БАНКИ И ФИНАНСЫ: Рисовать по-новому

Банковский бизнес в России и зарубежом

Автор:
Опубликовано: 16 сентября 2005

Руководство Центробанка считает, что с переходом на международные стандарты финансовой отчетности не только сократится число банков – ЦБ вообще сможет лучше контролировать ситуацию в секторе. Однако большинство аналитиков и банкиров с этим не согласны – банки, когда потребуется, научатся «рисовать» балансы и по новым правилам. То есть станут более понятными для своих иностранных контрагентов, но никак не более прозрачными.

Крупнейшие российские банки начали готовить отчетность по МСФО еще задолго до кризиса 1998 г. Именно на ее основании западные банки предоставляли им крупные кредиты. И напрасно предоставляли. По результатам международного аудита, проведенного в конце 1998 г. не самими банками, а по инициативе Всемирного банка, оказалось, что из 18 проверенных российских банков положительный капитал был лишь у трех – Межпромбанка, Пробизнесбанка и Челиндбанка. Семь банков из списка – Инкомбанк, МЕНАТЕП, Межкомбанк, Промстройбанк, «Российский кредит», СБС-Агро и ОНЭКСИМбанк – впоследствии умерли. Остальные выжили, и уже на следующий год их показатели по МСФО снова были вполне приемлемыми.

По словам заместителя гендиректора РА «Интерфакс» Михаила Матовникова, до того как в банке начались реальные проблемы, отчетность по международным стандартам ничего не показывает. «МСФО – не опережающий, а отстающий индикатор, – говорит Матовников. – Он не выявляет реального финансового состояния в начальной стадии его ухудшения. Здесь все зависит от субъективной оценки аудитора. Обычно для явно »плохих« банков аудиторы не жалеют скепсиса, а для хороших находят массу приятностей. Когда в банке начинаются реальные проблемы, все аудиторы становятся жесткими и МСФО сразу показывает все».

Основное отличие учета по МСФО от российского состоит в процедуре начисления резервов на активы банков. За счет этих резервов, начисляемых исходя из субъективной оценки аудитора, капитал банков существенно уменьшается. Аудиторы решают, к какой из четырех категорий надежности отнести каждого заемщика банка. У банкиров всегда есть возможность убедить аудиторскую фирму, что на самом деле заемщик надежнее, чем кажется на первый взгляд.

«Первоначальное аудиторское заключение чаще всего бывает или просто негативным, или не очень позитивным. В процессе разговоров, согласования, дополнительных пояснений и комментариев со стороны банка это первоначальное заключение довольно часто превращается в позитивное», – говорит банковский аналитик ИЦ «Рейтинг», который просил не называть его имени. По его мнению, в банках уже появилось достаточно большое количество специалистов, которые умеют пускать пыль в глаза аудиторам.

Заместитель гендиректора по вопросам банковского аудита компании ФБК Алексей Терехов, в свою очередь, утверждает, что каких-то коренных изменений в процессе согласования аудиторского заключения с банками не происходит. «Если мы констатируем, что это убыток, то не было такого случая, когда банк доказал бы нам, что это не убыток, а реальный актив, – говорит Терехов. – Когда мы оцениваем кредиты, мы можем перевести кредит, например, из второй группы в первую – из »специального наблюдения« в »обычный«, где резервирование меньше. Но если мы констатируем, что кредит невозвратный, что это убыток, он ни при каких условиях не станет обычным кредитом – под него необходимо создавать резерв 100% и в соответствии с МСФО он уже не показывается в отчетности».

Но даже Терехов не отрицает, что аудиторы прислушиваются к мнению банкиров: «Какие бы ни были профессиональные аудиторы, все тонкости жизни клиентов банка им все равно не известны. Банки посвящены в деятельность своих предприятий, поэтому по максимуму знают, что же там реально происходит. В зависимости от того, что они нам расскажут, наши оценки могут быть скорректированы. Чем больше нам расскажет клиент, тем более точны мы будем в своих выводах. Аудитор – это »слушатель«. Мы должны слушать клиентов, смотреть документы, которые они нам представляют».

Как бы ни оценивали аналитики объективность аудиторов, самую интересную информацию о финансовом состоянии банка практически всегда можно узнать из сопроводительных записок к отчетности, которые аудиторы пишут для клиента. Но банки стараются никому не показывать эти записки. По словам Матовникова, большинство банков предоставляют своим клиентам и контрагентам только баланс и отчет о прибылях и убытках, которые не позволяют составить впечатление о «здоровье» банка. «Без всех примечаний, которые дают аудиторы, это полный ноль. Отчетность по правилам ЦБ в настоящий момент более показательна», – считает аналитик.

По мнению аналитиков, полный переход банков на международные стандарты может даже упростить банкам жизнь. Сейчас, чтобы подготовить такую отчетность, банки фактически вынуждены трансформировать российскую – ведь бухгалтерский учет пока ведется по российским стандартам. «Рисовать» балансы по отечественным правилам банки давно уже научились, а по международным – еще нет. Сделать так, чтобы показатели были хорошими и по российским, и по международным стандартам, непросто.

«Пока банки отдают предпочтение »рисованию« российского капитала. »Рисовать« и тот и другой баланс – это дополнительные затраты для банков, да и удовлетворить и тем и другим правилам сложно. Обычно банки стараются остановиться на чем-то одном – стремятся к тому, чтобы их капитал был как можно выше либо по российским стандартам, либо по международным», – говорит аналитик ИЦ «Рейтинг».

Так что пока далеко не все банки могут похвастаться хорошими результатами международного аудита. По данным РА «Интерфакс», полученным в результате опроса аудиторов, отчетность по МСФО за 2000 г. подготовили 129 банков. При этом ИЦ «Рейтинг» добровольно предоставили отчеты по МСФО лишь 54 банка. По мнению аналитиков, это обусловлено тем, что большинство банков получили неприятные результаты и не хотят их афишировать.

По словам Терехова из ФБК, эта компания провела аудит в пяти банках. Из них в ИЦ «Рейтинг» информацию предоставили лишь два – Севергазбанк и Омскпромстройбанк. Терехов отказался назвать три других банка и их результаты, ссылаясь на договор о конфиденциальности.

То, что у некоторых банков показатели по МСФО за прошлый год получились не такими, какие они ожидали, аудиторы объясняют применением стандарта, учитывающего инфляцию в стране (IAS 29). Как объяснил Терехов, этот стандарт аудиторы применили в нынешнем году впервые после кризиса, потому что в стандартах в 2000 г. появилась новая оговорка: аудит по МСФО считается не полностью достоверным, если аудиторы игнорировали применение одного из стандартов.

Вообще-то стандарт 29 применяется в странах с гиперинфляцией. Стандарт определяет пять критериев этого явления: население в целом предпочитает хранить свои сбережения в неденежной форме или в относительно стабильной иностранной валюте; имеющиеся суммы в местной валюте немедленно инвестируются для сохранения покупательной способности; цены в основном указываются в валюте, отличной от национальной; продажи-покупки в кредит производятся по ценам, которые компенсируют предполагаемую потерю покупательной способности в течение срока кредита; инфляция в стране за три предшествующих года близка к 100%.

В России все эти признаки налицо, и аудиторам ничего не оставалось, как применить «двадцать девятый». То есть пересчитать все активы и пассивы с учетом коэффициента инфляции на дату, когда эти активы и пассивы появились в балансе. При таком пересчете капитал банка может как вырасти, так и уменьшиться по отношению к рассчитанному по правилам ЦБ.

«У нас был банк, у которого капитал после пересчета вырос по отношению к российскому, и был банк, у которого капитал значительно уменьшился, – говорит Терехов. – Один из наших банков за счет собственных средств до 1998 г. построил себе здание. Теперь оно, конечно, стоит других денег. Мы показали его реальную стоимость, и за счет этого увеличился капитал банка».

По словам аудитора, больше всего от переоценки пострадали те банки, у которых значительная часть капитала до кризиса состояла из живых денег. Единственное, что может спасти банки в такой ситуации, – свежие финансовые вливания. С одной стороны, применение IAS 29 было неожиданным для многих банков, с другой – быстро провести рекапитализацию все равно невозможно. К тому же лезть из кожи, добиваясь положительного капитала по МСФО, пока нет никакой необходимости – ЦБ еще удовлетворяют другие формы отчетности.

Предстоящая необходимость перехода на МСФО, конечно, подтолкнет банки к увеличению уставного капитала. Но к реальному увеличению капитализации банковской системы это не приведет. Из-за низкой прибыльности банковского бизнеса реальных инвесторов найти трудно, и банки в основном уговаривают акционеров поучаствовать в выкупе эмиссий, обещая вернуть вложенные средства через кредиты.

«Некоторые банки наращивают капитал на бумаге – не реальными деньгами, а через различные схемы. У целого ряда банков может в итоге оказаться бумажный капитал, а кому это нужно? » – говорит заместитель председателя правления Евротрастбанка Елена Ширинская.

По ее словам, банки не могут пока увеличивать капитал за счет прибыли, поскольку вынуждены оптимизировать свои доходы. МСФО, конечно, подталкивают банки к тому, чтобы они показывали как можно большую прибыль, но пока это невозможно: банки скорее согласятся показать отрицательный капитал по МСФО, чем реальную прибыль. «На сегодняшний день у банков нет обязанности вести дела так, чтобы платить максимальное количество налогов» – так дипломатично выражается Терехов.

Чтобы введение международных стандартов отчетности принесло хоть какой-нибудь реальный результат, Центробанку нужно правильно организовать процесс, считают банкиры. «В целом для банковского сообщества России главный вопрос заключается в той процедуре перехода на МСФО, которую изберет Банк России», – считает вице-президент БИН-банка Алексей Гуськов. По его словам, ЦБ скорее всего должен будет изменить план счетов банков, порядок бухучета отдельных операций, переработать инструкции по подготовке отчетности. При этом изменения, которые предложит ЦБ, должны будут одобрить Всемирный банк, аудиторские фирмы «большой пятерки», которые отражают мнение международного банковского сообщества, а также российские налоговые и финансовые органы. Если же этого не произойдет, то каждый банк по-прежнему будет вынужден готовить отчетность отдельно для ЦБ, для международных финансовых институтов и для налоговых органов и все реформы окажутся напрасными.

«ЭТО И ЕСТЬ РЕФОРМА».

Центробанк считает, что переход на МСФО является основным моментом в банковской реформе. На проходившем недавно в Бостоне пятом российском инвестиционном симпозиуме первый заместитель председателя Банка России Татьяна Парамонова дала интервью «Ведомостям», в котором разъяснила позицию Центробанка: «Это [переход на МСФО] и есть сама реформа. После введения международных стандартов многие банки этого не выдержат и будут вынуждены уйти с рынка. Так что это основной элемент – не само введение МСФО, а оценка финансового состояния банков после этого введения. Если банки сейчас не примут необходимых мер – не капитализируются, не привлекут иностранный капитал или добровольно с кем-то не сольются, – их ждет незавидная участь».

Автор: