо разработанный в теории и широко используемый на практике аппарат – метод экспертных оценок (МЭО). Различным аспектам реализации этой возможности в аудите и посвящена настоящая статья.

1. Кратко о профессиональном суждении аудитора

В [1, с. 157] ПСА определяется как «заключительный вывод, принимаемый аудитором по профессиональным проблемам, не имеющим стандартного решения».2 В аудиторской литературе фигурируют и другие определения ПСА, фактически мало отличающиеся от приведенного. На наш взгляд, последнее объясняется тем, что ПСА по существу представляет из себя интуицию, но это интуиция аудитора, втянутого в ситуацию. Другими словами, профессионал здесь не просто обращается к интуиции, поскольку не может получить строгого доказательства своей точки зрения, но предварительно обдумывает ситуацию, «обстреливая» ее с различных сторон. Это справедливо, конечно, в отношении не только аудиторов, но и других профессионалов. Таким образом, ПСА относится не только к общенаучным представлениям, перенесенным в аудит [2, с. 334], но и более того – к общечеловеческим представлениям, работающим в аудите.3

На тему ПСА имеется большое количество различных литературных источников; в первую очередь назовем здесь [3, 4]. В них анализируется смысл ПСА, его достоинства и недостатки, области его применения и т.п. Отметим мимоходом, что, по нашему мнению, назрела необходимость в большой обзорной статье по тематике ПСА, рассматривающей все основные его аспекты. Здесь же будут рассматриваться только те аспекты ПСА, которые имеют прямое и существенное отношение к проблеме перехода от ПСА единичного специалиста к результирующему суждению группы аудиторов.

Пожалуй, в большинстве задач, где целесообразно применение ПСА, достаточно суждения одного – единственного специалиста. Связано это, по-видимому, с тем, что чаще всего такие задачи возникают в аудите в рамках аудиторской проверки или внешнего контроля качества работы аудиторов (ВККР) и требуют решения ее руководителя – пусть и после возможного обсуждения с другими членами группы. Это приводимые в [1, с.157] области: оценка различных видов аудиторского риска, определение характера и объема аудиторских процедур, вид выдаваемого аудиторского заключения, принятие решений о репутационной и профессиональной приемлемости клиентов и проектов. Это определение уровня существенности и нахождение объема аудиторской выборки [2, с. 317 - 318, 333]. Это принятие решений о существенности или несущественности, преднамеренности или непреднамеренности выявляемых при ВККР нарушений в деятельности аудиторских организаций (АО) или аудиторов. И т.д. и т.п.

Однако существуют в аудите, на наш взгляд, и такие классы задач, когда предпочтительнее интегрирование ПС отдельных специалистов в ПС целой группы их – в основном, для уменьшения субъективности такого суждения, повышения доверия к нему и приближения его к истине. (Ведь многовековой опыт человечества показывает, что обычно коллективное мнение ближе к истине чем индивидуальное – хотя иногда случается наоборот, в частности при прогнозировании различных событий.) Методический аппарат для интегрирования ПС отдельных экспертов прикладной наукой разработан – это метод экспертных оценок (МЭО).

Приведем примеры таких задач. Это, например, оценка эффекта (допустим, в смысле повышения качества аудита) от изменений в аудиторском законодательстве, от внедрения различных аудиторских стандартов и т.п. По нашему мнению, прежде чем изменять границы критериев обязательного аудита в [5, ст. 5, ч. 1, п. 4], неплохо было бы использовать МЭО для оценки будущих изменений в достоверности бухгалтерской отчетности экономических субъектов и в их затратах. Сюда относится и задача оценки влияния мер дисциплинарного воздействия (МДВ), применяемых СРО аудиторов и Росфиннадзором по отношению к АО и аудиторам, на качество аудиторских услуг; она будет подробно рассмотрена в третьем разделе данной статьи. Назовем класс таких задач задачами оценки эффекта от различных мероприятий в аудите. Другие классы таких задач будут описаны в конце статьи.

2. Кратко о методе экспертных оценок

Этот метод является одним из приближенных методов оценки разнообразных величин и применяется при решении тех вопросов науки и техники, в которых использование точных методов невозможно, затруднительно или экономически не оправдано. Суть его заключается в формировании группы экспертов - специалистов по исследуемому вопросу, проведение опроса их и в выводе на базе индивидуальных оценок экспертов некоторой результирующей оценки группы. За последнее время МЭО получил широкое распространение в медицине, экономике, социологии и т.д.

Основным достоинством МЭО является его широкая применимость, возможность использования его в тех вопросах, где формальные методы расчета не могут быть применены. Среди других достоинств МЭО можно отметить его скорость (хотя бы потому, что он может работать без каких-либо числовых исходных данных, на сбор которых часто уходит значительное время), использование богатейшего опыта и интуиции специалистов. Общие недостатки МЭО, присущие всем его многочисленным разновидностям, это малая точность оценок, их субъективность, подверженность (осознанная или неосознанная) экспертов интересам собственным и групповым, сложность формирования в ряде случаев коллектива экспертов, необходимость учитывать разнообразные психологические аспекты и т.д.

Набор экспертов организатор процедуры обычно осуществляет на неформализованной основе, опираясь на свое ПС и целесообразность присутствия различных позиций в экспертной группе и т.п. Впрочем, существует один в некоторой мере формализованный способ набора экспертов, известный под названием «снежного кома», когда организатор экспертизы сначала отбирает несколько человек, просит их назвать других экспертов, просит далее тех назвать свои кандидатуры и так до тех пор, пока круг названных специалистов не перестает расширяться [6, с. 6 - 7].

Весьма важным для применения МЭО в аудите является замечание из [6, с. 7] о том, что экспертиза очень редко организуется для ответа на простой, «одиночный» вопрос; чаще всего это комплекс взаимосвязанных вопросов. Тем более, что сейчас наличие интернета подобный подход облегчает.

Существуют четыре основных типа процедур для получения экспертной информации [7, с. 170]: одноразовые (однотуровые) процедуры с непосредственным взаимодействием экспертов (НВЭ); одноразовые процедуры без НВЭ; итеративные (многотуровые) процедуры с НВЭ; итеративные процедуры без НВЭ. Итеративные процедуры позволяют уменьшить разброс индивидуальных оценок экспертов за счет сближения их в ходе итераций. Это показано на условных (с известной заранее оцениваемой величиной) и реальных примерах и объясняется обычно давлением средней оценки экспертов во втором и последующих турах опроса на мнение отдельных экспертов [7, с. 171]. Поэтому и ввиду неизбежно большого разброса в экспертных оценках в аудите итеративные процедуры, несмотря на их относительную сложность, предпочтительнее одноразовых. Процедуры с НВЭ обладают общепризнанными недостатками: подверженность экспертов мнениям авторитетов, нежелание экспертов пересмотреть открыто высказанное суждение и т.д. Поэтому в аудите желательно исключать НВЭ, ввиду чего здесь наиболее подходят процедуры четвертого из перечисленных типов.4

Из них процедура (метод) Дельфи является самой распространенной и хорошо отработанной. В первом туре каждый эксперт дает свою численную оценку, организатор экспертизы (в сложных случаях аналитическая группа) подсчитывает среднее значение, а возможно, и некоторые другие величины. Далее он просит экспертов, давших крайние оценки, письменно обосновать свое мнение, которое без указания фамилий, но вместе с подсчитанными величинами он представляет на второй тур.5 Оценки второго тура обрабатываются аналогично (но без подобной просьбы к экспертам, давшим крайние оценки) и т.д. до достижения достаточного по мнению организатора процедуры согласия между оценками экспертов или до тех пор, пока оценки экспертов не перестанут серьезно изменяться от тура к туру; для этого обычно хватает четырех туров [8, с. 51].

Процедура Дельфи была разработана в 1950 - 1960 годы в США и весьма часто применяется на практике. После своего появления за последующие 15 лет она использовалась не менее 40000 раз [9, с. 240]. Она работает в технике, медицине, экономике, социологии, прогнозировании и т.д. По вопросам ее практического применения (равно как и ее теоретического анализа) имеется обширная литература, например [6 - 9].

Наличие интернета сильно снижает громоздкость процедуры Дельфи. Организатор ее составляет большей частью одинаковые для всех экспертов материалы и быстро рассылает их по электронным адресам. Очевидно, что при этом резко уменьшается суммарное время проведения процедуры.

Процедуру Дельфи в аудите можно применять, оценивая градациями, допустим, степень влияния МДВ на качество аудиторских услуг (например, очень низкая, низкая, средняя, высокая, очень высокая). Экспертам так будет, пожалуй, легче. Но для принятия по результатам исследований будущих управленческих решений целесообразнее, на наш взгляд, ввести балльную систему оценок степени влияния. Например, десятибалльную, когда нуль означает отсутствие какого-то бы ни было влияния, а десять – влияние, неизмеримо превосходящее суммарное влияние остальных факторов6.

3. Подробно об одном примере сочетания профессионального суждения аудитора с методом экспертных оценок

Сочетание профессионального суждения аудитора с методом экспертных оценок проиллюстрируем на примере оценки влияния МДВ, применяемых СРО аудиторов и Росфиннадзором к АО и аудиторам, на качество аудиторских услуг. Конечно, оценка такого влияния имеет и самостоятельное значение как важная задача в системе регулирования аудиторской деятельности.

В постановочном плане эта задача относится к общей теории эффективности как одна из задач оценки эффекта (здесь это изменение качества аудиторских услуг, точнее, его стоимостного эквивалента) от некоторого мероприятия - внедрения МДВ или их изменения. Если затраты и эффект от мероприятия по годам в стоимостном выражении известны, то в этой теории выведены соотношения, позволяющие сделать вывод о том, эффективно ли мероприятие, и выбрать из многих вариантов его реализации наилучший; они приведены, например, в [ 10 ].7 К сожалению, стоимостной эффект от изменения качества аудиторских услуг рассчитать в настоящее время нереально (да и нестоимостной эффект от такого изменения формализованными методами тоже); поэтому приходится отказаться здесь от «услуг» общей теории эффективности и искать другие пути.

С первого взгляда можно попытаться сравнить качество аудиторских услуг до и после внедрения МДВ и рассматривать его изменение как результат применения этих мер. Но это была бы грубая методологическая ошибка. За прошедшие годы произошли многие изменения как в макроэкономике, так и в аудите, которые оказали на качество аудиторских услуг не меньшее влияние чем МДВ: сильный рост ВВП и его последующее замедление, совершенствование аудиторского законодательства, изменение квалификации аудиторов и т.п.; пренебречь этими факторами можно было бы только в том случае, если бы их суммарное влияние на качество аудиторских услуг было гораздо меньше нежели влияние МДВ, но это явно не так.8

Фиксировать же все остальные факторы - кроме МДВ – нет никакой возможности. Такой путь (фиксация всех факторов за исключением исследуемого) часто работает в технике, естественных науках и пр., однако чрезвычайно редко в экономике. Но если в реальности нельзя фиксировать все факторы, кроме МДВ, то мысленно сделать это вполне возможно и здесь МЭО является хорошим инструментом.

Рассмотрим сначала по отдельности МДВ и качество аудиторских услуг. В МДВ, принимаемые по результатам ВККР аудиторских организаций и аудиторов, входят [11, с. 10] в случае СРО аудиторов предписание, обязывающее устранить выявленные ВККР нарушения; предупреждение в письменной форме о недопустимости нарушений; штраф; приостановление членства в СРО аудиторов (согласно [5, ст. 20, ч. 1, п. 4] не более чем на 180 дней); исключение из членов СРО аудиторов. Первые две меры будем называть - вслед за [12, с. 28] – термином «относительно лояльными мерами воздействия», добавив сюда со своей стороны штрафы ввиду их обычно незначительной величины. В случае Росфиннадзора из возможных МДВ исключаются штрафы, а вместо приостановления членства в СРО и исключения из нее действовали обязательные для исполнения аналогичные предписания в адрес соответствующей СРО по отношению к нарушителю9; но начиная с декабря 2014 года Росфиннадзор вместо предписания об исключении из СРО аудиторов может согласно [5, ст. 20, ч. 6, п.п. 4 - 5] требовать исключения АО из реестра аудиторов и аудиторских организаций, что означает более сильную МДВ, поскольку исключает возможность перехода нарушителя в другую СРО.

Статистическая обработка данных из материалов типа [13] позволила сделать вывод о том, что доля проверок, по которым приняты МДВ, за 2010 – 2014 г.г. у СРО аудиторов невелика: по всем пяти СРО в целом она составила 1,1%, причем по АО эта цифра равна 4,5%, а по аудиторам – 0,4%.10 У Росфиннадзора эта доля составила за 2012 -2014 годы 83,3%,11 что гораздо выше, даже если для большей корректности сравнивать ее с 4,5% - поскольку Росфиннадзор проводит проверки качества работы только у АО.

Что касается спектра МДВ, то у СРО аудиторов и у Росфиннадзора преобладали относительно лояльные: почти 70% у первых (а 11,2% падает на приостановление членства и 18,9% - на исключение из СРО)12 и 90,0% у второго (при этом приостановление членства составило 6,9%, а исключение из членов СРО аудиторов - 3,1%). Если же брать МДВ, применяемые СРО аудиторов только в отношении своих АО, то относительно лояльные меры составили 80,1%, приостановление членства – 10,8%, исключение из СРО – 9,1%; другими словами ситуации у Росфиннадзора и СРО аудиторов здесь более близки, но бросается в глаза меньший процент исключения из СРО аудиторов в МДВ Росфиннадзора. Приведенные выше цифры, интересные сами по себе, будут полезны и тогда, когда речь пойдет о содержании задач, которые в рамках процедуры Дельфи могут быть поставлены экспертам.

Рассмотрим теперь вопрос о понятии качества аудиторских услуг в рамках поставленной задачи об оценке влияния МДВ на это качество. У профессионалов, долгое время связанных с аудитом, фактически есть об этом понятии свое представление и его вполне достаточно для работы с процедурой Дельфи, направленной на оценку влияния МДВ на качество аудиторских услуг. А краткая пояснительная записка экспертам, содержащая соображения организатора процедуры об этом понятии,13 может облегчить их задачу, а также уменьшить разброс их оценок уже в первом туре.14

Приведем условный числовой пример оценки степени влияния МДВ на качество аудиторских услуг на основе процедуры Дельфи. Пусть группа экспертов состоит из пяти человек (обозначим их через Э1, Э2, Э3, Э4, Э5), а оценки степени влияния даются по десятибалльной шкале. Тогда оценки экспертов в каждом туре опроса и средние оценки по группе даны в таблице 1. Видна хорошая стабилизация оценок экспертов уже к третьему туру. Заметим, что в реальных ситуациях сравнение итоговых оценок влияния МДВ на качество аудиторских услуг, по нашему мнению, весьма информативно.

Несколько замечаний организационного характера. Подготовка к проведению процедуры Дельфи начинается с отбора экспертов. В нашей задаче излишен способ «снежного кома», поскольку экспертов здесь требуется немного – на наш взгляд, обычно пять – десять человек. Так что руководство СРО и Росфиннадзора, по нашему мнению, без особого труда выберут необходимое количество экспертов на неформализованной основе. Даже при условии, что в этот круг целесообразно включать руководителей государственного регулятора и СРО аудиторов, работников Росфиннадзора, контролеров ВККР, специалистов АО, преподавателей аудита и т.п.15 Обязательно, конечно, соблюдение принципа добровольности участия в экспертизе.

Таблица 1

Условный пример оценки степени влияния мер дисциплинарного воздействия на качество аудиторских услуг


Туры

1

2

3

4

Оценки

экспертов

и

группы

в

целом

Э1

3,5

3,5

3,6

3,6

Э2

5,5

4,5

4,0

3,9

Э3

4,0

3,7

3,7

3,7

Э4

3,0

3,2

3,5

3,5

Э5

1,5

3,5

3,5

3,5

Средняя по группе

3,50


3,68

3,66

3,64


Важную роль в подготовке экспертизы здесь играет пояснительная записка экспертам. Она должна быть краткой16, но как минимум два вопроса в ней целесообразно затронуть. Первый касается критериев качества аудиторских услуг, причем основную роль здесь играет замечание, что эксперт может использовать уже сложившееся у него представление об этом качестве. А дополнительную – соображения организатора экспертизы на этот счет. Второй вопрос связан с балльной системой оценки влияния МДВ на качество аудиторских услуг и выражается преимущественно в пояснении того, что означает максимально возможный балл – в соответствии со сказанным выше.

Теперь об организационных аспектах, связанных не с подготовкой, а с самим проведением процедуры Дельфи. Наличие интернета ускоряет проведение процедуры. Не надо – как раньше – пользоваться традиционной почтой или собирать экспертов вместе, что во многих отношениях неудобно.17 Организатор процедуры рассылает по электронным адресам экспертов пояснительную записку, мотивацию двух экспертов с крайними оценками из первого тура, результаты каждого тура (как средние, так и частные оценки экспертов) и прочую необходимую информацию, а иногда и деликатно поторапливает некоторых экспертов. Кроме того, наличие интернета упрощает ситуацию с возможным выбытием эксперта, поскольку оно становится теперь менее вероятным событием.18

Процедуру Дельфи по указанной тематике можно проводить относительно всей массы АО и аудиторов, а можно отдельно по членам каждой СРО аудиторов. Наиболее привлекательным представляется третий вариант: сначала относительно всей массы, а потом по тем СРО, которые захотят получить относящуюся к себе информацию. Что касается Росфиннадзора, то представляется, что процедуру Дельфи здесь полезно проводить автономно. Во-первых, это проще в организационном плане. Во-вторых, влияние МДВ на качество аудиторских услуг у его «подопечных», может отличаться от такого влияния в рамках общей массы субъектов аудита и даже в рамках только АО: ведь это АО, проводящие обязательный аудит не всех экономических субъектов, а только общественно значимых организаций, к деятельности и состоянию которых приковано гораздо больше внимания властей и экономической общественности. В - третьих, как показано выше, его МДВ и частота их применения отличаются от подобных мер СРО аудиторов.

Как уже упоминалось во втором разделе, экспертиза очень редко организуется для ответа на простой «одиночный» вопрос, а чаще всего охватывает комплекс взаимосвязанных вопросов. В нашем случае этот комплекс может включать оценку степени влияния МДВ на качество аудиторских услуг для всех СРО аудиторов; только для их АО и индивидуальных аудиторов; только для их АО; для Росфиннадзора; для отсутствия МДВ; для гипотетического случая, если доля проверок ВККР, заканчивающихся МДВ, станет у СРО аудиторов такой же как у Росфиннадзора; для случая, когда спектры МДВ у Росфиннадзора и СРО одинаковы (причем здесь возможно несколько ситуаций); для различных вариантов повышения квалификации аудиторов, их подготовки и проведения экзаменов; для раздельной оценки влияния МДВ на качество аудиторских проверок и качество иных аудиторских услуг (можно ожидать, что в первом случае степень влияния будет выше, поскольку здесь гораздо сильнее работает «конфликт интересов»), для оценки влияния МДВ на качество отдельных иных услуг и т.д.

Конечно, желательно в наш меркантильный век проводить сочетание ПСА с МЭО на платной основе – особенно если экспертиза организована не для ответа на простой «одиночный» вопрос, а на большое их количество. Даже если для экспертов это будут небольшие деньги – здесь важен принцип.

4. Кратко о возможностях метода экспертных оценок в аудите

В первом разделе был описан один класс задач в аудите, в которых полезно применять МЭО - задачи оценки эффекта от различных мероприятий в аудите. Другой класс таких задач – это задачи, которые в настоящее время решаются на основе ПС одного аудитора, но которые по различным причинам целесообразнее решать с привлечением МЭО. Например, упомянутое ранее определение объема аудиторской выборки; если в аудиторской группе оказалось несколько человек, имеющих опыт применения выборочного метода в аудите, то определение объема различных аудиторских выборок в рамках одной аудиторской проверки, можно реализовать не как решение одного человека, а как результат интегрирования ПС нескольких. А в [14, с. 78] предлагается использование МЭО для определения как набора базовых показателей, так и допустимой доли отклонений от них при нахождении уровня существенности.

Третий класс таких задач относится к аудиторской статистике. Многие важные показатели, характеризующие аудиторскую деятельность, в настоящее время не разрабатываются отечественной статистикой (см. [15, с. 74 - 76]) и этот недостаток в некоторой мере может быть парирован с помощью МЭО. Например, средний гонорар за одну аудиторскую услугу, средний гонорар за одну сопутствующую аудиту услугу19 и т.п. Средние цены на различные аудиторские услуги иногда приводятся в аудиторской литературе (см. например [2, с. 126 - 127]), но они основываются фактически на ПСА, а надежнее было бы получать их с помощью сочетания ПСА с МЭО.

Четвертый класс таких аудиторских задач связан с различными вопросами прогнозирования в аудите – как с прогнозом значений разнообразных аудиторских показателей (обычно в недалеком будущем), так и с прогнозированием сроков наступления интересующих экономическую общественность событий. И здесь сочетание ПСА с МЭО даст, по нашему мнению, как правило, более точные результаты чем классическое применение ПСА.

Конечно, задачи всех четырех перечисленных классов, и в частности задачу оценки влияния МДВ на качество аудиторских услуг, можно решать и на основе ПСА одного единственного специалиста. Но решение на базе сочетания ПСА с МЭО будет обладать меньшей субъективностью, более высоким доверием со стороны экономической общественности и обычно значительно большей точностью. Особенно хорошо подходит для решения всех четырех рассмотренных классов задач описанная выше процедура Дельфи. Наверное, есть в аудите и другие классы таких задач, решаемых как с ее помощью, так и с помощью других процедур МЭО. Подробнее исследование задач, которые целесообразно решать на основе МЭО, их круга, методов их решения и пр. является предметом отдельного специального исследования, причем обладает высокой актуальностью и для теории и для практики аудита.

В заключение заметим, что применительно к аудиту с теоретических позиций МЭО является обобщением ПСА на случай, когда число специалистов может быть больше единицы. А с практических позиций использование в аудите МЭО выглядит как его сочетание с ПСА. Представляется на основе вышеизложенного, что это сочетание поможет решить ряд актуальных аудиторских проблем.

________________________________

1 Подробнее такие задачи рассматриваются в первом разделе статьи.

2 Там же это определение обобщается на случай ПС вообще – поскольку можно говорить о ПС бухгалтера, аналитика, руководителя, редактора и т.д.

3 Аналогичное можно сказать о ПС вообще.

4 Заметим, что распространенные в настоящее время круглые столы относятся к итерационным процедурам с НВЭ (если, конечно, они нацелены на получение итоговой оценки, а не на простой обмен мнениями). А оценивание в фигурном катании можно отнести к одноразовым процедурам без НВЭ.

5 Анонимность оценок имеет место и для других экспертов.

6 Теоретически следует допустить и отрицательные баллы, когда применение МДВ ухудшает качество аудиторских услуг, так что диапазон степени влияния простирается от минус десяти до плюс десяти. На практике, конечно, следует ожидать положительные баллы.

7 Там, правда, вместо мероприятий идет речь об инвестиционных проектах, но, на наш взгляд, лучше говорить о мероприятиях: это понятие шире чем инвестиционный проект (например, разработка законодательных актов или стандартов аудиторской деятельности является, конечно, мероприятием, но вряд ли ее можно рассматривать как инвестиционный проект), а все упомянутые выше соотношения сохраняются.

8 Ситуация типичная для экономических проблем вообще.

9 Что, по нашему мнению, практически одно и то же.

10 Последнее различие вполне логично: субъектами аудиторской деятельности на рынке аудиторских услуг являются преимущественно АО, ввиду чего регулирование этого рынка (в том числе и МДВ) должно быть в большей степени направлено на них.

11 В 2010 и 2011 годах ВККР со стороны Росфииннадзора отсутствовал.

12 Цифры за 2011 - 2014 годы; за 2010 год исходные данные для расчетов отсутствуют.

13 Представления автора о качестве аудиторских услуг изложены, например, в [2, с. 335 - 341].

14 В этой записке полезно затронуть и другие вопросы, о чем будет подробнее сказано ниже.

15 Причем давать большой перевес в составе группы контролерам ВККР опасно, поскольку людям свойственно завышать важность своей работы, а значит и оценочные баллы здесь.

16 С возможной отсылкой к литературе для заинтересовавшихся экспертов.

17 Например, что будет делать основная масса экспертов, пока специалисты, давшие крайние оценки в первом туре, письменно излагают свою мотивацию.

18 Даже уехавший в командировку или попавший в больницу эксперт может обычно выполнять через интернет свои функции.

19 А средний гонорар за одну аудиторскую проверку на основе имеющихся статистических данных вычислить сейчас можно – см. например [15, табл. 1, строки 15,16].

__________________________________

Литература:

  1. Бычкова С.М., Райхман М.В, Соколов В.Я и др.; под ред. Соколова В.Я. Аудиторский словарь. – М.: Финансы и статистика, 2003. – 192 с.

  2. Гутцайт Е.М. Аудит и другие науки. – М.: ВивидАрт, 2011. -374 с.

  3. Соколов Я.В., Терентьева Т.О. Профессиональное суждение бухгалтера: итоги минувшего века // Бухгалтерский учет.–2001.-№ 12. – С. 53 - 57.

  4. Баранов П.П. Развитие концепции профессионального суждения в аудите. Диссертация на соискание ученой степени доктора экономических наук. Новосибирск, 2013.

  5. Федеральный закон «Об аудиторской деятельности» от 30 декабря 2008 г. № 307-ФЗ (в ред. от 01 декабря 2014 г.).

  6. Шнейдерман М.В. Итеративные процедуры сбора экспертных данных (обзор) // Автоматика и телемеханика. – 1982. - № 4. – С. 170 - 175.

  7. Панкова Л.А., Петровский А.М., Шнейдерман М.В. Организация экспертизы и анализ экспертной информации. – М.: Наука, 1984. – 120 с.

  8. Литвак Б.Г. Экспертные оценки и принятие решений. – М.: Патент, 1996. – 271 с.

  9. Орлов А.И. Организационно – экономическое моделирование: теория принятия решений. – М.: КНОРУС, 2011. – 568 с.

  10. Методические рекомендации по оценке эффективности инвестиционных проектов (вторая редакция). Утверждена Министерством экономики РФ, Министерством финансов РФ, Государственным комитетом РФ по строительной, архитектурной и жилищной политике № ВК 477 от 21 июня 1999 г. – М.: Экономика, 2000. – 421 с.

  11. Шнейдман Л.З., Соломяный С.В. Саморегулирование в аудите: основные результаты // Научно-исследовательский финансовый институт. Финансовый журнал. – 2014. - № 4. – С. 5 - 15.

12. Отчет «Основные показатели деятельности по осуществлению внешнего контроля качества работы аудиторских организаций, аудиторов за 2014 год». Официальный сайт Министерства финансов Российской Федерации. Режим доступа: (www.minfin.ru/perfomance/audit/audit_stat/MainIndex_monitoring/).

13. Мельник М.В., Макальская М.Л., Пирожкова Н.А. Основы аудита: курс лекций с ситуационными задачами. – М.: Издательство «Дело и сервис», 2007. – 208 с.

14. Гутцайт Е.М., Яковлев И.А. Некоторые вопросы совершенствования аудиторской статистики // Научно-исследовательский финансовый институт. Финансовый журнал. – 2015. - № 2. – С. 73 - 79.


Автор:

Теги: профессиональное суждение аудитора  метод экспертных оценок  аудиторские задачи  качество аудиторских услуг  аудиторская организация  мера дисциплинарного воздействия  процедура Дельфи  ПСА  внешний контроль качества работы  СРО аудиторов