V Форум корпоративных секретарей: итоги

Корпоративное управление
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 27 июля 2011

С 6 по 7 июля этого года в гостинице Рэдиссон «Славянская» (Площадь Европы, 2) состоялась тематическая конференция – V Форум корпоративных секретарей – организатором которого выступило отечественное деловое издание «Акционерное общество: вопросы корпоративного управления». Несмотря на узкую направленность и специфичность темы (как быстро стало заметно по некоторым репликам участников, профессия корпоративного секретаря в России до сих пор принадлежит к разряду экзотики) событие привлекло очень много посетителей. Хотим от себя отметить удачный выбор формата проведения: первый день, по традиции, был посвящен целиком и полностью полноценным выступлениям докладчиков – а среди них в этот раз были замечены представители российских органов финансового регулирования (ФСФР, Минэкономразвития) что само по себе бывает нечасто, а также гости из стран ближнего зарубежья (Казахстан). Второй день чем-то напоминал мастер-класс, где члены жюри – отечественные эксперты – одну за другой предлагали в качестве тем для обсуждений различные аспекты профессиональной деятельности корпоративных секретарей и управленцев, а выступающие из зала с удовольствием их подхватывали и высказывали свое видение, обеспечивая живой и конструктивный обмен мнениями. Благодарим издание «Акционерное общество: вопросы корпоративного управления» за плодотворное сотрудничество. А сейчас чуть подробнее о выступлениях.

Одним из первых докладчиков в первый день мероприятия выступил Кокорев Р.А., Заместитель директора департамента инновационного развития и корпоративного управления Минэкономразвития, и тема, выбранная им для презентации, выглядела неоднозначной, с какой стороны на неё не взгляни – «Россия – мировой финансовый центр». Это с самого же начала признал и сам Ростислав Кокорев: «Непонятно, ставить ли знак вопроса или, может быть, рисовать смайлик, но говорить как о свершившемся факте, наверное, все-таки рановато», и тут нельзя не согласиться.

Итак, уже давно известны амбициозные планы действующего правительства по превращению Москвы едва ли не в полноценного конкурента Лондонской фондовой биржи или, скажем, NYSE. Есть план мероприятий, связанных с усовершенствованием бизнеса, городской инфраструктуры, улучшением инвестиционной привлекательности – всего восемь пунктов, и все на стадии законопроектов.

Если рассматривать роль государства в этой модернизации, то здесь можно различить 4 основных блока (законодательных инициатив), одним из которых является новый Гражданский кодекс. Среди поправок есть как актуальные, так и потенциально опасные, вызвавшие напряженные дискуссии среди авторов законопроекта. Как быстро закон будет внесен в Думу и принят, до сих пор не очень понятно.

Второй блок – несколько правительственных законопроектов о повышении ответственности менеджеров компаний, закон о правах миноритарных акционерах, и т.д. Многие вопросы давно уже актуальны.

Еще один блок – Кодекс корпоративного поведения. Кодекс давно не обновлялся, часть его перекочевала в закон, часть давно морально устарела. Новая редакция, по мнению Ростислава Кокорева, дала бы значительный импульс компаниям в плане развития.

Изменения в законодательстве – это, конечно, хорошо, но это лишь част того, что необходимо сделать. Что вообще значит – «Мы хотим строить МФЦ»? По сути, это означает, что в Россию должны приходить иностранные инвесторы. Любой финансовый центр – это «хаб», посредник между эмитентами и инвесторами, и здесь необходимо осмыслить, что именно привлечет иностранцев к покупке российских компаний в существенно большем масштабе, чем сегодня. Здесь мы говорим не столько о совершенствовании законодательства, сколько о его применении, поскольку как раз применение многих на Западе сильно настораживает.

Россия уже несколько лет находится на стадии вступления в ВТО, и нашим иностранным партнерам нужно показать конкретные результаты: что у нас с защитой прав акционеров, как обстоят дела с корпоративным управлением, и так далее. В сфере корпоративного управления, кстати, у них претензий не так уж много – по ходу дела отмечает докладчик. Глава 11.1 закона об АО (правила приобретения 30% акций ОАО) – одна из таких, скажем так, известных тем. Да, здесь есть недостатки. Однако в общем и целом все нормально – считают иностранцы. А вот что касается правоприменения… Здесь они реально в шоке от работы судов, которые коррумпированы, решения выносят несправедливо – конечно, мы все читаем новости. Доходит до того, что иногда на это прямо указывается в перечне рисков в проспекте эмитента ценных бумаг компаний даже в случае, если это организация с госучастием – виданое ли дело! И компании действительно должны это делать, чтобы избежать дальнейших претензий – следовательно, пока в России это присутствует, они так прямо и будут писать. Таким образом, инвестиционный климат – это одно, а вот инвестиционный имидж – это другое.

«Я не солидарен с оценщиками, которые называют отечественную судебную систему совсем неплохой, но, тем не менее, есть возможности для её усовершенствования», – добавляет от себя Р.А. Кокорев. От себя лично можем добавить, что редакция GAAP.RU, в свою очерень, не склонна соглашаться со столь мягкой оценкой российских судов лично господином Кокоревым.

Идем дальше. Среди поручений Медведева относительно усовершенствования корпоративного управления были указания относительно повышения прав миноритарных акционеров. К началу июня (прошлого года) закон должен был быть готов, а само поручение давалось еще в начале апреля. Подготовить закон за 2 месяца почти невозможно в принципе, тем более что здесь присутствует столько заинтересованных сторон. И действительно, в работе над законом приняли участие многие стороны, включая проектную группу Волошина (занимается рассмотрением вопросов корпоративного управления, а состоят в ней чиновники, представители бизнеса и консультанты – своего рода «площадка для выработки консенсуса», притом не единственная). По итогу, практически за месяц все вопросы решили, и 1 июля законопроект вынесли на обсуждение. 29 июля его приняли в первом чтении.

Законопроект о миноритариях не очень большой и не претендует на решение всех проблем. Что тут можно выделить?

  1. Упорядочение списка информации для доступа акционеров и
  2. Предоставление информации о дочерних компаниях.

Теперь речь идет о том, что акционеры имеют доступ едва ли не ко всем документам организации, а акционеры ведь бывают разные! Поэтому на некоторые их пожелания эмитенты отвечают подчас неадекватно: «А тебе вообще зачем?», даже если речь идет о документах, на которые они явно по закону имеют право. Нужна разумная мера, нужен баланс.

Огорченные эмитенты такой постановкой вопроса не удовлетворились и пошли в Конституционный суд жаловаться, что некоторые требования акционеров даже не соответствуют Конституции: «Мы же не можем давать им все!» Есть полузакрытый перечень, который перечисляет то, что они могут предоставлять акционерам. В добавок, любое общество может своими собственными законами расширить список и следовать уже ему. По итогу, что мы имеем сегодня? С одной стороны, права акционеров ужимаются, но с другой – раз список есть, значит, эмитенту уже труднее отказать, заявив, что он все равно не предоставит (протоколы заседаний, документы бухучета, например).

Есть еще и такой вопрос: необходимо ли предоставлять дополнительные документы вне списка, если акционеру удастся доказать, что эта информация ему или ей действительно нужна? В первом чтении закона этого прописано не было, но во втором чтении, может, и пропишут. Другое дело, что пока даже в теории неясно, как именно акционер будет доказывать необходимость получения доступа к документам вне списка, ведь это нигде не оговорено.

Еще одна вещь, которая обсуждалась, но так и не вошла в первое чтение – это давать ли такие же права, как у акционеров, членам совета директоров. Это большой вопрос, надо ли на самом деле. В принципе,  надо бы – конечно, не такие права, какие есть у тех, кто владеет 25%-м пакетом, но все же… Ведь если мы не доверяем им, то как вообще можно допускать их к управлению компанией? Специально прописать это в законе планируют вот каким образом: если компания хочет сама это сделать, она может отметить это в своем уставе и, следуя ему, дать им права. Как раз этот момент хотят прописать ко 2 чтению: членам совета директоров нужно дать такую информацию, которая позволит ему или ей принимать осмысленные решения, ибо он (или она) не может принимать решения, не обладая информацией.

Другой важный момент – это информация о дочерних предприятиях, т.е. компаниях, находящихся под прямым или косвенным контролем. Очень болезненная тема на самом деле. Объем работы сотрудников головного общества в этом случае должен возрасти в разы, потому-то они так противятся. Однако вспомним, как часто делаются дела в России. Очень часто оказывается, что весь бизнес головного офиса выведен в дочки, по причине чего даже если мы (эмитенты) все расскажем акционерам, действительно важная информация ускользнет от их внимания. Иностранные инвесторы по-прежнему будут бояться идти в Россию. Конечно, есть такое понятие как «коммерческая тайна», но в реальности очень немногие документы в действительности ее содержат. В самом деле, что считать коммерческой тайной – уж не зарплату ли гендиректора? Если вы на самом деле считаете её тайной, говорить дальше, наверно, особого смысла не имеет. Вообще же, документы с коммерческой тайной могут быть предоставлены акционерам под подписку о неразглашении.

И последний вопрос из разряда внесенных недавно дополнений –  проверка внешним аудитором. Акционер может инициировать проверку со своим аудитором (долгое время эта норма ГК не работала). Остается вопрос, насколько общество будет счастливо предоставить документы этому аудитору, и кто будет оплачивать расходы. По идее, оплачивать должны сами акционеры, если иное не оговорено уставом. И, по идее, АО предоставлять документы проверяющему, которого оно лично не выбирало, будет не сильно радо. Однако уже в первом чтении все эти нормы были оговорены, и где-то к осени этого года они должны быть внесены в Госдуму ко второму чтению. С божьей помощью с начала следующего года закон начнет работать.

Дополнительные материалы: Проект федерального закона № 55876-5 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования механизмов реализации прав участников хозяйственных обществ на информацию»

Следующей выступающей должна была быть Курицына Е.И., заместитель руководителя ФСФР РФ, с темой «Регулирование корпоративных правоотношений», однако приехать Елена Игоревна все-таки не смогла, и вместо нее выступил другой представитель Федеральной службы по финансовым рынкам – Павел Михайлович Филимошин

Павел Михайлович, сославшись на широкий характер представленной темы, предложил аудитории поговорить о том, с какой скоростью меняется законодательство, связанное с гражданскими правами. К сожалению, при решении этих вопросов в России часто не особо задумываются о качестве законов, которые по итогу принимаются. Одни изменения накладываются на другие изменения, снежный ком нарастает. Уезжая на некоторое время и потом, по истечении какого-то времени, возвращаясь назад, многие даже не понимают, в каком правовом поле они оказались.

Поговорим, в частности, о выплате дивидендов, поправки по которым были приняты в прошлом году. Выплата дивидендов в один день, которую законодатели оговорили, на самом деле вещь почти нереальная, ведь их могут быть тысячи. Что делать компаниям? По итогу, нужно исходить из выплаты в один день как исходной точки, но исходить из тех способов, какими они выплачиваются (банковский перевод ли, или через кассу, или речь идет о почтовом переводе). Если организация находится в регионе, где нет возможности сделать все в установленный законодательством срок (могут, например, быть ограничения работы почтовой службы), то нужно исходить из реальных возможностей, имеющихся в наличии.

В этом году основная ставка делается не на закон, а на подзаконные акты, ибо все главные законы (в частности, об инсайдерской информации) были приняты в прошлом году, а сейчас как бы идет их доработка. «Вынуждены признать, мы не укладываемся в сроки… (здесь докладчик говорит о теме раскрытия информации – GAAP.RU) Однако нам кажется, что здесь лучше сделать все качественно и не торопиться ».

Это отдельная и очень важная тема. Одно из направлений – раскрытие информации через Интернет. Сейчас компании должны раскрывать информацию, причем могут для этого использовать как свой сайт, так и сторонний. Законодатели (ФСФР в данном случае) хотят ввести требование относительно раскрытия информации на специальном сайте. Будет некое третье лицо, которое будет контролировать представление. Связанное направление – раскрытие и представление документов в электронном виде, поскольку, как представляется регуляторам, представлять многие виды документов на бумаге не имеет смысла, а потому они хотят узаконить электронное представление.

Теперь, что касается инсайдерской информации. Основная часть обязанностей вступает в силу с 31 июля этого года, т.е. остались считанные дни. «Мы планируем предоставить компаниям немного времени (до конца этого года) для того, чтобы те привели свои процедуры в соответствие с требованиями», – отмечает Павел Филимошин, что означает, что они не будут принимать мер в отношении тех, которые действительно пытаются соблюдать, но делают при этом ошибки. В законе, напомним, есть перечень инсайдерской информации, который носит исчерпывающий характер. Законодатели и сейчас пока не уверены, что им удалось отразить всю информацию, которая в реальности является инсайдерской.

Следующим выступил Сергей Сергеевич Вилкин, секретарь рабочей группы по разработке концепции развития гражданского законодательства, начальник отдела экономического законодательства Правового департамента Минэкономразвития, к.ю.н., с темой «Реформа Гражданского кодекса: новые подходы к регулированию корпораций и корпоративных отношений».

18 июля 2008 года указом президента была поручена разработка документов по совершенствованию гражданского законодательства. Среди прочего – использование опыта европейских стран при разработке ГК. Речь идет не только о заимствовании новых конструкций и не столько о новой ориентации. Речь идет о совершенствовании гражданского законодательства. Спустя чуть больше года концепция была утверждена, в том числе в плане защиты прав интеллектуальной собственности. Вот основные тезисы:

  • Корпоративные отношения для государства являются достаточно новыми. Кроме того, сам подход характеризуется как консервативный и направленный на ужесточение.
  • Регулирование деятельности оффшорных организаций, с которой связывают ряд нарушений (уход от налогов, вывод активов): здесь речь идет об обязанности депонирования информации о своих выгодоприобретателях/бенефициарах компаний, расположенных в оффшоре. Без исполнения данной обязанности осуществление деятельности будет невозможным. Статься 53 ГК в качестве неисполнения данного условия оговаривает солидарную ответственность, и всего лишь. Это будет доработано.
  • Блок по регистрации юридических лиц (система последующего государственного контроля). Введенные меры: обязательная юридическая экспертиза, проверка достоверности документов, закрепление в Гражданском кодексе исчерпывающих оснований для отказа в регистрации. Публичная достоверность реестра юридических лиц.
  • Увеличивать ли размер уставного капитала? Тут разгорелись споры. На самом деле, идея зародилась на основе опыта стран Евросоюза, где говорится, что УК обладает определенной мерой защиты. В ЕС действует ряд ограничений, в том числе запрет на распределение средств среди акционеров, если при этом размер активов оказывается меньше размера УК. Многие предложения, в том числе по повышению, поддержаны не были. Размер не повысили, но вместо этого ввели другие меры – например, повысили требования к структуре вкладов. Требования отныне устанавливаются на основе оценки вкладов независимым оценщиком.
  • Система юридических лиц. Ориентиром был германский правопорядок. Цель: предусмотреть единые унифицированные правила. Новые разновидности юридических лиц: акционерные общества. Разделение АО на отрытые и закрытые теперь не предполагается. Новые требования к ним: наличие наблюдательного совета числом не менее 5 человек, требования по уставу, требования к раскрытию информации.
  • Хозяйственное партнерство – качественно новая конструкция . Эта форма нужна для развития венчурного инвестирования. Специфика в том, что оно совмещает в себе элементы хозяйственного товарищества и хозяйственного общества. Принципиальным отличием является то, что управление этой структурой осуществляется не на основании устава, а на основании соглашения.

___________________________________________________________________________

День второй, как мы отмечали выше, представлял собой панельную дискуссию, по ходу которой поднимались многие темы, но общей была одна – «Внутренние проблемы развития института корпоративного секретаря».

Члены жюри:

  • Панасенко Е.Ю., корпоративный секретарь «ЕвроХим» и ОАО «СУЭК»
  • Олег Цветков, корпоративный секретарь ОАО «Северсталь»
  • Тюков И.С., руководитель аппарата совета директоров, ОАО Группа «Илим»
  • Валентина Хаванцева, Магнитогорский металлургический комбинат (ММК), корпоративный секретарь 

Подчиненность корпоративного секретаря членам совета директоров. Важно понимать, кто кого назначает, и кто одобряет кандидатуры. Нужно ли отражать эту процедуру в документах?

Олег Цветков: В Северстали нет отдельного положения о корпоративном секретаре. Это либо устав, либо иные внутренние документы, плюс Кодекс корпоративного управления, само собой. Подчиненность и подотчетность корпоративного секретаря нужно разделять. Подчиненность – тот, кто тебе платит деньги, подотчетность – это перед кем отвечаешь. В любом случае, круг лиц ограничен.

Недавнее письмо Росимущества говорит о необходимости введения должности корпоративного секретаря в компаниях с госучастием. Известно, что должность должна быть выборной. Тогда каким образом секретарь может обезопасить себя от переизбрания, на каких условиях заключать договор?

Панасенко Е.Ю.: У нас с корпоративным секретарем договора пока нет… имеет место совмещение должностей (вторая должность корпоративного секретаря в её случае – именно по совмещению – GAAP.RU). Это очень распространенная практика – когда корпоративный секретарь занимает еще одну должность. Прекращение договора не означает прекращения полномочий корпоративного секретаря. Ежегодное переизбрание в силу законодательных требований, на мой взгляд, не нужно. Когда идет плановая ротация, смена секретаря не требуется.

Замечание из зала: В некоторых положениях мы все-таки пишем, что раз в год у секретаря есть право подтвердить продолжение своей должности. Подотчетность и подчиненность, согласимся, нужно различать. В законе сказано, что гендиректор подотчетен совету. Совет может заставить гендиректора кого-то уволить. Разница происходит из инициативы. В подчиненности инициатива идет сверху, в подотчетности – снизу, т.е. это ты отчитываешься и представляешь результаты.

Замечание из зала: Выбирать корпоративного секретаря, мне кажется, неправильно. Он представляет интересы не только инвесторов, но и менеджеров, и т.д. Потому его нужно назначать (а назначается он советом директоров). Что касается вопроса подотчетности и подчиненности, то подчиненность должна быть по отношению к совету директоров. Подотчетности как таковые нужно различать. Если это подотчетность функциональная – то, опять-таки, должная быть по отношению к совету директоров, но еще есть административная. Нужно обозначить и прописать, что есть административная, а что – функциональная.

Замечание из зала: Мне кажется, все дискуссия идет оттого, что должность корпоративного секретаря функционально нигде не обозначена, а потому возникает разница в трактовках и восприятиях. Если мы воспринимаем корпоративного секретаря как должностное лицо, он должен состоять в штате и подчиняться гендиректору. Положение корпоративного секретаря в штатной структуре позволит ему общаться на равных со всем менеджментом.

Куприенко Валерий Николаевич, корпоративный секретарь Вимм-Билль-Данн: Управление появилось как механизм решения ситуация, решения проблем взаимоотношений собственников и тех, кто управляется предприятием. У нас собственник один. Было время, когда собственники и менеджеры были одними и теми же лицами, сейчас иначе. Вводить секретаря в штатное расписание сейчас нельзя.

Екатерина Никитчанова, руководитель экспертного цента Российского института директоров (РИД): При выборе корпоративного секретаря нужно исходить из принципа оптимальности – «компании нужен тот секретарь, который ей нужен». Вы не в силах прописать все нюансы. Нужно исходить из того, как собственники и акционеры его воспринимают. В западной практике совмещать должности нельзя, но в российской практике это не прижилось, тут есть свои нюансы. Нужно, чтобы собственники понимали, что корпоративный секретарь – это профессионал, умеющий что-то делать, а исполнительная должность – это гарантия опыта.

Тюков И.С.: Какие вообще контрольные мероприятия для корпоративного секретаря могут быть? За кем он должен следить? Корпоративный секретарь, вообще-то – одна из важнейших должностей. Следовательно, он обязан следить за гендиректором. С другой стороны, это полный нонсенс, ведь гендиректор ему выписывает зарплату и так далее. Каким должен быть контроль над начальством?

Замечание из зала: Если начальник нарушает правило, должен раздаться звук свистка! Закон есть закон. Если гендиректор – источник риска, он должен это понимать. Мы берем на должность человека, который скажет нам, что мы (гендиректор) не правы, что создаем риски. Может, Enron бы не развалился, если бы вовремя «свистнули».

Олег Цветков: В принципе, генеральный директор отвечает за все. В 2009 году вступили штрафы за нераскрытие информации. Все компании тут же кинулись создавать должности, ответственные за раскрытие информации, лишь бы прикрыть своего гендира. Здесь то же самое.

Тюков И.С: А что насчет совмещения должностей корпоративного секретаря и секретаря правления? Прозвучали мнения, что это целесообразно. Но была и другая точка зрения, что это нездорово, ято много проблем (здесь он обращается к г-же Панасенко, поскольку это, судя по всему, было именно ее мнение – GAAP.RU).

Панасенко Е.Ю.: Cвязка с менеджментом крайне важна для эффективной работы совета. В данном случае нужно смотреть на то, как мы хотим сложить отношения с менеджментом. У всех своя корпоративная культура. Если есть сложности в коммуникации с правлением, тогда на определенном этапе будет полезно иметь этот «зонтик», т.е. совмещать должности. Однако в долгосрочной перспективе это вредно, так как корпоративный секретарь оказывается перегружен менеджерской информацией и теряет в своей компетенции. Отношения очень важны, но сочетание это избыточно и идет в нагрузку.

«Есть ли такие в аудитории, кто совмещает?» – прозвучал вопрос. Оказалось, есть. Горбачев М.В., Мосэнерго: «Не могу не согласиться, но это уже задача самого человека – исключить все минусы. Лично мне полтора года как-то удается это делать».

Какая должна быть организация аппарата корпоративного секретаря? Опыты есть разные.

Олег Цветков: Опыт есть, недавно искали сотрудника в «Силовые машины». Все диктуется тем, что на данный момент нужно компании, какие функции сосредоточить в аппарате. Что любопытно, в «Силовых машинах», кроме меня, ни у кого нет юридического образования. Впрочем, это даже плюс, ведь юристов быть много не должно. А вот в Северстали экономистов, наоборот, меньше, они осуществляют вспомогательные функции. Возвращаясь к «Силовым машинам» – потребность была во внесении изменений в документы, причем срочно. Нужен был человек, который сразу возьмет эту работу. Человека по итогу нашли.

Панасенко Е.Ю.: Кроме квалификации, я также ищу талантливых администраторов, потому что это очень административная, по сути, функция. Мы взаимодействуем с советом директоров – как правило, это уже устоявшиеся функции, со своими правилами и привычками. Для сотрудников корпоративного секретаря очень важно обладать общим видением, способностями обобщать и делать выводы. Должны быть аналитические способности. Также важно умение адаптироваться к требованиям руководителя.

Валентина Хаванцева: У нас есть секретарь совета директоров, а подготовкой документов занимается секретариат органов управления, такой специальный аппарат. Корпоративному секретарю традиционно нужно использовать весь коллектив, поэтому мы материалы готовим вместе. Когда кто-то недоволен материалами, вину ощущают все, кто принимал в этом участие.

Панасенко Е.Ю.: У меня в штате 2 человека. По моему опыту, критически важно для корпоративного секретаря иметь конструктивные отношения с гендиректорм. Я против всяких прослоек и промежуточных звеньев.

Есть ли примеры, у кого в аппарат входит секретарь правления? Оказалось, нет. У г-жи Панасенко такое почти было, но они остановились, решили этого не делать. Очень важно уметь работать симметрично со всеми членами совета директоров, оставлять равные возможности всем.

Оценка работы корпоративного секретаря

Замечание из зала (от участника, который работает сразу в трех советах): В некоторых случаях корпоративный секретарь выступает как юрист, и его задача – в основном юридическая помощь. Есть несколько этапов оценки. Корпоративный секретарь, в принципе, заинтересован работать хорошо, и он не против внеплановых заседаний, притом без премиальных. Оценка должна быть, и наплавлена она должна быть, прежде всего, на положение (о работе совета). После каждого заседания совета у нас есть экспресс оценка: вовремя ли были получены документы, как шло заседание, считаю ли я, что был готов к нему сам, и т.д. Также секретарь должен фактически фиксировать время проведения совета.

Вопрос: а связана ли такая практика с денежным вознаграждением, или же с моральным? Ответ: пока что с моральным, однако зарплату дают такую, чтобы корпоративный секретарь все-таки задумывался о таких вещах.

Замечание из зала: Как правило, вознаграждение корпоративного секретаря состоит из постоянной и премиальной части, однако даже если есть премиальная часть, она не имеет, собственно, привязки к этой оценке его работы.

Олег Цветков: У меня и моих сотрудников есть постоянное вознаграждение и годовой бонус. Критерии оценки: лично у меня имеются определенные KPI, у сотрудников – в большей степени субъективная оценка.

Екатерина Никитчанова, руководитель экспертного цента Российского института директоров (РИД): Наше преимущество в том, что мы не просто методологи, но и основываемся на практике в компаниях при разработке своих методик (исследования, рейтинги). Это позволяет делать определенные, выводы, улавливать тенденции. Что касается оценки работы, то тут прежде всего нужно всеобщее понимание цели оценки: какая мотивация вообще существует? Только ли вознаграждение? Как оценить степень удовлетворенности? Мы столкнулись на практике со следующим. Конечно, нас привлекают иногда для оценки, и иногда оценивается именно корпоративный секретарь. По этой теме есть отдельный блок. Некоторые вопросы касаются работы корпоративного секретаря косвенно (здесь можно получить ответы и от членов совета директоров, и так далее). Однако если заказчик «реальный», оценку нужно проводить комплексно. Был такой случай, когда все вроде бы поставили высший бал, а когда стали проводить анализ косвенно (вопрос – быстрота получения информации), выяснилось, что многие не удовлетворены. Бывает, что премиальную часть вознаграждения привязывают к оценке работы корпоративного секретаря. Нужно избегать субъективного мнения («нравится или нет»). Оценка накладывается на показатели деятельности компании. В некоторых компаниях разработаны специальные KPI, и был такой случай, когда в качестве такового использовался рейтинг корпоративного управления – своего рода «разработка» отечественного рынка. Вообще же, такие KPI для корпоративного секретаря должны быть в любом случае. Возможность дополнительного вознаграждения может присутствовать, но она не должна так уж сильно зависеть от показателей, ибо не это должно быть единственной причиной, почему корпоративной секретарь работает хорошо. Он все-таки должен работать на бизнес.

Теги: Форум корпоративных секретарей  Акционерное общество  вопросы корпоративного управления  корпоративный секретарь  ФСФР  Минэкономразвития  мировой финансовый центр  МФЦ  АО  раскрытие информации  коммерческая тайна  миноритарии  миноритарные акционеры  ко