Страховые контракты: приехали, нет?

IFRS 4 Договоры страхования
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 3 марта 2015

Автор: Стив Купер (Steve Cooper), член Совета по МСФО

Источник: IFRS Foundation

Перевод: GAAP.RU


Фото: www.ifrs.org

В продолжение новости “Новые разъяснения IASB по страховым контрактам для инвесторов”. Член Совета по МСФО Стив Купер (Steve Cooper) делится с инвесторами информацией о последних новостях проекта

Многие инвесторы считают, что понять финансовую отчетность страховых компаний непросто. Не меньше тех, кто уже давно понял, что выполнение наших обещаний представить, наконец, улучшения к отчетности по страховым контрактам занимает гораздо больше времени, чем мы предполагали раньше.

Я уверен, совершенно нет необходимости объяснять всю сложность и многообразие страховой отчетности. Но эта сложность и многообразие, вкупе с существующими расхождениями в практике учета по МСФО (которая в настоящее время допускает использование многих подходов, распространенных еще в эпоху “до МСФО”), поставили очень непростую задачу перед IASB. Более того, как и в случае с большинством непростых проблем учета, взгляды на многие входящие в страховую отчетность темы сильно различаются, поэтому первоначальные сложности еще больше выросли вследствие различий мышления заинтересованных участников. Довольно часто эти различия возникают вследствие того, что есть определенные бухгалтерские подходы, к которым и пользователи, и составители просто привыкли. Это особенно верно в случае отражения финансовых результатов страховых контрактов и того, насколько изменения в стоимости страховых активов и обязательств влияют на отчетность текущего периода.

“Улучшения к отчетности по страховым контрактам заняли больше времени, чем мы планировали – но мы уже практически там”

Несмотря на различия в представлениях практически все пользователи отчетности, с которыми я говорил, хотят, чтобы Совет по МСФО определил общий подход, устраняющий расхождения в страховой отчетности и улучшающий полезность финансовой отчетности страховых компаний. И мы уже практически там – само собой, если не принимать в расчет некоторых непростых проблем, связанных с признанием прибыли для договоров участия, обещающих своим держателям комбинацию страхового дохода и определенного дохода с инвестиций.

Следовательно, хотя мы еще и не закончили всех обсуждений, я думаю, что это неплохая возможность поделиться небольшим обновлением информации с инвесторами по поводу колоссального прогресса, которого нам все-таки удалось достичь в рамках этого проекта. Мне хотелось бы отдельно обратить Ваше внимание на некоторые ключевые изменения, которые будут особенно полезными.

Первое ключевое изменение: текущая обновленная мера измерения страховых контрактов

Суть проблемы: сегодня в отдельных юрисдикциях пока что разрешают использовать устаревшие, “замороженные” допущения при оценке обязательств по страховым контрактам.

Предложенное решение: страховые контрактные обязательства больше не будут учитываться с использованием устаревших допущений. Вместо этого страховое обязательство всегда будет корректироваться, чтобы отразить текущие оценки денежных потоков, подлежащих уплате держателю. Это означает принятие в расчет сегодняшних рыночных факторов, включая актуальную на данный момент ставку дисконта.


“Страховые обязательства больше не будут отражаться с использованием устаревших допущений”

Наше решение измерять базовое обязательство по страховому контракту с использованием приведенной стоимости денежных потоков в пользу держателя контракта (то, что мы называем “наилучшей оценкой”) нашло поддержку среди заинтересованных сторон. Одним из преимуществ этого подхода является то, что текущая стоимость минимальных гарантированных платежей и других специфических факторов будет измеряться частью обязательства по страховому контракту. Сегодня, мы знаем, принято отражать эти факторы частью страхового обязательства, только если они становятся обременительными (“onerous”) – и даже в этом случае по стоимости, не отражающей их реальной экономической сущности. В результате искажения, которые могут впоследствии возникнуть, на момент подготовки отчетности просто не видны.

Второе ключевое изменение: использование привязанной к активам ставки дисконта только там, где это оправданно

Суть проблемы: хотя она и связана с предыдущим пунктом, имеет смысл рассмотреть ее отдельно. Сегодня в некоторых случаях подготовки страховой отчетности компаниям разрешается использовать ожидаемую доходность на находящиеся во владении активы в качестве ставки дисконтирования для страховых обязательств. Это может произойти даже тогда, когда потоки денежных средств по страховому обязательству, очевидно, не имеют никакой связи с потоками денежных средств по активам. Использование ожидаемой доходности по активам в качестве ставки дисконта может привести к тому, что реальные экономические риски будут скрыты, а обязательства будут неверно отражены в отчетности.


“Ставка дисконтирования, адекватная обязательству по страховому контракту, улучшит полезность финансовой отчетности”

Предложенное решение: мы предлагаем прямо потребовать использование ставки дисконта, подходящей для обязательства. Это означает, что доходность по рисковым активам может включаться в ставку дисконта, только (и только в той степени) если денежные потоки по обязательству связаны с этими рисковыми активами. Примером этого могут служить договора участие, где страховое обязательство все-таки зависит от денежных потоков по активам. Полагаем, эти изменения существенно улучшат полезность информации, которая будет Вам раскрываться в финансовой отчетности.

Третье ключевое изменение: признание прибыли одновременно с предоставлением услуги

Суть проблемы: в настоящее время не очень много последовательности в том, как компании признают прибыль по страховым контрактам. Многие, например, используют кассовый метод.

Предложенное решение: мы полагаем, что прибыль получают, когда эмитент страхового контракта предоставляет страховое покрытие и связанные услуги. В предложенном Советом по МСФО подходе ожидаемые (или“незаработанные”) доходы представляют собой разницу между лучшей оценкой обязательства (то есть приведенной стоимости чистых платежей в пользу держателей контракта) и премии (полученной и “к получению”), а называется это “контрактной маржой” (contractual service margin, CSM). Часть CSM будет признаваться в качестве дохода в отчете о прибылях и убытках в каждом из периодов, когда производится выплата страхового покрытия и предоставление связанных услуг. Точно так же наш новый стандарт по признанию выручки требует признания по мере выполнения связанного обязательства исполнения*.

* Обязательство исполнение – это юридически обоснованное обещание в контракте (прямое или предполагаемое) предоставить клиенту товар или услугу

Однако, в отличие от требований стандарта по признанию выручки для других категорий договоров, в случае со страховыми договорами контрактная маржа будет раскрываться четко. В примечаниях к финансовой отчетности будет указана общая величина страховых контрактных обязательств компании (оцененная по типам бизнеса), будет отдельно показана разница между лучшей оценкой обязательства и оставшейся частью контрактной маржи, а равным образом будут отражены изменения в CSM в каждом периоде.

Хотя изменения в контрактной марже преимущественно отражают предоставление страховых выплат и связанных услуг, они также могут иметь место по ряду других причин. Например, CSM может вырасти вследствие заключения нового договора (и новой стоимости бизнеса, соответственно) или, напротив, снизиться в результате снижения стоимости текущих договоров, например, вследствие изменения оценок показателей смертности. Как следствие, мы собираемся потребовать от компаний перенос контрактной маржи на будущие периоды в дополнение к обязательному переносу других компонентов общего страхового контрактного обязательства. Мне думается, эта информация значительно улучшит прозрачность в отражении страховых обязательств и предоставит Вам дополнительные полезные метрики, на основе которых можно будет оценивать финансовую результативность.


“Перенос на будущие периоды “незаработанных доходов” значительно улучшит прозрачность отчетности по страховым контрактным обязательствам”

Конечно, какая-то информация может уже сегодня быть Вам доступна – например, можно вспомнить о “нестандартных” (в смысле, “non-GAAP”) мерах, например, о раскрытии встроенной стоимости (embedded value). Тем не менее, предполагаемые изменения сделают это доступным для всех, причем в более сопоставимой манере.

Четвертое ключевое изменение: признание того факта, что по многим аспектам страхование не так уж отличается от других индустрий

Суть проблемы: в течение многие лет, что я работал над этим проектом, мне часто приходилось слышать, что страхование, мол, это “нечто особенное” – следовательно, тут можно допустить требования к отчетности, непохожие на требования для представителей других индустрий. Полностью этот аргумент я не разделял никогда. Напротив, у меня есть ощущение, что представление о финансовой отчетности страховых компаний как о нечто особенном в действительности только мешает неопытным инвесторам как следует понять эту индустрию.

Одной из самых неоднозначных областей является то, как именно выручка (и, соответственно, расходы), относящиеся на страховые контракты, должна отражаться в отчете о доходах и расходах. Опять-таки, сегодня на практике существует много расхождений, но универсальный подход заключается в том, чтобы представлять все премии полученные (или же “к получению”) за период просто как “выручку”. Но с этим могут возникнуть две основные проблемы.

Прежде всего, мы говорим о результатах учета выручки по кассовому (или близкому к нему) методу. Например, признание премии по многолетнему договору страхования жизни в день его заключения, в то время как впереди еще десять лет оказания услуг, наверное, будет неточно отражать реальную экономическую сущность транзакции. И, напротив, в других транзакциях, где оказывается услуга, получаемая от клиентов наличность признается в качестве выручки, только если ее получили именно через оказание этой услуги.


“Выручка по страховому контракту должна отражать оказываемую услугу точно так же, как и в любой другой индустрии”

Во-вторых, многие страховые премии содержат компонент депозита, потому что продукт может содержать элемент инвестиций в комбинации со страховой защитой. Признание всех полученных депозитов в качестве выручки (а выручку на эти инвестиции – в качестве расходов), очевидно, будет отличаться от традиций других отраслей, включая финансовую.

Предложенное решение: Совет по МСФО потребует, чтобы выручка по страховым контрактам отражала оказываемые услуги. Хотя это может добавить сложностей с подготовкой отчетности для составителей в сравнении с тем, как они сейчас используют премии (полученные или ожидаемые), я все же считаю, что возросшую сложность перевесят преимущества в виде большей прозрачности финансовой отчетности страхового сектора.

Многие из Вас, наверное, сейчас обеспокоятся тем фактом, что мы фактически устраняем важную метрику, на которую Вы привыкли ориентироваться при анализе страхового сектора, а именно - премии. Это не так, потому что раскрытия, связанные премиями, все равно останутся.

Подытоживая вышесказанное

Я решил обратить особое внимание на четыре ключевые области, где Совет по МСФО – не в последнюю очередь благодаря совету и поддержке участников – разработал решения для существующих проблем с учетом страховых контрактов. Итоги можно представить в виде такой вот таблицы:

Проблема на сегодня

Предлагаемое решение

Использование устаревших допущений не предоставляет полезной финансовой информации

Текущая обновленная мера измерения страховых контрактов справляется с этой задачей

Использование “ожидаемого дохода на активы” в качестве ставки дисконта для измерения не связанных с ними страховых контрактных обязательств не отражает должным образом риски по страховым контрактам

Если основанную на активах ставку использовать только там, где это обоснованно, полезность раскрываемой информации, несомненно, будет выше

На практике действует очень много подходов к признанию дохода, последовательности им явно недостает

“Незаработанные” доходы по контракту будут признаваться частью страхового покрытия и связанных оказываемых услуг, тем самым значительно повышая прозрачность и предоставляя пользователям дополнительные метрики для проведения оценки результативности

Отражение выручки по кассовому методу или методам, близким к нему, не соответствует подходам других отраслей

Выручка будет отражать оказание услуг, но исключать депозиты, как и в других отраслях, тем самым повышая сопоставимость и прозрачность

Я рад, что по многим аспектам наши предложения сделают финансовую отчетность по страховым контрактам более понятной и менее “особенной”. Очевидно, все еще остаются некоторые специфические особенности страхования, которые необходимо доработать. И я полностью разделяю ту точку зрения, что природа страховых контрактов действительно ставит их в особое положение, чтобы обосновать необходимость отдельного стандарта. Однако базовые вопросы, связанные с управлением обязательствами, отчетностью по предоставленным услугам, признанием и измерением финансовых активов по-прежнему очень близки аналогичным темам в других областях. Эти схожести станут еще более очевидными вместе с четырьмя ключевыми наработками, которые были выделены в этой статье, и они принесут существенную пользу пользователям финансовой отчетности.

“Эти ключевые изменения сделают финансовую отчетность компаний, выпускающих страховые контракты, “менее особенной”

Пока что остаются некоторые различия во мнениях среди представителей индустрии относительно отдельных предложений IASB – например, по измерению выручки по страховым контрактам и агрегированный базис учета CSM. Они, несомненно, будут обсуждаться и дальше. Тем не менее, я полагаю, что в целом поддержка проекту очень велика, как велико и желание, чтобы этот стандарт был все-таки закончен.


Что осталось?

Одной из существенных проблем, которые все еще предстоит разрешить, является признание прибыли по договорам участия. Договора участия сложны тем, что предоставляют держателям и страховую защиту, и доход на базовые активы. Как следствие, очень различаются мнения относительно того, как нужно признавать прибыль по этим двум отдельным компонентам. Связанный вопрос – стоит ли признавать часть этой прибыли в составе прочего совокупного дохода (OCI), и если да, то при каких обстоятельствах.

Предложения по договорам участия, которые мы представили в 2013 году, не нашли такой уж сильной поддержки среди представителей индустрии. Многие критиковали исключение по измерению договоров страхования, которое мы тогда предложили, назвав его совершенно необязательным и даже обременительным в плане практического применения. Сегодня Совет по МСФО продолжает анализировать природу договоров участия, тесно работая со всеми заинтересованными сторонами. Мы примем решение на их счет в ближайшие же месяцы. Уверен, нам удастся предложить решение этой проблемы, которое устроит представителей индустрии и в то же предоставит пользователям отчетности полезную и прозрачную информацию.

Приглашаем к участию

Нам очень важно слышать мнение инвесторов. В случае заинтересованности просим связаться с Барбарой Девидсон (Barbara Davidson), чтобы договориться о телефонном разговоре или личной встрече: bdavidson@ifrs.org. Кроме того, есть возможность написать мне электронное письмо (scooper@ifrs.org), чтобы просто поделиться взглядами на тему страховых контрактов. Буду рад услышать Ваши комментарии.

Стивен Купер, член Совета по МСФО (IASB). Мнения, изложенные в этой статье, представляют собой мнение автора и совершенно необязательно при этом отражают представления всего IASB или Фонда МСФО. Однако IASB / IFRS Foundation приветствует, когда их члены высказывают свое индивидуальное мнение. Эта статья была написана автором на индивидуальной основе и никаким образом не подвергалась анализу со стороны двух вышеназванных организаций. Как известно, их официальные позиции определяются в соответствии с отдельным более строгим порядком.

Теги: страховые контракты  Совет по МСФО  IASB  Стив Купер  Steve Cooper  финансовая отчетность  страховые компании  страховая отчетность  практика учета  МСФО  бухгалтерские подходы  финансовые результаты  сраховые активы  признание прибыли  договора участия