Управление рисками в режиме реального времени

Практика
Источник: Futures Options World; Корпоративный менеджмент
Опубликовано: 17 января 2012

Реальное время в управлении рисками для многих как святой Грааль – может, на самом деле его и не существует, но его невероятная ценность вдохновляет на поиски. При том что регулирующие органы все более ужесточают требования к банкам по предоставлению оперативных данных, а стоимость обеспечения неуклонно растет, возрастает и важность фактора времени в управлении рисками. Но что же такое режим реального времени и что мешает на него перейти?

Пятнадцатого сентября 31-летний трейдер, сотрудник банка UBS, специалист по торговле комплексными производными финансовыми инструментами, которые могут быть привязаны к корзине ценных бумаг (Delta One), Квеку Адоболи доложил начальству, что заключенная им несанкционированная сделка в электронной системе платежей обернулась для банка убытками в несколько миллиардов долларов. Это сообщение вызвало большой резонанс в финансовых кругах, нанеся существенный удар по начавшему было выбираться из кризиса банку.

Пожалуй, самым большим потрясением в этой ситуации стало то, что Адоболи не только существенно превысил лимиты, установленные в банке для индивидуальных трейдерских позиций, но и ухитрился создать такую торговую позицию, которая в принципе не опознается банками как создающая риски колоссальных потерь. Как утверждается, это удалось незадачливому трейдеру при помощи фиктивных хеджей.

Этот инцидент наглядно демонстрирует, с какими сложностями приходится сталкиваться банкам при отслеживании своих операционных рисков, связанных с трейдерской деятельностью. Хотя на момент написания статьи подробности этой незаконной сделки еще не были полностью раскрыты, сложившаяся ситуация показывает, что в мире, где в мгновение ока можно потерять миллиарды долларов, управление рисками в режиме реального времени перестает быть роскошью, но становится насущной потребностью. Эта непростая задача требует тщательного пересмотра банковских систем организации управления рисками и обработки информации.

Подводные скалы риска

Возможно, не по простому совпадению само слово «риск» активно вошло в европейские языки в XVI-XVII веках, то есть на заре современного капитализма. Исторические исследования позволяют предположить, что в английский язык это слово пришло из испанского или португальского языка и употреблялось в основном в связи с морскими экспедициями к неизведанным землям. В греческом же языке, откуда пришло это слово, оно имело значение «подводная скала» и в целом употреблялось для обозначения опасности на море, которую трудно избежать.

По мере развития капитализма на риски перестали смотреть как на нечто, чего следует избегать. Риски стало принято укрощать и использовать в своих интересах как средство достижения цели. Люди перестали сторониться подводных скал. В современном мире мы стараемся провести корабль своего бизнеса как можно ближе к этим подводным скалам, ведь именно там нас ждет наибольшая прибыль. Однако разыгравшийся в 2007 году и свирепствующий до сих пор кризис показал, что мы существенно переоценили свои способности к оценке рисков и управлению ими.

Об управлении рисками в режиме реального времени говорят уже не первый год. И действительно, в банковской сфере есть немало областей, где такое управление рисками вполне реально. Однако вместе с тем растет необходимость комплексного охвата рисков банка в целом и по возможности в режиме, максимально приближенном к реальному времени. В данном случае под режимом реального времени понимается не мгновенно поступающая информация, а информация на временном интервале, не превышающем T+1, в котором на настоящий момент оперируют многие банки.

Как сказал вице-президент компании Sapient Global Markets, руководитель подразделения по работе с производными финансовыми инструментами на международном рынке Саймон Грейг: «Идея управления рисками в режиме реального времени далеко не нова. Однако ужесточение требований регулирующих органов США и стран Европы в отношении экзотических и трудно поддающихся оценке финансовых инструментов является мощным толчком к переходу на такой режим управления рисками для этих финансовых инструментов. Применительно к комплексным производным финансовым инструментам режим реального времени означает тот же день. Если раньше специалист по управлению рисками видел изменения только на интервале Т+1 по завершении пакетной обработки данных, то сегодня компьютерные приложения дают возможность видеть данные в режиме реального времени».

Почему именно режим реального времени?

Существует три основных причины, по которым банки стремятся перейти на управление рисками в режиме реального времени: минимизация потерь, требования регулирующих органов и эффективность капитальных вложений. Вступающие в силу изменения законодательства в странах Европы и США ужесточают предъявляемые к банкам и биржам требования по проведению проверок рисков в режиме реального времени. При этом стоимость капитала возрастает в связи с обязательными требованиями к размеру маржи и централизации расчетов, поэтому эффективность капитальных вложений проверяется с беспрецедентной тщательностью.

Как сказал вице-президент по управлению продукцией компании-разработчика трейдерского программного обеспечения Sungard Мэт Ньюман: «Чем тщательнее вы оцените свои риски, тем лучше сможете управлять ими, тем оперативнее и эффективнее сможете действовать в рамках установленного в вашей компании допустимого порога рисков. Если бы я мог приблизиться к оценке своих рисков, я бы, скорее всего, придерживался консервативного подхода в их оценке».

В то время как закон Додда-Франка с ноября этого года вводит требования по предоставлению отчетности по сделкам типа «своп» в режиме реального времени, то проект Директивы Евросоюза «О рынках финансовых инструментов», о котором стало известно совсем недавно, похоже, идет еще дальше, вводя требования отчетности на уровне трейдеров и по всем классам активов, что означает дальнейшее увеличение нагрузки на банки.

По словам директора компании Fixnetix Боба Фуллера, еще совсем недавно не было никаких законодательных требований по управлению рисками в режиме реального времени. Если закон будет принят в нынешней редакции, изменения коснутся всех финансовых инструментов и всех торговых площадок. Не обойдут они стороной и портфели собственных активов. Очевидно, что это повлечет за собой дополнительные сложности для торговых компаний. «Сейчас участникам рынка, с одной стороны, и организованным торговым площадкам, многосторонним торговым площадкам и регулируемым рынкам, с другой стороны, придется провести большую работу по автоматизации, чтобы такие требования не снизили темпы работы рынка. Сейчас мы вышли на уровень, когда необходимо оперативно управлять рисками уже на стадии заключения сделок», – рассказал Боб Фуллер.

Почему в сложившейся на рынке ситуации управление рисками в режиме реального времени стало настолько важным?

На сегодняшний день международные инвестиционные банки находятся на разных стадиях перехода к модели управления рисками в режиме реального времени. И тем не менее уже ни у кого не вызывает сомнений, что возможность консолидировать данные по всей организации и кратко, но полно обрисовать сложившуюся картину рисков важна для оперативного реагирования не только на чрезвычайные события, но и на повседневные факторы риска.

Мы, конечно же, не открываем Америку – все эти вопросы уже давно обсуждаются в широких финансовых кругах. Настоящий доклад посвящен скорее практическим шагам к исправлению ситуации. Одной из главных трудностей, на которых мы здесь остановимся, является качество информации и ее доступность как для трейдеров, непосредственно заключающих сделки, так и для руководителей, принимающих решения в сфере управления рисками. Компаниям просто необходима актуальная информация обо всех их торговых позициях и заключаемых сделках. Без такой информации компании невозможно верно определить общий уровень риска, которому она подвергается в течение дня. Это может привести к превышению допустимого порога риска на интервале в один день, а также к тому, что некоторые сотрудники могут начать свою игру (что часто остается незамеченным), поскольку трейдеры закрывают торговые позиции до окончания торговой сессии. Кроме того, в результате сложившейся ситуации хеджирование становится неадекватным, а возможности заключения отдельных сделок упускаются.

Впрочем, затруднения возникают не только, так сказать, «на линии фронта». Одним из последствий финансового кризиса стало ужесточение давления на высшее руководство со стороны регулирующих органов. Британское Управление по регулированию и надзору в сфере финансовых услуг ужесточило требования в рамках программы проведения стресс-тестов. Базельский комитет по банковскому надзору также вводит более строгие параметры для своей внутренней модели. Кроме того, последствия введения закона Додда-Франка уже дают о себе знать.

Уверен, я не одинок в своем мнении, что приемы управления рисками в режиме реального времени уже давно пора было ввести, а польза от применения этой методики скажется и в далекой перспективе. При этом легче будет разработать критические сценарии развития событий для стресс-тестов, а банки смогут подготовиться к последствиям переоценки финансовых инструментов (что позволит сократить потери). К тому же, проведение комплексного сценарного анализа на уровне всего банка позволит лучше подготовиться к из ряда вон выходящим событиям. Кроме того, возможность управления рисками в режиме реального времени снизит дополнительную нагрузку на ликвидность, возникающую в результате непредвиденных снижений рыночной стоимости финансовых инструментов и рыночных цен. Добавьте сюда еще и снижение рисков контрагентов и гораздо более эффективное распределение капитала.

Однако чтобы сделать все это возможным и иметь точное представление о степени подверженности риску, специалистам по управлению рисками необходимо иметь перед глазами полную картину всех торговых позиций и заключаемых сделок на любой момент времени. Если принять во внимание обособленность подразделений в инвестиционных банках, а также разнородность систем, которыми оперируют трейдеры и представители других отделов, то многим специалистам по управлению рисками предстоит решить весьма и весьма непростую задачу, для чего им просто необходима будет более гибкая и современная технология.

В случае управления рисками в режиме реального времени решение представляется вполне ясным. Хотя переход на этот режим потребует немалых затрат времени и денег, результаты себя оправдают, если банк хочет сохранить за собой ведущие позиции.

Как финансовый кризис повлиял на подходы к активам, подверженным риску (VaR)?

Неумолимый обвал финансовых рынков заставил сомневаться многих специалистов в области управления рисками в самом принципе моделирования рисков. Хотя исторически компании, занимающиеся доверительным управлением инвестициями, полагались на невероятно сложные математические построения для определения уровня рисков, связанных с различными портфелями ценных бумаг, события последних трех лет полностью уничтожили репутацию моделирования рисков как метода. В результате, специалистам по управлению рисками (особенно это касается тех, кто оценивает активы, подверженные риску (VaR)) теперь приходится выходить на новый уровень, чтобы обеспечить более высокую точность расчетов и прогнозирования.

Одним словом, коэффициент VaR позволяет банкам и компаниям, занимающимся доверительным управлением инвестициями, быстро и просто прогнозировать возможные убытки от той или иной сделки. Хотя ценность такой методики трудно переоценить, в результате мирового финансового кризиса стали говорить о ее неэффективности при оценке побочных рисков. Несмотря на то, что применение этой методики распространилось на прогнозирование риска ликвидности, учет операционных рисков, а также на установление базовых порогов для ограничения убытков, специалисты уже признают эту модель морально устаревшей и учитывают, что она может подвести в случае резкого скачка цен.

Многие ссылаются на тот довод, что действующая модель расчета коэффициента VaR требует изменений. Другие могут возразить, что это банкам и трейдерам скорее следует изменить свой подход к этой методике, а не менять саму модель. Вопрос один: каким образом?

Во-первых, методику подсчета коэффициента VaR следует разделить на сегменты и попросить трейдеров их проанализировать. Вместо того, чтобы бездумно полагаться на полученное число, трейдерам следует взглянуть глубже, проникнуть в сложные математические расчеты – это поможет им лучше понять тип риска, который они готовятся принять, а также возможные способы его нейтрализации. В таком случае методика расчета коэффициента VaR станет ценным элементом управления рисками наряду с такими факторами как сведения о прибылях и убытках.

Во-вторых, наряду с повышением качества аналитических выкладок, трейдерам необходимо своевременно получать результаты расчетов коэффициента VaR. Если этот коэффициент используется исключительно для подготовки отчетности, то вполне приемлемы расчеты на интервале 24 часа или 48 часов. Однако, если от трейдеров требуется строить свои действия на основании расчета коэффициента VaR, им потребуются актуальные данные в течение торговой сессии. Если компания способна прогнозировать свои риски на ближайшее будущее, она может себе позволить открыть больше торговых позиций (и (или) увеличить объем этих позиций), а также с большей уверенностью вести торговлю комплексными финансовыми инструментами.

Как известно, многие из этих доводов сейчас рассматриваются регулирующими органами.

Тем не менее, согласно прогнозам вновь принимаемые правила потребуют не только внесения определенных изменений в корпоративную культуру, но и пересмотра банковских систем в целом. На настоящий момент многие финансовые учреждения просто не владеют нужными технологиями для проведения глубинного анализа своих активов, подверженных рискам, поэтому им придется ввести у себя новые технологии и современные методики, а также новые подходы к нейтрализации риска.

На момент окончания торговой сессии столь широко распространенное доверие финансовых учреждений к моделям, аналогичным расчету коэффициента VaR, считающимся точными индикаторами рыночного риска, делает поведение этих учреждений схожим с игрой в рулетку, если только трейдеры не владеют нужными технологиями, позволяющими им осуществлять анализ и расчет коэффициента VaR в режиме, приближенном к реальному времени.

Медленный переход на режим реального времени

В недавнем докладе Lepus говорится, что во всех банках, участвовавших в опросе, принимаются меры по переходу на управление рисками в режиме реального времени. Кроме того, в докладе сообщается, что большинство банков предприняли меры к пересмотру своих систем управления рисками после 2007 года.

У отдельных трейдеров и даже у отдельных банковских подразделений на какое-то время появляется возможность управлять рисками в режиме реального времени. Однако сложность состоит в том, чтобы составить единую картину, отражающую разные классы активов, ведь исторически данные о разных классах систематизируются и обрабатываются по-разному.

Как сказал основатель и руководитель компании Hyper Rig, занимающейся разработкой методик управления рисками, Майкл Коулмен, все ведущие банки стремятся к управлению рисками в режиме реального времени, в интервале одного дня, но сталкиваются при этом с существенными техническими трудностями. В большинстве случаев все предлагаемые варианты строятся на технологиях, которым уже 10-15 или даже больше лет. Эти технологии не могут похвастаться надежностью и бесперебойностью и требуют больших усилий по технической поддержке. Предстоит набраться большой смелости и подготовиться к преодолению немалых трудностей, чтобы ввести в этой области нечто новое. Вся информация распределена по разным отделам и системам – нет даже единой кодировки для баз данных. Один и тот же контрагент в базе данных одного подразделения именуется Barcap, в базе данных другого подразделения – Bcap, а в базе данных третьего подразделения – Barclays. На первый взгляд эти различия в обозначениях не так уж и важны, но при попытках консолидировать информацию они могут вызвать огромные сложности.

Боб Фуллер разделяет эту точку зрения: «Основная трудность заключается в том, чтобы в режиме реального времени консолидировать все данные из совершенно разных систем в совершенно разных форматах (с учетом того, что одни данные вносятся до заключения сделки, а другие – после) и ввести унифицированную систему понятную и доступную и для специалистов по управлению рисками, и для трейдеров».

Комплексные производные финансовые инструменты и высокая частота заключения сделок еще больше усложняют задачу. При существующей системе мгновенных электронных торгов состояние торговых позиций подвержено динамичным изменениям – трейдеры в считанные секунды могут создать риск и тут же его нивелировать. При этом следует учесть, что комплексные производные финансовые инструменты довольно трудно поддаются оценке, а создаваемый ими риск зачастую непросто исчислить.

«Если речь заходит о высокочастотном трейдинге (HFT), то кажется, что с ним все просто. Вопрос только в том, как получить доступ к данным, позволяющим оценить эти финансовые инструменты. Все упирается в своевременность и способность обработать данные о миллионах сделок, заключаемых за день. Эта система заставила разработчиков повысить производительность программного обеспечения», – пояснил Саймон Грейг.

Как добиться режима реального времени?

Эти дополнительные сложности и необходимость оценки риска в режиме реального времени заставили банки пересмотреть свои подходы к работе с рисками. Мэт Ньюман выделяет два ключевых момента в управлении рисками в режиме реального времени: рыночный риск и кредитный риск. Рыночный риск вполне поддается хеджированию, в то время как риск контрагентов хеджировать сложнее, к тому же в связи с ним трудно быстро покрыть позицию.

«Сейчас кредитному риску уделяется все больше и больше внимания, – развивает свою мысль Мэт Ньюман, – но для верных расчетов необходимо прибегнуть к моделированию. Необходимо рассчитать такие параметры, как возможные риски в будущем, денежная добавленная стоимость (CVA) цены кредита, а также риски, источниками которых являются регулирующие органы, лимиты концентрации кредитов и стоимость обеспечения. При этом в управлении рыночным риском необходимость в режиме реального времени не столь однородна. Допустим, если вы трейдер и заключаете сделки, вам нужны расчеты, обновляемые чуть ли не ежеминутно, тогда как на общебанковском уровне сумма активов, подверженных риску (VaR) подсчитывается на интервале одного дня. Руководству банков нужна скорее возможность отвечать на сиюминутные запросы, а не составлять шаблонные отчеты, в которых месяцами может ничего не меняться. Банкам нужен более гибкий подход в инструментарии управления рисками и возможность анализировать глубинные источники риска».

Необходимость погрузиться в потоки данных и устанавливать позиции рисков в зависимости от конкретных условий привела к кардинальным изменениям в устройстве самих систем управления рисками. Как только банки упростят систему учета операций и преодолеют сложившуюся несогласованность, основной сложностью станет обработка получаемых данных в режиме, максимально приближенном к режиму реального времени.

Исторически банки полагаются на занимающие длительное время линейные процессы пакетной обработки данных. Однако последние достижения в области управления рисками позволяют активно задействовать моделирование по методу Монте-Карло и проведение стресс-тестов. В результате апробируется широкий спектр возможных сценариев развития событий на рынке и фиксируются последствия каждого из этих сценариев, что позволяет банкам определить свои слабости.

Однако моделирование по методу Монте-Карло – процесс небыстрый, даже с учетом бурного развития программного обеспечения и повышения вычислительных мощностей. Конечно, теперь на построение необходимых моделей больше не уходит вся ночь – расчеты производятся в течение нескольких часов или даже минут, но даже при этом сложно добиться необходимого взаимодействия и сократить время расчетов до нескольких секунд.

По словам Мэта Ньюмана, этот вопрос был решен при помощи метода Монте-Карло для расчета приращений. При этом вы каждый раз рассчитываете процентную вероятность ошибки прогноза (PFE) или денежную добавленную стоимость (CVA) кредита для каждого конкретного контрагента, а не производите переоценку всего портфеля сделок. Вам остается только рассчитать эффект приращения от такой новой сделки.

«Как правило, – продолжает Мэт Ньюман, – вы откладываете в сторону данные по другим сделкам, вводите параметры новой сделки и буквально через одну-две секунды получаете результат, полностью соответствующий моделированию по методу Монте-Карло».

Майкл Коулмен из Hyper Rig добавляет: «Когда вы прибегаете к моделированию по методу Монте-Карло, вам приходится распылять усилия на расчеты по нескольким разным параметрам. Если же вам необходимо производить перерасчет модели с интервалом в несколько секунд, большая часть этих параметров не утратит свою актуальность. Поэтому расчеты приращений позволяют добавлять ряд существенно менее трудоемких расчетов».

Трудности остаются

Но даже преимущества моделирования по методу Монте-Карло для расчета приращений и возросшая вычислительная мощность не помогут преодолеть все препятствия. По словам Мэта Ньюмана, качество данных всегда будет являться ограничивающим фактором. «Вы можете потратить массу денег на чисто техническое решение задачи, но качество данных – это фактор, с которым приходится иметь дело большинству банков. Наступает момент, когда благодаря новой налаженной системе руководство банка получает определенные цифры и исходит из того, что они верные, но на практике оказывается, что какие-то данные были неверно учтены, а какая-то важная рыночная информация попросту отсутствует. Чтобы наладить действенную систему управления рисками в режиме реального времени, банкам, в первую очередь, необходима система, которая не просто заваливает руководителей результатами расчетов, но которая дает им необходимую информацию в нужный момент времени и позволяет понять, насколько надежными являются данные расчетов», – поясняет Мэт Ньюман.

Сентябрьский случай с колоссальными убытками, которые потерпел банк UBS, показывает, что во многих банках внутренние процедуры проверки рисков находятся далеко не на высоте. Тем не менее, одно дело – лишить трейдеров возможности превысить лимиты на свои торговые позиции, и совсем другое – составить картину рисков в режиме реального времени. Если банк все еще решает первую задачу, ему, по всей вероятности, понадобится еще какое-то время до полного преодоления риска.

Важный урок, который все извлекли из недавнего финансового кризиса, состоит в том, что совершенно здоровые с виду рынки могут обрушиться в мгновение ока.

Молниеносный обвал рынка 6 мая 2010 года, известный также как «flash crash», возможно, и был вызван искусственно, а большая часть потерь была отыграна в течение того же торгового дня, но эти события все равно повлекли за собой немалые убытки и подкрепили собой этот урок как раз в тот момент, когда инвесторы уже готовы были поверить, что худшие времена, по всей видимости, миновали.

Странно, что этот урок не заставил некоторых трейдеров, ведущих торговлю производными финансовыми инструментами, усомниться в надежности систем управления рисками, в которых данные обновляются лишь раз в день. Впрочем, многие уже пришли к выводу, что в современных условиях при наличии мгновенных электронных торгов такие системы безнадежно устарели.

Или как образно выразился руководитель компании-разработчика программного обеспечения Cinnober Нильс-Роберт Перссон: «Последние десять лет программное обеспечение для клиринговых систем и систем управления рисками продавалось как-то вяло».

Сейчас ситуация меняется. Фирмы-разработчики технологий пришли к выводу, что сегодня в финансовых кругах возобладал новый подход к управлению рисками, в рамках которого управление рисками в режиме реального времени рассматривается как вполне реализуемый сценарий. Сейчас беспрецедентно много компаний готовы признать, что им необходимо отслеживать риски, которым они подвергаются, по мере их возникновения.

Одной из первых предприняла шаги в этом направлении шведская компания Cinnober Financial Technology, которая поначалу занималась разработкой программного обеспечения для бирж. В компанию начали обращаться клиенты с заказами на модифицированное программное обеспечение для безналичных межбанковских расчетов, и руководство компании осознало, что в ее распоряжении практически все компоненты для создания клиринговой системы.

В результате в апреле 2009 года на рынке программного обеспечении появилась программа Tradexpress Real Time Clearing. Годом позже на эту программу появился первый покупатель, а еще четыре потенциальных покупателя заказали «очень крупные» исследования по подтверждению концепции.

В компании Cinnober верят, что их разработка является «самой передовой клиринговой системой в мире» и что рынок для такой продукции существенно шире, чем ранее предполагалось. «Крупнейшие инвестиционные банки крайне заинтересованы в собственной технологии клиринговых расчетов, – говорит Нильс-Роберт Перссон, – причем банки проявляют даже большую активность, чем расчетные палаты».

Примечательно, что на вопрос, что послужило стимулом для создания нового программного обеспечения, господин Перссон ответил: «К нам часто обращались трейдеры, ведущие электронные торги, – им было необходимо оценивать свои риски в режиме реального времени. При этом они не только принимали соответствующие меры со своей стороны, но и просили своих контрагентов предоставлять данные о рисках в режиме реального времени. Это позволяло им оценить, надежно ли работает их собственная система или они тратят свои усилия впустую».

Если спросить разработчиков программного обеспечения, каковы на настоящий момент запросы их клиентов, они выделят несколько направлений, в которых ведут свою работу.

Возможность оценки и индивидуальной настройки имеет довольно высокий приоритет, но важным является и возможность обработки огромных массивов информации. В первую очередь необходимо собрать качественные данные, причем собирать их нужно как можно чаще. Это особенно важно для внебиржевого рынка ценных бумаг, ликвидность которого ниже, чем у биржевого рынка.

Вместе с тем возникают и новые запросы, во многом изменившие расстановку приоритетов. Связано это с тем, что компании начинают лучше осознавать целый ряд рисков, которым они подвержены.

Одним из этого ряда рисков является риск контрагента. Если раньше этот вид риска интересовал только банки и брокеров, то сейчас даже инвесторы стараются отслеживать, какие из банков или других финансовых учреждений могут обанкротиться.

При нынешнем уровне волатильности рынка клиенты тоже хотят знать, каковы риски их контрагентов. Причем им уже недостаточно получать эту информацию раз в день – сейчас они хотят отслеживать динамику рисков в течение дня.

Сейчас у всех на устах еще одна угроза – трейдеры-мошенники.

«Клиенты все чаще обращаются к нам с просьбами создать для них возможности отслеживания рисков биржевых афер на различных уровнях. Это может быть и уровень отдельных трейдеров, и группы трейдеров или всего подразделения, – говорит старший вице-президент по вопросам расчетно-клиринговых услуг парижского отделения компании SunGard Global Trading Жером Руссо. – Ранее каждый ордер проверялся отдельно, но это не помогало выявить трейдеров-мошенников, которые вели торги через разные счета или через брокеров с отказом от сделки. Наша система позволяет выявить трейдеров-мошенников, которые в попытках уклониться от контроля ведут торговлю с использованием нескольких счетов».

Следует отметить, что человеческий фактор является далеко не единственным источником проблем. В силу повышенной сложности и высокой скорости электронных торгов к информационным системам начинают предъявлять новые требования.

«Мы обратили внимание, – продолжает Жером Руссо, – на рост числа клиентских запросов о включении в программное обеспечение функционала, позволяющего отслеживать так называемые «отказы» от сделок, когда заключенная сделка передается другому лицу с уступкой всех комиссионных выплат. Заказчикам необходимо отслеживать сделки, заключенные с привлечением нескольких брокеров, а наша система Stream Instant Control автоматически объединяет данные всех ордеров вне зависимости от исполнителя. В результате трейдеры уже не могут превышать лимиты своих торговых позиций. Также большой спрос наблюдается со стороны организаций, которые предоставляют клиринговые услуги своим клиентам, имеющим прямой доступ к рынку (DMA), поскольку таким организациям необходимо отслеживать общий объем приобретаемых таким образом рисков.

Еще одним источником затруднений может стать отсутствие единого стандарта обработки данных внутри одной и той же компании. Исторически у каждого трейдера складывалась собственная схема расчета цены, которая не обязательно вписывалась в систему учета и обработки данных о сделках, применяемую подразделением, осуществляющим контроль рисков (так называемым мидл-офисом).

Некоторые компании-разработчики программного обеспечения с энтузиазмом взялись за решение задачи по объединению систем подразделений, заключающих сделки (фронт-офис), и контролирующих подразделений (мидл-офис). Например, фирма Quantifi разработала объединенные модели, которые, по сведениям, обладают достаточно высокой степенью точности как для трейдеров фронт-офиса, так и для управления рисками и торговыми операциями. Целью этой разработки является введение единообразной оценки на всем жизненном цикле сделки.

Компания Calypso Technology разработала свою систему, позволяющую объединить в одну систему все три уровня компании: подразделения, заключающие сделки (фронт-офис), подразделения, осуществляющие контроль (мидл-офис), и подразделения, осуществляющие оформление и обработку документации (бэк-офис). Новая разработка позволяет сотрудникам всех трех уровней видеть данные сделки одновременно.

Как пояснил бизнес-аналитик лондонского отделения компании Calypso Навид Ахмад, «очень часто фронт-офисом компании применяется своя собственная схема расчета цены сделки с учетом ценообразовательного контекста. Поскольку предлагаемая нами система едина, то все сотрудники банка переходят на использование одной и той же модели, поэтому отпадает необходимость в постоянной сверке».

Другие клиенты ждут от разработчиков интегрированного функционала и простоты использования. «За последние полгода, – говорит Жером Руссо, – наши клиенты все чаще и чаще просят объединить разный функционал, который мы включали в разные программные решения. Имеется насущная необходимость объединить все потоки и перевести их на одну платформу. Перед клиентами все чаще и чаще возникает необходимость объединить разные цифры и модели для оценки суммы активов, подверженных риску (VaR). В результате им нужно видеть все риски с разбивкой по портфелям и классам активов. При этом заказчики хотят учитывать и параметры стандартных моделей (например, Span или Tims), и собственные риски, и внутренние нормативы».

Навид Ахмад подчеркивает, что клиентов в программном обеспечении для управления рисками в первую очередь привлекает скорость, простота и возможность детально рассмотреть наиболее важные моменты. «По моему убеждению, – говорит аналитик, – клиенты начинают осознавать, что им не нужны сверхсложные программы, которые будут делать за них все и даже варить по утрам кофе. Они уже готовы отказаться от дополнительных функций, которыми они на самом деле не пользуются, в пользу систем с большой скоростью обработки данных и действительно необходимым функционалом».

Если раньше к вопросам управления рисками относились как к чему-то второстепенному, что можно отложить на вечер, а затем – на утро, то теперь специалистам все чаще и чаще требуется срочно оценить риски, подчас даже до заключения самой сделки.

«Разрыв между бэк-офисом и фронт-офисом в скорости работы совершенно явно сходит на нет, – говорит глава отдела разработки программной продукции для хеджевых фондов лондонского отделения компании Linedata Эд Гулдстоун. – Если раньше сотрудникам бэк-офиса и в голову не приходило взглянуть на данные сделок за текущий день – их обработку принято было проводить на следующее утро, то теперь процесс заметно ускорился, так что данные можно проверять в любой момент времени».

В то же время сейчас к портфелям ценных бумаг принято применять более комплексный подход, поскольку финансовым организациям хочется незамедлительно измерить общий риск по торговым позициям по мере изменения ситуации на рынке и стоимости их активов в течение дня.

Цель состоит в том, чтобы в режиме реального времени отслеживать изменение ситуации по мере того, как рынок меняется и заключаются новые сделки. На практике получается, что более сложные программные разработки, которым нужно больше времени для расчетов и ограниченный набор рыночной информации в отношении менее ликвидных активов, существенно ограничивают поле деятельности».

Ответ на вопрос, нужна ли компании система управления рисками в режиме реального времени, зависит также от ее стратегии. При активном хеджировании необходимо оперативное обновление данных. А если компания придерживается стратегии долгосрочного инвестирования, игнорирующей краткосрочные изменения рыночной стоимости ценных бумаг, она может пренебречь волатильностью, а информация о каждом изменении будет ее сотрудникам только мешать.

Одной из самых больших сложностей, с которыми сталкиваются разработчики программного обеспечения, является лавинообразный поток данных, поступающих сразу по большому количеству каналов.

Парижский офис компании Linedata вот уже пять или шесть лет предлагает своим клиентам программные инструменты управления портфельными рисками в режиме реального времени. При этом разработчикам приходится постоянно объединять данные из различных электронных таблиц и сведения о котировках на одном портале. Из 700 клиентов компании 300 являются хеджевыми фондами.

«Хеджевые фонды и компании, занимающиеся доверительным управлением инвестициями, являются потребителями колоссального объема данных. К ним стекаются тысячи оповещений о минимальном изменении цены, что ведет к увеличению нагрузки на инфраструктуру их информационных сетей. В результате стабильность работы систем приобретает для них особую важность. Основной вопрос для них заключается в том, как лучше распорядиться своей инфраструктурой и поступающими данными, – поясняет Эд Гулдстоун. – Другим ключевым моментом является составление адекватного представления об уровне риска, которым подвергаются их портфели ценных бумаг. Поэтому им нужны программные разработки, позволяющие мгновенно отслеживать малейшие колебания цен. При том что в портфель ценных бумаг может входить до 40 000 позиций, задача приобретает немалую сложность».

Техническая сторона вопроса не является препятствием для повышения прозрачности

Одним из доводов в диалоге представителей финансовых кругов с регулирующими органами являются очень высокие требования к программно-аппаратному обеспечению, возникающие как следствие ряда нормативных требований.

Те, кто противятся повышению прозрачности своего бизнеса, так и заявляют, что это технически невозможно.

Специалисты в области технологий им возражают. «Если вы говорите, что это технически невозможно, – приводит свои доводы Нильс-Роберт Перссон, – значит вы пользуетесь технологиями семидесятых-восьмидесятых годов прошлого века, но с тех пор техника ушла далеко вперед, так что с технической точки зрения подобный инструментарий не вызывает затруднений. У нас, например, подобные разработки имеются».

По мнению господина Перссона, корни неприятия таких требований и перехода на иные технологии кроются в другом. «В результате принятия некоторых из таких изменений доходы компаний могут сократиться. Особенное сопротивление подобные нововведения вызывают у руководителей среднего звена – они боятся сокращения своих премий. Поэтому в более эффективных технологиях они видят нешуточную угрозу», – поясняет Персон.

Безусловно, вопрос цены всегда остается актуальным. Эффективные программные разработки обходятся недешево. «Похоже, что для крупных инвесторов, скажем, для вновь организованных хеджевых фондов, под управлением которых находится едва ли 20 млн евро, необходимость расходов является основным препятствием к переходу на новые технологии, – поясняет Эд Гулдстоун. – На начальном этапе своей деятельности организациям приходится оплачивать всю инфраструктуру, формировать политику в отношении выплаты вознаграждений руководству, поэтому им приходится выдерживать нешуточные битвы за переход на новые технологии. Те же организации, которые успели прочно зарекомендовать себя на рынке, обладают в этом плане большей финансовой свободой и зачастую активно интересуются последними разработками».

Однако компании-разработчики программного обеспечения говорят, что стоит завоевать клиентов, как они становятся ярыми сторонниками новых процессов и функциональных возможностей. «Я все чаще и чаще слышу от наших клиентов, – продолжает пояснять Эд Гулдстоун, – что они высоко оценили возможность оперировать данными в режиме реального времени. Теперь им становится проще обосновать необходимость затрат на то, чтобы постоянно иметь под рукой актуальную информацию».
Теги: управление рисками  управление рисками в режиме реального времени  операционные риски  риск-менеджмент  метод Монте-Карло  денежная добавленная стоимость  CVA  VaR