Возможные риски и пути их преодоления на примере банкротства нефтесервисного предприятия

Стратегическое управление

Автор:
Источник: Арбитраж.ру
Опубликовано: 3 февраля 2015

Олимпиада-2014, растущие геополитические амбиции и вызванное этим динамичное изменение конъюнктуры международных отноше­ний – все это порождает новые вызовы для российской экономики или, в зависимости от точки зрения, актуализирует старые. Проде­кларированный властями курс на деофшоризацию экономики и на­ционализацию элит пока не выражен даже в «дорожной карте», а дей­ствия в указанном направлении носят, скорее всего, ситуативный ха­рактер (взять хотя бы инициативу о создании национальной платеж­ной системы). Однако реакция бизнеса на эти заявления, выражен­ная в стремлении успеть до «закручивания гаек», обезопасить свои активы – более чем реальна.

В итоге все вышеизложенное приводит не только и не столько к сни­жению инвестиционной привлекательности отечественной экономи­ки для иностранных инвесторов, сколько к нежеланию российского бизнеса, ориентированного на внутренний рынок, сохранять «услов­ный патриотизм». То есть он не стремится вкладывать деньги в разви­тие собственных активов, а пытается извлечь максимальные выгоды в сжатые сроки.

Рецепт банкротства нефтесербизнеса

Самое очевидное последствие вышеупо­мянутых тенденций для гражданского оборота – снижение его темпов, вызван­ное осознанным изъятием из обращения хозяйствующими субъектами денежных средств. И если кризисом ликвидности в банковском секторе аналитики нас толь­ко пугают, пусть и с завидным постоян­ством, то в нефтегазовом комплексе, яв­ляющемся локомотивом экономики РФ, этот кризис, по нашему убеждению, не­смотря на стабильно высокие цены на углеводороды, уже случился. Неплатежи, рост тарифов на энергию для отдельных групп потребителей, стремление про­фильных банков максимально обеспе­чить свои требования к профильным за­емщикам – все эти обстоятельства сви­детельствуют о наличии ряда острых проблем в жизненно важной для россий­ской экономики сфере.

Быть может, одним из самых очевид­ных показателей здоровья нефтегазово­го сектора и, как ни прискорбно, россий­ской экономики в целом (да-да, позволь­те и нам «пнуть лежачего» и вспомнить про сырьевое проклятье) является со­стояние нефтесервисного бизнеса. Он, несмотря на свою очевидную близость к государственным деньгам, получаемым от продажи углеводородов, всегда был объектом преимущественно частных ин­вестиций бывших «романтиков 70-х» и «покорителей Самотлора», а также мел­ких предпринимателей, последовавших за ними на Малую Землю в 1990 годах за длинным рублем.

Преобладание частного капитала, свойственное нефтесервису, делает этот бизнес особенно чувствительным к из­менениям экономической конъюнкту­ры. А максимальная зависимость имен­но от нефтегазовых денег позволяет считать отрасль лакмусовой бумажкой российской экономики. Какие же фак­торы сегодня воздействуют на нее? Уве­личение дефицита бюджета страны сти­мулирует усиление фискальных функ­ций государства. Сроки оплаты выпол­ненных работ по договорам с добываю­щими предприятиями продлеваются до 180 дней. Наконец, внедряется система закупок и тендеров, вызывающая уве­личение числа недобросовестных «ген­подрядчиков». Совокупность этих фак­торов – готовый рецепт банкротства среднестатистического нефтесервисного бизнеса. Причем о недобросовестном менеджменте самого предприятия гово­рить даже нет нужды, хотя и подобные причины несостоятельности далеко не редкость.

До несостоятельности – один шаг

Напомним, что под банкротством, в со­ответствии с положениями статьи 2 За­кона «О несостоятельности (банкротст­ве)» № 127-ФЗ (далее Закон о банкрот­стве) понимается признанная арбит­ражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требо­вания кредиторов по денежным обяза­тельствам и (или) исполнить обязан­ность по уплате обязательных платежей. Следует обратить внимание, что в осно­ву понятия несостоятельности положен принцип неоплатности, то есть неспо­собности должника обеспечить актива­ми весь объем своих обязательств. Од­нако обстоятельства неоплатности дол­гов оцениваются судом исключительно при разрешении вопроса о банкротстве должника по существу.

Вместе с тем, для целей возбуждения производства по делу о несостоятельно­сти и введения в отношении юридическо­го лица процедуры наблюдения суд, с уче­том положений статьи 3 Закона о банк­ротстве, принимает во внимание непла­тежеспособность должника, то есть не­способность удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены. При этом принимается во внимание задолжен­ность, размер которой превышает 100 тыс. рублей, подтвержденная вступив­шим в законную силу судебным актом.

С учетом изложенного даже возникно­вение незначительной просрочки по обязательствам перед контрагентами может явиться основанием для возбуж­дения производства по делу о банкрот­стве. Стоит также обратить внимание, что после введения наблюдения, в соот­ветствии с положениями пункта 3 ста­тьи 64 Закона о банкротстве, срок испол­нения обязательств, возникших до при­нятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, счита­ется наступившим. Это приводит к одно­моментному предъявлению подавляю­щего большинства требований об опла­те задолженности.

При указанных обстоятельствах рис­ки банкротства предприятия представ­ляются более чем очевидными.

Что же делать, если ваш контрагент банкрот? Какие последствия для партне­ров должника наступают с момента вве­дения в отношении него процедуры на­блюдения?

Первое и очевидное – мораторий на удовлетворение требований кредиторов по денежным обязательствам, возник­шим до принятия к производству дела о банкротстве. Удовлетворяться такие тре­бования могут исключительно в поряд­ке, предусмотренном законодательством о банкротстве. На практике это означа­ет, при самом оптимистическом сцена­рии погашение задолженности с сущест­венным дисконтом через 1,5 2 года по­сле введения процедуры наблюдения. В основном – за счет реализации имуще­ства должника и/или иных мероприя­тий, направленных на пополнение кон­курсной массы. А при пессимистическом сценарии (к сожалению, наиболее веро­ятном в силу различных обстоятельств) происходит прекращение обязательства в связи с ликвидацией должника по ре­зультатам процедуры конкурсного про­изводства.

Исключения из приведенных выше сценариев редки и лишь подтверждают правило. При этом, безусловно, даже в процедуре конкурсного производства у кредитора есть шанс покрыть убытки, возникшие в связи с банкротством пред­приятия-контрагента. Он может предъ­являть соответствующие требования к контролирующим должника лицам в по­рядке, предусмотренном статьей 10 За­кона о банкротстве. Или же он может об­жаловать незаконные действия арбит­ражного управляющего, предполагая на­личие заинтересованности в результатах деятельности должника. Однако подроб­ное описание указанных механизмов может служить темой для отдельного ма­териала. Скажем лишь, что они требуют дополнительных профессиональных уси­лий, а прогнозируемый финансовый ре­зультат в любом случае не предполагает 100-процентного погашения неоплачен­ной задолженности (что, безусловно, не отменяет ценности этих усилий).

При банкротстве время – деньги

Как предотвратить указанные выше по­следствия? Ответ прост: своевременно принимать меры к взысканию просро­ченной задолженности. На практике мы часто слышим, как наши партнеры в ка­честве оснований к непринятию мер по взысканию задолженности с того или иного контрагента приводят факт нали­чия с ним доверительных отношений.


Нам, в свою очередь, приходится обра­щать внимание на то, что основанием для возбуждения производства по делу о банкротстве является задолженность в размере всего 100 тыс. рублей с просроч­кой в 3 месяца. И непринятие своевре­менных мер нашими партнерами от­нюдь не означает, что такие меры не ста­нет предпринимать кто-либо другой. Инициативность является в рассматри­ваемом вопросе ключевым фактором.

Приведем примеры из практики. Не­которое время назад к нам стали посту­пать обращения с целью взыскания за­долженности с предприятий, входящих в состав одного крупного нефтесервис-ного холдинга, в структуре которого в том числе состоит ООО «ЯмалСервис-Центр».

Первое обращение поступило от на­ших челябинских партнеров. К тому мо­менту у них уже был судебный акт о взыскании задолженности, пока не всту­пивший в законную силу. При этом об­ращение в суд первой инстанции с заяв­лением о взыскании просроченной за­долженности состоялось 15.04.2013 г., а основанием для обращения явилась за­долженность за август декабрь 2012 г. По итогам принятых мер задолженность была погашена 10.01.2014 г.

Второе обращение поступило к нам уже в 2014 г. от партнеров из Москвы. За­долженность на тот момент просужена не была, она сформировалась за период с января по апрель 2013 г. Обращение в суд состоялось 25.02.2014 г., а 26.05.2014 г. было вынесено решение об удовлетво­рении заявленных исковых требований. Вместе с тем, к моменту вступления в за­конную силу указанного решения в от­ношении должника уже была введена процедура банкротства – наблюдение, что привело к невозможности принятия мер к взысканию задолженности.

Обратим внимание, что в первом слу­чае меры по взысканию задолженности были предприняты по истечении трех месяцев с момента ее окончательного формирования. Во втором же случае об­ратиться в суд удалось лишь по истече­нии девяти месяцев, что, на наш взгляд, и привело к негативным последствиям. Добавлю лишь, что в настоящее время перспективы погашения задолженности, рассмотренной нами во втором случае, остаются неясными.

Вторым и неочевидным последствием введения в отношении вашего контр­агента одной из процедур несостоятель­ности является возврат уже полученно­го от должника исполнения в конкурс­ную массу. Он осуществляется в резуль­тате предпринимаемых арбитражным управляющим мер по оспариванию сде­лок должника.

Так, зачастую кредиторы, не получая своевременного исполнения по договор­ным обязательствам, стремятся найти альтернативные способы погашения за­долженности. Например – получение от­ступного в виде имущества, принадле­жащего должнику, или совершение за­чета по встречным обязательствам.

Однако в соответствии с пунктом 1 статьи 61.3 Закона о банкротстве сдел­ка, совершенная должником в отноше­нии отдельного кредитора или иного ли­ца, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка влечет или может повлечь за со­бой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими.

При этом в соответствии с разъясне­ниями, содержащимися в пунктах 1, 2 Постановления Пленума Высшего Ар­битражного суда Российской Федерации от 23.12.2010 г. № 63 на основании по­ложений статьи 61.3 Закона о банкрот­стве, могут, в частности, оспариваться:

  • действия, являющиеся исполнением гражданско-правовых обязательств (в том числе наличный или безналичный платеж должником денежного долга кре­дитору, передача должником иного иму­щества в собственность кредитора), или иные действия, направленные на пре­кращение обязательств (заявление о за­чете, соглашение о новации, предостав­ление отступного и т. п.);
  • банковские операции, в том числе списание денежных средств со счета кли­ента банка в счет погашения задолжен­ности перед банком или другими лица­ми (как безакцептное, так и на основа­нии распоряжения клиента);
  • выплата заработной платы, в том числе премии;
  • брачный договор, соглашение о раз­деле общего имущества супругов;
  • уплата налогов, сборов и таможен­ных платежей как самим плательщиком, так и путем списания денежных средств с его счета по поручению соответствую­щего государственного органа;
  • действия по исполнению судебного акта, в том числе определения об утверждении мирового соглашения;
  • перечисление взыскателю в испол­нительном производстве денежных средств, вырученных от реализации иму­щества должника;
  • сделанное кредитором должника за­явление о зачете;
  • списание банком в безакцептном по­рядке денежных средств со счета клиен­та-должника в счет погашения задол­женности перед банком или перед дру­гими лицами, в том числе на основании представленного взыскателем в банк ис­полнительного листа;
  • перечисление взыскателю в испол­нительном производстве денежных средств, вырученных от реализации иму­щества должника или списанных со сче­та должника;
  • оставление за собой взыскателем в исполнительном производстве имущест­ва должника или залогодержателем предмета залога.

Исходя из вышеизложенного, даже надлежащее исполнение должником своих договорных обязательств путем перечисления денежных средств на рас­четный счет кредитора может быть при­знано судом недействительным, что при­ведет к необходимости возврата полу­ченного в конкурсную массу должника.

Каковы условия, при которых указан­ные выше сделки могут быть признаны недействительными?

В соответствии с пунктом 1 статьи 61.3 Закона о банкротстве, сделка может быть признана недействительной, если она:

  • направлена на обеспечение исполне­ния обязательства должника или третье­го лица перед отдельным кредитором, возникшего до совершения оспаривае­мой сделки;
  • привела или может привести к изме­нению очередности удовлетворения тре­бований кредитора по обязательствам, возникшим до совершения оспаривае­мой сделки;
  • привела или может привести к удов­летворению требований, срок исполне­ния которых к моменту совершения сделки не наступил, одних кредиторов при наличии не исполненных в установ­ленный срок обязательств перед други­ми кредиторами;
  • привела к тому, что отдельному кре­дитору оказано или может быть оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения требований, существо­вавших до совершения оспариваемой сделки, чем было бы оказано в случае расчетов с кредиторами в порядке оче­редности в соответствии с законодатель­ством Российской Федерации о несо­стоятельности (банкротстве).

При этом, в соответствии с пунктом 12 Постановления Пленума Высшего Ар­битражного суда РФ от 23.12.2010 г. № 63, если сделка с предпочтением была совершена не ранее, чем за шесть меся­цев, и не позднее, чем за один месяц до принятия судом заявления о признании должника банкротом, то она может быть признана недействительной только при наличии условий, предусмотренных аб­зацами 2 или 3 пункта 1 статьи 61.3 За­кона о банкротстве. Или же должны иметься иные условия, соответствующие требованиям пункта 1 статьи 61.3. И при этом оспаривающие сделку лица долж­ны доказать, что на момент совершения сделки кредитору или иному лицу, в от­ношении которого совершена такая сделка, было или должно было быть из­вестно о признаке неплатежеспособно­сти или недостаточности имущества должника (либо об обстоятельствах, ко­торые позволяют сделать вывод о при­знаке неплатежеспособности или недо­статочности имущества).

Если же сделка с предпочтением была совершена после принятия судом заяв­ления о признании должника банкро­том или в течение одного месяца до при­нятия такого заявления, то для призна­ния ее недействительной не требуется доказывать обстоятельства осведомлен­ности кредитора о неплатежеспособно­сти должника.

На практике изложенное выше озна­чает, что если у должника на момент предоставления кредитору исполнения (не важно, в виде оплаты или иным пу­тем) были иные кредиторы, срок испол­нения денежных обязательств перед ко­торыми также наступил и что если такое исполнение было произведено в течение шести месяцев, предшествовавших при­нятию заявления о признании должни­ка банкротом, то полученное от должни­ка, вероятно, придется вернуть, а долг останется непогашенным.

Как избежать наступления указанных негативных последствий? Во-первых, и мы уже обращали на это внимание вы­ше, действия по истребованию задол­женности должны быть своевременны­ми. Зачастую контрагент не платит по вполне объективным причинам – просто нет денег. Кредиторы же, в свою оче­редь, не стремятся активно взыскивать просроченную задолженность, попросту не желая портить взаимоотношения с партнерами. Время идет, размер задол­женности и количество кредиторов рас­тет, что в конечном итоге приводит практически к одномоментному обраще­нию нескольких, если не всех, кредито­ров в суд. При этом текущей выручки должника оказывается недостаточно для погашения всех долгов. Денежные сред­ства, поступившие ранее, могли быть на­правлены на погашение задолженности по заработной плате, закупке материа­лов для выполнения текущих контрак­тов, авансы подрядчикам, что в итоге приводит к банкротству должника.

Во-вторых, в том случае, если своевре­менные меры по возврату долга приняты все-таки не были, не стоит пренебрегать профессиональной консультацией при принятии решения о структуре сделки, направленной на прекращение просро­ченных обязательств. Нередки случаи, когда, имея несколько вариантов пога­шения задолженности, в преддверии банкротства стороны выбирают наибо­лее неподходящий, что в конечном ито­ге приводит к необходимости возврата полученного в конкурсную массу.

Не пренебрегать профессиональным подходом

Не так давно нами была завершено со­провождение процедуры банкротства одного нефтесервисного предприятия, находившегося в городе Радужный Хан­ты-Мансийского автономного округа. Приведем примеры из практики.

В одном случае кредитор обратился в арбитражный суд с заявлением о взыс­кании просроченной задолженности, по­лучил вступившее в законную силу ре­шение суда об удовлетворении его тре­бований. Затем он в целях придания сти­мула к оплате долгов обратился к долж­нику с заявлением о признании послед­него банкротом. Но тут он получил предложение от третьего заинтересован­ного лица о выкупе задолженности должника с некоторым дисконтом. По­лагая очевидной возможность полного погашения задолженности непосредст­венно должником, кредитор отказыва­ется уступать ее с дисконтом третьему лицу, после чего действительно получа­ет исполнение в полном объеме. Впо­следствии в отношении должника, уже по заявлению иного кредитора, вводит­ся процедура банкротства. А сделка с первоначальным кредитором признает­ся судом недействительной, как совер­шенная с оказанием предпочтения. Деньги должны быть возвращены в кон­курсную массу. Задолженность остается непогашенной и включается как мора-торная в реестр требований кредиторов должника. Такие случаи нередки, и нам представляется более безопасной воз­можность уступки прав требования третьему лицу, хотя и с дисконтом, в це­лях недопущения оспаривания сделки по погашению должником задолженности в будущем.

Во втором случае кредитор, предостав­лявший должнику в аренду нефтесервисное оборудование (в основном это были гидравлические ключи) для целей полу­чения хоть какого-то встречного испол­нения по своим требованиям, заключил договор купли-продажи некоторого не­профильного актива с должником, наде­ясь впоследствии реализовать указан­ный актив и покрыть возникшие убыт­ки. Также между сторонами было заклю­чено соглашение о зачете встречных од­нородных требований по договорам аренды нефтесервисного оборудования и купли-продажи. Для нас было очевид­ным, что вместо столь громоздкой кон­струкции следовало бы заключить согла­шение о предоставлении отступного в виде указанного актива по договору аренды оборудования, но кредитором была выбрана иная структура сделки. Впоследствии актив так и не был реали­зован кредитором, а соглашение о заче­те встречных однородных требований было признано судом недействительным по заявлению арбитражного управляю­щего. В итоге, если бы кредитор принял решение о получении отступного, при­шлось бы вернуть лишь полученный не­ликвидный актив, в реальности же он вынужден был заплатить собственные живые деньги должнику по договору купли-продажи, оставшись с мораторным правом требования к должнику и с неликвидным активом.

Приведенные выше примеры не явля­ются чем-то исключительным, так как в полномочия арбитражного управляюще­го входит принятие мер, направленных на пополнение конкурсной массы, в том числе оспаривание совершенных долж­ником сделок с предпочтением. Непри­нятие же управляющим указанных мер может привести к его отстранению.

Подводя итог, хотелось бы обратить внимание, что нами были приведены лишь некоторые из рисков, возникаю­щих у контрагентов предприятия-банк­рота. Мы сознательно не рассматривали случаи совершения должником подозри­тельных сделок в значении, придавае­мом этому термину статьей 61.2 Закона о банкротстве, так как считаем возмож­ным раскрыть этот вопрос в отдельном материале. Однако в любом случае мы советуем не терять времени и не прене­брегать профессиональным подходом к решению ваших проблем.

Автор:

Теги: банкротство  нефтесервисное предприятие  российская экономика  деофшоризация  национальная платеж¬ная система  привлекательность отечественной экономи¬ки  банкротство нефтесербизнеса  нефтегазовый сектор  о несостоятельности  денежные обязательства  уплат