Стоимость предприятия и «стоимость» бизнеса

Оценка бизнеса

Автор:
Источник: Библиотека Ключевых Показателей Эффективности
Опубликовано: 28 февраля 2012

В соответствующих публикациях уже неоднократно обращалось внимание на то обстоятельство, что многие авторы монографий, учебников, учебных пособий и отдельных статей в журналах и газетах, как и многие практикующие оценщики стоимости предприятий (компаний, фирм), считают, что стоимость предприятий и стоимость бизнеса – это синонимы, т.е. одно и то же. Об этом, прежде всего, свидетельствуют названия известных книг: «Оценка предприятий (бизнеса)», «Оценка бизнеса» и т.п. Некоторые специалисты, пытаясь оправдать целесообразность такого приравнивания, утверждают, что справедливо приравнивать друг к другу понятия «стоимость предприятия» и «стоимость бизнеса предприятия». При этом они ссылаются на действующие международные, европейские и федеральные стандарты оценки. Про «стоимость бизнеса предприятия» нельзя не заметить, что «хрен редьки не слаще» (предприятие предпринимательской деятельностью не занимается).

Не хотелось бы повторять словарные определения понятий «предприятие» и «бизнес». Они достаточно полно приведены в публикации [1]. В этой же статье даётся весьма спорное, своеобразно расширительное, неверное понимание бизнеса как «любой коммерческой, промышленной или инвестиционной организации либо организации сферы услуг, занимающейся экономической деятельностью с целью извлечения прибыли». При такой трактовке предприятие – разновидность организации, и приравнивание его стоимости к стоимости бизнеса (и наоборот) правомерно. Логическая предпосылка указанного приравнивания: предприятие и бизнес – суть одно и то же, а это уже абсурд. Государственные и государственно-частные предприятия, ОАО и ЗАО, например, бизнесом называть нельзя.

Очевидное противоречие указанного подхода видится в том, что бизнес как предпринимательская деятельность (предпринимательское дело, предпринимательство, предприимчивость) отдельного человека (бизнесмена) или группы объединённых общими экономическими интересами людей (бизнесменов – партнёров) искусственно, ничем не оправданно, почему-то приравнивается к коммерческой организации, что противоречит логике и здравому смыслу, согласно которым должно быть: «мухи – отдельно, котлеты – отдельно».

Если читатель этой статьи согласится с автором в том, что указанная выше подмена понятия «бизнес» понятием «коммерческая организация», как минимум, не корректна, ошибочна и не допустима, то следствием такого неприятия послужит ряд нетрадиционных соображений, касающихся словосочетания «стоимость бизнеса».

Известно, что только товары имеют соответствующую стоимость. Следуя буквальному смыслу и словарным определениям понятия «бизнес», как предпринимательская деятельность индивидуума-бизнесмена или группы людей-партнёров, бизнес не может быть отчуждённым от субъектов этого занятия и поэтому не является товаром, как объект купли – продажи не существует, и поэтому – сам по себе стоимости не имеет.

При отсутствии рабовладельческого строя общества и государства продажа и купля человека невозможна. Однако и здесь встречаются если не исключения, то нечто подобное: например, в настоящее время спортивные клубы с согласия субъекта торга покупают и продают не самого человека, а право на его временное использование, по-другому, – право уступки (нанимают и сдают в найм за большие деньги), переманивают успешных футболистов и хоккеистов, а также тренеров, добившихся высоких результатов своих подопечных. Таким же образом могут поступать с крупными учёными, гениями, талантами и даже рабочими с редкими, но пользующимися высоким спросом специальностями.

Бизнесом, естественно, называть только предпринимательское дело индивидуальных частников либо их кооперативов.

Безусловно, стоимость имеют материальные и нематериальные ресурсы (материальные и нематериальные активы), производственные, сервисные и коммерческие объекты бизнеса – наполнители его экономического содержания: основные и оборотные средства, здания и сооружения с рабочими местами, земельный участок, инфраструктура, если она есть, бренд, товарные знаки и знаки обслуживания, патенты на открытия и изобретения, ноу-хау, клиентелла, ценные бумаги, результаты бизнес-деятельности и т.д. и т.п. Эти ресурсы-активы-результаты (собственность), как правило, являются отделимыми от персональных субъектов бизнеса, т.е., будучи товарами, могут становиться объектами свободной купли – продажи, имуществом, в тех или иных правовых формах так или иначе меняющим владельца-собственника. Представляется, что понятие «предприятие бизнеса» применительно к понятию стоимости гораздо содержательней, корректней понятия «бизнес предприятия». Бизнесом занимается бизнесмен, а не его предприятие. При возможности, в практической жизни этими понятиями лучше не пользоваться.

Бизнес, как правило, имеет общую общественную ценность, которая характеризуется такими показателями как результативность предпринимательского дела в натурально-вещественных и стоимостных показателях, экономическая эффективность и рентабельность предпринимательской деятельности, соответствующей группой социальных показателей. Бизнесу должна быть присуща склонность к модернизации и инновациям, социальная ответственность. Интегральной характеристикой бизнеса служат размеры финансового состояния (финансового капитала) бизнесмена.

Основная задача бизнеса состоит не только и не столько в максимизации получаемой прибыли, но и в повышении стоимости активов, которыми он располагает, в насыщении имеющихся в стране рынков пользующихся широким спросом высококачественной продукцией, конкурентоспособными работами и услугами, в обеспечении работающего на него трудового коллектива достойной заработной платой и другими материальными и нематериальными благами, в максимальной защите окружающей среды от загрязнений почвы, воды и атмосферного воздуха, в освоении безотходных технологий производства предлагаемых покупателям товаров. Бизнесмен должен постоянно понимать и ощущать, что в результате его предпринимательской деятельности повышается благосостояние народа его страны, общества и государства, неуклонно возрастает национальное богатство на пользу существующего и будущих поколений отечества, растёт престиж государства на мировой арене .

Как указывалось выше, сам по себе бизнес стоимости не имеет, т.е. не имеет обменной ценности, которую имеют его компоненты, в частности, права на существование, ресурсы (активы), ценные бумаги и результаты.

Что же делать для того, чтобы улучшить существующее положение с названиями книг и статей в области определения стоимости предприятий, учреждений, организаций и их объединений? Нужно при возможности в таких названиях как можно обстоятельней конкретизировать указанные объекты оценки: например, определение стоимости предприятий машиностроения, летательных аппаратов, банков и инвестиционных компаний, торговых предприятий и торговых сетей, гостиниц, туристических фирм, памятников истории, культуры и архитектуры, произведений искусства, ювелирных изделий и т.д. Кое-что в этой области делается уже сегодня, и эту работу необходимо продолжать, уделяя особое внимание публикациям по оценке стоимости проблемных дорогостоящих активов, к числу которых, в первую очередь, относятся экономически значимые средние, крупные и крупнейшие предприятия и их разнообразные объединения.

Часто проблемными называют только активы предприятий – банкротов. Это – довольно узкое толкование проблематичности. С позиций сложности и уровня проработанности существующих методов определения стоимости экономических объектов, трудоёмкости оценочных работ и величины затрат денежных средств на их проведение, проблемными, в частности, являются активы широко диверсифицированных гигантов промышленности, строительства, транспорта и связи, торговли, сельского хозяйства и др. отраслей экономики страны.

Полагаю, что временами неуместное употребление терминов и словосочетаний «бизнес» и «стоимость бизнеса» часто являются фигурами речи, образцами метафоричного просторечия, слоганами, призванными как можно больше упростить, сократить словесные выражения уже имеющихся, исторически сложившихся, традиционных понятий и терминов в ущерб их общеизвестному энциклопедическому смыслу.

Подменой существующих понятий и терминов увлекаются многие зарубежные и отечественные авторы публикаций. Многие из них нескромно стремятся как можно больше расширить область теоретической или практической применимости результатов своих изысканий. Такое поведение, особенно если оно умышленное, не делает им чести и рано или поздно будет отмечено как недостойное. Это примерно то же самое как сознательно в десятки, а то и в сотни раз, завышать указываемый тираж своей публикации по сравнению с фактическим или становится членами бесчисленных общественных академий.

В последнее время у нас переводят на русский язык много иностранной научной и деловой литературы. Переводчики и редакторы переводов бывают компетентными и некомпетентными. В последних случаях часто появляются «трудности перевода». С одной стороны, авторы-иностранцы любят интриговать и эпатировать читателей броскими, не всегда адекватными названиями своих трудов, а с другой – проявляются упомянутые трудности перевода. В результате и рождаются такие перлы словосочетаний как экономная экономика, бережливое производство, «стоимость» бизнеса, стоимость капитала (вместо стоимости привлечения капитала), энтропийная стоимость, оценка бизнеса, создание стоимости (вместо управления стоимостью), стратегический менеджмент (вместо стратегическое управление), менеджмент инноваций (вместо управления инновациями), рыночная стоимость предприятия при отсутствии рынков их купли-продажи (вместо рыночной капитализации), справедливая стоимость при неопределённости понятия «справедливость», многосмысловые понятия и термины вроде слова «оценка», употребляемого как глагол и как имя существительное и т.д.

На взгляд автора этого текста, весьма желательно, чтобы в русском языке и особенно в научной и деловой речи, неточные и двусмысленные словосочетания, ничем не оправданные гибриды иностранных и русских слов, встречались как можно реже, даже в погоне за краткостью выражаемых мыслей. В русском языке всегда найдутся слова однозначно, без искажения передающие смысл широко употребляемых у нас иностранных слов-заменителей.

Если иностранцы заимствуют у нас незначительное количество русских слов типа спутник, водка, бистро, то мы, как всегда, впереди планеты всей, не замечаем унизительности того, что делаем. В переводных изданиях на русском языке умудряемся не менять обозначения приводимых в текстах формул и показателей, давая их на языке оригинала (например, EVA, EBITDA, DCF, IRR, WACC и т.д.). И это также позорно. Наши коллеги за рубежом так не поступают.

Несколько соображений по поводу употребления в литературе и СМИ словосочетания и понятия «Оценка бизнеса». Двусмысленность этого понятия очевидна и в данном случае краткость не выступает в качестве «сестры таланта». Если речь идёт об оценке стоимости бизнеса, то, как указывалось выше, это словосочетание не корректно, так как не отражает физическую суть предпринимательской деятельности, сама по себе не имеющей стоимости, так как не является товаром.

По отношению к бизнесу может оцениваться его общественная ценность, результативность, экономическая эффективность, рентабельность, социальная ответственность, экологичность, безопасность и т.д. Например, словосочетание «оценка экономической эффективности бизнеса» звучит грамотно, не вызывая сомнений в правильности, адекватности этого выражения рассматриваемой задаче.

Почему-то никому не приходит в голову книги и статьи по инвестиционному проектированию называть, например, «оценка либо стоимость инвестиционного проекта». Обычное название таких книг – «Оценка экономической эффективности (или просто эффективности) инвестиционных проектов» и т.п., и это правильно. Точно так же следует поступать и в вопросах изложения задач оценки каких-то конкретных характеристик-показателей бизнеса, избегая несуразностей.

Чем точнее название публикации и чем больше оно соответствует содержанию излагаемого материала, тем лучше для автора и читателей.

Завершающая констатация сути этой статьи: предприятие и бизнес – это далеко не одно и то же; стоимость имеет не бизнес как таковой, а те материальные и нематериальные средства – ценности, которые он использует, производит и продаёт для получения дохода и прибыли.

Заключение

Словосочетание «стоимость бизнеса», в дословном, точном переводе на русский язык слова «бизнес» означает «стоимость предпринимательской деятельности», что с позиций здравого смысла является словесной шелухой, языковым мусором, чушью, бессмыслицей, абракадаброй.

По-русски правильно, грамотно говорить и писать «стоимость имущества (основных и оборотных средств, собственности, объектов, ресурсов и результатов, активов и, наконец, предприятий, компаний, фирм, заводов, фабрик и иных экономических конструкций) бизнеса.

Стоимость имеют только товарные компоненты, используемые и производимые в процессе предпринимательской деятельности ( в бизнесе).

ЛИТЕРАТУРА

1. Косорукова И.В. Влияние организационно-правовой формы предприятия на идентификацию и описание бизнеса как объекта оценки. // «Вопросы оценки», 2011, № 2. С. 26 – 32.

АННОТАЦИЯ

В материале рассматривается вопрос о неправомерности употребления в публикациях словосочетания «стоимость бизнеса». Показана некорректность такого словоприменения.

Предлагается при любой возможности конкретизировать названия публикаций по оценочной деятельности, привязывать их к типам и видам активов оцениваемых объектов.

Автор:

Теги: стоимость предприятия  стоимость бизнеса  стандарты оценки  предпринимательская деятельность  материальные активы  нематериальные активы  финансовый капитал  социальная ответственность  EVA  EBITDA  DCF  IRR  WACC  рыночная капитализация