Вторая международная конференция «Современное финансовое управление в развитии международного сотрудничества предпринимателей»

Идеология МСФО и US GAAP

Автор:
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 20 июня 2011

16 июня в Москве – в Российской Академии госслужбы – прошла Вторая международная конференция «Современное финансовое управление в развитии международного сотрудничества предпринимателей», организатором которой выступила аудиторско-консалтинговая компания «Постгрэдюэйт – РАУ» (головное представительство в Восточной Европе британского Института Финансовых Аналитиков – IFA), при поддержке целого ряда отечественных и международных профессиональных объединений (ОПОРЫ России, Российской Коллегии Аудиторов, Аудиторской Палаты России, IFAC, Евразийского Совета Сертифицированных Бухгалтеров и Аудиторов, Палаты Налоговых Консультантов и многих других).

Мероприятие получилось, безусловно, знаковым, и – что правда, то правда – международным. Среди заявленных стран-участников значились Великобритания, Украина, Азербайджан, Казахстан, Латвия, Китай, и не только – всего более 100 человек, однако к самому мероприятию успели не все (участники подтягивались постепенно). Несколько неприятный осадок вызвала разве что организация: пожертвовав традиционным перерывом на кофе, организаторам пришлось предоставить практически вдвое больший объем времени приглашенным из госорганов – представителям Внешэкономбанка и Министерства экономического развития РФ – к тому же не совсем в выделенное под их выступление «окно». На этом фоне после все-таки состоявшегося перерыва презентации наиболее интересных для нашей аудитории участников – Игоря Робертовича Сухарева, например, которого аудитория явно ожидала с нетерпением – выглядели укороченными и несколько скомканными (впрочем, не в ущерб качеству самой презентации, которое, как и всегда у Игоря Робертовича, осталось на высочайшем уровне).

Первая часть мероприятия – традиционное вступительное слово, за тем лишь исключением, что вступительное слово говорилось в этот раз не одним ведущим церемонии, а сразу несколькими (все-таки мероприятие собрало представителей действительно большого числа профессиональных объединений, и не позволить выступить кому-либо в таких условиях было бы просто невозможным).

Так, в первой части конференции выступил Марголин Андрей Маркович, ИО ректора РАГС при Президенте РФ. Андрей Маркович с самого же начала обратил внимание присутствующих на основное направление конференции – развитие малого и среднего бизнеса. Действительно, как чуть позже стало ясно из докладов участников, тема малого и среднего бизнеса была выбрана организаторами в качестве главной (лично от себя заметим, что, наверное, было бы правильно это как-то отразить в названии мероприятия, поскольку индивидуальный предприниматель, конечно, относится к малому бизнесу, но не весь малый бизнес сводится к индивидуальному предпринимательству – GAAP.RU). Почему же именно МСП, откуда такая «честь»? Дело в том, что в развитых странах субъекты малого и среднего бизнеса составляют до 90% от всех предприятий экономики, и на них работает около 60% население. Половина ВВП производится ими! В РФ эти показатели в разы меньше. Одна из причин такого запаздывания – отсутствие грамотного финансового управления (а вот эта тема как раз была вынесена в название, отражая основную цель мероприятия – собраться для конструктивного обсуждения и обмена опытом, в том числе международным – GAAP.RU).

Сдерживание финансирования бизнеса тормозит инновационное развитие, о котором столько говорилось и говорится в выступлениях высшего руководства страны. Денег на развитие бизнеса зачастую просто нет. Кто-то (мы не можем здесь гарантировать, что удалось расслышать фамилию точно, но вроде бы Андрей Маркович сослался на слова А.В. Борискина, который занимает должность руководителя комиссии СЗО ЦСКП по выработке рекомендаций по содействию экономическому развитию СЗФО и эффективной финансовой политике) сказал, что в действительности доступно всего лишь 2% от необходимой суммы на развитие малого и среднего бизнеса.

Во главе угла стоит грамотное финансовое управление, но чтобы это всерьез прижилось в России, необходимо больше усилий. Конечно, есть учебные программы, и они развиваются, однако это до сих пор не пришло в бизнес по-настоящему. Специалисты выпускаются, но свое место в бизнесе не находят. Причина этого – в разрыве между специалистами, занятыми в малых и средних практиках аудита, и, собственно, малом и среднем бизнесе (чуть позже о действительных различиях между этими двумя категориями малых предприятий, которые категорически не следует смешивать – малым бизнесом вообще и малыми аудиторскими компаниями в частности – более подробно расскажет Дэвид Вудгейт, исполнительный директор британского института IFAGAAP.RU). Вывод в том, что этих специалистов нужно, грубо говоря, свести друг с другом, и тогда ситуация изменится.

Следующим за Андреем Марковичем Марголиным слово взял Александр Леопольдович Руф, президент Российской Коллегии Аудиторов. Он, в частности, поведал аудитории, что в прошлом году они положили начало проведению конференций подобного рода, имея своей целью поиск пути для аудиторского сообщества – по его словам, «для того чтобы продолжать просто жить и выживать», что становится все сложнее и сложнее. Это начинание привело к тому, что усилилось сотрудничество Российской Коллегии Аудиторов с другими организациями – это прекрасно и должно всячески приветствоваться. «К следующему году, мы надеемся, придется арендовать зал большего размера, чтобы вместить всех присутствующих», – пошутил Александр Руф. Ведь кроме шуток, аудит сейчас переживает далеко не лучшие времена, а потому сотрудничество (в том числе и с представителями малого и среднего предпринимательства) представляется очень важным.

Следом за ним выступила Алла Георгиевна Грязнова (Президент Совета Аудиторской Палаты России) которая отметила, что не помнит другой конференции, которая проходила бы настолько вовремя и при таком количестве участников. По её словам, время, место и условия были выбраны идеально – в пользу этого говорят сразу четыре фактора.1) Время: одновременно с Санкт-Петербургским экономическим форумом. 2) Тема: малый бизнес. Как очень точно сказал один из предыдущих выступающих (А.М. Марголин – GAAP.RU), все решает именно он. Раньше считалось, что погоду делает большой бизнес, но это не так, ведь именно малый бизнес более динамичный, а потому он определяет быстроту развития экономики. Этим объясняются многочисленные заявления о поддержке соответствующего сегмента экономики на уровне действующего президента РФ. 3) Есть и третий момент – международное сотрудничество, поскольку без иностранных инвестиций развитие невозможно в принципе. 4) Наконец, четвертый момент – акцент на аудите, так как без него проблемы не решить. В связи с этим Алла Георгиевна искренне поздравила организаторов с удачной расстановкой этих четырех приоритетов, да еще и при таком составе участников.

Сразу после этого Алла Георгиевна перешла от вступительного слова к небольшому выступлению, рассказав о том, какого сегодняшнее положение аудиторской профессии в стране и что было сделано её организацией (Аудиторской Палатой РФ) для того, чтобы ситуация изменилась к лучшему.

Напомнила она присутствующим и о Викторе Плескачевском (главе комитета Госдумы по собственности), который сказал, что порог обязательного аудита будет поднят в 8 раз. Необдуманное решение со стороны правительства: когда они пришли к ним и спросили, а в чем причина такого решения, никаких внятных аргументов в ответ добиться не удалось – кроме одного невнятного, с отсылкой на высокую инфляцию. Им пришлось бороться, и нельзя сказать, что победа оказалась полной. Градообразующие предприятия, например, остались за порогом обязательного аудита.

Закон 94-ФЗ о госзакупках загнал аудит на государственных предприятиях в демпинговые цены. Цены решают все – они определяют выбор аудита. Подумаем, может ли аудитор провести проверку муниципалитета за 19000 рублей? Конечно, нет – за эти деньги он может только прийти, поздороваться и уйти.

Саморегулируемые организации аудиторов – для всех ввели единый аттестат, дабы аудиторы могли работать во всех отраслях. Но это же неправильно, говорит выступающая, ведь нельзя быть специалистом во всех направлениях! Есть те, кто обслуживают только малый и средний бизнес – им не требуется аттестат, чтобы они показали при случае, что могут провести аудит и крупного банка. Даже если так, все равно такой специалист перед самой проверкой будет один или два года заниматься повышением собственной квалификации, чтобы иметь возможность это сделать. «Бояться этого экзамена не нужно» – говорит Алла Георгиевна, одновременно давая совет по его сдаче: «Внимательно изучите нормативные акты, по которым будет экзамен, и выучите только их». Собственно, те, кто так делает, всегда успешно сдают.

Следом слово взял Михаил Евгеньевич Егоров, Председатель правления Московской аудиторской палаты. В начале своего выступления он выразил благодарность за возможность выступить, принять участие в конференции с очень интересной программой. Он выразил надежду, что затронутые в ней вопросы помогут лучше понять суть проблемы. Большая часть потребителей услуг аудиторов – малый и средний бизнес, сказал он, и потому сотрудничество в этой сфере очень важно, поскольку именно аудиторы напрямую затрагивают вопросы повышения доверия. Сотрудничество с МСБ особенно важно на фоне выхода из кризиса – ведь очень правильно сказала Алла Георгиевна, что, несмотря на все оптимистические прогнозы, кризис еще продолжается. Кризисные явления не преодолены.

В России в сфере аудита сегодня происходят революционные изменения. Система саморегулирования аудита накладывает серьезные требования на представителей этой профессии в плане развития. Кризис в определенной степени пошатнул доверие к аудиту, и именно им нужно стремиться к тому, чтобы это доверие восстановить. Работа в саморегулируемых организациях по направлению улучшения контроля качества очень важна. Михаил Евгеньевич надеется, что совместная работа будет способствовать развитию отечественного аудита, чтобы он выглядел как минимум не хуже, чем у западных коллег.

Выступление Стыровой Татьяны Васильевны (Палата Налоговых консультантов – она приехала вместо президента этой организации Дмитрия Георгиевича Черника, извинившись, что тот в силу своей занятости посетить мероприятие не смог – GAAP.RU) выдалось с очень легким эмоциональным оттенком. Прежде всего, Татьяна Васильевна напомнила, что в настоящее время Палата Налоговых Консультантов России является сегодня членом Европейской Конфедерации налоговых консультантов (CFE). В 2009 году, в самый разгар кризиса, ПНК России пригласили на конференцию Европейской комиссии, которую тогда устраивали по двум самым актуальным на тот момент темам, а именно: 1) банковская тайна и 2) оффшоры. Конечно же, было интересно. А вот чему России, среди прочего, стоит поучиться у европейских коллег – так это быстроте решения важных вопросов. Ведь прошел ровно один год, и вот новая конференция Еврокомиссии – и вновь ПНК России приглашена. По словам Татьяны Васильевны Стыровой, она была уверена, что эти же две темы будут ключевыми и в этот раз, но ведь нет! За прошедший год страны-участники с потрясающей оперативностью подписали международные соглашения – и банковской тайны не стало (её заменили понятием «банковская конфиденциальность», а с юридической точки зрения это совершенно разные вещи). Раньше именно банковская тайна позволяла делать уход от налогов. «Прижали» и оффшоры (вспомним договоренности об обмене информацией) – Европе тогда это оказалось очень полезно при выходе из кризиса, та же Германия получила в казну миллиарды недоуплаченных налогов. Потрясающая оперативность – по словам выступающей, она надеется, что и у этой конференции будет примерно так же. Для этого нужно научиться работать так, чтобы границы профессиональных объединений не мешали транснациональному сотрудничеству. Однако чего все еще не хватает – так это присутствие государства, разработчика законов. Но этого, впрочем, не хватает и на всех других конференциях.

Наконец, последним во вступительной части слово брал Мамута Михаил Валерьевич, член президиума ОПОРА Росси. Как и в случае выступавшей до него А.Г. Грязновой, его доклад оказался полноценным выступлением, а не просто вступительным словом – впрочем, в его случае это было уже сделано сознательно и с одобрения ведущих конференции.

Для ОПОРЫ России как для лидера в объединении содействия малому и среднему предпринимательству международное сотрудничество имеет очень большое значение. Для того чтобы открыть для себя зарубежные рынки (тот же Европейский Союз, например), просто хотеть мало – нужно еще и соблюдать стандарты (стандарты аудита, корпоративного управления, профессиональной этики и так далее). Как бы хороша ни была ваша продукция, её никто не купит на Западе, если о вас ничего не известно.

Между тем, многие российские фирмы сегодня действительно обладают большим потенциалом для выхода на западные рынки. Почему не восточные, кстати, а именно западные? Конечно, восточные тоже важны, и даже западные инвесторы смотрят в сторону таких перспективных в плане вложений стран как Китай или Индия. Однако сегодня мы говорим прежде всего о стандартах, которые нужно перенять, и если перенимать, то где еще, если не на Западе?

Далее Михаил Валерьевич представил результаты последнего индекса развития малого и среднего бизнеса от ОПОР России. Индекс весьма любопытный – измеряется по 5 параметрам, данные по которым поступают, собственно, от самих организаций. Не вдаваясь в методику расчета, рассмотрим эти ключевые параметры и посмотрим, какова ситуация в России сегодня.

Итак: 1) Доступ к инфраструктуре и недвижимость. Довольно часто малый бизнес сегодня (а нас на этом мероприятии интересует именно он) говорит о затрудненном доступе к складам и производственным помещениям. С офисами на самом деле проблем нет: только 7% пожаловались на затруднения по этой части, а вот с чем проблемы, так это с производственными структурами и земельным участками. Тут и коррупция процветает: чтобы что-то получить, обязательно нужно кого надо «подмазать». 2) Второе – это энергетическая инфраструктура. Одна из наиболее актуальных сегодня проблем – это проблемы с подключением к сетям. Разобраться с хитросплетениями расчета с энергетическими компаниями трудно, энергетический рынок остается, по сути, монополией, несмотря на все разговоры о конкуренции. При этом по качеству электроснабжения проблем вообще-то не наблюдается. 3) Доступность кадровых ресурсов. Интересная картина сложилась сегодня: проблема не в квалифицированных управленцах, а в квалифицированной рабочей силе. Управленцев много, рынок ими буквально перенасыщен, а вот людей, которые могут реально организовать процесс на рабочем месте – мало. Это проблема для 50-60% предпринимателей. 4) Административные барьеры. Интересно, что на самом деле барьеры сегодня снижаются – по крайней мере, ситуация намного лучше по сравнению с прошлыми годами. Раньше показатель реально зашкаливал за 60% (60% тех, кто видел это проблемой и отвечал соответственно). Сегодня – только 35%, что, в принципе, все еще очень много (по сути, треть всех предпринимателей), но в разы лучше, чем раньше. Что же касается взаимодействия с регуляторами, то это уже другой вопрос. Взаимодействие – это проблемы, и наибольшие из них – с таможенной службой. С налоговиками тоже есть, но меньше, чем раньше (здесь Михаил Валерьевич отдал должное отечественным налоговым службам). Количество претензий к ним снижается, и не в последнюю очередь благодаря изменениям налогового законодательства и более простому администрированию. Однако – напомнил он – стоит потом посмотреть на индекс за текущий 2011 год. Он будет хуже понятно из-за чего – из-за страховых взносов конечно – но сегодня пока все неплохо. Надеемся, что решение о снижении страховых взносов все-таки будет принято. 5) Ну и последнее – распространенность коррупции. С точки зрения предпринимателей наиболее «коррупциемкими» остаются такие отрасли как госзаказ и проверки (в т. ч. санитарные), плюс выделение земли – «тройка лидеров». Напротив, наименее «коррупциемкими», как отмечали сами предприниматели, являются таможня (чуть выше мы выделяли именно административное давление, а не взятки, которые мытари почти не берут – GAAP.RU), судебная система (неожиданно, но это так) и Федеральная Миграционная Служба.

В общем и целом, несмотря на некие положительные сдвиги, в России еще очень много проблем, ограничивающих развитие малого предпринимательства. Малое предпринимательство – это всегда рисковый капитал, для которого нужны венчурные инвестиции. Однако институт бизнес-ангелов в России абсолютно не развит. Все, кто есть – в основном приехали из-за рубежа (что в принципе неплохо, поскольку они имеют представление о том, «как это делается», но их катастрофически мало). Бизнес-ангелы как движущая сила развития венчурного финансирования должны поддерживаться государством, поскольку без этого мы всегда будем находиться в позиции догоняющего.

По сравнению с Евросоюзом Россия отстает практически по все параметрам – «барьерам» для развития малого бизнеса – кроме двух. Это 1) стоимость рабочей силы (даже сразу и не скажешь, хорошо это или нет, поскольку низкие зарплаты далеко не для всех благо) и 2) административное регулирование (различаем административное регулирование и вредоносные административные барьеры – ЕС все-таки «зарегулирован» намного больше).

В заключение немного о рейтинге препятствий (по мнению самих компаний). На первом месте стоит недоступность квалифицированного персонала. Решить эту задачу без содействия учебных заведений невозможно. Далее идет 2) Низкая доступность финансов. Однако следует помнить о том, что ставки на заемный капитал ниже 10% станут возможными только тогда, когда инфляция будет ниже 6% – что, в принципе, выполнимо, но не сейчас. И другие: коррупция, криминал, административное давление – бизнес здесь замечает снижение и позитивные тенденции, однако это все же не решающие факторы, чтобы радоваться раньше времени.

Государственные программы помощи малому бизнесу свой вклад вносят, однако их оценка со стороны малого бизнеса скорее негативная. Впрочем, по мнению докладчика, тут имеет место психологический эффект, поскольку позитивно оценили в основном те, до кого деньги все же дошли, а до кого не дошли – те остались недовольны. Однако выступающий также отметил, что денег на всех просто не хватает, и проблема именно в этом, а не в их нечестном перераспределении.

Следом очередь дошла до британских гостей. Первым из них выступил Дэвид Вудгейт, исполнительный директор Института Финансовых Аналитиков, который по всем законам английской вежливости начал свою речь с теплых слов благодарности главе российского отделения IFA Игорю Борисовичу Журавлеву за то, что тот стал поистине движущей силой, собравшей вместе столь разных участников для ведения конструктивных обсуждений по очень важной теме – роли малого и среднего бизнеса.

IFA играет в этой связи далеко не последнюю роль. Основанный в 1916 году, Институт имеет за плечами почти 100 лет опыта. Предоставляет квалификации для профессиональных финансовых менеджеров и бухгалтеров, работающих (в основном) в сфере SME, что даже является их девизом, в чем можно убедиться, заглянув на официальный сайт организации. Занимается повышением квалификации своих членов, причем акцент очень часто ставится на малых и средних предприятиях в масштабах всего мира. Имеет членство в Международной федерации бухгалтеров – IFAC.

Дэвид Вудгейт решил поговорить о меняющейся роли малых и средних предприятий, и здесь первое важное замечание: необходимо различать SMP (в английском написании – «small and medium practices», то есть аудиторские практики малого и среднего сегмента) и SME («small and medium entities» – все остальные предприятия МСБ)

Во всех странах мира сегодня пока существует некоторая неопределенность относительно того, что относить к SME. В Евросоюзе, например, считается, что все компании с численностью состава до 250 сотрудников относятся к малым, тогда как микро – это компании с числом сотрудников до 49.

Малые предприятия в мировой экономике критически важны, поскольку составляют 95% от общего числа компаний по всему миру. Они обеспечивают 66% занятости населения в мире и около двух третей мирового ВВП. В свою очередь, ключевую роль в успехе SME (малых и средних предприятий – не аудиторов!) играют как раз SMP (малые и средние аудиторы).

Каковы основные характеристики МСП?

  1. Они управляются собственником;
  2. Имеют небольшие внутренние ресурсы для учета
  3. Низкий уровень финансовой компетенции
  4. Акцент ставится скорее на продукты и услуги, а не на финансы
  5. И конечно, в их случае очевидна потребность в профессиональной поддержке, в четкой коммуникации, консультации и помощи.

Ключевой вопрос для них – доступ к кредитам, поскольку банки не очень охотно предоставляют им ссуды. Кредитный кризис оказал колоссальное влияние в этой связи, многие тут же оказались на грани вымирания. Для того чтобы все-таки обеспечить МСП кредитами, очень важна роль профессионального бухгалтера. Ведь перед тем, как все-таки принять положительное решение относительно предоставления кредита, банки с удвоенной скрупулезностью изучают финансовую отчетность. Прежде всего это движение денежных средств, но не только. По этой теме, кстати, не так уж давно (в конце кризиса) среди британских банкиров был проведен опрос – их спросили, какая информация важна для принятия решения о финансировании малого предприятия. Большинство назвало именно cash flow (на втором месте идет история транзакций, далее – обеспечения и т.д.). Нужно ли говорить, что эта отчетность должна быть заверена профессиональными аудиторами – а кем как не SMP в случае SME? SMP по отношению к SME – своего рода «понимающий друг», как очень точно охарактеризовал эти отношения Дэвид Вудгейт.

Услуги малых и средних аудиторов постепенно меняются. Появляются новые источники сбора доходов – получаемые в их случае скорее как штрафы за неисполнение соответствующих работ, нежели как оплата за проведение традиционного аудита, бухучета и так далее. Что еще о них можно сказать?

  • SMP создают более высокую добавочную стоимость работы
  • Потребность в более широких навыках
  • Движение вперед, а не оглядка назад
  • Новые услуги, основывающиеся на потребности в консультировании и информировании (поскольку это ключевая потребность малого бизнеса, которому они помогают)
  • Более широкий спектр продуктов, который они могут предложить.

SME и SMP – какова их взаимная выгода? Между ними существует более широкая и прочная связь, основывающаяся на полном понимания требований клиента. В основе её – компетентность, надежность и близость (географическая, социальная, да и демографическая тоже). Консультации малым предприятиям своевременны и надежны – SMP действительно «надежный консультант» для SME, провайдер услуг по принципу «одного окна».

Следом да Дэвидом Вудгейтом второй доклад «английской» секции взялся делать Джеффри Таунсенд. Г-н Таунсенд – личность очень интересная, и все его выступления (а ваш покорный уже имел честь слышать их и раньше – кстати, просим всех еще раз вернуться к нашей прошлогодней новости, в которой содержится его прошлогоднее выступление в полном объеме GAAP.RU) ему под стать. Если официально, то Джеффри Таунсенд – член совета директоров, независимый директор, председатель комитета по аудиту ОАО «ТМК» и ОАО «Распадская», действительный член ICAEW. Если же неофициально – международный инвестор, бизнесмен в идеальном (а не российском) восприятии этого слова. Уроженец Британии, он, как сам же и признался в начале выступления, «уже 35 лет как не живет там», много путешествует по миру. «Гражданин планеты Земля», скажем так.

И вот господин Таунсенд, который внимательно следит за развитием бухгалтерского учета в России, решил сделать доклад по неродной для себя теме – «Бухгалтерская реформа в России как бы завершилась. И что дальше?» Почему именно такая тема? – задает Джеффри вопрос и сам же отвечает: просто потому, что он считает себя «международным», много путешествует и старается оставаться в курсе событий. Со всеми последними инициативами российского правительства он, по его собственным словам, знаком из газет и журналов – знает и о планах относительно МСФО, и о необходимости постепенно отходить от сырьевой экономики (о чем столько говорилось и говорится, да вот только реальных перемен вряд ли когда дождемся – GAAP.RU).

Главных вопросов для обсуждения в рамках конкретно его выступления на самом деле можно обозначить три: 1) Что такое бухгалтерский учет? 2) Кто его пользователи? 3) Что не так с российским учетом? Вот, собственно, и все.

Не стоит думать – говорит Джеффри Таунсенд – что время идет вперед, а ничего при этом не меняется – это ошибка так считать. Скажем, сам он помнит, как все тут выглядело 20 лет назад, и прогресс очевиден. Начать с того, что за прошедшее время страна все-таки перешла к рыночной экономике. 20 лет назад невозможно было даже представить, что какая-то российская компания вдруг задумается о приобретении, например, американской организации, а сегодня это вполне осуществимая иностранная инвестиция. В течение 20 лет добиться таких результатов очень трудно – трудно хотя бы потому, что тут речь идет не просто о реформе рынка, а об изменении людского менталитета, который, вообще говоря, изменить невозможно, и чтобы изменить что-то, одни люди должны вообще уйти, а другие прийти – но все-таки это удалось!

После первоначальных реформ бухучета стали различать внутренних и внешних пользователей. Чуть позже стали отличать учет от отчетности. «Финансовая отчетность – это двухмерная проекция мира», – говорит Таунсенд. Карта – это не мир, а его представление о нем, основанное на конвенциях. Для представления есть концептуальные основы и стандарты, однако стандарты различаются во всем мире, и при этом все они являются правильными. Австралия, например, смотрит на «перевернутый» мир и соответствующим образом рисует географические карты, но никто же не назовет их неверными, правильно?

Однако существует такое объективное понятие, как «общая база данных бухучета», которая интересует акционеров, налоговые органы, инвесторов и других пользователей. Если расхождений будет слишком много, мы окажемся в разных финансовых системах. Акционеров интересуют будущие денежные потоки, тогда как регуляторы интересуются тем, что произошло в прошлом – вот вам и расхождение, которое допускать нельзя. Можно еще добавить сюда консолидацию в случае группы компаний, а консолидация означает больше информации и усложнение процесса подготовки отчетности.

Возвращаясь к российской системе – главная проблема здесь лежит в различиях между МСФО и РСБУ, которые берут начало в различиях между финансовым и налоговым учетом.

Чуть ниже на эту тему выступил Игорь Робертович Сухарев – представитель российского Минфина, между прочим – который сообщил аудитории о ведущейся работе по устранению различий между бухгалтерским и налоговым учетом в Российской Федерации. В РФ, напомним, скоро будут МСФО, в идеале по крайне мере – значит ли это, что каким-то образом удастся приблизить налоговый учет к международным стандартам? Так вот, в этой связи Игорь Робертович сказал интересую вещь: это в принципе невозможно даже теоретически, МСФО и налоговый учет просто несовместимы. В международных стандартах ведь прописан принцип осмотрительности, что означает, что налогоплательщик должен сознательно занижать налоговую базу, а какая налоговая служба в здравом уме вообще позволит это сделать? Однако работа в этом направлении ведется – скорее всего, стоит говорить о сближении российских стандартов бухучета и налогового учета, чтобы снизить нагрузку на компании, и тем не пришлось выполнять лишнюю работу… Однако вернемся к выступлению г-на Таунсенда. – GAAP.RU

«Российский бухгалтерский учет – мусор», – так, по утверждению докладчика, часто говорят люди. «Я бы не стал так утверждать», – сказал он. Реальная ситуация такова, что разработчики стандартов не любят растущие требования со стороны пользователей финансовой отчетности, так как это приводит к увеличению объемов их работы. Это понятно. Однако если пользователи все-таки получают то, что они хотят – им, вероятно, не о чем беспокоиться. Бухучет в России сегодня – в том виде, в каком он есть – все-таки не «мусор», а может охарактеризоваться как система в равновесии, в которой все получают то, что хотели, и остаются более-менее довольными.

Личные рекомендации г-на Таунсенда:

  1. Сокращение бюрократии. Требования к бухучету должны быть сведены до минимума (Джеффри помнит о проекте закона «О бухгалтерском учете», который пока разрабатывается, но ведь могут потребоваться другие меры!)
  2. Сведение к минимуму расхождений в требованиях различных пользователей к ключевым момента м бухучета (соответственно, потребуется сотрудничество между компаниям)
  3. Сокращение объемов подробной отчетности (российской отчетности и отчетности ФСФМ)

Что насчет малых предприятий? Ведь это ключевая тема конференции, как-никак. Почему при реформе бухгалтерского учета мы отдаем преимущество крупным предприятиям и в меньшей степени учитываем интересы малых? На то есть свои причины:

  1. общественный интерес (у крупного бизнеса большее число внешних акционеров)
  2. давление финансовых рынков
  3. международное давление
  4. правительственный интерес – желание построить МФЦ в Москве, например.

Когда мы говорим о финансовой отчетности для малого и среднего бизнеса, то тут существует потребность в давлении со стороны собственников и кредиторов. Собственники должны быть уверены в выгоде для получения более легкого доступа к более дешевому кредиту.

«Правительственную» секцию презентаций мы с вашего позволения пропустим, и на то есть свои причины, на которых подробно останавливаться в рамках данной статьи не хотелось бы. Отметим лишь, что выступление Ирины Владимировны Макиевой (заместителя председателя Внешэкономбанка) было посвящено, как и в прошлом году, теме моногородов в привязке к господдержке малого и среднего бизнеса (просим всех любопытствующих ознакомиться с соответствующим развернутым материалом от 4 июня прошлого года – «Мировые финансовые аналитики о малом бизнесе сегодня»). Вторая представительница госорганов (Наталья Игоревна Ларионова, директор департамента развития малого и среднего предпринимательства Министерства экономического развития) рассказала аудитории о механизмах распределения госпомощи малому бизнесу в России, однако не на все важные вопросы, последовавшие из зала, к сожалению, были получены исчерпывающие ответы. Сейчас же мы предлагаем перейти к наиболее интересной для нашей аудитории секции – учета и финансовой отчетности на предприятиях малого и среднего бизнеса, тем более что докладчики – весьма именитые и известные личности в российской бухгалтерской среде.

Игорь Робертович Сухарев: Глобальные изменения в учете: как они отразятся на развитии бизнеса?

Игорь Робертович вновь награждается нами пальмой первенства за самое интересное выступление. Это удивительный человек: помимо того, что Игорь Робертович превосходно владеет материалом, он еще и обладает каким-то магнетизмом, за счет чего с самого начала любого своего выступления приковывает внимание аудитории, и тишина стоит такая, что слышно, как муха пролетит. Лучшее выступление дня – и это наше личное мнение, которое может совпадать, а может и не совпадать с мнением других, а свое слово мы сказали – GAAP.RU

А теперь ближе к теме. После проведенной в 2001 году реформы Комитет по МСФО (который с тех пор именуется Советом по МСФО) стал по-настоящему глобальной организацией, вследствие чего все более активно стали говорить о конвергенции стандартов. Европа переняла МСФО в 2005 году, МСФО стали сближаться с US GAAP (или это US GAAP стал сближаться с МСФО – вопрос сложный), однако постепенно мы пришли к тому, к чему пришли – «биполярной» системе, где действуют 2 крупнейшие системы стандартов. И они становятся все более похожими и сегодня.

Интересное дело, но процесс реформирования – изменения в стандартах – не останавливается, и нет ощущения, что завтра-послезавтра мы получим что-то наполовину готовое. Напротив, процесс изменений только ускоряется. В 2003-2004 годах была проведена целая серия изменений, направленных на адаптацию системы международной отчетности к внедрению в Европе. В 2005 году стандарты были приняты и используются до сих пор, а сегодня мы говорим о второй волне изменений. Серия IFRS (не IAS!) теперь насчитывается уже 13 элементов, из которых три полностью новых стандарта, а 4 обновленных.

Стандарты не теряют своей популярности в силу меняющегося базиса, поскольку они являются своего рода гарантом ведения бизнеса. Россия находится пока на позиции догоняющего, однако тема остается популярной и здесь, ибо для экономического роста нужны иностранные инвестиции, а откуда они возьмутся в условиях информационного вакуума? Финансовая отчетность играет ключевую роль для привлечения иностранного капитала, правительство предпринимает в этой связи усилия, и вот буквально на наших глазах за последние пару лет произошли многие изменения. Был принят 208-ФЗ – закон о консолидированной отчетности. Он уже фактически вступил в силу, хотя пока только «для правительства», скажем так, но все же это лучше, чем ничего. Благодаря ему МСФО теперь получают «официальную прописку» в Российской Федерации, ведь до сих пор о них только говорили. Совет по МСФО оставался и остается частной организаций, чьи стандарты воспринимались как некое «литературное произведение». До недавнего времени не приходилось говорить о том, чтобы заставить отечественные компании применять иностранные стандарты от частной организации.

Благодаря принятию в виде нормативных актов текст МСФО становится официальным, и МСФО обретают реальность в России. В этой связи значение закона 208-ФЗ гораздо шире, чем его практическое применение.

Довольно интересный вопрос – а что делать, если российскими стандартами какой-либо вопрос не оговаривается? Вопрос не новый на самом деле. С 2008 года действует положение, которое гласит, что в таких случаях нужно обращаться к МСФО и составлять отчетность по международным стандартам, раз уж национальные какой-либо момент не оговаривают. Но до сего момента никто этого положения, по сути, не замечал, поскольку международных стандартов как таковых в РФ не было. Теперь есть. Поэтому принятие МСФО даже в таком виде затрагивает и российский учет тоже.

О практической стороне вопроса. Документы МСФО в РФ будут проходить экспертизу, для того, чтобы можно было судить, будут ли они вообще работать в России. Могут возникнуть и вопросы технического плана. Сам Фонд МСФО уже занимает более мягкую позицию, разрешая менять стандарты при внедрении в национальную экономику, если в противном случае будут возникать серьезные расхождения на практике. Однако последнее, чего желает Минфин – это появления «русских» МСФО наравне с английскими, и чтобы при этом они различались. Это было бы крайне нежелательно. Отчетность, составленная российскими компаниями по МСФО, должна рассматриваться как отчетность по МСФО во всем мире, и никак иначе. Сейчас идет конкурс на экспертный совет, и весьма вероятно, что до конца года мы увидим официальный текст по МСФО на русском языке.

Это далеко не полный перечень изменений, которые сейчас ведутся. Так, российский бухучет также реформируется в соответствии с МСФО. Законопроект «О бухгалтерском учете» ожидает второго – по сути, решающего – чтения. Сейчас все поправки, которые предлагались заинтересованными сторонами, рассмотрены, и мы ждем пленарного заседания. Есть надежда, что закон будет принят до конца года. Положение о применении известно и сейчас: он будет применяться с 1 января 2013 года, и точно не раньше, ибо требуется еще целый ряд мероприятий, потребуется издание нормативных актов, и на это все отводится год. То есть даже в случае «быстрого»одобрения закона во втором чтении у компаний будет еще целый год на подготовку.

Игорь Робертович не стал вдаваться в подробности этого закона – что именно там меняется и почему, поскольку это тема для отдельного выступления – а отметил лишь, что в тексте также прописаны МСФО как основа для разработки стандартов, т.е. теперь этот момент получает законодательное закрепление.

С 2006 года национальные стандарты РФ приводятся в соответствие с МСФО, но это длительный процесс. Это главная причина, почему еще в 2007 году нельзя было их сразу взять – причина, содержащее в себе тысячи нюансов. Здесь и расчет налогов, и тарификация, и критерии банкротства, и раздел имущества, и гражданско-правовые споры – десятки вопросов, которые не решаются прямым применением МСФО, как бы этого ни хотелось. Поэтому нужно, чтобы отчетность по ПБУ соответствовала МСФО, но при этом могла решать эти вопросы – такая стоит задача. В конечном итоге необходимо сделать так, чтобы можно было реально поставить подпись под российской отчетностью о том, что она соответствует МСФО. Однако неизвестно, сколько лет на это потребуется. В принципе, уже сейчас нельзя сказать, что так уж много существует различий в российских стандартах и МСФО – речь идет скорее об изменениях в практике.

Вспомним все последние изменения российского учета (ПБУ 22 про ошибки в отчетности, да и прочие) – нельзя ведь утверждать, что там что-то принципиально поменялось, но сам язык стал понятнее. Это нацеленность на международные стандарты, и за последние годы нельзя назвать ни одного изменения, которое шло бы в обратном направлении. А почему мы вообще нацелены на МСФО? Интересный вопрос. Конечно, это не идеальная система, идеальных систем нет вообще. Но это международный язык, на котором говорят в разных странах. Английский также международный язык – он хороший или плохой? Он такой, какой есть, и на нем говорят – так уж сложилось. Потому нам необходимо научиться говорить на МСФО.

Кирилл Витальевич Алтухов, КПМГ: МСФО для малого и среднего бизнеса.

Кирилл Витальевич сообщил присутствующим, что первоначально у него была идея рассказать о МСФО для МСП. Это действительно увлекательная тема, да еще такой простор: можно поговорить о том, какие блага они сулят, как полезны… Но уже потом – говорит он – когда шла подготовка к выступлению, он поговорил с малым бизнесом и понял, что рекомендовать переход на международные стандарты все-таки не стоит, «IFRSs for SMEs» преждевременны. «Поэтому поговорим просто о бухучете для малого бизнеса», – сказал он.

Каким образом можно реформировать учет для малого бизнеса? Для того чтобы ответить на этот вопрос, нужно сначала подумать о требованиях для них. Ведь есть набор форм, есть сроки преставления – необходимо ли это и нужно ли это вообще менять?

Далее, уже сейчас действует закон, который оговаривает освобождение определенной категории предприятии от бухгалтерского учета, но при этом оказывается, что их не освободили от налогового. Что, по сути, сводит это положение к нулю, ибо налоговый учет без бухучета невозможен!

Наконец, нет никакой дифференциации между различными субъектами малого предпринимательства (есть идея ввести МСФО для МСП даже для индивидуальных предпринимателей, что уже явно лишнее). При этом дифференциация различных категорий малого и среднего бизнеса с позиции количества работающих там человек все-таки действует: Малые – 15-100 человек, средние – 100-250, и «микро» – до 15 человек.

У каждой группы (собственники, владельцы) есть свои интересы. Собственник, например, хочет знать, что творится в бизнесе. Однако мы знаем, что в малом бизнесе собственник и руководство часто бывают объединены, а потому собственнику внешняя отчетность вообще не нужна.

Также сегодня еще остается актуальной потребность в понимании того, как компании вообще понимают законодательство, однако отметим, что это уже интерес государства.

Отдельно нужно выделить категорию общественно-значимых предприятий, которые в законе не оговариваются. Кто это такие? Это те, чья отчетность может быть интересна широкому кругу пользователей. Эмитенты, профессиональные участники рынка ценных бумаг, управляющие компании, которые управляют фондами других участников. Градообразующие предприятия, возможно – застройщики. Есть такая необходимость – отнести предприятие к общественно – значимым вне зависимости от размера, потому как требования к их отечности и аудиту должны быть полными, раз уж предприятие попадает в эту категорию.

Проблемы. Многие жалуются на излишнее количество форм отчетности – зачем сдавать их в таком количестве. Например, зачем упрощенцу сдавать декларацию по налогам, которые он не платят? Излишняя периодичность – туда же. Зачем квартальная отчетность?

Насколько применимо МСФО для малых предприятий? В 2009 году вышел «МСФО для МСП» – документ, в принципе, замечательный, в нем действительно много упрощений по раскрытию, но все равно он очень сложный, и раскрытий много, а потому он вряд ли вообще применим в российской практике. Более того, можно заметить, что он еще и освобождает ряд общественно-значимых предприятий в РФ, потому применять его нельзя. Нужно лишь взять 2 главные идеи, которые там оговорены: 1) упрощение и 2) сокращение.

Как можно упростить? Самое очевидное – отказаться от двойной записи. Оказаться от квартальной отчетности, сократить количество форм отчетность. Наконец, сблизить бухгалтерскую и налоговую отчетность.

«Я посмотрел опыт других стран» – говорит докладчик – США, Великобритания, некоторые другие страны. Оказалось, везде есть требования к отчетности МСП. Обязательные формы – баланс и отчет о прибылях и убытках, а другие формы представляются на добровольной основе. Нужно взять эту схему за образец. Также нужно помнить о том, что заставлять всех вести учет по упрощенной системе все-таки нельзя, ибо предприятие может расти и вырасти из малого.

Выводы:

  1. Cуществуют возможности и необходимость для упрощения отчетности МСП.
  2. В то же время для этого необходимо, чтобы общественно значимые предприятия не освобождались.
  3. И нужно ввести дифференциацию среди различных субъектов предпринимательства.

Шютц Дмитрий Александрович, исполнительный директор ЕССБА (Евразийский Совет Сертифицированных Бухгалтеров и Аудиторов, штаб-квартира находится в Казахстане). Единый объективный перевод МСФО на русский – ключ к международной интеграции

ЕССБА собрал «наследников» системы, которая развивалась в течение практически 70 лет – мы говорим об СССР. ЕССБА объединяет 11 стран бывшего Союза, кроме балтийских и Армении.

Если разобраться в видах отчетности, которые существуют, то их насчитается всего 4 вида. Нашлись компании-энтузиасты, которые попытались автоматизировать все и полностью, чтобы на выходе получался готовый результат, однако ни одна система не сможет учесть все компоненты и выдать готовый отчет.

Во многих странах на повестке дня стоят вопросы упрощения для одних, но усложнения для других. Когда требования для одних начинают применяться, они превращаются в нагрузку и барьеры для других – это закон жизни.

Вот пример: стоит некий заводик где-нибудь в российской глубинке, в Таганроге. Приехал к владельцу завода иностранный инвестор и говорит, что хочет вложиться. Однако как довести до сведения такого инвестора данные о финансовом состоянии? Как представить ему понятную отчетность? В принципе, для того и придумали такую вещь, как «МСФО для МСП», однако очевидно, что таких заводов в Таганроге, которые могут заинтересовать иностранных инвесторов, немного, и большинство малых предприятий все-таки способны без «МСФО для МСП» спокойно обойтись.

Теперь, о планах ЕССБА по переводу международных стандартов. Дмитрий Александрович Шютц сообщил, что они собираются сделать перевод официальных комментариев к практике применения МСФО – то есть не только самих стандартов, но полного комплекта документов.

В ЕССБА официальный язык – все-таки русский. Своего рода «наследие СССР». Однако стоит подумать и насчет англоязычных партнеров – как они будут понимать отчетность по МСФО на русском языке, когда она будет применяться? Для решения проблемы они предлагают системный подход, для которого необходима совместная работа с IASB и IFAC. Нужно сделать открытый доступ к стандартам с качественным переводом. Необходима совместная работа с госструктурами. Профессия нуждается в постоянном развитии: обучение, сертификация, повышение квалификации. Пока нет кадров – не будет прогресса.

Со своей стороны ЕССБА работает по следующим направлениям:

  • Регулярные обновления текста МСФО
  • Создание комитета по обзору переводов МСФО
  • Перевод МСФО для МСБ и учебных модулей по соглашению
  • Обучение (CIPA), обновление программ CIPA, выпуск методологических материалов.
  • И многое другое.

Чего они больше всего хотят сегодня:

  1. Перевести полный текст МСФО с комментариями и интерпретациями!
  2. Сделать так, чтобы русский текст шел сразу после английского текста.
  3. Главный спонсор переводов – программа CIPA по МСФО.

Автор:

Теги: бизнес-ангелы  венчурное финансирование  малое предпринимательство  МСБ  Евросоюз  административное давление  малый и средний бизнес  коррупция  малый бизнес  стоимость рабочей силы  Института Финансовых Аналитиков  IFA  Постгрэдюэйт  SME  SMP  ОПОРЫ Росс