В России появился новый Кодекс корпоративного управления

Корпоративное управление

Автор:
Источник: Журнал “Акционерное общество: вопросы корпоративного управления” №6-2014
Опубликовано: 2 июля 2014

13 февраля 2014 года Правительство РФ одобри­ло новую редакцию Кодекса корпоративного управ­ления (далее — Кодекс). На фоне происходящих в последнее время глобальных изменений в корпо­ративном правовом поле событие это оказалось не слишком заметным. В то же время новый Кодекс может сыграть существенную роль в деле повыше­ния устойчивости и роста инвестиционной привле­кательности российских акционерных обществ.

Так в чем же суть новаций?

Немного истории. Старый Кодекс корпоративного по­ведения был рекомендован для практического приме­нения Правительством РФ еще в ноябре 2001 года. 4 апреля 2002 года появилось Распоряжение ФКЦБ РФ № 421/р, в котором регулятор рекомендовал всем акционерным обществам РФ следовать положениям этого кодекса, а также раскрывать в годовом отчете информацию о том, каким принципам и положениям кодекса следует акционерное общество.

Давайте вспомним экономическую ситуацию в Рос­сии и в мире в начале 21 века. Она характеризова­лась стабильным экономическим ростом, тенден­циями глобализации экономики, расширением со­трудничества России с зарубежными странами и компаниями. Российские компании, остро нужда­ясь в инвестициях, стали выходить на зарубежные фондовые рынки, размещая там свои депозитарные расписки. При этом российское корпоративное за­конодательство было еще достаточно слабым, слу­чаи нарушения прав миноритарных акционеров — отнюдь не редкими, процветало рейдерство. Все это сдерживало интерес иностранных инвесторов к вложению в акции наших компаний. Перед послед­ними остро встала проблема повышения собственной инвестиционной привлекательности, создания дополнительных гарантий для иностранных инве­сторов.

Именно решению этой задачи служил первый кодекс корпоративного управления. Он со­держал рекомендации, направленные в пер­вую очередь на повышение инвестиционной привлекательности ценных бумаг российских компаний посредством принятия последни­ми на себя ряда дополнительных, не предус­мотренных законодательством, обязательств в отношении своих инвесторов. Термин «луч­шая практика корпоративного управления» был достаточно популярен на мировых финансовых рынках, существовали соответству­ющие стандарты, многие зарубежные публич­ные компании придерживались в своей прак­тике соответствующих рекомендаций.

Кодекс был разработан по инициативе ФКЦБ РФ. Непосредственными разработчиками яв­лялись американская фирма Couder Brothers, российская фирма «Юст», американский Центр этических ресурсов и Sovereign Venture Inc., а также ряд известных юристов [1]. В результате в основу кодекса были положены международ­ные практики. Российская специфика в доку­менте отражалась слабо.

Долгое время было принято считать, что ре­комендации Кодекса корпоративного поведе­ния представляют интерес только для крупных компаний, намеренных осуществить IPO на зарубежных фондовых рынках. Впоследствии пришло понимание того, что следование мно­гим рекомендациям кодекса способно повы­сить эффективность управления любым биз­несом. Именно из этого документа многие российские компании узнали о таких инстру­ментах корпоративного управления, как при­влечение в состав совета директоров незави­симых директоров, формирование комитетов совета директоров, институт корпоративного секретаря, процедуры внутреннего контроля, положение о дивидендной политике и т. д.

Рекомендации Кодекса корпоративного по­ведения не были обязательными для применения, однако часть из них была перенесена в правила биржевой торговли. Эти рекомен­дации приобрели характер обязательных для тех компаний, которые котировали свои цен­ные бумаги на фондовых рынках. Кроме то­го, со временем ряд рекомендаций этого до­кумента перекочевал в нормативные акты. Так, например, знаменитое Положение о до­полнительных требованиях к порядку созыва, подготовки и проведения общего собрания акционеров, утвержденное Постановлением ФКЦБ РФ от 31.05.2002 г. № 17/пс, вобрало в себя значительное количество рекоменда­ций соответствующей главы кодекса, сделав их обязательными.

Со временем появилась необходимость в разработке новой редакции кодекса. Причинами такого решения стали изменение эко­номической ситуации, потеря актуальности некоторых рекомендаций кодекса и, одно­временно, появление новых эффективных практик корпоративного управления (при­чем не только у зарубежных компаний, но выработанных российскими акционерными обществами и отражающих российские реалии). Для осуществления этой работы ре­гулятором был создан Экспертный совет по корпоративному управлению и впослед­ствии — соответствующая рабочая группа.

Работа над документом продолжалась не­сколько лет. На разных стадиях в ней принима­ли участие различные специалисты. Проект до­кумента неоднократно обсуждался и корректи­ровался с учетом пожеланий многочисленных общественных образований, таких как Россий­ский институт директоров, Институт внутрен­них аудиторов, Национальное объединение корпоративных секретарей, Российский союз промышленников и предпринимателей и т. д.

Новая редакция документа, а он стал назы­ваться Кодекс корпоративного управления (далее — ККУ), существенно отличается от его предыдущей редакции. Основные отли­чия сводятся к следующему.

Цели разработанного документа не ограни­чиваются достижением роста инвестиционной привлекательности ценных бумаг рос­сийских компаний. Вот как они определены в новой редакции ККУ:

  • определить принципы и подходы, следова­ние которым позволит российским компани­ям повысить инвестиционную привлекатель­ность в глазах долгосрочных инвесторов;
  • отразить в форме наилучших стандартов де­ятельности выработанные за прошедшие го­ды подходы в области разрешения корпора­тивных проблем, возникающих в процессе жизнедеятельности акционерных обществ;
  • предоставить рекомендации по надлежа­щей практике справедливого отношения к акционерам с учетом имевших место нега­тивных примеров нарушений их прав;
  • учесть накопленную практику применения Кодекса корпоративного поведения;
  • упростить применение наилучших стандар­тов корпоративного управления российски­ми акционерными компаниями в целях по­вышения их привлекательности для отече­ственных и зарубежных инвесторов;
  • предоставить рекомендации, направленные на повышение эффективности работы орга­нов управления акционерных обществ и кон­троля за их деятельностью.

Из приведенного фрагмента очевидно, что цели внедрения рекомендаций «лучшей практики» расширились, а сам Кодекс в большей степени стал ориентироваться на российские реалии. Так, в документе мож­но найти рекомендации, явно направлен­ные на преодоление конфликтов, возни­кающих между различными группами ак­ционеров, рейдерства, злоупотребления правом, мошенничества. Они основаны на анализе и обобщении именно российской практики.

«Корпоративное управление» в ККУ опреде­лено как «система взаимоотношений между испол­нительными органами акционерного обще­ства, его советом директоров, акционерами и другими заинтересованными сторонами».

При этом в преамбуле к документу отмечает­ся, что корпоративное управление «является инструментом для определения целей общества и средств достижения этих целей, а также обеспечения эффективного контроля за деятельностью общества со стороны акционеров и других заинтересованных сторон».

Отсюда очевидно, что рекомендации, со­держащиеся в ККУ, могут представлять интерес не только для публичных, но — для лю­бых акционерных обществ, а в определенной степени — и обществ с ограниченной ответ­ственностью.

Если роль лучшей практики корпоративного управления столь велика для обеспечения эф­фективного развития бизнеса, почему же ККУ носит рекомендательный, а не обязательный характер? Ответ на этот вопрос мы также мо­жем найти в рассматриваемом документе.

«Чрезмерная детализация юридических норм препятствует работе обществ, посколь­ку каждое из них уникально и особенности его деятельности не могут быть полностью отражены в законодательстве <…> законо­дательство оказывается не в состоянии своевременно реагировать на изменения прак­тики корпоративного управления, посколь­ку внесение изменений в законодательство требует значительного времени <.> многие вопросы, связанные с корпоративным управ­лением, лежат за пределами законодательной сферы и имеют этический, а не юридиче­ский характер».

Тем не менее «необязательный» характер ре­комендаций ККУ не означает, что регулятор не будет стимулировать и осуществлять контроль за применением его рекомендаций российски­ми акционерными обществами. Формы такого будущего контроля сейчас разрабатываются. Кроме того, не исключено, что часть рекомен­даций ККУ после их практической апробации будет перенесена в законодательство и превратится в обязательные требования.

Существенно изменилась структура Кодекса (таблица 1), а также стилистика документа.

Часть содержащихся в документе рекомен­даций ориентирована явно на непубличные, небольшие компании. Приведем в качестве примера подобных рекомендаций следующую цитату:

«В целях создания максимально благопри­ятных условий для участия акционеров в общем собрании обществу с числом акционе­ров — владельцев голосующих акций менее 1000 рекомендуется включить в свой устав положение об обязательном направлении акционеру бюллетеней для голосования и о праве акционеров принять участие в общем собрании путем заполнения и направления в общество таких бюллетеней».

Ряд положений ККУ ориентирован на хол­динги и направлен на выстраивание отношения между основным и дочерними общества­ми. Здесь также можно найти рекомендации, посвященные использованию современных технических средств при организации взаи­модействия общества со своими акционера­ми и реализации тех или иных корпоративных процедур.

Пропала свойственная предыдущей редак­ции документа и раздражающая многих его читателей назидательность изложения, в том числе — чрезмерно подробная мотива­ция отдельных его рекомендаций. Документ стал значительно более конкретным. Теперь он разделен на две части.

ТАБЛИЦА 1. Структура кодекса в старой и новой редакции

Первая, короткая часть, содержит общие по­стулаты лучшей практики корпоративного управления. Эти постулаты являются достаточ­но очевидными, не требуют обоснования и по сути обязательны для любой компании. Вторая, более подробная, содержит набор конкретных инструментов, применение которых обеспечит соблюдение постулатов, изложенных в первой части. Любое акционерное общество может выбрать из предложенного инструментария те рекомендации, которые в большей степени от­вечают его специфике и потребностям. Конеч­но же, перечень изложенных инструментов не является исчерпывающим: любое акционер­ное общество может применять и иные спо­собы достижения целей, изложенных в первой части Кодекса корпоративного управления.

Таким образом, новый Кодекс корпоративно­го управления стал значительно более приклад­ным документом, в значительной степени отра­жающим специфику и проблемы российского бизнеса, его рекомендации направлены не толь­ко на рост инвестиционной привлекательности ценных бумаг акционерных обществ, но также на усиление контроля за развитием бизнеса со сто­роны акционеров, рост эффективности управ­ления бизнесом, преодоление некоторых недо­статков действующего корпоративного законо­дательства, защиту от рейдерства и гринмейла, сокращение рисков возникновения корпоратив­ных конфликтов за счет соблюдения баланса ин­тересов различных групп акционеров.

Изложенное определяет целесообразность изучения содержащихся в ККУ рекомендаций всеми акционерными обществами, отбора тех из них, которые отвечают специфике конкрет­ных компаний и интересам их акционеров, и внедрения таких рекомендаций в свою работу.

В последующих публикациях мы рассмотрим наиболее существенные рекомендации Ко­декса корпоративного управления.

____________________________

  1. См.: http://www.soob.ru/n/2001/11/news/0.

Автор:

Теги: Кодекс корпоративного управления  корпо¬ративное правовое поле  акционерное общество  инвестиционная привлекательность  IPO  Российский институт директоров  Институт внутренних аудиторов  Национальное объединение корпоративных секретарей  Российский союз