Аудиторские будни (интервью)

Ольга Овчаренко
Опубликовано: 29 июля 2008

Ольга Овчаренко. Уроженка Новосибирска. Работает в Office of the City Auditor (Офис Городского Аудитора) в американском городе Остин, шт. Техас. Член Американского Института дипломированных общественных бухгалтеров (AICPA), Института внутренних аудиторов (IIA), Ассоциации бухгалтеров государственных учреждений (Association of Government Accountants , AGA).

С Ольгой мы знакомы недавно – к сожалению, только по переписке. Я задал ей вопрос. Она ответила. Я задал ей несколько новых – она вновь ответила. Вот так, можно сказать, самом собой, в неформальной обстановке родилось это первое (однако, надеемся, далеко не последнее) нашей с Ольгой интервью.  

Оно нестандартное и неформальное. Мы не придерживались какой-то определенной темы. Ну то есть как, мы обсуждали особенности работы проверяющим аудитором американских госучреждений, а также членства в одной из крупнейший профессиональных бухгалтерских объединений, но это единственные объединяющие мотивы. Получилось своего рода «знакомство», краткий обзор основных направлений, что ли. В связи с этим заранее просим у наших читателей прощения за некий сумбур и частые скачки с одной темы на другую. На самом деле, так все и было задумано.  

Александр Курников, редактор GAAP.ru  

P. S. Ольга, от лица всей редакции позвольте от всей души поблагодарить Вас. Огромное Вам спасибо, за всё!  

А.К.: Ольга, я слышал, что AICPA занимается разработкой собственных стандартов учета и аудита. Вам лично приходилось ли участвовать, быть частью проектной рабочей группы? Какой статус имеют эти стандарты в сравнении с МСА (в случае аудита), МСФО от IASB и FAS от FASB – то есть, что выше, а что ниже? Что ждет тех, кто выполняет все предписания регулирующих финансовую деятельность американских организаций (того же FASB, напр.), но принципиально не смотрит на ваши стандарты – такая ситуация возможна ли?

O.O.: GAAP (FASB, GASB) выше всего, если грубо говорить. «Грубо», потому что СРА-практикантам и GAAP, и правила AICPA – «библия», но они лишь часть пользователей GAAP. А для нас, государственных аудиторов, и GAAP (в виде GASB), и наши узкоспециальные правила (Generally Accepted Government Auditing Standards a. k. a. Yellow Book) – «библия». Очень многие даже не знают о существовании этих правил, но следуют другим – это абсолютно нормально. Ещё у каждой организации есть свои правила, помимо федеральных. Есть законы Штата, есть муниципальные. А ещё есть такой фактор как добровольное принятие правил – просто ввиду их логичности и надёжности.

Американский SEC не будет регистрировать и обслуживать компании, не следующие американскому GAAP. Кроме того, компании будет затруднительно получить кредит, не следуя общепринятым принципам. Даже индивидуальному предпринимателю не пройти аудита IRS, если он следует каким-то правилам, отличным от общепринятых. Таким образом, пользователями GAAP в той или иной степени являются практич е ски все предприниматели Америки. FASB требует ежегодных проверок специалистами, сертифицированными AICPA, поэтому эти 2 организации неразрывно связаны. У AICPA также есть свои правила для членов организации, включая Код Этики. Правила двух организаций дополняют друг друга. FASB предоставляет критерии и требования для ведения учёта, а AICPA обеспечивает механизм проверки в соответствии с критериями.

Муниципалитеты ведут учёт по модифицированному GAAP (Fund Accounting). Правила GASB (во многом схожие с FASB) являются основным критерием для работы муниципальных бухгалтеров и аудиторов. Для муниципалитетов CPA так же осуществляет ежегодную проверку соответствия GASB. Для города Остина финансовый аудит осуществляется KPMG. Группа, в которой работаю я, the Office of the City Auditor, технически является внутренним аудитором. Однако нашим основным клиентом являются council members (аналог депутатов). Таким образом, мы сохраняем независимость от менеджмента города. Наш начальник, the City Auditor, с согласия council members выбрал использование Generally Accepted Government Auditing Standards (GAGAS). Для нашей группы правила GAGAS и GASB являются основными. Поэтому есть полный спектр всевозможных комбинаций законов, которым следует отдельно взятый юнит.

А.К: Вы упомянули код профессиональной этики. В связи с этим мне хотелось бы прояснить, каковы взаимоотношения AICPA и международных разработчиков стандартов. В данном случае – IFAC. И IASB, конечно, тоже. Как AICPA воспринимает  «Код профессиональной этики» из-под пера Международной федерации бухгалтеров? Руководствуетесь ли вы им при разработке собственных правил?

O. O.: У нашего офиса есть целый ряд кодов, которым мы следуем. Они друг другу не противоречат, а, скорее, дополняют. Код профессиональной этики IFAC не является одним из них.

Что касается AICPA, то их Код Этики принципиально не отличается от такового у IFACа. Нужен тщательный анализ, чтобы найти разногласия между двумя кодами, который я лично не проводила и даже не видела. Насколько мне известно, AICPA подчиняются своему Коду, но он довольно хорошо синхронизирован с международным.

A .К.: Как Вы знаете, совсем недавно AICPA официально выразили свое «признание» Совета по МСФО. То есть теперь эта организация будет ориентироваться и на стандарты МСФО тоже. Теперь, после того как это случилось, какой статус имеют для Вашей организации международные стандарты в сравнении с US GAAP? Они имеют больший или меньший приоритет? Руководствуетесь ли вы ими уже при разработке собственных регламентаций, и если да, то как давно это происходит?

О.О.: До муниципальных аудиторов и бухгалтеров эффект этого признания дойдёт очень нескоро. Для нас по-прежнему наибольшее значение имеют стандарты GASB , а для частного сектора – FASB . FASB вступил в IASB как наблюдатель ещё в 1988. Я уверена, что в результате этого сотрудничества между организациями происходил определённый обмен опытом в течение всех 20 лет.

А.К.: Кратко опишите Ваши прогнозы перехода на МСФО – получится ли, или SEC обманывает, и ничего не будет? Если будет, то поголовно ли, на принудительной основе, или же оставят возможность выбора? Роберт Херц (Robert Herz) заявил, что принудительно, но каковы ожидания профессионального бухгалтерского сообщества в этой связи? Насколько тяжело будет компаниям и когда нужно начинать готовится? Насколько осложнит переход ипотечный кризис: ведь требование о справедливой стоимости в условиях неликвидного рынка создает большие проблемы?  Ольга, меня интересует Ваше личное, субъективное мнение. 

О.О.: Я думаю, что большую часть практики IASB, наиболее совместимой с американской структурой ведения финансовой отчётности, FASB уже внедрил. По существующей разнице можно вполне прийти к соглашению, какому-то компромиссу, который будет соответствовать требованиям IASB, но не будет слишком болезненным для пользователей U. S. GAAP. Изменение законодательства, особенно такого фундаментального, займёт годы. Очень многие представители различных сфер экономики захотят, чтобы их интересы были учтены. Координация такого огромного количества заинтересованных лиц, по моему мнению, затянется дольше, чем этого хотели бы законодатели.

Я практически с полной уверенностью могу сказать, что SEC не лукавит. Будут предприняты шаги, чтобы максимально приблизиться к ситуации, которая устроит все вовлечённые стороны. Однако и внутреннее влияние компаний на законодательные органы не стоит сбрасывать со счетов. Когда обновленное законодательство будет принято, его внедрение, безусловно, станет обязательным. Те бухгалтеры, которых коснутся изменения в законодательстве, смогут приспособиться к новым условиям. Люди этой профессии очень трепетно относятся к поддержанию своей профессиональной компетенции . Кто-то будет быстрее, кто-то медленнее, для кого-то откроются возможности предоставлять консультации, кого-то это не коснётся вообще. Компании тоже пройдут через такой же цикл перестройки с разными успехами. На это уйдёт ещё несколько лет. Аудиторы будут видеть отклонения от GAAP, писать соответственные отчёты… Большого известного мне резонанса это событие не вызвало. Надо полагать, что достаточно ограниченный круг организаций, на которых скажутся изменения, не ощущает паники.

До муниципальных правлений эффект дойдёт в лучшем случае через 7-10 лет т.к. изменения в GASB – это ещё один цикл встреч, переговоров, опросов, анализов и споров. По моему небольшому опросу муниципальных коллег видно, что IASB и вся деятельность, с ним связанная, не является важной частью их вселенной на данный момент.

Про ипотечный кризис сложно сказать наверняка. Вполне возможно, что когда дело дойдёт до внедрения, ситуация на рынке недвижимости существенно изменится.

A . K .: Затрагивают ли финансовые стандарты для госпредприятий веяния конвергенции? В частности, какое влияние имеют стандарты за авторством IPSASB ? Руководствуетесь ли Вы ими в своей работе?

О.О.: IPSASB влияет на нашу (муниципальных аудиторов) работу исключительно по цепочке через ФАСБИ и ГАСБИ. Напрямую мы не обращаемся к этому источнику за директивами. За всех СРА сказать не могу, но смею предположить, что они только через ФАСБИ ощущают влияние международных законодателей.

А.К.: В своем ответе на один из предыдущих вопросов Вы роняете такую фразу: «До муниципальных аудиторов и бухгалтеров эффект этого признания дойдёт очень не скоро» – намек на то, что реакция на «международные влияния» глобальных стандартов госсектор затрагивают позднее. На Вас Взгляд, с чем связана подобная консервативность? Большей ответственностью перед инвесторами и, как следствие, нежеланием перенимать что-то новое?

О.О.: Среда очень отличается: более стабильные условия, невосприимчивость к более сложным финансовым механизмам, консервативность, цепочная реакция ФАСБИ-ГАСБИ. Ну и в дополнение к этому – все циклы государственных аппаратов происходят таким образом, что запланировать рассмотрение и внедрение можно только на следующий цикл при наличии нужных ресурсов. При их отсутствии или низкой приоритетности планирование коррекции законов и их внедрения могут затянуться на более долгое время, чем в частном секторе. Стоит упомянуть, что целью госсектора является не прибыль, а сервис горожанам/народу, от этого идёт большая разница в распределении ресурсов, в частности, меньше ресурсов на синхронизацию с современными международными стандартами.

А.К.: Продолжая тему, затронутую в предыдущем вопросе, хочу отметить, что различные поправки в стандарты ГАСБИ вносит значительно реже ФАСБИ. Не так давно из – под его пера вышел новый стандарт Statement No. 53 «Accounting and Financial Reporting for Derivative Instruments». Хотя официально он вводится в действие 15 января следующего года, ранее его использование не возбраняется. Удалось ли Вам уже наблюдать примеры его практического использования? И даже если нет, то как Вы считаете, столкнутся ли госучреждения с теми же проблемами, с которыми сталкиваются компании частного сектора при оценке сложных производных финансовых инструментов на основе справедливой стоимости в условиях неликвидных рынков?

О.О.: Выше я немного описала особенности среды, в которой функционируют госпредприятия. Такая среда гораздо более стабильна, чем в частном секторе. К тому же отсутствует мотивация максимизации прибыли. Деривативы не являются очень распространенным инструментом для госсектора. Для муниципалитета основные источники финансирования: Штат, Федеральное правительство, внутренний доход от налогов, доход от деятельности некоторых департаментов Enterprise Fund … Все эти источники на прямую не завязаны на сложные финансовые инструменты.

А.К.: Ольга, давайте вернемся к упомянутому чуть выше «модифицированному GAAP (Fund Accounting)», которому следует организация, где Вы работаете. Не могли бы Вы вкратце рассказать нашим читателям об этих стандартах?

О.О.: Фондовая Бухгалтерия (Fund Accounting), в дальнейшем ФБ – что это такое.

Поскольку получение прибыли не является целью некоммерческих (государственных) организаций, финансовая система отражает подотчётность, а не рентабельность организации. Основанная задача ФБ – управление полученными и приумноженными организацией финансовыми ресурсами, а так же соответствие организацией юридическим обязательствам. Такая система отчёта направлена на общество, спонсоров или частных лиц, заинтересованных в адекватном управлении финансовыми ресурсами и активами для предоставления соответствующего сервиса, а не на инвесторов, которые хотят получить выгоду от своих вложений. ФБ, самобалансируемый набор счетов, может быть установлена для отчёта о расходах для определённых целей в зависимости от потребностей пользователей. ФБ может также переформатировать финансовую информацию из системы счетов в фондовую систему для достижения своей цели. Контрактные обязательства, к примеру, приписываются фондам, а не счетам.

ФБ используется некоммерческими организациями и государственным сектором. Таким организациям нужно отчитываться в том, как были потрачены ресурсы, а не сколько прибыли было получено. Коммерческие компании имеют лишь один самобалансируемый набор счетов или гроссбух (Ольга, проживая в США и не используя на постоянной основе российскую бухгалтерскую терминологию, в стопроцентной точности перевода самого последнего термина не уверена, о чем просила предупредить наших читателей – А.К). С другой стороны, некоммерческие организации могут иметь несколько таких наборов. Управляющий такой организацией должен быть в состоянии отчитаться о расходах и доходах по нескольким фондам, а так же по совокупности фондов. Например, если школьная система получает деньги на новую образовательную инициативу от Штата, федеральную помощь на питание для учеников, даже фонды на награждение учителей за их исследовательские работы – в любое время эта школьная система должна иметь возможность предоставить отчёт о финансовой ситуации для каждой из вышеназванных трех программ.

Использование ФБ является частой темой для дебатов среди бухгалтеров, которые сомневаются в пользе такой бухгалтерии, особенно в законодательном процессе. Тем не менее, уникальная среда, в которой оперируют некоммерческие и государственные организации, породила ФБ из-за необходимости подстроиться под прямых пользователей финансовых отчётов.

A. K.: Спасибо. Напоследок вопрос несколько личного плана. Широко распространенная на Западе практика (но, к сожалению, не в России: у нас здесь никто ничего не спрашивает :-)) – выпускать пробную версию стандартов/изменений к стандартам и устанавливать консультационный период протяженностью в такое-то количество дней, в течение которых любому желающему предоставляется возможность высказаться. Ольга, лично Вы или кто-либо из Ваших знакомых участвовал ли таким образом в утверждении новых правил финансового учета и отчетности? Ваш «взгляд изнутри»: приходят ли в таких случаях ответные письма, насколько активно ведется в таких случаях переписка с разработчиками стандартов?

О.О.: Такой процесс существует и в нашем офисе. Мы постоянно обновляем свои правила в соответствии с изменением среды. Каждый из работников должен оставить отзыв о новом правиле: он может полностью согласиться, может предложить изменения или отвергнуть, объяснив причину. Я состою в команде, которая собирает мнения всех будущих пользователей, корректирует законодательство в соответствии с их пожеланиями. Что касается федеральных законов, высказаться может каждый, очень многие делают это, для некоторых это является их прямой обязанностью. Компании, на которые нововведения имеют особенно значительный эффект, могут выражать свои мнения через представителей, участвующих в обсуждениях с законодательными органами напрямую. Возможность быть услышанными, безусловно, есть. Но не обязательно все голоса будут иметь эффект, т.к. законодательные органы также имеют обязательства перед международными сообществами и огромным количеством пользователей внутри страны.


Все те, у кого возникли вопросы к Ольге Овчаренко, приглашаются присылать их на почтовый ящик редактору сайта: editor@gaap.ru

Все вопросы будут переадресованы Ольге, и она на них ответит по мере возможности. Спасибо.

Александр Курников, редактор GAAP.ru