Производные инструменты: торговать в России или за рубежом?

Рынок ценных бумаг

Автор:
Источник: ИК «Первый доверительный управляющий»
Опубликовано: 16 февраля 2012

Рынок производных инструментов (прежде всего, фьючерсов и опционов), если рассматривать его в глобальном масштабе, характеризуется очень высоким уровнем потенциальной доходности, достигаемой за счет так называемого «эффекта плеча», и, соответственно, сопоставимым уровнем риска, при этом национальные рынки деривативов, как правило, имеют ряд специфических особенностей (в частности, они могут быть обусловлены особенностями действующего законодательства по рынку ценных бумаг и уровнем развития биржевой инфраструктуры).

С точки зрения участников рынка, именно его особенности являются определяющими при использовании тех или иных стратегий работы с производными инструментами.

Например, на большинстве развитых рынков (особенно в США и Европе) весьма эффективными являются стратегии, предполагающие движение цены базового актива в определенном диапазоне, а на относительно «молодых» рынках деривативов, в том числе и российском, гораздо большую прибыль способны принести стратегии, использующие высокую волатильность рынка или сильные трендовые движения цен на базовые активы.

Чем же отличается российский рынок производных инструментов от своих зарубежных «коллег»?

Во-первых, структура отечественного рынка деривативов существенно отличается от структуры мирового рынка.

В частности, по данным Всемирной федерации бирж, в мировой практике наиболее распространены производные инструменты на облигации и процентные ставки (по итогам 2010 года доля опционов на облигации и процентные ставки составляла 77,6%, фьючерсов — 88,5%), в то время как в России этот сегмент практически не развит.

Кроме того, в нашей стране гипертрофирован сегмент производных инструментов на акции (в мире по итогам 2010 года доля опционов на акции составляла 1,1%, фьючерсов — всего 0,2%).

Во-вторых, в России многие виды деривативов по тем или иным причинам не обращаются.

В нашей стране частные инвесторы имеют возможность торговать исключительно фьючерсами и опционами (преимущественно, маржируемыми), а, например, варранты и свопы, им не доступны в принципе.

Также практически не развит рынок внебиржевых производных инструментов (прежде всего, форвардов). Фактически они могут быть созданы только для институциональных инвесторов и предполагают размер вложений от 30 млн. рублей и более.

В-третьих, отечественный рынок отличается относительно небольшим количеством инструментов, доступных инвесторам.

Традиционно на рынке производных инструментов в зависимости от базового актива выделяют 6 больших групп: деривативы на акции, фондовые индексы (в последнее время к этой группе относят и производные на ETFs), облигации и процентные ставки, валюту, товары, а также экзотические инструменты (к ним, например, можно отнести фьючерсы на погоду).

На российском же рынке производных инструментов полностью отсутствуют фьючерсы и опционы на ETFs и экзотические деривативы, да и в остальных группах количество инструментов относительно не велико.

Например, по состоянию на 21 декабря 2011 года в секции FORTS (РТС), являющейся самой ликвидной площадкой по торговле деривативами в России, в общей сложности торговалось 144 фьючерса и 66 опционов (с учетом различных дат исполнения), при этом в качестве базовых активов использовалось всего 28 биржевых товаров, 18 выпусков акций, 6 фондовых индексов, 5 валютных пар, 3 «корзины» облигаций и 1 процентная ставка. Фактически рынок биржевых производных инструментов в России охватывает лишь незначительную часть спот-рынка.

В-четвертых, российский рынок деривативов в настоящий момент является краткосрочным рынком. Спросом со стороны участников рынка пользуются преимущественно те инструменты, дата исполнения которых наступает в течение ближайших трех месяцев, причем, чем более отдаленным является срок исполнения, тем ниже интерес к таким инструментам.

Например, котировки фьючерсов и опционов, исполняющихся через год и более, поддерживаются в основном маркет-мейкерами, а сами сделки с ними носят единичный характер.

В-пятых, пока оставляет желать лучшего и уровень ликвидности отечественного срочного рынка. Основной объем торгов сконцентрирован в нескольких инструментах (деривативы на индекс РТС, акции «Сбербанка России», курс доллара США и т. д.), а все остальные отличаются не высоким уровнем ликвидности.

Так, если рассматривать итоги торгов фьючерсами на FORTS 21 декабря 2011 года, то в общей сложности за торговую сессию было совершено 885665 сделок, из которых 847483 сделки (или 95,7% от их общего количества) пришлось всего на 5 наиболее ликвидных инструментов. В частности, с фьючерсом на индекс РТС, исполняющемся в марте следующего года, было совершено 585455 сделок (66,1%), на обыкновенные акции «Сбербанка России» – 115848 сделок (13,1%), на курс доллара к рублю – 65932 сделки (7,4%), на акции «Газпрома» – 58593 сделки (6,6%) и на акции «Лукойла» – 21655 сделок (2,4%).

Весьма примечателен тот факт, что с фьючерсами, исполняющимися до марта 2012 года включительно, участники рынка совершили 885061 сделку (или 99,93% от их совокупного числа), а на более «длинные» фьючерсные контракты пришлось всего 604 сделки (0,07%).

В-шестых, российский срочный рынок отличается доминированием автоматизированных алгоритмических систем торговли (так называемых «торговых роботов»).

Если первоначально торговые роботы применялись в основном для мониторинга текущей ситуации и отслеживания рыночных дисбалансов, то впоследствии они стали преобладать на национальном рынке деривативов.

По данным биржи РТС, доля сделок, совершенных с использованием торговых роботов на срочном рынке в 2010 году, составила не менее 50%. В 2011 году доля торговых роботов, согласно экспертным оценкам, увеличилась до 60-65%.

И, наконец, седьмой особенностью срочного рынка в России выступает очень низкая доля классических хеджеров – участников рынка, не заинтересованных в совершении спекулятивных операций и использующих производные инструменты исключительно в целях снижения ценовых рисков.

В частности, на крупнейших иностранных товарных биржах хеджируют свои ценовые риски производители продукции и торговые посредники (хеджирование распространено на рынке нефти и нефтепродуктов, сельскохозяйственной продукции, электроэнергии, металлов (как промышленных, так и драгоценных) и т. д.), а в России хеджирование как способ снижения ценовых рисков среди производителей пока не получило широкого распространения.

Резюмируя все сказанное выше, можно утверждать, что в России рынок производных инструментов носит ярко выраженный спекулятивный характер. На практике он предоставляет частным инвесторам очень хорошие спекулятивные возможности при биржевой краткосрочной торговле фьючерсами и опционами на фондовые индексы, некоторые выпуски акций и валютные пары в рамках стратегий, «эксплуатирующих» резкие рыночные колебания. К сожалению, при этом российский рынок деривативов остается достаточно «узким» с точки зрения видов и количества представленных на нем инструментов, уровня их ликвидности и возможности реализации долгосрочных фьючерсных и опционных стратегий.

Автор:

Теги: производные инструменты  фьючерсы  опционы  деривативы  FORTS