Вознаграждение членов советов директоров компаний с государственным участием… и не только

Корпоративное управление

Автор:
Источник: Журнал “Акционерное общество: вопросы корпоративного управления” №8-2013
Опубликовано: 29 августа 2013

Развитие практики корпоративного управления (да­лее — КУ) в компаниях с государственным участи­ем, находящихся на переходных стадиях внедрения передовых стандартов КУ, требует обсуждения и, на наш взгляд, изменения в ряде аспектов сложившей­ся и складывающейся в них деятельности. Одним из таких аспектов является система вознаграждения членов советов директоров (далее — СД), относя­щихся к категории независимых директоров (далее — НД) и профессиональных поверенных (далее — ПП). Для понимания существующих здесь проблем будет полезен небольшой экскурс в историю фор­мирования этой составляющей работы СД.

Как формировалась в России практика вознаграж­дения членов СД акционерных обществ? Членами СД становились крупные акционеры и их доверен­ные лица, находившиеся с ними в тесных деловых и личных отношениях, а также менеджеры управлен­ческих структур этих акционеров. В состав СД мог­ли входить и миноритарные акционеры, сумевшие консолидировать свои пакеты акций. То есть, фак­тически, СД формировался из представителей ак­ционеров. Их функционал состоял в представлении интересов акционеров, делегировавших их в состав данного органа управления. Для таких членов СД вознаграждение за свою работу в этом качестве не являлось значимым факто­ром их деятельности. Главным для них были финансовые результаты деятельности ком­пании и та доля чистой прибыли или денеж­ного потока, которую получали акционеры в качестве выгоды.

Модель вознаграждения членов СД, соответ­ствующую такому положению вещей, мы решили определить как «акционерную». В ее рамках вознаграждение членов СД — лишь производное от выгоды, которую получают акционеры, деля между собой ту или иную часть прибыли компании или денежного пото­ка, а также от выгоды, получаемой в результате роста курсовой стоимости компании. Впол­не логично, что, как правило, вознаграждение членов СД было привязано к размеру имен­но прибыли, из которой акционеры получают свою выгоду. И, как следствие, даже государ­ство в своем налоговом законодательстве, фактически, закрепило логику этого подхо­да: статья 280 действующего Налогового ко­декса РФ указывает, что при определении на­логовой базы по налогу на прибыль расходы в виде вознаграждений и иных выплат членам советов директоров не учитываются. Специ­алисты придерживаются на этот счет разных точек зрения (Музалева О.В., Налогообложе­ние выплат, осуществляемых акционерны­ми обществами в пользу членов своих сове­тов директоров // Акционерное общество: вопросы корпоративного управления, 2007, №11; Марченков Ю.П. Источники выплаты вознаграждений членам советов директо­ров // Акционерное общество: вопросы кор­поративного управления, 2011, № 9 и Ком­пенсация членам совета директоров // Акци­онерное общество: вопросы корпоративного управления, 2012, № 7).

В результате широкое распространение полу­чила практика выплаты вознаграждений чле­нам СД в форме единовременного платежа по­сле проведения собрания акционеров и лишь в том случае, если по итогам завершившего­ся года компания получила чистую прибыль. При отсутствии чистой прибыли вознагражде­ние чаще всего не выплачивается. При выпла­те вознаграждения компания не платила с него отчисления в пенсионный и социальные фонды.

В компаниях с государственным участи­ем, когда их СД состояли исключительно из сотрудников государственных ведомств, этой проблемы не существовало. Сотрудники государственных ведомств не имели и не име­ют права на получение вознаграждения за ис­полнение функций в качестве членов СД.

С начала 2000-х годов в составы СД част­ных российских компаний в значительном количестве стали избираться независимые ди­ректора, а с 2008 года заметное число НД и ПП стало избираться в СД компаний с госучастием.

Независимых директоров в составы своих СД привлекают прежде всего наиболее успеш­но развивающиеся, имеющие хорошие фи­нансовые результаты компании. Логично, что в этих компаниях проблемы вознаграж­дения независимых членов СД не существу­ет. Примерно такой же является ситуация в крупных компаниях с государственным уча­стием, акции которых обращаются на фондо­вом рынке. Хотя уже здесь появилось осно­вание задуматься над темой вознаграждения членов СД глубже, т. е. о соответствии «акци­онерной» модели вознаграждения и роли НД, ведь НД по своей сути не представляет ника­ких акционеров, а только самого себя.

Начиная с 2010 года независимые ди­ректора и профессиональные поверенные стали активно избираться голосами по акци­ям, принадлежащим РФ, в СД средних и не­больших компаний с госучастием. Количе­ство таких членов СД довольно велико, как и число компаний, в СД которых они избира­ются. На них возлагаются задачи по улучше­нию качества управления в этих компаниях, в том числе такие, как принятие проработан­ных стратегий и планов развития, обеспечи­вающих устойчивое развитие в долгосрочной перспективе, более эффективное решение задач, ради которых компании сохраняются в собственности государства, внедрение си­стем оценки работы и мотивации менедже­ров, механизмов внутреннего контроля, обе­спечивающих сохранность и более эффек­тивное использование активов и т. д.

Очевидно, ожидается, что эти члены СД внесут значительный вклад в решение поставленных перед ними задач благодаря своему опыту и будут выполнять возложенные на них функции более эффективно, чем это делали госслужа­щие. Но для того, чтобы работать подобным образом, новые члены СД из числа независи­мых и профессиональных поверенных должны иметь соответствующую мотивацию. Послед­нее понятие, конечно, многогранно. Однако в рыночной экономике материальное поощре­ние везде составляет ее основу. Между тем, сложившаяся в этих компаниях система воз­награждения членов СД привязана к получе­нию чистой прибыли по итогам года. Нет при­были — нет и вознаграждения.

Правда, ни Закон «Об акционерных обще­ствах», ни Гражданский кодекс РФ, ни иные акты, регулирующие корпоративные или гражданско-правовые отношения, не ставят выплату вознаграждения членам СД акцио­нерных обществ в зависимость от наличия у акционерных обществ чистой прибыли по итогам года. Статья 280 Налогового кодек­са РФ не означает прямого запрета на вы­плату вознаграждений членам СД при отсут­ствии у общества чистой прибыли по итогам года. Как справедливо, на наш взгляд, отме­чает Ю.П. Марченков, отказ от выплаты членам СД вознаграж­дения из-за отсутствия у общества прибыли при наличии решения общего собрания акци­онеров о выплате такого вознаграждения мо­жет быть оправдан только в том случае, если уставом общества или иными нормативными документами определено, что прибыль как финансовый результат общества за отчетный период (не путать с прибылью для целей на­логообложения) является единственным источником таких выплат [1].

Таким образом, действующие правовые акты не запрещают АО выплачивать вознаграждение членам СД при отсутствии чистой прибыли.

Однако на практике, прежде всего в средних и небольших компаниях с государственным участием, отсутствие чистой прибыли по ито­гам года является основанием для невыпла­ты вознаграждения членам СД за соответ­ствующий год. Есть многочисленные приме­ры, когда и сам размер вознаграждения НД и ПП привязан к размеру прибыли. Такие ре­шения принимаются общими собраниями ак­ционеров АО с государственным участием на основе позиции представителей РФ как акционера. Причем, даже в тех случаях, ког­да во внутренних документах АО, определя­ющих порядок выплаты вознаграждений и иных компенсаций членам СД, не установле­на зависимость таких выплат от наличия или отсутствия в АО чистой прибыли по итогам года.

Данный подход является общепринятой прак­тикой в средних и небольших компаниях с го­сударственным участием. В части из них этот принцип зафиксирован в корпоративных вну­тренних документах, в других нет. Но на прак­тике именно таким подходом руководствуют­ся представители государственных ведомств на общих собраниях акционеров при голосовании по вопросу о вознаграждении членов СД. Логика такого подхода, на наш взгляд, исходит из «акционерного» понимания сути вознаграждения членов СД. Государство как акционер получает выгоду от таких компаний через дивиденды, которые выплачиваются из чистой прибыли. Если нет чистой прибыли, то дивиденды не выплачиваются и государство ничего не получает. И члены СД, в обязанно­сти которых входит, среди прочего, обеспечение получения прибыли, также не должны получать вознаграждения.

Между тем, неполучение чистой прибыли этими компаниями и организациями дале­ко не всегда является следствием их плохой работы, злоупотреблений со стороны менед­жмента, недосмотра со стороны СД.

В ряде случаев государственные компании создаются главным образом не для генерирования прибыли, а для решения социаль­ных, экономических, исследовательских и стратегических задач. На уровень самооку­паемости такие проекты выходят лишь через 5-10 лет. Можно привести в пример олимпий­скую стройку в Сочи — создаются не толь­ко спортивные объекты, но и меняется вся инфраструктура города. После проведе­ния Олимпиады объекты послужат базой для подготовки молодых спортсменов, а также со временем начнут приносить прибыль: это будет горнолыжный курорт мирового уров­ня. Нельзя не упомянуть и об оборонной про­мышленности, где поставка вооружений на экспорт происходит не ранее чем через 10­15 лет после начала разработки той или иной единицы техники. Никто же не отменял дли­тельные инвестиционные циклы, когда компании могут годами работать без прибыли.

Существует большое количество принадле­жащих государству компаний и организа­ций, на которые возложено решение подоб­ных задач. Качество деятельности компаний повышается, в том числе и путем избрания в их СД независимых директоров и профессиональных поверенных. Более того, качество системы КУ во многих средних и небольших компаниях с государственным участием та­ково, что немалому числу членов СД из чис­ла НД и ПП приходится нередко выстраивать ее заново, затрачивая на это значительные усилия. Особенно это касается таких компо­нентов, как выработка стратегии развития и контроль за ее реализацией на основе чет­ких количественных и качественных показа­телей, привязка системы вознаграждения менеджмента к стратегическим целям и сте­пени их достижения, внутренний контроль, риск-менеджмент. Для решения проблем этих компаний и организаций нередко новым членам СД приходится вникать в дела управ­ления значительно глубже, чем это предпо­лагается в рамках сложившихся стандартов и подходов.

Совершенно очевидно, что для того, чтобы выполнять свои обязанности добросовест­но и эффективно, члены СД компаний с го­сударственным участием должны быть соответствующим образом мотивированы. Не менее очевидно, что важнейшая составляющая такой мотивации — материальное воз­награждение за участие в работе СД. Разработанные Росимуществом рекомендации (ГН-13/25627 и ГН-13/25630 от 13.10.2009 г., ГН-13/3802 от 15.02.2011 г.) в целом устано­вили разумные базовые рамки для опреде­ления размера вознаграждений членам СД компаний и организаций в зависимости от масштаба их бизнеса. Однако сложившаяся ранее практика отказа в выплате какого-либо вознаграждения членам СД компаний и ор­ганизаций в случае отсутствия у них чистой прибыли сохраняется и по сей день.

Как отмечалось выше, отсутствие чистой прибыли далеко не всегда является свидетельством плохой работы. Работа менед­жмента этих компаний в любом случае оплачивается, а работа членов СД остается без всякого вознаграждения. Интересно, на что тогда рассчитывают государственные ве­домства, избирая независимых директоров и профессиональных поверенных в СД этих компаний? К тому же такой подход дает яс­ный сигнал действующему менеджменту: де­лайте все возможное, чтобы по результа­там года ваша компания не получила чистой прибыли. И тогда можно надеяться на сни­жение интереса НД и ПП к ней, возникнове­ние сложностей у Росимущества с поиском кандидатов на эти позиции (что, собственно, имеет место быть) и, в конечном итоге, воз­вращение ситуации к исходному состоянию или избрание таких членов СД, которые не будут всерьез интересоваться делами ком­пании, отдав их на откуп менеджменту.

С учетом изложенного выше мы считаем, что сложившаяся практика выплаты вознагражде­ний членов СД в компаниях и организациях с го­сударственным участием нуждается в измене­нии. Необходимо заменить существующую «ак­ционерную» модель вознаграждения членов СД на модель, которую можно назвать «менеджер­ской». Ее логика заключается в том, что члены СД осуществляют стратегическое управление компанией и контроль за деятельностью менед­жмента, а сам менеджмент осуществляет опе­ративное управление компанией. Таким обра­зом, работа членов СД аналогична работе выс­шего менеджмента и должна соответствующим образом вознаграждаться. В кодексах корпора­тивного управления зарубежных стран указано, что вознаграждение членов совета директоров необходимо устанавливать на достаточно высо­ком и в то же время разумном уровне, а также следует соотносить с результатами их индиви­дуальной деятельности.

Следует внедрить выплату определенного фиксированного вознаграждения НД и ПП, которое должно зависеть от активности их участия в работе совета и комитетов (регулярность участия в заседаниях совета и ко­митетов) и объема ответственности (руководство советом, комитетами, участие в ко­митетах). Эта часть не должна зависеть от получения или неполучения компанией чи­стой прибыли по итогам года. Ориентиром для определения размера этой части возна­граждения должен служить масштаб бизнеса компании, в частности, рекомендации, раз­работанные Министерством экономическо­го развития (Д08-3156 от 28.09.2009 г.). Эта часть вознаграждения может выплачивать­ся частями поквартально или единовремен­но по итогам года.

Переменная часть вознаграждения НД и ПП (дополнительно к фиксированной) должна зависеть от эффективности бизнеса компа­ний, здесь уже будет корректным вспомнить про прибыль. Размер переменной части дол­жен определяться достижением показателей в рамках КПЭ общества, которые необходи­мо закрепить в Положении о вознагражде­нии членов совета, утверждаемом общим со­бранием акционеров. Последнее уже пред­усмотрено рекомендациями Росимущества (ГН-13/20732 от 18.08.2009 г., ГН-13/25627 и ГН-13/25630 от 13.10.2009 г., ГН-13/3802 от 15.02.2011 г.).

Для полноценного перехода на «менеджер­скую» модель вознаграждения НД и ПП (а в более широком контексте и всех членов СД любых компаний) необходимо внести изменения в налоговое законодательство, позво­ляющие относить вознаграждение членов СД к расходам, связанным с деятельностью ком­паний.

Изменение существующей практики возна­граждения независимых директоров и профессиональных поверенных в СД компаний с государственным участием создаст справедливую систему мотивации и будет способ­ствовать повышению эффективности работы этих компаний.

_____________________________________


[1] Марченков Ю.В. Источники выплаты вознаграждений членам советов директоров // Акционерное общество: вопросы корпоративного управления, 2011, № 9, с. 76.

Автор:

Теги: корпоративное управление  независимые директора  профессиональные поверенные  совет директоров  акционерное общество  компании с госучастием  механизмы внутреннего контроля  финансовый результат  чистая прибыль  эффективность бизнеса