Анализ судебной практики по делам с участием субъектов аудиторской деятельности

Автор:
Источник: Журнал «Аудитор» №8-2004
Опубликовано: 15 сентября 2005

Дела, связанные с привлечением к ответственности лиц, осуществляющих аудиторскую деятельность

В соответствии с п. 1 ст. 21 Федерального закона «Об аудиторской деятельности» аудиторские организации и их руководители, индивидуальные аудиторы несут уголовную, административную и гражданско-правовую ответственность в соответствии с законодательством РФ и указанным Федеральным законом.
Субъект аудиторской деятельности может быть привлечен к административной ответственности. До 1 июля 2002 г. действовал п. 2 ст. 21 Закона об аудиторской деятельности, который устанавливал административную ответственность за осуществление аудиторской деятельности без получения соответствующей лицензии. С 1 июля 2002 г. вступила в силу ст. 14.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях[1] (КоАП), которая также предусматривает административную ответственность за осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии), если такое разрешение обязательно (обязательна). Однако если по ранее действовавшему порядку и на аудиторские организации, и на индивидуальных аудиторов в случае осуществления ими аудиторской деятельности без получения лицензии накладывался штраф в размере от 100 до 300 минимальных размеров оплаты труда, то действующий КоАП РФ дифференцирует наказание в зависимости от субъекта, его совершившего. Так, в настоящее время осуществление аудиторской деятельности без лицензии влечет наложение административного штрафа на индивидуальных аудиторов в размере от двадцати до двадцати пяти минимальных размеров оплаты труда с конфискацией полученного в результате такой деятельности или без таковой; на аудиторские организации — от четырехсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда с конфискацией полученного в результате такой деятельности или без таковой. Как видно, для индивидуальных аудиторов наказание стало более мягким, а для аудиторских организаций – более строгим.
В связи с введением в действие Кодекса РФ об административных правонарушениях Пленум Высшего арбитражного суда Российской Федерации постановил дать арбитражным судам следующие разъяснения[2]. В том случае, когда Кодекс устанавливает более мягкую ответственность за конкретное правонарушение, чем было установлено ранее действовавшим законодательством, за такое правонарушение, совершенное до 1 июля 2002 года, применяется ответственность, установленная Кодексом. Взыскание ранее наложенных штрафов за такое правонарушение после 30 июня 2002 года может быть произведено лишь в части, не превышающей максимального размера штрафов, предусмотренных Кодексом за данное правонарушение.
Согласно части 2 ст. 1.7 Кодекса закон, устанавливающий или отягчающий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом ухудшающий положение лица, совершившего административное правонарушение, обратной силы не имеет. Поэтому соответствующие положения Кодекса могут применяться только в отношении административных правонарушений, допущенных лицами после 30 июня 2002 г. Ответственность же за правонарушения, совершенные до этой даты, наступает по правилам ранее действовавшего законодательства.
Кроме того, в данном случае правильнее было бы говорить об «осуществлении аудита» без получения лицензии, а не об «аудиторской деятельности», так как аудиторская деятельность включает и нелицензируемые виды услуг.
Рассмотрим конкретное дело. Управление федеральной службы налоговой полиции по Читинской области (УФСНП по Читинской области)[3] обратилось с иском к ООО АК «Бухгалтер-Аудит» о взыскании 83 490 руб. – штрафа за осуществление аудиторской деятельности без лицензии. Решением от 7 мая 1998 г. иск удовлетворен частично, с ответчика взыскан штраф в сумме 41 745 руб., в остальной части иска отказано, также с ООО АК «Бухгалтер-Аудит» в доход федерального бюджета взыскана государственная пошлина в сумме 1769 рублей. Постановлением апелляционной инстанции от 6 июля 1998 г. решение суда по делу № А78-319у оставлено без изменения.
При принятии судебных актов суд исходил из того, что аудиторская деятельность осуществлялась ответчиком без лицензии. Обжалуя судебные акты по делу № А78-319у, заявитель ставит вопрос о проверке их законности и обоснованности, так как, по мнению ООО АК «Бухгалтер-Аудит», при рассмотрении спора Арбитражным судом Читинской области были нарушены нормы материального и процессуального права. Заявитель утверждает, что по существу штраф с ответчика взыскан не за проведение аудиторской проверки без лицензии, а за несвоевременное ее получение.
Арбитражным судом Читинской области установлены следующие обстоятельства, имеющие значение для дела. На основании п. 3 ст. 11 Закона РФ «О федеральных органах налоговой полиции» и поручения на проверку № 197 от 26.09.97 г. в январе 1998 г. УФСНП РФ по Читинской области была проведена проверка ООО АК «Бухгалтер-Аудит» по вопросам соблюдения налогового законодательства (правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты налогов и других обязательных платежей в бюджет и другие государственные внебюджетные фонды) за 1996 год. При проведении проверки был установлен факт оказания ответчиком аудиторских услуг без лицензии. По результатам проверки была составлена справка от 08.01.98 г., на основании которой заместителем начальника УФСНП РФ по Читинской области вынесено решение о наложении на ООО АК «Бухгалтер-Аудит» штрафных санкций в размере 83 490 рублей.
Исследовав материалы дела, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа полагает, что решение от 7 мая 1998 г. и постановление апелляционной инстанции от 6 июля 1998 г. Арбитражного суда Читинской области по делу № А78-319у отмене не подлежат по следующим обстоятельствам. В соответствии с частью 3 п. 1 ст. 49 ГК РФ отдельными видами деятельности, перечень которых определен законом, юридическое лицо может заниматься только на основании специального разрешения (лицензии). Аудиторские фирмы могут заниматься аудиторской деятельностью только после получения лицензии на ее осуществление. В материалах дела имеется лицензия на осуществление аудиторской деятельности № 005700 от 02.02.98 г.
Договоры на оказание услуг — выполнение работ по аудиторской проверке финансовой деятельности предприятия – ООО АК «Бухгалтер-Аудит» заключило с АООТ швейное предприятие «Забайкалье» 01.04.96 г., АООТ Читинское управление «Гидроспецфунда-ментстрой» 18.04.96 г., Управлением федеральной почтовой связи 03.04.96 г. В названных договорах указывалась лицензия № 001793, выданная 15.08.95 г. физическому лицу — Бычкову А.С.
По итогам проверки финансово-хозяйственной деятельности Управления федеральной почтовой связи за 1995 г. ООО АК «Бухгалтер-Аудит» 23.04.96 г. было дано аудиторское заключение. За оказанные услуги Управление федеральной почтовой связи перечислило ООО АК «Бухгалтер-Аудит» платежным поручением № 232 от 08.04.96 г. – 15 456 000 руб., № 263 от 23.04.96 г. -6 624 000 рублей. АООТ швейное предприятие «Забайкалье» перечислило ООО АК «Бухгалтер-Аудит» 23 000 000 руб. по платежным поручениям № 51 от 04.04.96 г. и № 66 от 25.04.96 г. АООТ «Гидроспецфунда-ментстрой» также рассчиталось с ответчиком за оказанные услуги, передав ему по приход-но-кассовым ордерам 20 240 000 рублей. Следовательно, заключая договоры и оказывая услуги, заявитель не имел в наличии лицензии, полученной в установленном порядке.
Довод заявителя о нарушении судом статей 1013, 128, 129 ГК РФ не может быть принят во внимание кассационной инстанцией, так как, не имея какого-либо права, его (право) невозможно передать, в настоящем случае заявитель не имел права на оказание аудиторских услуг. Кроме того, объектом доверительного управления в соответствии со ст. 1013 ГК РФ может быть имущество либо имущественные права. При таких условиях, учитывая, что договоры на оказание аудиторских услуг были заключены от имени ООО АК «Бухгалтер-Аудит», заключение аудиторской фирмы было подписано заявителем, а также вознаграждение за проведение аудиторской проверки получено им же (ООО АК «Бухгалтер-Аудит»), вывод суда о правомерном применении к ООО АК «Бухгалтер-Аудит» ответственности является законным и обоснованным.[4]
Если действия лица, осуществляющего аудиторскую деятельность без лицензии, содержат признаки иных правонарушений, в том числе преступления, такое лицо несет ответственность в соответствии с уголовным законодательством.
Алдошкина Ирина Игоревна, родившаяся 1 марта 1968 г. в г. Самаре, несудимая, осуждена по ст. 159 ч. 2 пп. «а», «в» УК РФ (мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения) к штрафу в размере 1000 минимальных размеров оплаты труда (МРОТ) – 83 490 деноминированных рублей. В соответствии со ст. 47 УК РФ она лишена права занимать любые должности в налоговых органах (инспекции, полиции) сроком на 3 года.
Алдошкина признана виновной в том, что, работая главным налоговым инспектором Государственной налоговой инспекции г. Самары, по предварительному сговору с лицом, в отношении которого дело прекращено в связи со смертью, она совершила мошеннические действия при следующих обстоятельствах.
В конце января 1998 г. она предложила руководителям фирмы «ВГ» супругам Галкиным провести в их фирме аудиторскую проверку правильности исчисления налога на добавленную стоимость, мотивируя свои предложения тем, что ей в первом квартале предстоит плановая проверка фирмы по названной позиции. В качестве аудитора Алдошкина предложила своего дальнего родственника, занимавшего должность старшего государственного налогового инспектора Государственной налоговой инспекции г. Самары. Супруги Галкины согласились с ее предложением.
Примерно через неделю Алдошкина и другое лицо пришли в квартиру Галкиных и договорились об оплате аудиторской услуги в виде 10% суммы выявленных нарушений и в два приема унесли с собой документацию фирмы за 5 лет. Создавая видимость работы и не желая досконально проверить всю документацию, имея целью незаконное обогащение путем обмана и злоупотребления доверием, Алдошкина и другое лицо в одно из очередных посещений квартиры Галкиных сообщили им, что они выявили нарушения по налогу на добавленную стоимость в сумме более 1 млрд руб. и с них надлежало бы взыскание в доход государства штрафных санкций в сумме не менее 100 млн рублей.
Заведомо зная, что нарушений по налогу на добавленную стоимость на такую сумму выявлено не было, другое лицо снизило запрашиваемую сумму за якобы проделанную работу до 20 000 000 рублей. Воспринимая Алдошкину как должностное лицо и гаранта благоприятного исхода в случае проверки, супруги Галкины согласились с предложением другого лица и выдали в счет оговоренной суммы 10 000 000 руб. в виде аванса.
В ходе экспертизы было установлено, что за 6 лет работы фирмы «ВГ» задолженность по налогу на добавленную стоимость была выявлена всего на сумму чуть более 6 000 000 руб., в связи с чем согласно договору Алдошкиной и другому лицу необходимо было выплатить около 600 000 рублей.
Таким образом, Алдошкина и другое лицо, действуя по предварительному сговору, обманывая Галкиных и заявляя, что они в ходе проверки выявили нарушения по налогу на добавленную стоимость на сумму более 1 млрд руб., не составляя при этом каких-либо документов, не имея лицензии на право аудиторской проверки, а также путем использования Алдошкиной своего должностного положения покушались на неправомерное завладение деньгами в сумме 20 000 000 руб., а реально получили 10 000 000 рублей. Свой умысел до конца они не смогли довести по независящим от них причинам — в силу задержания другого лица после получения им аванса в 10 000 000 рублей.
По делу Алдошкиной был принесен протест, где ставился вопрос о переквалификации действий Алдошкиной на статьи 30, 159 ч. 2 пп. «а», «в» УК РФ (покушение на мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения) и снижении размера назначенного наказания.
Президиум Верховного суда РФ посчитал, что протест подлежит удовлетворению, так как вина Алдошкиной в содеянном установлена, однако у суда не было оснований считать совершение Алдошкиной данного преступления оконченным.
По смыслу ст. 29 УК РФ момент окончания преступления зависит от объективной стороны состава преступления, а в качестве обязательного признака объективной стороны преступления, связанного с мошенничеством, предусматривает передачу денег лицом, которое находилось в состоянии заблуждения во время передачи денег или ценностей. Суд обоснованно указал в приговоре, что действия Алдошкиной и другого лица были направлены на завладение деньгами фирмы «ВГ» в сумме 20 000 000 руб. путем обмана. Однако преступный результат их действий не мог наступить, так как умысел виновных был разгадан супругами Галкиными, о чем они поставили в известность органы ФСБ, которые приняли меры к пресечению совершения указанного преступления. Другое лицо после получения от Галкина аванса в сумме 10 000 000 руб. было задержано, и деньги изъяты. Поэтому дальнейшее продолжение преступных деяний было для виновных невозможным и они не совершили всех действий, необходимых для исполнения преступных намерений, по не зависящим от их воли обстоятельствам.
Преступные действия Алдошкиной необходимо переквалифицировать со ст. 159 ч. 2 пп. «а», «в» УК РФ на ст. 30, 159 ч. 2 пп. «а», «в» УК РФ с назначением наказания в виде штрафа в размере, установленном приговором суда, и с применением ст. 47 УК РФ — с лишением права занимать определенные должности. Назначение указанного наказания не противоречит требованиям ст. 66 УК РФ. Учитывая характер и степень общественной опасности совершенного Алдошкиной преступления, оснований для назначения более мягкого наказания Президиум не нашел.[5]
Закон об аудиторской деятельности устанавливает основания для привлечения к ответственности в виде аннулирования лицензии на осуществление аудиторской деятельности аудиторской организацией или индивидуальным аудитором, а также аннулирования квалификационного аттестата аудитора. Основаниями привлечения к этому виду ответственности, влекущему аннулирование квалификационного аттестата аудитора, являются:

  • получение квалификационного аттестата аудитора с использованием подложных документов;
  • несоблюдение требований независимости аудиторов, аудиторских организаций и индивидуальных аудиторов, а также соблюдения аудиторской тайны;
  • систематическое нарушение аудитором при проведении аудита требований, установленных законодательством РФ или федеральными правилами (стандартами) аудиторской деятельности;
  • подписание аудитором аудиторского заключения без проведения аудиторской проверки;
  • неосуществление аудиторской деятельности в течение двух календарных лет подряд;
  • нарушение требований о прохождении обучения по программам повышения квалификации в соответствии с п.3 ст. 15 Закона об аудиторской деятельности.

Решение об аннулировании квалификационного аттестата аудитора принимается уполномоченным федеральным органом. Уполномоченный федеральный орган выносит мотивированное решение об аннулировании квалификационного аттестата аудитора. Лицо, квалификационный аттестат которого аннулирован, вправе обжаловать решение уполномоченного федерального органа об аннулировании квалификационного аттестата аудитора в суд в течение трех месяцев со дня получения решения об аннулировании квалификационного аттестата аудитора.
Аннулирование лицензии на право осуществления аудиторской деятельности возможно в следующих случаях, предусмотренных Законом об аудиторской деятельности:

  • уклонение от проведения внешней проверки качества работы или непредставление проверяющим всей необходимой для проверки документации или иной требуемой информации;
  • выявление в ходе внешней проверки качества работы аудиторских организаций или индивидуальных аудиторов фактов систематического нарушения аудиторскими организациями или индивидуальными аудиторами требований нормативных правовых актов или федеральных правил (стандартов) аудиторской деятельности;
  • составление заведомо ложного аудиторского заключения;
  • иные основания, предусмотренные законодательством о лицензировании отдельных видов деятельности.

Основанием наступления гражданско-правовой ответственности является совершение гражданского правонарушения. Ответственность субъекта аудиторской деятельности может быть как внедоговорной, так и договорной. Например, в соответствии с п. 5 ст. 5 Федерального закона от 05.03.99 г. № 49-ФЗ «О защите прав и интересов законных инвесторов на рынке ценных бумаг» независимый оценщик и аудитор, подписавшие проспект эмиссии ценных бумаг, несут солидарно с иными лицами, подписавшими проспект эмиссии ценных бумаг, субсидиарную с эмитентом ответственность за ущерб, причиненный инвестору эмитентом вследствие содержащейся в указанном проспекте недостоверной и (или) вводящей в заблуждение инвестора информации, подтвержденной ими. Иск о возмещении ущерба по этому основанию может быть предъявлен в суд в течение 1 года со дня обнаружения нарушения, но не позднее трех лет со дня начала размещения ценных бумаг. Такая ответственность будет внедоговорной.
Договорная ответственность представляет собой санкцию за нарушение договорного обязательства, о чем подробнее будет сказано далее.

Дела, связанные с порядком заключения договора оказания аудиторских услуг

Общий порядок заключения договора оказания аудиторских услуг (в том числе договора на проведение аудиторской проверки) урегулирован Гражданским кодексом РФ. Помимо этого, некоторые законодательные акты содержат дополнительные требования, предъявляемые к проведению аудиторских проверок, которые необходимо учитывать при заключении договора (Федеральный закон от 26.12.95 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах», Федеральный закон от 08.02.98 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» и др.). В судебной практике имеется ряд дел, связанных с рассмотрением споров при заключении договора. Интересны некоторые выводы суда по этим спорам.
ЗАО «Атлант» обратилось в Арбитражный суд Московской области с иском к ОАО «Электростальский завод тяжелого машиностроения» о признании недействительным решения Совета директоров ОАО «Электростальский завод тяжелого машиностроения» от 23.02.01 г. № 13 об отказе в проведении инициативной комплексной аудиторской проверки финансово-хозяйственной деятельности ОАО «ЭЗТМ». Кроме этого, истец требовал обязать ответчика заключить договор с избранной истцом аудиторской фирмой ООО «Акфи» для проведения указанной выше проверки.
Решением суда первой инстанции от 07.05.01 г., оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 10.07.01 г., исковые требования удовлетворены в части требований о признании недействительным решения Совета директоров ОАО «Электростальский завод тяжелого машиностроения» от 23.02.01 г. № 13 об отказе в проведении инициативной комплексной аудиторской проверки финансово-хозяйственной деятельности ОАО «ЭЗТМ». В остальной части иска производство по делу прекращено. Суд кассационной инстанции решение от 07.05.01 г. и постановление от 10.07.01 г. отменил в части удовлетворения иска и указал, что исковые требования удовлетворению не подлежат.
Судом первой инстанции в решении от 07.05.01 г. установлено следующее. В соответствии с требованиями статей 48 и 86 Федерального закона «Об акционерных обществах» решением общего собрания акционеров ответчика от 8 апреля 2000 г. аудитором общества было утверждено ЗАО «Финансы-М». Обжалуемым решением Совета директоров от 23.02.01 г. № 13 признано незаконным требование истца о проведении инициативной комплексной аудиторской проверки финансово-хозяйственной деятельности ОАО «ЭЗТМ» за 2000 год аудиторской фирмой ООО «Акфи». В качестве правового обоснования своего вывода о наличии оснований для удовлетворения исковых требований в части признания недействительным решения Совета директоров от 23.02.01 г. № 13, которым признано незаконным требование истца о проведении инициативной комплексной аудиторской проверки финансово-хозяйственной деятельности ОАО «ЭЗТМ», суд первой инстанции указал, что статьи 85 и 86 Федерального закона «Об акционерных обществах» не устанавливают ограничений для количества аудиторов акционерного общества, а также не запрещают акционеру, имеющему право требовать проведения проверки финансово-хозяйственной деятельности общества, потребовать проведения такой проверки аудитором по собственному выбору.
Суд кассационной инстанции считает, что выводы суда первой инстанции о наличии оснований для удовлетворения части исковых требований противоречат положениям статей 48, 85 и 86 Федерального закона «Об акционерных обществах». При этом необходимо отметить, что суд первой инстанции правильно привел в решении от 07.05.01 г. нормы статей 48 и 86 упомянутого закона о том, что аудитор утверждается только общим собранием общества, однако сделал неправильные выводы о возможности требования о проведении проверки аудитором по выбору акционера без утверждения нового аудитора общим собранием акционеров. Кроме того, следует отметить, что Федеральный закон «Об акционерных обществах» не обязывает Совет директоров общества созывать внеочередное собрание акционеров общества для утверждения нового или второго аудитора без соответствующего обращения с требованием о проведении такого собрания. Таким образом, Совет директоров ОАО «ЭЗТМ», признавая решением от 23.02.01 г. № 13 незаконным требование истца о проведении инициативной комплексной аудиторской проверки финансово-хозяйственной деятельности ОАО «ЭЗТМ» за 2000 год аудиторской фирмой ООО «Акфи», действовал в соответствии с Федеральным законом «Об акционерных обществах». Вместе с тем суд кассационной инстанции считает правильными выводы судов первой и апелляционной инстанций о неподведомственности арбитражным судам спора об обязании ответчика заключить договор с аудиторской фирмой[6].
При проведении обязательного аудита в организациях, в уставных (складочных) капиталах которых доля государственной собственности или собственности субъекта РФ составляет не менее 25%, заключение договоров оказания аудиторских услуг должно осуществляться по итогам проведения открытого конкурса. При этом не допускается отказ от участия в конкурсе по основаниям, не предусмотренным законом.
Общество с ограниченной ответственностью «Вел-Аудит» г. Кемерово обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с иском к Комитету по управлению государственным имуществом Кемеровской области о признании недействительным решения от 01.12.00 г. по проведению отбора аудиторских организаций для проведения аудита бухгалтерской отчетности областных государственных унитарных предприятий.
В подтверждение заявленного требования истец ссылается на то, что решение конкурсной комиссии ответчика от 01.12.00 г. об исключении истца из числа победителей конкурса по проведению аудиторских проверок бухгалтерской отчетности государственных предприятий в связи с возникновением у членов комиссии сомнений в достоверности сведений в трудовой книжке у одного из аудиторов противоречит нормам, регулирующим отношения по проведению конкурсов, так как решением конкурсной комиссии ответчика от 26.10.00 г. истец был признан прошедшим конкурсный отбор с опубликованием информации в газете «Кузбасс» за 11.11.00 г. Кроме того, решение конкурсной комиссии от 01.12.00 г. нарушает права истца в осуществлении деятельности, связанной с аудиторскими проверками.
Решением от 22.02.01 г. Арбитражный суд Кемеровской области иск удовлетворил частично. Он признал недействительным п. 2 решения ответчика от 01.12.00 г. в связи с тем, что ответчик не подтвердил недостоверность сведений в представленной истцом в комиссию трудовой книжке одного из его аудиторов. Он учитывал также то, что Порядок проведения конкурса на отбор аудиторских организаций для проведения аудита бухгалтерской отчетности областных государственных унитарных предприятий, утвержденный распоряжением Комитета по управлению государственным имуществом Кемеровской области от 28.07.00 г. № 9-2/3916, не содержит оснований для исключения истца из числа победителей конкурса. В удовлетворении остальной части иска отказано, так как исковое требование в части признания недействительными пунктов 1, 3 и 4 решения ответчика от 01.12.00 г. затрагивает права третьих лиц, представлять интересы которых истец не уполномочен.
Определением арбитражного суда апелляционной инстанции от 16.04.01 г. этого же суда к участию в деле на стороне ответчика привлечены третьи лица – ООО «Консультационно-аудиторская фирма «Консаудит» г. Кемерово, ЗАО «Кузбасское юридическое агентство» г. Кемерово, не заявляющие самостоятельные требования на предмет спора. Постановлением апелляционной инстанции от 10.05.01 г. этого же суда решение арбитражного суда от 22.02.01 г. изменено. Иск удовлетворен частично. Признаны недействительными пункты 2, 3, 4 решения ответчика от 01.12.00 г. в связи с отсутствием доказательств, подтверждающих недостоверность сведений в трудовой книжке у одного из аудиторов. Соответственно у конкурсной комиссии не имелось оснований повторно рассматривать кандидатуру истца и исключать его из числа уполномоченных организаций и включать в перечень уполномоченных организаций ООО «Консультационно-аудиторская фирма «Консаудит» и ЗАО «Кузбасское юридическое агентство».
В кассационной жалобе ответчик просит отменить судебные акты и отказать в удовлетворении иска, так как в нарушение норм процессуального права арбитражный суд изменил основание и предмет иска, в нарушение норм материального права сделал вывод об отсутствии оснований для исключения истца из уполномоченных аудиторских организаций. В связи с изменением решения арбитражного суда и оставлением иска без удовлетворения по жалобе истца проверяется по существу постановление апелляционной инстанции. В отзыве на жалобу истец просит отказать в удовлетворении жалобы, поскольку судебные акты соответствуют закону. В судебном заседании представитель истца поддержал отзыв на жалобу. Рассмотрев жалобу, арбитражный суд кассационной инстанции не нашел оснований для ее удовлетворения.
В соответствии со ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса РФ при рассмотрении споров о признании недействительными актов государственных органов обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия указанных актов, возлагается на орган, принявший акт.
В нарушение приведенной нормы ответчиком не было предоставлено в суд доказательств, подтверждающих несоответствие представленных истцом документов данным в заявке на участие в конкурсе по отбору аудиторских организаций, а именно, несоответствие сведений в трудовой книжке аудитора истца требованиям, установленным Порядком проведения конкурса по отбору аудиторских организаций для проведения аудита бухгалтерской отчетности областных государственных унитарных предприятий, утвержденным распоряжением Комитета по управлению государственным имуществом Кемеровской области от 28.07.00 г. № 9-2/3916.
Заключительной процедурой конкурса, установленной названным Порядком, не предусмотрено оснований для исключения из утвержденного председателем конкурсной комиссии перечня аудиторских организаций организаций, получивших право на проведение аудита, и включения в перечень других организаций, не прошедших подготовительной процедуры, необходимой для проведения конкурса.[7]
Ранее Закон об аудиторской деятельности устанавливал штрафные санкции за уклонение от проведения обязательной проверки, что, несомненно, дисциплинировало недобросовестных субъектов. С 1 июля 2002 г. данные положения отменены в связи с вступлением в силу Кодекса РФ об административных правонарушениях. Думается, что законодатель поторопился с отменой этих положений. Следует иметь в виду, что ответственность в этом случае будет не административной, как иногда необоснованно считается, а финансовой, что подтверждено выводом суда. Поэтому такая ответственность должна быть установлена не административным, а финансовым законодательством. Так, Инспекция Министерства по налогам и сборам РФ по Ленинскому району города Тюмени обратилась в Арбитражный суд Тюменской области с иском к совместному российско-германскому обществу с ограниченной ответственностью «Аг-ротех-Сиб» г. Тюмень о взыскании штрафа в 500-кратном размере установленной законом минимальной оплаты труда за уклонение ответчика от проведения аудиторских проверок по итогам 1997 г. и 1998 г. Решением от 15.05.00 г. Арбитражный суд Тюменской области в удовлетворении иска отказал в связи с пропуском срока для привлечения ответчика к административной ответственности и отсутствием доказательств, подтверждающих препятствие к осуществлению налогового контроля. Рассмотрев жалобу, арбитражный суд кассационной инстанции посчитал жалобу подлежащей удовлетворению. Как следует из материалов дела, по результатам выездной налоговой проверки ответчика за период с 1 октября 1996 г. по 1 октября 1999 г. истцом составлен акт от 27.12.99 г. № 01-07/512 и принято решение от 06.03.00 г. № 01-07/40 о привлечении ответчика к налоговой ответственности за неуплату налогов. Согласно акту проверки от 27.12.99 г. № 01-07/512 (пункт 2.25) ответчиком не проводилась аудиторская проверка за 1997 год и 1998 год, обязательность которой для него установлена действующим законодательством.
Экономические субъекты, уклоняющиеся от обязательной аудиторской проверки, не являются субъектами, ответственность которых за административное правонарушение регулируется нормами Кодекса РФ об административных правонарушениях. Ответственность экономических субъектов за уклонение от проведения обязательной аудиторской проверки установлена законодательством об аудиторской деятельности в виде штрафа, который взыскивается судом по иску соответствующих органов. Уклонение ответчика от обязательного проведения аудиторской проверки бухгалтерской (финансовой) отчетности за 1997 год и 1998 год, подтверждает уклонение ответчика от уплаты налогов, которое установлено по результатам налогового контроля. Поэтому вывод суда об отсутствии доказательств, подтверждающих препятствие к осуществлению налогового контроля, необоснован[8].
В некоторых случаях суды отказывали в удовлетворении таких исков. Так, по одному из дел Инспекция Министерства РФ по налогам и сборам по Ленинскому району г. Тюмени обратилась в Арбитражный суд Тюменской области с иском к открытому акционерному обществу «Тюменоблгаз» о взыскании штрафа за уклонение от проведения обязательной аудиторской проверки. Решением суда в иске было отказано. Арбитражный суд указал, что Инспекцией не представлено суду доказательств того, что при приеме годовых бухгалтерских отчетов ответчику своевременно указывалось на отсутствие аудиторских заключений, а он уклонялся от проведения проверок[9]. По другому делу судом было установлено, что при принятии отчетов ответчика за 1997-1998 годы налоговая инспекция не делала замечаний на отсутствие аудиторских заключений, не представила доказательств того, что ОАО «Тюменьвторцветмет» уклонялось от проведения обязательных аудиторских проверок и своими действиями затрудняло осуществление налогового контроля. При таких обстоятельствах, а также с учетом того, что ответчиком не было допущено существенных налоговых правонарушений, суд отказал в удовлетворении исковых требований о взыскании с ответчика штрафных санкций [10].

(Окончание в следующем номере)

[1]Кодекс РФ об административных правонарушениях от 30.12.01 г. № 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. № 1 (часть I), ст. 1.
[2]Постановление Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 27 января 2003 г. № 2 «О некоторых вопросах, связан ных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» // Вестник Высшего арбитражного суда РФ. 2003. № 3. [3]Указом Президента РФ от 11 марта 2003 г. № 306 «Вопросы совершенствования государственного управления в Российской Федерации» с 1 июля 2003 г. Федеральная служба налоговой полиции Российской Федерации упразднена, ее функции возлагаются на Федеральную службу по экономическим и налоговым преступлениям Министерства внутренних дел Российской Федерации // Собрание законодательства РФ. 2003. № 12, ст. 1099.
[4]Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 20 октября 1998 г. № А78-319у/ ФО2-1081/98-С1.
[5]Постановление Президиума Верховного суда РФ от 24 мая 2000 г. № 9п2000 // Бюллетень Верховного суда РФ. 2001. № 1. С. 16.
[6]Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 13 сентября 2001 г. № КГ-А41/4945-01.
[7]Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 16 июля 2001 года № Ф04/2067-591/А27-2001.
[8]Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 9 августа 2000 года № Ф04/1952 – 431/А70-2000.
[9]См.: Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 26 ноября 2001 г. № Ф04/3575 – 779/А70-2001.
[10]См.: Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 17 июля 2000 года № Ф04/ 1739-380/А70-2000.

Автор:

 

Все статьи цикла «Номер 8»

(состоит из 3 статей)

Страхование, как составная часть риск менеджмента (15 сентября 2005)

Анализ судебной практики по делам с участием субъектов аудиторской деятельности (15 сентября 2005)

Вексельные расчеты и их эффективность (15 сентября 2005)