Азиатская стабильность

Обзор МСФО

Автор:
Источник: Журнал «Финансовый Директор ISSN 1680 - 1148» №3 - 2006
Опубликовано: 8 августа 2006

Есть все предпосылки для того, чтобы именно азиатский макрорегион стал оплотом мировой стабильности в 2006 году.

Аналитики опасаются, что во второй половине 2006 года курс доллара на мировых валютных рынках может упасть на 30-45% по отношению к евро. Эти опасения вызваны ростом двойного дефицита США, и в частности, дефицита платежного баланса, который в 2005 г. достиг $790 млрд.

Одним из важных факторов, вызывающих рост дефицита платежного баланса США является заниженный курс валют их важных торговых партнеров и в первую очередь – Китая и Японии. Только один Китай внес свою «лепту» в проблемы американцев на сумму более $200 млрд. В свою очередь, Японии и Китаю, чтобы добиться этих результатов потребовалось активно выкупать американскую валюту у своих экспортеров, что не могло не сказаться на росте их валютных резервов.

В феврале 2006 года Япония установила новый мировой рекорд по сумме золотовалютных резервов, которые составили около $852 млрд. Основную часть своих резервов – свыше $710,5 миллиарда – Япония держит в иностранных ценных бумагах. Более $ 12 2 миллиардов приходится на вклады в различных валютах.

На втором месте в мировом рейтинге уверенно держится Китай. Его резервы составляют $818,9 миллиарда и в 2005 году выросли на 34%.

Впрочем, если считать Гонконг и Тайвань китайскими, то Китай однозначно занимает первое место в мире по сумме резервов, так как вместе с гонконгскими $122,4 и тайваньскими $253,3 миллиардами сумма его резервов составит $ 1 194,6 миллиардов.

Платежный баланс страны – это баланс ценностей, проданных товаров и услуг и ценности полученных за это денег. Если по итогам года страна получила огромный дефицит платежного баланса, то это значит, что ценность ее собственной валюты намного превышает ценность ею проданных за рубеж товаров. Чтобы уравнять эти обе ценности, центральный банк должен понизить курс национальной валюты до значения, обеспечивающего нулевой баланс по итогам года. Если он этого не сделает, за него это может сделать рынок.

Нетто экспорт товаров и услуг, плюс чистые трансферты называют текущим счетом или счетом текущих операций. Текущий счет должен быть уравновешен счетом движения капитала. Последний составляет разницу между национальными сбережениями и инвестициями. Равенство этих двух счетов – текущего и движения капитала и составляет основу платежного баланса.

Азиатский макрорегион в целом держит мировое первенство по золотовалютным резервам. Общая сумма японских, китайских, тайванских, гонконгских и южнокорейских, индийских и т. д. резервов составляет более $2,6 трлн., что становится сопоставимым с ВВП стран-лидеров еврорегиона (рис. 1).

002_1 (16K)

Интересно, что США, в отличие от Украины, России, Японии и Китая, не очень обеспокоены суммой своих резервов. По оценкам экспертов, их резервы i составляют всего-то около $60 миллиардов. Иными словами, США с их огромной экономикой по валютным резервам не входит даже в десятку стран лидеров.

Хорошо это или плохо, однозначно ответить нельзя. Если судить о сумме более $700 миллиардов дефицита платежного баланса, то ФРС США с их суммой резервов уже можно признать банкротом. Можно согласиться с суждениями, что такая ситуация долго продолжаться не может и, таким образом, доллар уже сейчас представляет большой фактор риска для мировой экономики.

Рейтинг стран мира по сумме золотовалютных резервов, февраль 2006 г., $ млрд. Прекрасно понимая эту проблему азиатские страны, наибольшие держатели валютных резервов, стремясь диверсифицировать риски, активно скупают американские государственные долговые ценные бумаги, тем самым поддерживая на них высокую рыночную цену. Для американской экономики это плюс, так как таким образом возрастает счет движения капитала, сокращая дефицит платежного баланса.

Размышляя об этом Жан-Мишель Сикс, аналитик S&P, утверждает, что «…пока дефицит (платежного баланса США) финансируется за счет продажи американских активов – акций, облигаций и недвижимости и пока стоимость этих активов растет быстрее, чем дефицит, беспокоиться американцам нечего». Однако, как полагает этот аналитик, двузначный рост стоимости активов не может продолжаться слишком долго – в долгосрочной перспективе они не могут расти быстрее, чем экономика в целом. Поэтому, так как рост ВВП США давно не приближался к отметке в 10%, если игроки поймут, что система не может поддерживать дефицит в 6,5% ВВП, а это так и есть, возникает вопрос устойчивости курса доллара. В этой ситуации, возможно, начнут сбрасывать доллары, что и вызовет обвал его курса.

С этими доводами вполне можно было бы согласиться, но дело в том, что в данной ситуации американцам, на самом деле, нечего опасаться. Ведь если произойдет обвал курса доллара, то американский кризис оплатят японский и китайский центральные банки – у них самые высокие значения валютных резервов и самые низкие значения долей золота (1,2, 1,3%, см. рис. 2) в структуре этих резервов. В этой ситуации сумма обесценивания валютных резервов, размещенных в долларах США, будет соответствовать сумме оплаты азиатскими странами американского кризиса.

002_2 (11K)

В подтверждение этого тезиса, Гарольд Джеймс, профессор истории Принстонского Университета (США) и автор книги Конец Глобализации: Уроки Великой Депрессии", утверждает, что Народный Банк Китая, Банк Японии, другие центральные банки стран Азии находятся в сложном положении. Накопленные ими огромные резервные валютные фонды превышают $2,6 триллиона, а, мол, большая часть их валютных резервов содержится в долларах США – рискованной валюте. Джеймс считает, что все возможные пути выхода из сложившейся ситуации одинаково непривлекательны для центральных банков стран Азии. Если они ничего не предпримут и оставят свои долларовые резервы как есть, их потери только возрастут. Но если они начнут покупать больше, стараясь укрепить курс доллара, они получат более крупную версию той же проблемы. Если же, наоборот, они попытаются диверсифицировать свои валютные резервы в пользу других валют, это лишь ускорит падение доллара, и приведет к еще большим потерям. Более того, они, вероятно, столкнутся с аналогичной проблемой с другими потенциальными резервными валютами. И в качестве примера приводит аналогичные проблемы, возникшие после Первой мировой войны с британским фунтом стерлингов.

В 1920-х годах мировая экономика была восстановлена вокруг системы фиксированного валютного курса, в которой многие страны держали свои резервы не в золоте (что было обычной практикой до Первой Мировой Войны), а в иностранной валюте, особенно в британских фунтах стерлингов. Центральные банки других государств поинтересовались, не думает ли Английский Банк изменить свою позицию в отношении обменного курса фунта. Естественно, им было сказано, что Английский Банк не имеет намерений отказываться от привязки фунта стерлингов к золоту, и собирается и в дальнейшем поддерживать сильный фунт (точно так же, как Секретарь казначейства США Джон Сноу поддерживает сегодня идею «сильного доллара»).

Когда же 20-21 сентября 1931 года произошла неминуемая девальвация британского фунта, центральные банки многих государств понесли значительные убытки, и были обвинены в плохом управлении резервными фондами.

Таким образом, получается, что ни американцы, ни азиаты не заинтересованы в снижении курса доллара. Для американской экономики это грозило бы дестабилизацией, а азиаты (Япония и Китай) именно своей сверхмягкой монетарной политикой стимулируют доллар, добиваясь роста своего экспорта.

Сегодня, как утверждает Гарольд Джеймс, страны с активным торговым балансом не нуждаются в крупных резервных фондах. Они должны сократить свои запасы иностранной валюты, прежде чем сделают какую-нибудь глупость с накопленным богатством. И с этим трудно не согласиться.

Кто же выиграет в этой ситуации?

Гарольд Джеймс, как историк, не учитывает очень важного обстоятельства. В 1931 году выигрыш или проигрыш на валютных курсах был не за теми странами, которые осуществляли успешные маневры с валютными резервами, а за теми, которые раньше других успели осуществить инновационные обновления своих экономик. Именно этот фактор стал решающим и в укреплении экономической, финансовой и валютной систем страны-победительницы, которой стали Соединенные Штаты Америки.

Сегодня же экономика Китая, как бы она не производила впечатление, все же не имеет собственных прорывных инноваций, а все имеющиеся инновации в ее распоряжении – лишь результат деятельности тех же американцев, европейцев, японцев. Таким образом, в экономике Китая сейчас проходят адаптационные процессы к инновациям, созданным в других макрорегионах. А значит Китай пока не готов к возможному падению курса доллара и, как бы это не звучало неожиданно, должен быть заинтересован в стабильности курса доллара.

То же самое можно сказать и про экономику Японии, зависящую от американских рынков сбыта. Поэтому, как бы ни разворачивались события в нынешнем году, азиатский макрорегион заинтересован в стабильности мировых экономических процессов, в значительной степени компенсирует негативное влияние дефицита платежного баланса США. Если же ему не удастся это осуществить в полной мере, последствия трудно себе представить – все в мире может прийти в движение.

Автор: